Воззвание Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Воззвание Чрезвычайного собрания уполномоченных фабрик и заводов Петрограда «К рабочим и работницам!»


Год тому назад рабочий класс России, свергнув царский гнет, добыл полную, ничем неограниченную свободу строить классовые организации.

На местах мы имели фабрично-заводские комитеты, которые защищали наши интересы перед заводской администрацией, следили за выполнением всех обязательств капиталистов по отношению к рабочим и содействовали разрешению конфликтов и недоразумений.

Профессиональные союзы объединяли рабочих на почве борьбы с капиталом за сохранение сделанных пролетариатом завоеваний и дальнейшие улучшения экономического положения рабочих.

Политическое представительство пролетариат находил в Советах, которые защищали интересы рабочих против всяких покушений с какой бы то ни было стороны.

Но в наших рядах работала партия, которая твердила, что надо захватить политическую власть, тогда фабрики и заводы будут в руках рабочих, земля в руках крестьян, а страна получит давно желанный демократический мир.

Рабочий класс поверил и поддержал совершенный этой партией именем пролетариата переворот.

Именем рабочего класса новая власть стала душить печать, разогнала Учредительное собрание, уничтожила всеобщее избирательное право, посягнула на свободу стачек и союзов. Именем рабочего класса она чинит и теперь бесчинства и зверства.

Рабочие массы поверили, что это нужно для сохранения власти рабочего класса.

Поверили, что упразднено буржуазное общество, что нет больше классов, значит, классовой борьбы, и что значит не нужны больше классовые организации.

Рабочий класс тотчас же перестал быть борцом против существующего строя, а принялся организовывать общественное хозяйство.

А тем временем в корне разрушилось здание воздвигнутых рабочими классовых организаций.

«Советы» рабоче-крестьянского правительства стали дипломатическими канцеляриями, министерствами, судебными палатами, полицейскими управлениями. Они перестали быть политическими представителями пролетариата.

Увлеченные «государственными» делами, члены Совета оторвались от массы избирателей, а для непокорных и строптивых нашлась расправа. Красная гвардия, часть рабочего класса, превратилась в послушное орудие чиновников, винтовки и пулеметы направились против рабочих. Казенные люди в Советах окопались, объявили недопустимыми какие бы то ни было перевыборы, и не уходят, когда им выражают недоверие или презрение и правят рабочими по образцам самодержавия.

Профессиональные союзы перестали заниматься своим делом, они не руководят больше борьбой рабочих, не борются за их классовые интересы. Они не ведут больше пропаганды классовой борьбы. Они организуют хозяйства и попадают часто в непримиримое противоречие с интересами рабочих. Они поддерживают всю разрушительную политику «Советов» — рабочий контроль, национализацию банков и пр., и пр. — содействуя тем разрушению промышленности и подрывая самую основу существования рабочих.

Союзы не защищают работающих и не могут бороться с безработицей. Поддерживая во всем советскую власть, союзы способствуют усилению безработицы, уничтожая всякую возможность борьбы с нею.

Заводские комитеты… они имеют много забот, надо заменять изгнанных хозяев, надо рассчитывать рабочих, закрывать фабрики, искать сырье, вербовать Красную гвардию и пр., и пр.

Наши выборные люди нас же преследуют, против нас же вооружаются и окружают себя пулеметами в том случае, когда мы выражаем им недоверие и хотим их сместить.

В эти смертельные тяжкие дни мы остались без своих, рабочих организаций.

Страна получила мир, но не «честный» и не демократический. Мы обречены на безработицу и голод, отданы на съедение страшным германским хищникам. Сама советская власть считает, что этот мир возвращает землю помещикам и вновь отдает рабочих в кабалу заводчиков и капиталу.

Перед лицом гибели, которая грозит будущему России и рабочему классу, он распылен, безоружен и беззащитен. Предупредить эту гибель могла бы только единая воля, единое действие рабочего класса. Единственным спасением является восстановление утерянных нами наших классовых позиций.

Необходимо требовать отчета от представителей в Советах. Надо ревизовать их и контролировать. Если они больше не выполняют нашей воли, немедленно отзывать их, заменять другими. Требуйте, чтобы Советы сбросили с себя ответственность за действия власти и вернулись к выполнению тех задач, которые мы им поставили в весенние дни [19] 17 года.

Требуйте, чтобы профессиональные союзы защищали экономические интересы рабочих от покушений предпринимателей, будь то капиталисты или «Советская республика».

Требуйте, чтобы союзы порвали незаконную связь с государственной властью, ибо интересы рабочих могут столкнуться с интересами любой власти и уже столкнулись с советской. Союзы должны быть свободными, независимыми — только при этих условиях они могут защищать интересы рабочих. Наши политические убеждения не должны касаться союзов. Союзы должны брать под защиту всех рабочих, независимо от партийных принадлежностей и политических убеждений.

Товарищи! — Все от нас зависит! Если мы захотим такой независимой работы наших организаций, то союзы должны будут творить нашу волю. Мы переизберем руководителей и заставим делать их наше дело. Так союз печатников на своем последнем общем собрании уже свергнул негодное правление.

Заводские комитеты в наших руках. И если бы будем внимательно следить за их работой, если мы будем требовать от них серьезного отчета, они не посмеют сделать ни одного шага против нас. В противном случае — перевыборы.

Для всего этого, товарищи, нужна ваша бдительность.

Никогда, быть может, наши классовые враги не были так сильны и враждебны нам, как сейчас. Нам грозит потеря всех завоеваний. Сохранить их могут только свободные, независимые от правительства организации.

Фабрично-заводские комитеты, союзы, Советы должны немедленно отказаться от чуждых им задач, должны разорвать свою связь с властью, должны стать органами свободной воли рабочего класса, органами его борьбы. В этом наше спасение.[1]

[править]

Чрезвычайное собрание уполномоченных фабрик и заводов. Новый луч. 1918. № 42 (66). 3 апреля (21 марта) 1918 года.

  1. Рабочее оппозиционное движение в большевистской России 1918 г. Собрания уполномоченных фабрик и заводов. Документы и материалы. — М.: РОССПЭН, 2006. — 656 с. ISBN 5-8243-0680-X