Гамбургское восстание 1923

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Гамбургское восстание 1923


Место:
Гамбург
Начало:
23 октября 1923
Окончание:
25 октября 1923
Итог:
Поражение восстания

Стороны:




Гамбургское восстание[1] — неудавшаяся попытка еврейских террористов, на фоне общего взрыва народного возмущения, захватить власть в Гамбурге в октябре 1923 года, а затем распространив с 9 ноября бунт по всей Германии установить режим подобный большевистскому.

Подготовка[править]

Межрабпом[править]

Ещё до принятия решения о начале вооружённого переворота начала формироваться «пятая колонна». К началу 1923 года в целях организации масштабных забастовок в Германии были организованы 20 комитетов Межрабпома (Международной рабочей помощи), открывших 200 общественных столовых, которые бесплатно отпустили бастующим и безработным 1 млн обедов, 500 тыс. буханок хлеба и распределили 1.5 млн золотых марок. 5 тыс. детей были отправлены на отдых за границу.[2] Необходимое для этого продовольствие отбиралось у голодающих крестьян России, Белоруссии и Украины.

Программа захвата власти[править]

6 августа 1923 на конференции по инициативе коммунистов была принята боевая программа действий. Эта программа предусматривала следующие мероприятия:

  1. немедленное образование общегерманского «рабоче-крестьянского» правительства, а в Гамбурге — рабочего сената, в задачу которого входила бы поддержка рабочих в их борьбе за реальную зарплату довоенного времени;
  2. передачу официальных полномочий контрольным комиссиям, состоящим из «рабочих и служащих»;
  3. немедленную организацию помощи населению продовольствием по доступным ценам;
  4. создание пролетарских сотен из членов рабочих партий и предоставление им достаточного количества оружия для оказания отпора «реакции»;
  5. очищение полиции от реакционных элементов и пополнение её состава «сознательными рабочими».

Конференция избрала комитет и поручила ему вести переговоры с социал-демократами об установлении единого фронта.

Протоколы Политбюро[править]

Из протокола № 27 22 августа 1923 г.

С л у ш а л и :

п. 23. О международном положении (ПБ от 9.VIII.23 г., пр. № 22, п. 1) (тт. Зиновьев, Радек, Троцкий, Бухарин, Пятаков).[3]

П о с т а н о в и л и :

1) На основании имеющихся в ЦК материалов, в частности, на основании писем товарищей, руководящих германской компартией, ЦК считает, что германский пролетариат стоит непосредственно перед решительными боями за власть.

2) Признать, что вся работа, не только ГКП и РКП, но и всего Коммунистического Интернационала должна сообразоваться с этим основным фактом.

3) В соответствии с этим ЦК поручает делегации РКП в Коминтерне разработать все основные выводы, вытекающие из создавшегося международного положения и внести их на утверждение Политбюро.

4) В связи с этим же, очередные задачи РКП:

а) политическая подготовка трудящихся масс Союза республик к грядущим событиям; 
б) мобилизация боевых сил республики (в частности, рассмотрение вопроса, поставленного тов. Брандлером);

в) экономическая помощь германским рабочим;

г) соответствующая дипломатическая подготовка.

Для разработки этих последних вопросов создать комиссию в составе тг. Зиновьева, Сталина, Троцкого, Радека, Чичерина. Созыв за т. Зиновьевым. Этой же комиссии поручить разработку проекта закрытого письма губкомам и тезисов для газетной кампании.

5) Все решения комиссии довести до сведения членов Политбюро, и, в случае отсутствия возражений, считать их решениями Политбюро.

6) Поручить Секретариату организовать ознакомление членов ЦК с этими решениями.

Из протокола № 38 4 октября 1923 г.

С л у ш а л и :

п. 1. Вопросы комиссии ПБ по международным делам (т. Зиновьев).

П о с т а н о в и л и :

1. Решения комиссии утвердить.

2. Предложить посылаемым товарищам дать себе ясный отчет в том, что главной опасностью в настоящий момент является несоответствие между революционной ориентировкой верхушки германской компартии с одной стороны и объективным положением и настроениями рабочих масс с другой стороны и что вытекающей отсюда наиболее острой и неотложной задачей подготовки к восстанию является постановка перед верхушкой ГКП определенного срока и переориентировка ее в смысле подготовки восстания к этому сроку.

3. Согласиться с комиссией в вопросе о назначении срока — 9 ноября с.г.

4. Приложить все политические и организационные усилия к тому, чтобы этот срок был соблюден.

5. Утверждая постановления комиссии, считать, что намеченный срок решающего выступления, разумеется, является лишь ориентировочным и что вопрос окончательно должен быть решен на месте германской компартией. Возможность откладывания отнюдь не должна служить предлогом для каких бы то ни было попыток сузить размах работы или уклониться от поставленных в упор задач подготовки восстания. Следует помнить, что по ходу событий возможно, что возникнет необходимость назначить решающее выступление и раньше предусмотренного срока.

6. Политбюро считает, что отправка тт. Троцкого и Зиновьева в Германию абсолютно невозможна в настоящий момент.

Политбюро считает, что таковой же была и воля Пленума ЦК (если в последнем кто-либо из членов Политбюро сомневается, то Политбюро должно немедленно провести опрос всех членов ЦК). Возможный арест названных товарищей в Германии принес бы неисчислимый вред международной политике СССР и самой германской революции. Задачи, стоящие перед СССР в связи с надвигающимися событиями, и организация активной помощи германской революции, требуют непременного пребывания этих товарищей в СССР. С другой стороны, намеченная группа цекистов дает достаточные гарантии серьезной помощи германским товарищам.

7. Послать в Германию тт. Пятакова, Радека, Рудзутака и Куйбышева.[4]

8. С этими постановлениями ознакомить немецких товарищей.

9. Предрешить, что члены указанной четверки с 5.Х.с.г. освобождаются от выполняемой ими в настоящее время работы. Поручить Секретариату ЦК в течение сегодняшнего дня (4.Х.) решить вопрос о временной (хотя бы до следующего заседания ПБ) замене членов четверки на выполняемой ими работе.

10. Поручить четверке совместно с членами комиссии ПБ по международным делам, не входящими в четверку, обсудить вопрос о своей линии поведения и внести свои предложения на утверждение Политбюро.

11. Предложить четверке решить по приезде в Берлин вопрос о привлечении к ее работе т. Крестинского, и в случае возможности соблюдения необходимой конспирации, привлечь т. Крестинского к участию в работе четверки, предоставляя ему на всех или некоторых своих совещаниях решающий голос.

12. Вопрос о хлебе для Германии отложить.

13. Увеличить особый фонд на 500.000 зол[отых] рублей.[5]

Ход переворота[править]

Агитация за восстание в Гамбурге в 1923 году проводилось под лозунгом «Антифашизма». Русские евреи снова были руководителями, озабоченными подготовкой восстания. На этот раз это были Собельсон, кличка Карл Радек, и Отто Маркварт[6] — член Советского Торгового Представительства в Гамбурге. Восстанию предшествовали многочисленные забастовки и нарушения закона. Причина для вооруженного восстания была объявлена «Контрреволюцией» которая могла захватить Республику. Был назначен тайный комитет «Копф» (Kopf) ответственный за проведение восстания, к которому принадлежал широко известный коммунист Уго Урбанс.

Майданы[править]

13 сентября полиция напала на демонстрацию голодающих рабочих силезского города Бойтен (ныне Бытом). В результате 7 человек было убито, 30 тяжелоранены, многие получили лёгкие ранения. Расправа всколыхнула всю страну, 22 сентября в Гливице состоялась 100-тысячная демонстрация протеста. Митинги и забастовки пошли по всей стране: в Ростоке, Гамбурге, Киле, Брауншвейге, Франкфурте, Берлине. 15 октября в Мангейме полиция стреляла в двухтысячную толпу, которая ворвалась в ратушу и потребовала увеличения размера пенсий и пособий. Попытки властей при помощи арестов, запрета изданий и разгонов демонстраций не увенчалась успехом. Коммунистическая организация Гамбурга быстро выросла с 10 тыс. до 18 тыс. человек.

Тедди погорячился[править]

«Когда стало известно, что Социал-Демократическая Партия не хочет плясать под дудку главного управления Коммунистической Партии, Тедди (Эрнст Тельман) в порыве страсти приказал курьерам разнести приказ о восстании. Сразу же после фабрично-заводских советов руководство Коммунистической Партии провело совещание по обсуждению дальнейших шагов. В душе они были рады что Социал-Демократы отказались. Затем Тедди внезапно объявил, что отправил курьеров, и эти новости сработали как бомба. Они все соскочили со своих мест и глазели друг на друга с тупым удивлением. Брандлер был первым, к кому вернулось самообладание. Он тотчас же отправил нескольких своих людей чтобы остановить курьеров. Все курьеры были перехвачены за исключением курьера направлявшегося в Гамбург и курьера направлявшегося в Мекленбург. Их поезд должен был отправится как раз тогда, когда прибыли посыльные. Но только курьер, отправлявшийся в Гамбург сел на поезд. Направляющийся в Мекленбург пил кофе в зале ожидания, ожидая отправки поезда и вышел на платформу когда поезд на Гамбург, на котором он должен был уехать, отбыл со станции. Человек, посланный за этим курьером обнаружил последнего в замешательстве уставившимся на уходящий свет фонарей поезда и затаив дыхание спросил того где гамбургский курьер. „Вон на том поезде“ — ответил он».

— Вальтер Цойтшель[7]

Назначенная ранее большевиками дата была сорвана.

Штурм полицейских участков[править]

Приказ нанести первый удар был отдан террористическим группам в ночь с 22 на 23 октября. Внезапные нападения на наружные посты гамбургской полиции произошли около 5 часов утра, и в большинстве своем эти посты застали врасплох и оккупировали, оружие и боеприпасы перешли в руки нападавших.

Один пример даёт представление о том, что произошло:

Гаммбургское восстание.png

«Чтобы выполнить приказы данные руководителями Коммунистической Партии касательно начала боёв, члены партии в Прусских Коммуннах Штеллингена и Локштета, поспешили по приказу отданному ночью к раннему утру 23 октября собраться на местах, которые им указали. Локштетские Коммунисты, которые собрались возле местной школы, выдвинулись после получения приказа, который им доставил велосипедист, к водонапорной башне в Штеллингене, где они присоединились к собравшимся там коммунистам, чтобы выступить малыми группами на Аймсбюттель. Когда они там снова собрались вместе, то напали на полицейский пост № 42, который как раз находился близко к границе Пруссии и Гамбурга. Совершая нападение они действовали жестоко. Два станционных полицейских офицера Халемба и Роггенбук, относившиеся к станции и патрулировавшие, подверглись нападению когда коммунисты достигли угла Остенштрассе и Метфессельштрассе. Очевидно трое нападавших атаковали каждого из патрульных согласно заранее намеченному плану. Полицейских офицеров схватили справа и слева, в то время как третий нападавший напал на них спереди. Халемба был брошен на землю и получил три ножевых ранения в голову, грудную клетку, и плечо. Его портупея со штыком и пистолетом была оторвана и один из нападавших выстрелил ему в грудь из его же револьвера».[8]

17 из 26 участков и хранящееся там оружие были захвачены восставшими.

Баррикадные бои[править]

В 7 часов утра штаб отдал приказ приступить к постройке баррикад. Восставшие рыли мостовую, пилили деревья, электрические и телеграфные столбы, опрокидывали трамваи, автобусы и фургоны. Основой баррикад был окоп, перед которым вырастала стена из деревьев, камней, тротуарных плит и всякого рода домашних предметов.

History-Oktober-23-10-1923-MG-BM-Lifestyle-Washington-jpg.jpg

Основная масса бойцов располагалась не за баррикадами, а в глубоких окопах и в ближайших к ним домах, на чердаках, в нишах, на крышах и балконах, у окон первых этажей и оттуда вела огонь по противнику; баррикады же служили препятствием для передвижения правительственных войск и полиции.

Ранним утром 23 октября коммунисты разослали своих заранее подготовленных агитаторов по важнейшим предприятиям города, в порт, трамвайное депо и во все места скопления народа. Рабочие объявили забастовку и стали захватывать предприятия, демонстрация отправилась к тюрьме освободить политзаключённых, походу были захвачены 2 оружейных склада.

В полдень начался майдан у Дома Профсоюзов. Весь день продолжались перестрелки.

Предвидя атаку бронеавтомобилей, бойцы начали взрывать мосты, вскрывая, а затем поджигая проходящие по ним газовые трубы. Заняв вокзал они остановили движение поездов. Молодёжь, преодолевая полицейские кордоны, доставляла бойцам продовольствие и боеприпасы, расклеивала и раздавала листовки. Раненых разбирали по квартирам.[2]

Прекращение восстания[править]

Во второй половине дня в городе было введено осадное положение. На помощь полиции поспешили части рейхсвера и фрайкоров. Полиция была вынуждена копировать тактику противника, — стрельбу снайперов с крыш, балконов и др.

Прибывшие утром 24 октября части рейхсвера вступили в бои с боевиками. Пополудни полиция стала проводить массовые аресты. Вечером ЦК КПГ приняло решение об отмене общегерманского восстания и прекращения боёв в ночь на 25 октября.

Отдельные бои в Гамбурге и Гаммерброке продолжались даже 26 октября.

По официальным данным 23 и 24 октября полиция потеряла в Гамбурге 17 человек убитыми и 62 ранеными. Было убито 61 и ранено 267 повстанцев.

После подавления восстания полиция в течении 60 дней искала оружие и проводила зачистки. Было арестовано 983 человека, 892 из них привлекли к судебной ответственности.[2]

Умиротворение властей[править]

24 октября городским Сенатом было объявлено, что рабочие и служащие коммунальных учреждений и предприятий, которые не прекратят немедленно забастовки, будут уволены без права поступить на работу в эти учреждения.

В условиях галопирующей гиперинфляции по городу были развешены объявления Сената: «С сегодняшнего дня запрещается повышение цен на хлеб. Цены на хлеб остаются на уровне последнего воскресенья — 21 октября 1923 г. (4 млн марок за 1 кг). Безработным выдать бесплатно по 10 фунтов картофеля и по 5 фунтов картофеля на каждого члена семьи».

Одновременно Сенат и олигархи ассигновали 500 биллионов марок на пособия безработным, было обещано «в течение ближайших дней выпустить специально обеспеченные расчётные знаки для для нужд промышленности, а также выдать пособие безработным в размере 2 млрд марок на каждого человека».

Руководство гамбургской организации СДПГ 24 октября обратилось к трудящимся с призывом прекратить всеобщую забастовку, «так как она принесёт только лишения и жертвы».[2]

Значение[править]

Восстание в Гамбурге заслуживает особого внимания потому что в последующие годы стало авторитетным источником для теории вооруженного восстания, стратегии и тактики уличных боев и организационных принципов Немецкой Коммунистической Партии. Широко известные коммунистические террористы и руководители гражданской войны, Хайнц Нойманн, кличка Нойберг, Ханс Киппенбергер, кличка Альфред Лангер, и Бурмайстер, кличка Вальтер Цойтшель получили опыт именно из Гамбургского восстания.[8]

См. также[править]

Комментарии и ссылки[править]

  1. de:Hamburger Aufstand
  2. а б в г Д. С. Давидович. Революционный кризис 1923 г. в Германии и Гамбургское восстание, М., 1963
  3. Постановление отразило результаты обсуждения вопроса о перспективах революции в Германии, которое проходило на заседании ПБ 21 августа. Все его участники, за исключением Рыкова, так или иначе высказались за то, чтобы ориентировать КПГ на вооруженный захват власти. Ещё до принятия этого постановления, 13 августа, в Германию прибыл специальный эмиссар Коминтерна А. Я. Гуральский (наст. имя Хейфец Абрам Яковлевич) для военно-технической подготовки восстания
  4. Решение о включении в «четверку» Рудзутака не было выполнено из-за болезни последнего; вместо В. В. Куйбышева в ее состав был включен нарком труда В. В. Шмидт
  5. Политбюро ЦК РКП(б)—ВКП(б) и Европа. Решения «особой папки». 1923—1939. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001. — 400 с. ISBN 5-8243-0255-3
  6. de:Otto Marquardt
  7. Walter Zeutschel: “Im Dienst der kommunistischen Terrororganisation” (Tscheka-Arbeit in Deutschland). Berlin 1931, стр. 15
  8. а б Адольф Эрт. Коммунизм в Германии. Разоблачение коммунистического заговора в канун Национальной Революции