Валентин Петрович Соколов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Валентин Петрович Соколов (Валентин Зэка, Валентин З/К; 24 августа) 1927, Лихославль7 ноября 1982, Новошахтинск) — поэт, советский диссидент, бывший политзаключённый в 1947—1956, 1958—1968 и 1970—1982 годах - то есть при Сталине, Хрущёве и Брежневе, что трагически уникально. Провёл в местах лишения свободы больше 30 лет, с 20 лет был на свободе лишь 4 года. Поэзию Соколова отличает пафос борьбы, высокий гуманизм, особый романтический подъём: "Я у времени привратник,/ Я ,одетый в чёрный ватник,/ Буду длиться, длиться, длиться ,/Без конца /За вас молиться /Не имеющих лица".

Детальную хронологию преследований поэта см. http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=author&i=1930

Биография[править]

Валентин Петрович Соколов родился 24 августа 1927 года в г. Лихославле Калининской (ныне Тверской) области, где на улице Бежецкой еще сохранился его родной дом за номером 18. Отец Соколова происходил из тверских карел, был по специальности агрономом, скромно трудился в каком-то городском учреждении. Мать работала на станции, в железнодорожном буфете. (данные http://rys-arhipelag.ucoz.ru/publ/poehta_oni_ubivali_planovo_mnogo_dnej_valentin_sokolov_z_k/27-1-0-5694)

Языки и литературу Соколову преподавала Нина Иосифовна Панэ, внучатая племянница А. С. Пушкина. Начал писать со школьного возраста.

В 1945 году Соколов поступил в Московский институт стали и сплавов имени Сталина. Из института его призвали в армию. В 1947 году он был арестован в армии за отказ от участия в выборах и политические стихи и осужден военным трибуналом к 10 годам, отбывал срок в Воркутлаге. Вышел из заключения по амнистии.

В 1951 году работал металлургом на Сулинском металлургическом заводе г. Красный Сулин. Участвовал в постановках драмкружка в городском Доме Культуры.

3 апреля 1956 года Соколов был освобожден. Он уезжает в Калинин и устраивается бетонщиком в мостостроительный отряд. После тяжелого дневного труда, уже тогда начавшего отзываться болями в сердце, поэт вволю отдыхал душой. Вечерами он бродил по городским улицам, скверам и окраинам, пытаясь послелагерным взглядом познать цену наступающей хрущевской «оттепели». В Калинине Соколов создал свыше 50 стихотворений. В большинстве своем это были сочные бытовые зарисовки или городские пейзажи с обилием уличных подробностей. Многие стихи возникали прямо на ходу, о чем говорят обозначения их точных «мест рождения»: «Дорошиха», «Горсад», «Серебряковская пристань».Затем он попадает волей судьбы в небольшой шахтерский город Новошахтинск,где познакомился с женщиной по имени Ксения,которая работала в комбинате шахты имени Горького уборщицей. На работу бывшего зека нигде не принимали, и лишь с большим трудом Ксения Покачалова помогла ему устроиться на свою шахту.В этот период времени Валентин ведет замкнутый образ жизни,не заводит никаких лишних знакомств и совсем не употребляет спиртного.(http://karel500.livejournal.com/7735.html)

В 1962 году первый приговор был отменен Верховным судом СССР.

В 1958 году против него снова возбуждается дело по антисоветской агитации. Он письменно заявляет прокурору о незаконности своего ареста, объявляет голодовку. Сказались и личные трагедии: в 1952 году по неизвестной причине покончил с собой отец, два года лежала парализованной мать, у которой на нервной почве отнялись ноги. Из калининской больницы она шлет письмо в УКГБ при СМ СССР по Ростовской области: «Я не знаю, конечно, в чем провинился мой сын, но об одном я прошу Вас, ради больной матери оставьте его на свободе. Я очень больна, не могу работать, чтобы добыть себе кусок хлеба. Вся надежда на него... Оставьте мне кормильца, очень прошу вас...» (http://rys-arhipelag.ucoz.ru/publ/poehta_oni_ubivali_planovo_mnogo_dnej_valentin_sokolov_z_k/27-1-0-5694)

В 1958 Соколов был осужден вторично за «антисоветскую агитацию», 10 лет Дубровлага (Мордовия). В Новошахтинск он вернулся 31 августа 1968 года и поселился опять у Ксении,у которой к этому времени подрастала дочка Женя.В течение следующих двух лет Валентин работает на той же самой шахте им.Горького,где работал до ареста.По воспоминаниям Жени,Валентин много писал по ночам:однажды к нему кто-то приезжал из его старых знакомых солагерников.Целую ночь напролёт они о чем-то крепко спорили и читали друг другу стихи.

В 1970 году Соколов был приговорён к году лишения свободы по обвинению в краже духовых инструментов. В 1972 году он был вновь осуждён к 5 годам лишения свободы за столкновение с милицией по обвинению в злостном хулиганстве.

За несколько дней до освобождения он написал заявление об отказе от советского гражданства и потребовал выезда из СССР. За это он был обвинен в «распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский строй», признан невменяемым и направлен в спецпсихбольницу в Черняховск. Напичканный психотропными препаратами, Валентин Зэка продолжал творить. Он украсил свою поэзию циклом религиозных стихов, который позднее вошел в его сборники под названием «Евангельский».

Вера в Бога всегда была для Соколова непреходящей нравственной ценностью, которую он хранил в душе все десятилетия тяжелейших мытарств: «В век ЧК и партбилетов, не стыдясь, носил я крест».

В сентябре 1982 года, за два месяца до смерти, его перевели в Новошахтинск, в обычную психиатрическую больницу, где он скончался от инфаркта и был похоронен на городском кладбище.

1990, 16 мая - реабилитирован Президиумом Верховного суда РСФСР.

Характерно забвение его богатого творчества на фоне многих других авторов со сложной судьбой.


Творчество[править]

В середине 1960-х и в 1970-е годы Соколов воспринимается как лучший русский поэт ГУЛАГа. Стихи Соколова широко известны в политическом лагерном мире, проникли в лагерный фольклор, они звучат на западных «голосах», получают высокую оценку А. Солженицына.

Поэзия Зэка отличается гражданской смелостью, в ней усиленное метафорическое начало и романтический пафос сочетаются с отчетливым изображением ужасов лагерной жизни.

К широкому читателю поэзия Соколова пришла только во время перестройки.

С конца 1980-х годов подборки стихотворений Валентина Зэка и материалы о нем появляются в «Вопросах литературы», «Театральной жизни», «Литературной России» и т. д. Центральное телевидение в 1991 году создает документальный фильм о поэте.

Около 200 стихотворений поэта составили основу книги «Глоток озона», более 300 обнаружено позднее в «деле Соколова» (1994).

Изданы три книги Соколова — «Глоток озона» (1994), «Тени на закате» (1999) и «Осколок неба» (1999). Все они сразу поражают наплывом философских откровений и утверждением чувства человеческого достоинства. Поэт выходит из узких рамок лагерной темы, в его стихах переплетены история, любовь, одиночество искателя истины(Александр Михайлович Бойников, доцент кафедры русской литературы XX-XXI вв. ТвГУ, кандидат филологических наук).

Примеры творчества[править]

Из отзывов слышавших поэта: "В авторской декламации стихи его производили просто завораживающее впечатление. Это было какое-то колдовство звуков, образов, колдовство какой-то изобретённой Валентином своей поэтической ритмики. Поэтому, многие стихи Валентина в книжном формате являются только бледной тенью его поэзии и не могут передать всей полноты своего воздействия на слушателей." (http://garden-vlad.livejournal.com/402122.html)


  • *


Здесь нет цветов и нет родных берез,
Сто тысяч раз поэтами воспетых,
Зато есть тундра, вьюги и мороз
И сонм людей, голодных и раздетых.
Здесь есть простор для тюрем и для вьюг,
А для людей нет света и простора,
И жизнь за этот заполярный круг
В цветах и счастье явится не скоро.

Здесь солнце светит только иногда.
Свисает ночь над тундрой омраченной.
В ночи холодной строит города
Бесправный раб – советский заключенный.

Отсюда каждый мыслит, как уйти,
И воли ждет, как розового чуда...
Сюда ведут широкие пути
И очень узкие – отсюда.
                        

1955

     *      *     *

Плакаты, плакаты, плакаты…
      Посулов искусственный мед.
На троне вверху бюрократы,
      Внизу – прокаженный народ.

А выше – ступени, ступени.
      На каждой ступени чины.
И знамя. На знамени Ленин,
      Реликвия страшной страны
                         Валентин ЗК 1957 г.


Публикации стихотворений[править]

  • Стихи // Москва. — 1990. — № 11
  • Глоток озона. — М., 1994. ISBN 5-85164-015-4
  • Стихи // Книжное обозрение. — 1995. — № 22
  • Из неопубликованных стихов. Стихи // Новое литературное обозрение. — 1998. — № 34. — С. 285—296
  • Стихи // Беседка: поэты Лихославля. — Тверь, 1999. — С. 48-62.
  • Тени на закате. М.: Издательство Лира, 1999. ISBN 5-85164-049-9

Литература[править]

Соколов В. П. Глоток озона : Стихи и поэмы / сост. А. Истогина.- М. : ЛХА "Лира" – журнал "Москва", 1994. – 232 с.

Соколов В. П. Тени на закате : Стихотворения и поэмы, 1945-1982 / cост. А. Я. Истогина.- М. : Лира, 1999.- 401 с. : фот.

Соколов В. П. Осколок неба : Сб. стихов / cост. А. Я. Истогина.- М. : Наш дом – L`Age d`Homme, 1999.- 352 с. : ил.

  • Алабин Лев В тюрьме писалось лучше, чем на воле. КоммерсантЪ — 1994 — 27-04-
  • Кузьмин В. Птицы полночной вылет… // Тверская жизнь. — 1992. — 15 апр.
  • Кузьмин В. Рот поэта — эшафот // Тверская жизнь. — 1994. — 1 сент.
  • Истогина А. Все, что написано проба… // Общая газета. — 1994. — № 17/42.
  • Осипов В. Я знал его в Дубровлаге // Литературная Россия. — 1994. — № 9.
  • Сосновский Б. Судьба и жизнь В. Соколова: К выходу в свет посмертной книги стихов // Русская мысль. — Париж: 1994. — 15-21 дек.
  • Кузьмин В. Проба подняться из гроба // Тверская жизнь. — 1997. — 14 авг.
  • Истогина Александра. «Вернулся я…» // Новое литературное обозрение. — 1998. — № 34.
  • Карасев Е. Памяти Валентина Соколова, поэта-узника («Тебя не лечили лекарствами…») // Карасев Е. Свидетели обвинения. — Тверь: 2001. — С. 160.

Примечания[править]

1)Профессионально занимавшаяся творчеством Валентина литературовед и поэт Александра Яковлевна Истогина, собравшая массу документов от почитателей Валентина Зека, считает датой рождения поэта 24 августа. (Валентин Соколов «Тени на закате», Москва 1999г, стр.3)

2)Один из авторов ЖЖ (2012): "...стихи /Соколова /висели у меня в комнате на стене и были изъяты во время обыска в мае 2000-го сотрудниками ФСБ (КГБ).

    Эти стихи на процессе в 2000-м году прокурор использовал как доказательство моей виновности. Тем самым доказывая, что в этой России, России Ельцина и Путина, ничего не изменилось, и стихи Соколова, совести диссидентов, используются как доказательство обвинения.
    Разумеется, "красные" Зэка - это не какие-то нынешние "красные", старички-одуванчики, зюгановцы или анпиловцы.
    "Красные" Зэка - это нынешние властители России, бывшая номенклатура КПСС и КГБ, ставшие сейчас "демократами", "православными", "монархистами" и даже "антикоммунистами". Это Матвиенко, Собянин, Якунин, Путин, Полтавченко.
    Это Гайдар, Собчак и их отпрыски, это Ельцин и его "Семья", это член ЦК ВЛКСМ Каспаров, это совки Навальный, Чирикова, Яшин и их совковые родители.
    Интересно, что бы сказали по поводу этих стихов всякие экс-диссиденты, всякая дрянь и слякоть, вроде Санниковой, Новодворской или Алексеевой... Экс-диссиденты, которые у Зэка-Соколова "не достойны развязать ремень у обуви Его" (Иоанн 1, 27)." (http://andrey-russian.livejournal.com/27957.html)