Временное правительство

From Традиция
Jump to navigation Jump to search
Совет министров Временного правительства: в центре — министр юстиции Керенский, справа от него Председатель Совета князь Львов. Четвёртый справа — министр иностранных дел Милюков
Печать Временного правительства

Временное правительство (2 (15) марта — 25 октября (7 ноября) 1917 года) — высший исполнительно-распорядительный и законодательный орган государственной власти в России в период между Февральской и Октябрьской революциями.

Было создано по соглашению между Временным комитетом Государственной думы и исполкомом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов (Петросовета) (см. Двоевластие).

Создание[edit | edit source]

После Февральской революции и отречения императора Николая II от престола[1] возникла необходимость в создании новых органов власти в стране.

Для этой цели был создан Временный комитет Государственной думы (27 февраля 1917, председатель — октябрист М. В. Родзянко), который и сформировал Временное правительство.

Председатель IV Государственной Думы монархист Михаил Родзянко революционером быть не хотел: заставили обстоятельства. На фоне растущих беспорядков 11‒12 марта он слал из Петрограда в Ставку отчаянные телеграммы, уговаривая Николая II сменить бессильный Совет министров князя Голицына и «немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство». Но император счел предложения Родзянко вздором и медлил день за днем. Утром 12 марта (н.с. — по новому стилю) царским указом занятия Думы, заседавшей в Таврическом дворце, были прерваны до апреля. Это решение подлило масло в огонь и вызвало возмущение парламентариев, сыгравших огромную роль в превращении Думы в политический центр революции.

Правительство Голицына бездействовало — и по инициативе думцев возникли альтернативные центры власти. Днем 12 марта (н.с.) Таврическом дворце группа социалистов при поддержке левых думцев-меньшевиков Матвея Скобелева и Николая Чхеидзе создала Временный Исполнительный комитет Совета рабочих депутатов, претендовавший на представительство от имени мятежных солдат и бастующих рабочих. Затем в руководство постоянными органами собравшегося Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, кроме Чхеидзе и Скобелева, вошел лидер думской фракции «трудовиков» Александр Керенский.

В половине третьего в Полуциркульном зале Таврического дворца под председательством Родзянко началось совещание думцев с целью создания специального органа «для поддержания порядка в Петрограде и для сношений с различными учреждениями и лицами». Примерно к семнадцати часам был избран Временный комитет членов Государственной думы (ВКГД) во главе с Родзянко.

Правительство князя Львова[edit | edit source]

Отношения между Исполкомом Совета и ВКГД складывались небезоблачно. Милюков, выступая 13 марта (н.с.) в офицерском собрании 1-го запасного полка, заявил: «В настоящий момент есть единственная власть, которую все должны слушать, это Временный комитет Государственной Думы. Двоевластия быть не может. Задача комитета — восстановить порядок и организовать власть, выпавшую из рук старого правительства». Ставка во главе с Алексеевым столкнулась с дилеммой: либо компромисс с ВКГД, либо — паралич армейского снабжения, развал фронта и гражданская война, которой не хотел сам император. 14 марта Алексеев и Главнокомандующий армиями Северного фронта генерал от инфантерии Николай Рузский уговаривали Николая II, прибывшего в Псков, согласиться на политическую реформу и передать Думе право формировать кабинет министров.

Днем 15 марта (н.с.) на митинге Милюков представил состав нового правительства. Родзянко премьерского поста не получил — социалисты небезосновательно его подозревали в склонности к компромиссу со старой властью. Возглавил правительство известный общественный деятель князь Георгий Львов. Перед отречением Николай II подписал указ о назначении Львова председателем Совета министров и тем самым в известном смысле легимитизировал его должность. Министром иностранных дел стал кадет Милюков, Военным и морским министром — октябрист Александр Гучков. Портфель министра юстиции получил «трудовик» Керенский, колебавшийся, но решивший войти в состав буржуазного кабинета. Эти имена в той или иной степени звучали на слуху. Но все остальные члены кабинета — кадет Николай Некрасов (министр путей сообщения), прогрессист Александр Коновалов (министр торговли и промышленности), кадет Александр Мануйлов (министр просвещения), кадет Андрей Шингарев (министр земледелия), предприниматель Михаил Терещенко (министр финансов), Владимир Львов (обер-прокурор Синода) и Иван Годнев (государственный контролер) были малоизвестны публике.

В широком общественном мнении считалось, что правительство сформировано ВКГД, тем самым сохранялась видимость преемственности с Государственной Думой — легитимным законодательным органом старой России. Примерно о том же писал в своем последнем приказе по армии 21 марта Николай II, утверждавший о возникновении правительства по почину Думы. Но главная проблема заключалась в существовании параллельного властного органа — амбициозный Петросовет, присвоивший себе контролировавшие функции, продолжал действовать, и опасное для государства двоевластие стало неизбежным.

Кто кого выбрал?[edit | edit source]

Днем 15 марта (н.с.) 1917 года на митинге в Екатерининском зале Таврического дворца состоялась своеобразная презентация нового российского правительства. Никто еще не называл его «Временным» — чаще употреблялось словосочетание «Совет министров». Название «Временное правительство» официально закрепилось за кабинетом лишь 23 марта.

Представлял власть известный либерал и член Временного комитета Государственной Думы Павел Милюков. Говорил Милюков экспромтом и под влиянием эмоций наболтал лишнего, раскрыв замыслы праволиберального лагеря сохранить в России конституционную монархию и передать престол цесаревичу Алексею Николаевичу. Одновременно оратор призвал защитить победу одержанную над старым режимом, вел себя самоуверенно и говорил с большим апломбом. «Я слышу, меня спрашивают: кто вас выбрал? Нас никто не выбрал, ибо, если бы мы стали дожидаться народного избрания, мы не могли бы вырвать власть из рук врага. Пока мы спорили бы о том, кого выбирать, враг успел бы организоваться и победить и вас, и нас. Нас выбрала русская революция!» — заявил кадетский лидер.[2]

Составы[edit | edit source]

Временное правительство.jpg
Современный учебный плакат
Временное правительство 1917 года кинохроника

Всего во всех составах правительства участвовало 38 человек.

В первый состав (со 2 марта по 5 мая) входило 12 министров, во второй (с 6 мая по 2 июля) — 15, в третий (с 24 июля по 30 августа) — тоже 15, с 30 августа по 25 сентября страной управляла Директория из пяти человек и, наконец, 25 сентября к исполнению обязанностей приступил последний состав из 17 министров.

Пребывание в правительстве почти всех министров было очень кратковременным. Так что никакой серьёзной перспективной работы выполнить они попросту не успели бы.

Анализ состава[edit | edit source]

Из министров Временного правительства 31 человек имел высшее образование. Из них закончили университеты 24 человека, в том числе 11 — Московский университет. Двое человек закончили по два факультета, то есть имели по два высших образования. Среди министров был один академик, три профессора, пять приват-доцентов.

По оценке профессора В. И. Старцева, за весь период существования Временного правительства (март — октябрь 1917 года) в его составе перебывало не менее 15 масонов: Н. Д. Авксентьев, П. А. Бурышкин, И. Н. Ефремов, А. В. Карташёв, А. Ф. Керенский, Ф. Ф. Кокошкин, А. И. Коновалов, А. В. Ливеровский, Н. В. Некрасов, П. Н. Переверзев, С. Н. Прокопович, Б. В. Савинков, М. И. Скобелев, В. А. Степанов, М. И. Терещенко, А. И. Шингарёв.[3]

Николай II, находясь после Февральской революции под арестом в Царском Селе, сказал подруге своей жены, Юлии Ден, указывая на портреты министров Временного правительства:

Вы только взгляните, Лили. Посмотрите на эти лица… Это же настоящие уголовники. А между тем от меня требовали одобрить такой состав кабинета и даровать конституцию.[4]

Деятельность[edit | edit source]

Важнейшая цель Временного правительства заключалась в том, чтобы обеспечить управление воюющей страной и подготовить созыв Учредительного собрания для определения государственного устройства и формы правления в России на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права путем тайного голосования. Прочие задачи были изложены в декларации опубликованной 16 марта (н.с.). Правительство заявило о полной и немедленной амнистии по всем делам политическим и религиозным, включая теракты, провозгласило свободу слова, печати, союзов, собраний и стачек с распространением политических свобод на чинов армии, отменило все сословные, вероисповедные и национальные ограничения, объявило о замене полиции народной милицией с выборным начальством подчиненным органам самоуправления, отныне избиравшимся на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования. Особые права предоставлялись чинам Петроградского гарнизона, участвовавшим в солдатском бунте 12‒13 марта. Новая власть гарантировала им сохранение оружие и освобождала от отправки на фронт.

19 марта (н.с.) русский политэмигрант Владимир Ульянов телеграфировал из Цюриха в Стокгольм товарищам по партии, возвращавшимся на родину: «Наша тактика: полное недоверие, никакой поддержки новому правительству; Керенского особенно подозреваем… Никакого сближения с другими партиями». 25 марта Верховное командование германской армии сообщило в МИД, что оно не возражает против транзита русских революционеров-эмигрантов из Швейцарии в специальном поезде с надежным эскортом.[2]

Итоги деятельности[edit | edit source]

За несколько месяцев существования Временного правительства были полностью уничтожены армия, органы государственной безопасности, полиции и разведки, разрушена система министерского и губернского управления.[5]

Свержение Временного правительства[edit | edit source]

В ночь на 26 октября 1917 года в Петропавловскую крепость было доставлено 14 министров: Вердеревский, Гвоздев, Бернацкий, Карташёв, Кишкин, Коновалов, Ливеровский, Малянтович, Маслов, Никитин, Салазкин, Смирнов, Терещенко, Третьяков. Уже 27 — 29 октября из крепости были освобождены Вердеревский и министры-социалисты Гвоздев, Малянтович, Маслов, Никитин, а также Салазкин. Но за подписание воззвания 17 ноября «Ко всем гражданам Российской Республики!» по приказу ВРК они (кроме Вердеревского и Салазкина), а также Прокопович, 19 ноября были вновь арестованы и некоторое время находились под стражей в Кронштадте.

В связи с декретом СНК от 28 ноября об аресте руководителей кадетской партии в Петропавловской крепости оказались Кокошкин и Шингарёв. В декабре 1917 года туда же поместили арестованного эсера Авксентьева. 7 января 1918 года группой солдат и матросов были убиты в Мариинской больнице Кокошкин и Шингарёв, переведённые туда накануне, 6 января, для лечения. Ещё до этого были освобождены Ливеровский и Салазкин. К началу марта были выпущены из-под ареста остальные министры: Бернацкий, Карташёв, Кишкин, Коновалов, Смирнов, Терещенко, Третьяков. К этому времени, по воспоминаниям И. И. Манухина, все они находились в больнице при тюрьме «Кресты». Одним из последних был освобождён Авксентьев.

Курьёзы[edit | edit source]

В вышедшей в 1992 году книге «При свете дня», на обложке которой стоит фамилия В. А. Солоухина, заявлялось, что большевики посадили всех членов Временного правительства на баржу и утопили в Неве.[6]

В. В. Кожинов отмечал по этому поводу:

Дело не только в том, что перед нами непонятно откуда взявшаяся выдумка; не менее прискорбно искажение картины реального бытия русских людей в революционную эпоху: потопили баржу — и дело с концом, между тем как и движение истории в целом, и судьбы отдельных людей являли собой исполненную прямо-таки невероятных поворотов и противоречий драму. <…> Владимир Солоухин зачем-то решил мгновенно отправить на невское дно всех этих людей с их удивительными судьбами...[7]

Неизвестно, какую цель преследовал Солоухин и кого хотел (да ещё в тот период) обмануть, когда писал эту провокационную ерунду, критиковать которую так легко одиозным публицистам типа В. С. Бушина.[8]

Судьба членов Временного правительства[edit | edit source]

Мануйлов одним из первых заявил в письме к В. И. Ленину о своём желании сотрудничать.

31 марта 1918 года ЦК РКП(б) постановил:

Включение б. адмирала Вердеревского в Высший военный совет признать желательным.

Бывший министр юстиции Зарудный 3 апреля 1918 года подал заявление о выходе из партии народных социалистов. Бывший военный министр Верховский в начале 1919 года вступил в Красную Армию. Бывший министр юстиции Малянтович с 1920 года работал в Главполитпросвете. Бывший министр труда Скобелев, находившийся с конца 1918 года в Баку, принимал участие в нелегальном снабжении Красной Армии через Каспийское море.

В 1919 году в Омске умер Годнев.

В феврале 1927 года В. Н. Львов был арестован и сослан в Томск.

В 19301931 годах были арестованы и осуждены к различным срокам тюрьмы и ссылки Гвоздев, Верховский, Маслов, Некрасов, Никитин.

В 19331934 годах Верховский, Маслов, Некрасов были освобождены, но ненадолго. В июне—августе 1938 года были расстреляны Маслов, Верховский, Скобелев, 14 апреля 1939 года — Никитин, 15 апреля 1939 года — Шаховской, 22 января 1940 года — Малянтович, а 7 мая того же года — Некрасов. Выжил в заключении лишь Гвоздев, живший в 50-е годы в ссылке в селе Дзержинское Канского района Красноярского края и освобождённый только 20 апреля 1956 года.

Из бывших министров, находившихся в СССР, пятеро — Зарудный, Кишкин, Мануйлов, Ольденбург, Салазкин — умерли в 19291934 годах. Вторую мировую войну, кроме Гвоздева, пережил Ливеровский. Он также подвергался кратковременным арестам в 1933 и 1934 годах, но в дальнейшем был многолетним заведующим кафедрой в Ленинградском институте инженеров железнодорожного транспорта, одним из авторов проекта «Дороги жизни» в блокадный Ленинград. Ливеровский умер 19 декабря 1951 года в чине генерал-директора пути и строительства III ранга, награждённый орденами Ленина и Трудового Красного Знамени.

Пешехонов неоднократно просился на родину, но разрешения не получил и стал лишь сотрудником советского торгпредства в Риге, где и умер 3 апреля 1933 года от рака лёгких, однако был похоронен 7 апреля на «Литераторских мостках» Волкова кладбища в Ленинграде.

Внук мецената П. М. Третьякова, С. Н. Третьяков, с лета 1929 года стал сотрудничать с Иностранным отделом ОГПУ и вёл эту работу 10 лет. Он был казнён немецкими нацистами в 1940-х годах.

Последним из министров Временного правительства 11 июня 1970 года умер Керенский, живший с 1940 года в Нью-Йорке.

Примечания[edit | edit source]

  1. Ныне сам факт «отречения» Николая II ставится под сомнение, но в данном случае это к делу не относится.
  2. а б Enclave Russia
  3. Старцев В. И. Русское политическое масонство начала XX века. Учебное пособие к специальному курсу. — СПб.: Третья Россия, 1996. — С. 162‒163. Старцев перечисляет не только непосредственно министров, но и других чиновников.
  4. Ден Ю. Подлинная царица. Воспоминания близкой подруги Императрицы Александры Федоровны / Пер. с англ. В. В. Кузнецова. — СПб.: Царское Дело, 1999. — С. 165. ISBN 5-7624-0040-9
  5. Платонов О. А. Криминальная история масонства 1731‒2004 гг. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2005. — С. 321. ISBN 5-699-09130-0
  6. См.: Солоухин В. При свете дня
  7. http://www.rus-sky.com/history/library/kozhinov/2(1).htm
  8. См., например: Бушин В. Стыд природы // Завтра. — 12 декабря 2012. — № 51(995).

Литература[edit | edit source]