Пётр Лазаревич Войков

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Войков, Пётр Лазаревич»)
Перейти к: навигация, поиск
Пётр Лазаревич Войков
1988 CPA 5978.jpg
Почтовая марка с изображением П. Войкова
Имя при рождении: Пинхус Вайнер
Род деятельности: профессиональный революционер
Дата рождения: 13 августа 1888
Место рождения: Керчь
Дата смерти: 7 июня 1927
Место смерти: Варшава
Этническая принадлежность: еврей
УДК 92

Пётр Ла́заревич Во́йков (наст. имя и фамилия Пи́нхус Ва́йнер; 1 (13) августа 1888, Керчь — 7 июня 1927, Варшава) — российский революционер, советский дипломат.

Биография[править]

Родился, по «официальным» данным, в семье учителя семинарии.

С 1903 по 1917 год — меньшевик.

Организатор покушения на ялтинского градоначальника И. А. Думбадзе в феврале 1907 года.[1]

В эмиграции — член французской и швейцарской рабочих партий.

В июле 1917 года был направлен министерством труда Временного правительства в Екатеринбург для улаживания трудовых конфликтов на предприятиях.

В августе 1917 года — член городской организации РСДРП(б), Уралоблсовета профсоюзов (ответственный секретарь). С осени 1917 года — активный участник установления советской власти в Екатеринбурге, член городского, областного Совета и ВРК. В ноябре по списку РСДРП(б) был избран в состав городской Думы и назначен её председателем. С января по июль 1918 года — комиссар снабжения Уралоблсовета, член чрезвычайной следственной комиссии.

Принимал участие в решении судьбы членов царской семьи в доме Ипатьева, в уничтожении их останков, в перевозке запасов золота и платины в Пермь, в доставке продовольствия и т. д.

Вечером 6 августа 1918 года был вместе с Я. Юровским принят Я. Свердловым в московском «Метрополе» и там же поселён.[2]

С декабря 1918 по сентябрь 1924 года — заместитель председателя правления Центросоюза, член правления треста «Северолес».

В 1920 году переведён на дипломатическую работу: стал членом коллегии Народного Комиссариата внешней торговли, возглавил таможенное управление. На этой работе принял живейшее участие в расхищении большевиками культурного достояния России. Под его руководством огромное количество предметов культуры было за бесценок продано за границу ради получения валюты для «экспорта революции».[3]

В 1921 году возглавил советскую делегацию, которая должна была согласовать с Польшей выполнение Рижского договора 1920 г. Стремясь установить дипломатические отношения любой ценой, передавал полякам русские архивы, библиотеки, предметы искусства и материальные ценности.

В 1922 году получил от правительства Великобритании отказ в агремане (в смысле назначения его официальным агентом РСФСР в Канаде) со ссылкой на причастность к убийству российской царской семьи.[4]

С октября 1924 по июнь 1927 года — полномочный представитель (полпред) СССР в Польше.

Убит 19-летним белорусом-эмигрантом Б. Ковердой на вокзале в Варшаве. Похоронен в некрополе у Кремлёвской стены на Красной площади в Москве.[5] Его имя по сей день носит московская станция метро.

Семья[править]

Младший брат, ученик Керченской гимназии, разрезал находившийся под чехлом в актовом зале гимназии портрет императора Николая II и, оставив записку («Это сделал я, Павел Войков»), покончил жизнь самоубийством.[6]

Цитаты[править]

В марте 1926 года Войков сообщал в НКИД СССР:

В Быдгощи (бывший Бромберг) живет гадалка. Она уже два раза в течение последних месяцев упорно предсказывает, что в Варшаве будет убит один из иностранных послов. Быдгощские газеты чрезвычайно этим заинтересованы и одна из них, относящаяся ко мне в общем доброжелательно, заявляет, что этим послом, несомненно, будет советский посол Войков. Газета указывает на происки наших монархистов, несомненно долженствующие привести к тому, чтобы исполнилось предсказание гадалки именно в отношении меня, не кого-либо другого.[7]

23 ноября того же года Войков писал в тот же НКИД на имя члена Коллегии НКИД Б. С. Стомонякова:

Для настоящего времени характерно, что переворот Пилсудского и последующая его политика и социальное содержание его диктатуры очень во многом походят на диктатуру Муссолини в Италии… несомненно, что роль черных рубашек в Польше сыграло офицерство, которое является в Польше крайне деклассированной группой, могущей пойти на политическое услужение в нужный момент именно к Пилсудскому. Достигнув переворота при помощи этого офицерства и демагогическим возбуждением надежд у левых, Пилсудский, несомненно, ведет общую политику балансирования между несколькими господствующими классами и группами в Польше. Не склоняясь окончательно на сторону одной из групп, Пилсудский дает возможность каждой из групп сосуществовать при нем и надеяться на условия в будущем, в общем приемлемые для данной группы… Вместе с тем чисто по-фашистски не уничтожается возможность всякого рода демагогии в отношении к рабочим и крестьянам.[8]

Отзывы и воспоминания современников[править]

Английский посол в Варшаве докладывал в Лондон в январе 1925 года:

Он [Войков], естественно, не имеет воображения ни о дипломатическом, ни об общественном этикете и чувствует себя весьма угнетенным, когда замечает естественное желание как своих дипломатических коллег, так и польских чиновников, ограничивать свои разговоры с ним исключительно к пределам, требуемым дипломатической вежливостью.[7]

Поэт Самуил Маршак в письме от 22 декабря 1958 года керченскому журналисту Б. П. Случанко сообщал:

Петра Лазаревича Войкова я знал в 1905 году. Он был, как мне помнится, в это время учеником 8-го класса Ялтинской гимназии и принимал деятельное участие во всех наших собраниях и сходках. Я был двумя классами моложе и относился к нему, как ко взрослому политическому деятелю. Я знал, что он в партии, чуть ли не в городском комитете, и это окружало его в наших глазах каким-то особенным ореолом. Помню, как на одном из гимназических собраний, на котором он был председателем, кто-то предложил объявить забастовку. Большинство собравшихся готово было поддержать это предложение, но Петя Войков умерил их пыл и сказал, что такие дела нельзя решать сгоряча, не посоветовавшись со старшими товарищами. Авторитет Войкова был так велик, что все сразу согласились с ним.

Войков был не по возрасту серьезен, хотя голос его еще не установился и в нем порой звучали мальчишеские нотки. Он был весел, приветлив, добр. Я не так часто встречался с ним, и все же — хотя с тех пор прошло более полувека, он встает передо мной, как живой — вместе со всем бурным и замечательным девятьсот пятым годом, который навсегда запечатлелся в памяти тех, кто пережил этот год в юности.[9]

В культуре[править]

Поэт В. Маяковский написал в 1927 году стихотворение «Да или нет»:

Сегодня
пулей
наемной руки
застрелен
товарищ Войков.
Зажмите
горе
в зубах тугих,
волненье
скрутите стойко.
[…][10]

Также Войков упоминается в поэме Маяковского «Хорошо!», написанной в том же 1927 году:

Вот с этим
виделся,
чуть не за час.
Смеялся.
Снимался около…
И падает
Войков,
кровью сочась, —
и кровью
газета
намокла.[11]

Киновоплощения[править]

Примечания[править]

  1. Думбадзе Иван Антонович // hrono.ru
  2. Лыкова Л. А. Следствие по делу об убийстве российской императорской семьи. — М.: РОССПЭН, 2007. — С. 89. ISBN 5-8243-0826-6
  3. С. В. Волков. Чёрная книга имен, которым не место на карте России
  4. Иванов Ю. В. Убийство царской семьи и советско-польские отношения в 20-е годы // Вопросы истории. — 1994. — № 8. — С. 172.
  5. Некрополь у Кремлёвской стены
  6. Серафим (Кузнецов), игум. Православный царь-мученик / [Сб-к; сост. С. В. Фомин]. — М.: Православный паломник, 1997. — С. 658.
  7. а б Цит. по: Иванов Ю. В. Убийство царской семьи и советско-польские отношения в 20-е годы // Вопросы истории. — 1994. — № 8. — С. 174.
  8. Цит. по: Иванов Ю. В. Реакция в Москве на переворот Ю. Пилсудского в Польше в мае 1926 года. По материалам Архива внешней политики РФ // Новая и новейшая история. — 2006. — № 1. — С. 36.
  9. Письмо С. Я. Маршака Б. П. Случанко
  10. Маяковский. Да или нет?
  11. Маяковский. Хорошо!
  12. Виктор Сеферов // КиноПоиск

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Лузянин Г. И. Россия и Канада. 1900‒1922 гг. По архивным материалам // Новая и новейшая история. — 1998. — № 1. — С. 64‒77.
  • Жилкин В. С. Давид и Голиаф // Русский Дом. — 2007. — № 6.
Предшественник:
Леонид Леонидович Оболенский
Полномочный представитель СССР в Польше
19241927
Преемник:
Временный поверенный Александр Фёдорович Ульянов