Густаво Брондино:Стратегический перонизм

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Стратегический перонизм

Peronismo Estratégico


Автор:
Густаво Брондино 
Gustavo Brondino









Предмет:
Перонизм
О тексте:
Данная электронная книга свободна для некоммерческого использования и распространения при условии, что Вы не будете изменять текст книги.

Предисловие переводчика[править]

Ввиду того, что эта брошюра является очень малой по объёму и ориентирована в первую очередь на латиноамериканского читателя, хорошо знакомого с историей собственного континента, полагаю, что необходимо написать к ней введение в виде краткой справки по истории Аргентины, так как российскому читателю об этой стране, и её истории в особенности, мало что известно. Причины подобного неведения кроются в том, что историческая наука в годы существования СССР имела идеологизированный характер (эта тенденция сильна и в наши дни, хотя следует отметить, что в современных российских учебниках появилось куда больше информации по истории стран Латинской Америки), к тому же Латинская Америка среди историков негласно считалась «спокойным» регионом, политической и культурной «периферией», которую не затронули какие-либо громкие события последних столетий. Однако, не просто так говорят, что «в тихом омуте черти водятся», и латиноамериканский регион в своё время сыграл стратегически очень важную роль, приняв в своё лоно мистиков, посвящённых, учёных, офицеров SS и иных великих деятелей Третьего Райха. В результате этих событий, Латинская Америка приобрела нечто большее, чем просто «нацистских преступников», эта земля стала преемницей, наследницей бесценных знаний, метафизических целей и миссии Третьего Райха. И сейчас нам необходимо описать историю одной из стран этого континента, Аргентины, чтобы попытаться выявить предпосылки зарождения перонизма, о котором повествуется в данной брошюре. До прибытия испанских завоевателей, на аргентинской земле проживали различные индейские племена. Археология подтверждает, что даже до того, как эти земли попали под владычество соседней инкской империи, на них существовала самостоятельная индейская культура. В большей степени это была культура кочевая, культура охотников, но археологами были найдены также руины укреплённых поселений городского типа (концептуально и функционально схожих с полисами античной Греции). История индейских племён Аргентины уходит в глубь «ленты времени» более чем на 10 тысяч лет. В XV‒XVI веках значительная часть территории современной Аргентины попадает под влияние империи инков. К 1533 году испанские конкистадоры захватили контроль практически над всеми территориями империи инков, и в 1572 году эта империя прекратила своё существование, превратившись в одно из вице-королевств Испании.

В 1512 году испанский мореплаватель Хуан Диас-де-Солис открывает аргентинскую реку Ла-Плата — место слияния главных водных артерий юга Латинской Америки, рек Параны и Уругвай. Уже в 1516 году произошла первая высадка на берега этой реки, а в 1535 году на этих берегах испанский первопроходец («аделантадо») дон Педро де Мендоса основывает первую испанскую колонию в этом районе континента, которая в последствии станет столицей Аргентины, Буэнос-Айресом. В течение всего XVI века в эти земли прибывали новые испанские колонисты, расселявшиеся вверх по рекам Уругвай и Парагвай. Зачастую поселенцам приходилось воевать с местным населением. Вместе с колонистами, в Латинскую Америку нагрянули и иезуиты, принявшиеся небезуспешно обращать в католичество индейские племена и создавать свои колонии, неподконтрольные испанскому монарху. Помимо этого, в течение последующих столетий Аргентина, подобно другим колониям Нового Света, привлекала тысячи авантюристов из Европы.

Необходимо сказать пару слов о статусе колоний. Образовывающиеся колонии получали статус вице-королевств, то есть наместник колонии назначался непосредственно монархом из метрополии и наделялся неограниченными властными полномочиями в своей колонии. Должность вице-короля не могла передаваться по наследству. Такая модель характерна не только для испанских колоний, но для всех европейских вообще. Из-за ряда неудачных административных решений в метрополии, разные колонии в этом регионе не имели права вести между собой торговлю, что вело к развитию контрабанды (в том числе и со сторонними государствами) и убыткам для самой метрополии. В конце XVII — начале XVIII вв. в этом регионе начинают появляться португальские колонии, что начинает несколько «накалять обстановку». Также во второй половине XVIII века происходит падение ордена иезуитов в Европе, и его колонии завоёвываются и присоединяются к испанским вице-королевствам. В 1776 году происходит образование вице-королевства Рио-де-ла-Плата, ставшее основой будущей Аргентины (помимо этих земель, в новое вице-королевство были включены территории Боливии, Уругвая, Парагвая). В том же году из прилегающих районов были изгнаны португальцы, а двумя годами ранее был разрешён вопрос о прямой торговле между испанскими колониями.

В 1810 году, в связи с событиями в Европе (Наполеон вторгается в Испанию и свергает короля Фердинанда VII), в вышеуказанном вице-королевстве образуется временная правительственная хунта. В 1816 году вице-королевство Рио-де-ла-Плата становится официально независимым от Испании. В 1826 году от Аргентины отделяются Боливия, Уругвай и Парагвай. В течение нескольких десятилетий различные штаты вели междоусобную борьбу за различные привилегии и первенство. Велась борьба между сторонниками унитарного и федеративного государственного устройства. Сменилось несколько проектов конституций, установился республиканский строй во главе с президентом. Окончательная конституция была принята в 1853 году, официально установившая пост президента и действующая (с некоторыми изменениями) до сих пор. Но разногласия между различными штатами продолжались.

Несмотря на всё это, население страны стремительно росло (главным образом за счёт иммиграции), а хозяйство развивалось. Во второй половине XIX века Аргентина заявила о себе как о крупнейшем поставщике зерна и мяса на мировой рынок (даже в наши дни, Аргентина остаётся крупным поставщиком мяса). Страну опутала сеть железных дорог, обширно привлекался иностранный капитал, но в целом страна оставалась аграрной и животноводческой. В 1880-ом году установилась относительная политическая стабильность, продолжавшаяся в течение нескольких десятилетий. Реальной политической и экономической силой страны являлись крупные землевладельцы-латифундисты,[1] а также, несомненно, представители военного сословия. Землевладельцы поддерживали консервативную партию. Несмотря на своё название, консерваторы провели ряд существенных реформ (всеобщее образование, всеобщее тайное голосование). Консерваторы правили до 1916 года, и этот период ознаменовался стремительным экономическим и культурным ростом в стране. В Первую Мировую войну Аргентина благоразумно сохраняла нейтралитет, ловко препятствуя любым попыткам зачинателей этой войны втянуть себя в эту бойню.

В конце 1920-х — начале 1930-х гг. разразился мировой экономический кризис (т. н. «Великая Депрессия», затронувшая все капиталистические страны), и правительство Аргентины не смогло в этих условиях сохранить контроль над страной. В 1930-ом году произошёл военный переворот. Переворот совершили консерваторы, к власти пришёл генерал Хосе Феликс Урибуру, сторонник авторитарного и даже более, фашистского, стиля управления государством. Но ему не удалось осуществить свои замыслы. В 1932 году под давлением социалистов и демократов были проведены выборы, носившие характер «недемократических», и на которых победили представители консервативных сил. До 1943 года таким образом было избрано три президента. И именно в этот момент начинается то, что представляет для нас самый больший интерес.

Peronism.png

Среди офицеров аргентинской армии было много сторонников идей Муссолини и Франко. Многие военные приветствовали деятельность национал-социалистической Германии. Вполне вероятно, что и Франко, и Муссолини также поддержали военных Аргентины, а может быть и так, что самим военным надоел тот беспорядок, который творился в их стране, и 4 июня 1943 года в Аргентине происходит очередной военный переворот. Именно военный, так как отсутствовали гражданские демонстрации. В стране была введена цензура, Национальный Конгресс, в котором большинство составляли социалисты и радикалы, был распущен, а многие лидеры социалистических и коммунистических партий — арестованы. Однако у жителей страны подобное не вызвало воодушевления (так как подобные действия сразу же разбудили в народной памяти образы диктаторов прошлого), страна готова была вспыхнуть. И именно в этот момент на политическую арену решительно выходит наш герой — полковник Хуан Доминго Перон. Тогда он занимал, помимо всех прочих, пост Министра Труда. Этот человек осознавал, что необходимо в кратчайшие сроки провести социальные преобразования, дабы успокоить массы. Уже в этом проявляется политическая гениальность Перона — в следующие три года он будет занимать более высокие посты, но пост Министра Труда сохраняет за собой, чтобы всегда иметь непосредственный контакт с массами, оказывать на них влияние. Несмотря на то, что формально Перон до 1946 года не являлся главой государства, в его руках были сосредоточены де-факто все властные полномочия. Очень важным является тот факт, что Перон одно время (в юности) служил в качестве военного наблюдателя от Аргентины в фашистской Италии. Он непосредственно видел как устроено фашистское общество, он видел, что фашистский режим является боле эффективным и справедливым, чем коммунизм или демократия. Это не могло не повлиять на его идеологические воззрения, не говоря уже о других воззрениях, более метафизических. Вполне вероятно также, что в те времена у Перона появились знакомства в итальянских фашистских кругах.

В 1947 году генерал Хуан Перон, вместе со своими верными соратниками, создаёт свою партию — хустисиалистскую перонистскую партию. Прилагательное «Justicialista» в переводе с испанского языка означает «справедливая». В своей политической стратегии, генерал Перон и его сторонники сделали ставку на поддержку народных масс. Важно также понимать, что это не была политика Рима времён упадка «Panem et circences»[2] — хлеба и зрелищ для деградирующих масс. Нет. Генерал Перон сделал ставку на пробуждение народного сознания, а не на следование его низменным инстинктам, как это делали социалисты и либералы по всему миру. Поэтому, следует понимать термин «справедливость» не как «равное» распределение материальных ценностей, а в качестве высшей справедливости, даруемой народу, если он следует за своим истинным Вождём.

Перон жёстко и уверенно разобрался с «оппозицией», так или иначе ввёл цензуру, запретил все политические партии, недовольные были высланы из страны или отправлены в концлагеря или тюрьмы. Мы видим, что генерал Перон действовал в том же ключе, в каком действовали все остальные правые режимы той эпохи. Никакой пощады к коммунистам, никакой пощады к либералам. Перон также сделал ставку на воспитание молодёжи в духе католической религии. Перон, как и Гитлер, использовал религию для достижения своих высших целей, прекрасно понимая дегенеративную суть христианства.

В 1945 году Перон совершил попытку сделать свой режим более «демократичным»: ослабил цензуру, разрешил партии, выпустил некоторых заключённых. Но «оппозиция» снова принялась за старое — марши, дестабилизация обстановки в стране и т. п. Но народ, простой рабочий народ, уже проникся духом идей Перона, и был на его стороне. Когда в октябре 1945 года группа военных, настроенная против идей и личности Перона, арестовала его, люди вышли на улицы Буэнос-Айреса. 17 октября Перон был освобождён, а в стране были проведены выборы. В 1946 году Перон побеждает на выборах, в честной борьбе против социалистов и либералов, набрав 54 % голосов избирателей. А его сторонники в это же время занимают подавляющее большинство мест в палате депутатов и в сенате. Народ видит своего Вождя.

Eva Peron.png

В 1949 году Перон изменяет конституцию таким образом, чтобы расширить полномочия президента. Он проводит политику по полному устранению всех «оппозиционных» веяний. Его жена и соратница, Эва Дуарте де Перон (она же Эвита), имеющая влияние на рабочие круги, помогает во всём своему супругу, именно она вырвала из рук социалистов симпатии рабочего класса. Именно Эва Перон являлась важной опорой перонистского движения. Совместно со своим мужем она выступала с речами перед рабочими. Под руководством Эвиты было создано целое «женское крыло» перонистской партии. Именно Эва Перон инициировала право голосования для женщин. Она была истинным символом хустисиализма — социальной справедливости. Народ любил её за её действия, а не только за красивые речи. В 1946 году Эвита создаёт фонд своего имени, занимающийся социальными проектами в государственных масштабах — строительство новых школ, больниц, приютов для бездомных и стариков, интернатов, организация спортивно-оздоровительных мероприятий для юношества и многое-многое другое. Не стыдился фонд и «добровольных» пожертвований от предпринимателей, и эти деньги работали на благо народа и высшей цели, а не оседали в карманах олигархов. Эва Перон проводила личный приём граждан, несколько часов в день. Более того, фонд Эвы не имел никакого бухгалтерского учёта, что позволило злым языкам обвинить её в коррумпированности и присваивании части денег фонда. Но широкомасштабные проекты, претворённые в жизнь Эвитой, говорят сами за себя. При этом мы должны избегать любого сравнения и сопоставления Эвы Перон с женщинами-коммунистками, феминистками и т. п. Несмотря на свою близость к рабочему движению и беднякам, сама она не была «нищенкой» и не имела ничего общего с женскими типажами ущербных Крупской, Люксембург, Цеткин и т. п. И это также показательно, ведь рабочие и «нищие» верили ей, потому что её слова подкреплялись делами, хотя она и не использовала показной имидж «бедности», «выходца из бедной рабочей семьи» и т. п. Нет, Эва Перон всегда выглядела элегантно и шикарно. И в этом нет никакого преступления «перед нацией».

Совершенно удивительным образом в Эве Перон сочетались ораторские качества Адольфа Гитлера — её речи были пылки и страстны, всегда находили отклик в душе народа — и пропагандистские качества Йозефа Геббельса. Возможно именно сочетание таких двух мощных энергий привело к тому, что Эва физически «сгорала». Она умерла в возрасте 33 лет от символической болезни — рака матки, в июле 1952 года. Когда в ноябре 1951 года Эву оперировали, сотни тысяч аргентинцев искренне молились за неё. Генерал Перон потерял своего самого верного соратника, и уже через три года был свергнут.

В экономической политике Перон также решительно сделал ставку на индустриализацию страны, активно национализировал предприятия и капитал иностранных компаний — американских, британских, французских. Однако в конце его правления экономическая ситуация ухудшилась, и Перону пришлось вновь допустить в страну иностранные инвестиции.

Но нам важно знать, что именно во время президентства Перона была организована сеть по переправке из Европы и расселению в Латинской Америке офицеров, научных сотрудников, мистиков и иных деятелей Третьего Райха. «Нацистские преступники» снова посмеялись над своими врагами. К слову, именно здесь нашёл приют небезызвестный «нацистский преступник» Адольф Эйхман, беспощадный и непримиримый противник евреев, которого в 1960-м году всё-таки выкрал израильский Моссад. К чести Эйхмана, он не особо прятался и не сопротивлялся, не ползал на коленях перед своими похитителями и не просил пощады.

Увы, но правление генерала Перона было недолгим. В 1955-ом году был совершён военный переворот, организованный недовольными офицерами, и Перон был вынужден бежать из страны в Испанию. С тех пор в Аргентине не прекращается политическая борьба между перонистами и другими идеологическими группами, основным противником перонистов являются нео-либералы. В 1973 году, будучи уже в пожилом возрасте, Перон снова занял пост президента, но меньше чем через год умер. Его третья жена, Исабель Мартинес де Перон, стала после смерти мужа первой в мире женщиной президентом, но и она не продержалась долго на этом посту. Показательно также, что в 2001 году в Аргентине была очень напряжённая экономическая ситуация. И именно представители перонистского движения, пришедшие к власти в 2002 году, подняли страну из экономических руин. В современной Аргентине перонистская хустисиалистическая партия имеет большой политический вес (почти половина депутатов в палате — перонисты). Нынешний президент, кстати, женщина, в своё время также состояла в перонистской партии. Современные перонисты идеологически близки в своих идеалах к классическим положениям правых: авторитаризм (вождизм), автаркия (независимость) экономики от иностранного влияния, национальная идея, мощная справедливая социальная политика, отрицание как капитализма, так и социализма в чистом виде. Таким образом, чисто внешне, материально, перонизм стремился к тому, чтобы упорядочить, наконец, аргентинское общество. На протяжении столетий в Аргентине не прекращается борьба за власть и военные перевороты (может быть, это кровь разных рас воевала за доминирование над народом?). Генерал Перон и его сторонники желали прекратить эту бессмысленную войну внутри народа, объединить и сконцентрировать всю народную силу, создать национальное монолитное государство. На этом я завершаю свой краткий обзор (получившийся по объёму больше самой брошюры), и передаю слово нашему камраду Густаво Брондино, который и расскажет нам о метафизической сути и цели перонизма.


Hyperborean
перевод выполнен для исследовательской группы Catena Aurea.

Стратегический перонизм[править]

Перонизм содержит в себе доктрину, имеющую единую сущность с философской эзотерической хустисиалистской мистикой, потому что идеологическая структура перонизма является частью МУДРОСТИ, частью основной идеи, которая скрыта или выглядит загадкой в глазах предателей-синархов, почитателей материализма и либеральной или капиталистической контркультуры.[3] Эта тайна воздвигнута на двух столпах: 1) философском и 2) политическом. Первый столп, философский, организован на основе смысла существования человека, а второй столп, политический, на социальной функции, которую выполняет человек в качестве основной оси, вокруг которой происходят все исторические движения. Эти два фундаментальных принципа перонистской доктрины в первую очередь развивают человека и его этико-духовные основы. А затем семью и государство, но именно человек является той единственной реальностью, от которой отталкивается вся идеологическая философия хустисиализма, потому что на пробуждении человека и на его политической, культурной и духовной ориентации основываются все концептуальные начала этой доктрины. Поэтому мы утверждаем, что перонизм является стратегическим движением, потому что в его предписаниях содержится трансцендентная мистерия, мудрость, которая отличает политические партии от модели идеологических структур радикализма, марксистского социализма или капиталистического либерализма. Отличает фундаментально, потому что в своей концепции ПЕРОН наглядно отразил в первую очередь человека, его бытие поверх социальных, политических, экономических реалий, даже поверх государства; вместо этого политические идеологии мировой синархии интернационального сверхкапитализма сосредотачивают свои основы на внешних реалиях, культурных надстройках, которые заключают в себя человека (а по-настоящему заключают человека в капитал, будь то капитал политический, социальный, финансовый, экономический и т. д.), то есть эти надстройки заключают человека во внешнюю реальность, расположенную во внешних обстоятельствах, в методе действия, в окружающем материальном МИРЕ. Поэтому усилие перонизма направлено на Человека в поисках, главным образом, его экзистенциального пробуждения, а потому хустисиализм не рассматривает себя, как это делают марксизм или либерализм, в качестве составной части людских МАСС, коллективного элемента, абсолютно непродолжительного и смертного. Видение человека в перонизме есть взгляд на человека, как на существо полностью индивидуализированное, являющееся фундаментальным компонентом НАРОДА и объединённое в общественную и сущностную единицу тела нации. Понимание этой предпосылки является основополагающим фактом для того, чтобы иметь трансцендентальное видение перонизма, потому что синархия постоянно старалась исказить правду, трансцендентно существующую в перонизме и прочно включённую в доктрину, изложенную генералом Пероном во всех его литературных и политических трудах. Эти враги правды, абсолютные союзники материи и тех существ, что поддерживают её, рассуждают о перонизме, как о ещё одной партии, как о движении масс, как о всего лишь продукте политических, социальных и культурных обстоятельств исторического пути, по которому перонизм развивался, и они стремятся полностью разрушить реальный смысл и трансцендентную мистику, которые генерал обосновал в своей доктрине. Но перонизм не является таким, каким его описывают, не является движением масс, не является продуктом обстоятельств, явлений или социальных фактов, всё наоборот, перонизм есть результат ПРОБУЖДЕНИЯ НАРОДА, который, благодаря деятельности интеллектуального и духовно ориентированного лидера, мистически и в харизматической форме, интуитивно и духовно понимает правду и справедливость во всех сферах культурной действительности, будь то политическая, экономическая или социальная, по ту сторону всей лжи, воздвигнутой средствами международной синархии. Эти силы обращаются с человеком как с инструментом, относятся к нему как к одному из элементов производительной и эволюционной цепи реальности, являющейся тем же самым представлением, подчинённым ЗАКОНУ ЭВОЛЮЦИИ обществ и мира; таким образом, именно для них, мировой синархии, человек как таковой не существует, он является просто обстоятельством, всего лишь ещё одним существом среди всех других видов созданных существ материального порядка. Камрады, именно поэтому нам необходимо понимать, почему мы ориентируемся на перонизм, как единственную идеологическую и доктринальную правду, которая ещё концептуально и мистически живёт в этом народе ВОИНОВ и солдатов вечного, каким является нация АРГЕНТИНЫ. Так как Хустисиализм позволяет ЧЕЛОВЕКУ культурно достигать социальной, политической и культурной инстанции,[4] на которой он восстанавливает себя, возвращая духовное и материальное чувство существования, на которой он возвращает утерянные этические и моральные ценности, тем самым хустисиализм позволяет человеку утверждаться в воинской, героической и трансцендентной позиции. Вместо этого, предпосылки синархии, её три культурных, политических, религиозных и научных столпа были установлены, в психосоциальной реальности, посреди культурного состояния человека и человечества в условиях отсутствия духовного существования. Таким образом, в этих культурных шаблонах человек является всего лишь шестерёнкой в механизме потребления, средством производства, звеном в эволюционной биологической и материальной цепи; человек является главным инструментом для достижения ценностей синархии: ПРОГРЕССА, ДЕНЕГ и ЭНТЕЛЕХИЙНОГО РАЗВИТИЯ СУПЕРСТРУКТУР КАПИТАЛА, НО ДЛЯ НИХ НЕ ВАЖНЫ ДУШЕВНЫЕ, ДУХОВНЫЕ ИЛИ ХОТЯ БЫ МАТЕРИАЛЬНЫЕ УСЛОВИЯ СУЩЕСТВОВАНИЯ ЧЕЛОВЕКА. И поэтому мировая синархия и силы международного сверхкапитализма приговорили человечество к абсолютной нищете и, что ещё хуже, к тотальному невежеству. Всё это есть полная противоположность предложениям перонизма, которые хотя бы стремятся к достижению общего блага и национального развития, в перонизме цель всегда направлена на человека; наоборот, перонизм предполагает себя в качестве начала и конца общественного развития, ставя материю и её условия на службу человеку, семье и, наконец, государству. Именно поэтому мы стремимся к тому, чтобы наш камрад-хустисиалист мог понимать мистику в качестве примордиальной идеи этой доктрины, так как она является аксиологически отличающейся среди всех ценностей различных политических идеологий международного сверхкапитализма, мирового земного и внеземного порядка. Хустисиализм содержит в своих доктринальных предписаниях утверждение в трансцендентном мистическом ощущении жизни и существования, где человек является мостом, возведенным между миром и вечным или божественным, является фундаментальным камнем и главным существом, из-за которого существует этот мир. К сожалению, владычество этих господ материи породило психологию толп и масс, с помощью которой они утвердили в духе человека ложь, приобретённую в религиозной, политической и научной реальности, полагающей человека созданием, более рациональным животным, нежели чем духовным существом, и неперонистский человек позволил себя завоевать и навязать себе владычество этих идей; вместо этого, хустисиалистский человек, который интеллектуально переориентировал себя в доктрине, и который понимает перонистские утверждения генерала и камрады ЭВИТЫ, умеет противиться ударам этой неолиберальной капиталистической контркультуры и стратегически ищет идеальные и материальные тактики для того, чтобы атаковать эту контркультуру. Таково великолепие перонизма, который, за пределами его различных интерпретаций, включает в идеологическую составляющую все философские и политические перспективы, и определение перонизма как третьего пути является верным, потому что перонизм может объединять разногласия и непримиримые противоречия путём простого условия, что сам перонизм, за пределами всех своих идеологических концепций, поддерживается МИСТИКОЙ и МУДРОСТЬЮ, позволяющей тем, кто находится под ЗАЩИТОЙ его ОКРУЖЕНИЯ, переживать трансцендентное в своём существовании.


Поэтому мы говорим о стратегическом перонизме, потому что эта доктрина ищет своё подтверждение в сущности человека, в его внутреннем мире, ориентируя его на рыцарскую, воинскую и героическую позицию, утверждая в его воле и в его духе трансцендентную мистику, которая в состоянии трансформировать реальность материального мира. ПЕРОНИЗМ, в частности, утверждает АБСОЛЮТНУЮ ИНДИВИДУАЛИЗАЦИЮ и, в социальном плане, ПРОБУЖДЕНИЕ В НАРОДЕ И ОТЕЧЕСТВЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ СУЩНОСТИ.


КАМРАДЫ, НАДВИГАЮТСЯ РЕШАЮЩИЕ И ФИНАЛЬНЫЕ ВРЕМЕНА, ТОЛЬКО ТЕ, КТО ПОНИМАЕТ ПЕРОНИЗМ В ЕГО ПОЛНОМ МАСШТАБЕ, СМОГУТ ЗАЩИЩАТЬ ПЕРОНИСТСКИЕ ЗНАМЁНА, А ПОТОМУ ЭВА ПЕРОН УТВЕРЖДАЛА: «Я ВЕРНУСЬ И БУДУ МИЛЛИОНАМИ», И СЕГОДНЯ, КАК НИКОГДА, МЫ МОЖЕМ СДЕЛАТЬ РЕАЛЬНОСТЬЮ ЭТИ СЛОВА НАШЕЙ КАМРАДЕССЫ ЭВИТЫ.

Комментарии[править]

  1. Латифундия — в Древнем Риме огромное поместье, на котором трудились рабы. Как правило, латифундии образовывались путём поглощения успешными крупными землевладельцами разорившихся мелких хозяйств. В странах Латинской Америки латифундия являлась крупным землевладением, работники которого не были рабами, как в Древнем Риме, а были батраками.
  2. Возглас римской черни перед гладиаторскими поединками. Тот, кто удовлетворял эти требования толпы, являлся в глазах этой толпы великим императором.
  3. Следует отметить, что в социологии термин «контркультура» означает принципиально другую культуру, противостоящую данной, а не отсутствие культуры как таковой. Отсутствие культуры, отрицание культуры можно определить термином «антикультура». — прим. перев
  4. То есть «ступени» или «уровня». — прим. перев