Времена и легенды

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Времена и легенды


Автор:
Станислав Юрьевич Куняев





Дата публикации:
1990



Издание:



Издательство:
Современник




«Времена и легенды» — сборник остропублицистических статей С.Ю. Куняева, выпущенный издательством «Современник» в 1990 году в серии «Диалог со временем». Книга содержит материалы, опубликованные в ходе дискуссии второй половины 1980-х годов о советском периоде истории страны и о возможных путях её дальнейшего развития.

Обзор содержания[править]

С.Ю.Куняев в этой книге выступает как консерватор — в том смысле, что отстаивает традиционные культурные ценности. Он видит опасность в активности идейных наследников настоящих носителей тоталитаризма — «либеральных» разоблачителей сталинизма, перетасовывающих карты исторических аргументов с целью подготовить русскому народу очередную трагедию.

Открывается книга статьёй «Духовной жаждою томим…», посвящённой некоторым аспектам идейного содержания творчества А. С. Пушкина, и это создаёт точку отсчёта для сравнения с другими явлениями культуры для выявления их истинной ценности.

Первая часть книги посвящена в основном поэзии 1920-х — 1940-х годов, то есть послеоктябрьской, военной и околовоенной, поры, в том числе статьи «Времена и легенды. (Идеология и поэзия тоталитаризма)», «Всё начиналось с ярлыков». Поэзия Э. Багрицкого, поэтов-ифлийцев, а также в некоторых проявлениях Б.Пастернака, А.Твардовского анализируется с точки зрения смысла реально происходивших в стране процессов и сопоставляется с содержанием творчества поэтов, воспринявших, по мнению Куняева, дух народной трагедии и сострадавших людям, постигшим их бедам. Это уничтоженные в ходе борьбы государства с крестьянскими авторами Сергей Антонович Клычков (1889—1937), Пётр Васильевич Орешин (1887—1938), а также поэт-фронтовик Фёдор Григорьевич Сухов (1922—1992), во многих произведениях Сергей Сергеевич Орлови Алексей Тимофеевич Прасолов (1930—1972). Куняев показывает два отношения, две позиции по отношению к стране и народу, к труду и мировой революции.

Во вторую часть сборника вошли речи и выступления поэта, незадолго до этого вошедшие в ставшую знаменитой антологию патриотической мысли «За алтари и очаги». С. Куняев возражает против политического табуирования ряда тем в литературе, в том числе темы русско-еврейских отношений, против русофобской травли писателей-«деревенщиков», оккупации сознания читателей штампами и мемами «малого народа».

Интересное[править]

В материалах книги содержалось много нового для читателя позднесоветского периода. Так, ему напомнили, что на 1 съезде СП СССР (1934) В.Б. Шкловский предлагал судить Ф.М. Достоевского революционным судом, а К.М. Симонов в 1949 году называл этого великого писателя пособником империализма, в статьях приведены многие «кровожадные» строки поэтов — сторонников «мировой революции».

Одной из своих целей автор книги, по-видимому, считал популяризацию творчества расстрелянных поэтов есенинского круга, некоторые их стихотворения приведены целиком.

Но самый острый привкус остался у читателей от знакомства со стихотворением Пастернака, посвящённым Сталину, в котором есть, например, такие строки:

А в те же дни на расстоянье
За древней каменной стеной
живёт не человек, — деянье:
Поступок, ростом с шар земной.

Судьба дала ему уделом
Предшествующего пробел.
Он — то, что снилось самым смелым,
Но до него никто не смел.

Пастернака, давнего кумира «интеллигенции» тогда провозгласили мучеником, всегдашней жертвой режима, и для многих открытием был тот факт, что именно он автор первого хвалебного в адрес Сталина стихотворения, — факт, о котором напомнил в 1989 году Вадим Валерианович Кожинов. «Яковлевские» журналы этот факт скрывали.