Эта страница частично защищена от редактирования
Эта статья входит в число примечательных статей

Григорий Петрович Климов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Г. Климов»)
Перейти к: навигация, поиск


Игорь Борисович Калмыков
Grigorij-Klimov.jpg
Григорий Климов
Псевдонимы: Григорий Петрович Климов
Дата рождения: 26 сентября 1918
Место рождения: Новочеркасск
Дата смерти: 10 декабря 2007
Место смерти: Нью-Йорк
Этническая принадлежность: русские
Ошибка: В одном из подзапросов не указано правильного знака условия.
Жанр: публицист
УДК 92

— социолог, писатель, автор книги «Князь мира сего».


Биография

Бабушка — Капитолина Павловна.

Почти вся информация о жизни Климова известна с его собственных слов либо из аннотаций к его книгам. Недостаток информации связан с тем, что он стал перебежчиком на Запад и его советские документы были утрачены. Объективных исследований жизни и деятельности Климова не имеется, факты его биографии отрывочны и в большинстве своем взяты из его интервью.

Григорий Климов, урождённый Игорь Борисович Калмыков (он же — Ральф Вернер), родился в семье врача. Отец, Борис Васильевич Калмыков, в 1938 году был репрессирован.

В 1941 году Климов закончил с отличием Новочеркасский Индустриальный Институт. Затем учился в аспирантуре Горьковского индустриального института имени Жданова и одновременно окончил экстерном Педагогический институт иностранных языков в Горьком, затем перевёлся в аспирантуру Московского энергетического института им. Молотова. Был ли во время войны в действующей армии достоверно неизвестно. В 1944 поступил в Военно-Дипломатическую Академию в Москве. После окончания академии в 1945 году был направлен на работу ведущим инженером Управления промышленности Советской Военной Администрации в Берлине. В 1947 году получил приказ вернуться назад в Москву. После долгих размышлений бежал на Запад.

Климов за работой. Нью-Йорк, 26 августа 2000 год.

Жил в Западной Германии, потом переехал в США.

В 1949—1950 годах предположительно работал в ЦРУ одним из руководителей программы ведения психологической войны. Участвовал в одном из наиболее засекреченном до сих пор проектов американской разведки — Гарвардском проекте по изучению советского человека. В русских патриотических кругах часто утвержается, что разработки этого проекта и сейчас лежат в основе всех идеологических и пропагандистских акций США при работе с русскими людьми. Сам открыто свою работу в ЦРУ не признавал (см. например интервью Могутину), фактически эта информация основана либо на слухах, либо на биографических справках, приведённых в его книгах.

Как пишут в рекламе книг Климова, в рамках Гарвардского проекта Климов занимался темой "Развал коммунистической системы при помощи людей специального типа — людей с комплексом власти (Комплексом латентной гомосексуальности Ленина).

В 1951‒55 годах был председателем Центрального Объединения Послевоенных Эмигрантов из СССР (ЦОПЭ) и главным редактором журналов «Свобода» и «Антикоммунист» (последний на немецком языке).

В 1958‒59 годах работал в качестве консультанта в Корнельском Проекте в Нью-Йорке, где также велись различные психологические исследования, связанные с Венгерским восстанием 1956 года.

В последние годы жизни занимался писательской деятельностью. Его книги посвящённые вопросам высшей социологии пользовались большой популярностью во всём мире.

Он жил одиноко, до конца дней сохранял ясность ума, ежедневно читал большую корреспонденцию. Почтальон, заметив, что вчерашняя почта осталась нетронутой, поднялся в квартиру, которую Григорий Петрович никогда не закрывал на ключ, когда в ней находился. Григорий Петрович умер за рабочим столом, обхватив голову руками.[1]

Настоящее имя Григория Климова

Вот как Климов объяснял происхождение своего имени:

Когда я родился, я был Игорь Борисович Калмыков. Но поскольку у меня американцы украли все документы, я ничего не могу доказать. У меня ничего нету. Человек, потерявший лицо. И когда я уже приехал в Америку и получал гражданство, я из Ральфа Вернера стал Григорием Климовым. И по сей день.[2]

Как Климов оказался на Западе

Заседание Консультативного совета. Мюнхен 1951 год. Первый слева Александр Фёдорович Керенский — в 1917 году премьер-министр Временного правительства России. Первый справа Григорий Петрович Климов.
Автор Григорий Климов в Берлине в 1945 г. Тиргартен — Аллея Победы.
Климов на крыльце своего дома в Нью-Йорке.

Из собственного рассказа Григория Климова в интервью Ярославу Могутину:[2]

Это интересная история. У меня был хороший мотоцикл. Мне тогда было 27 лет. Для молодого человека это хорошая дорогая игрушка. И этот мотоцикл у меня украли. Я пошел в немецкий участок и взял полицейского с собакой-ищейкой, дал ей понюхать ключ от мотоцикла. Она понюхала и стала рваться в соседнюю калитку. Так я нашел свой мотоцикл. Но тут начались трудности. Вором оказался парторг майор Ерёма. Он был начальником партийной организации правового управления советской военной администрации. Во время войны это были расстрельщики, они расстреливали дезертиров, подозреваемых в шпионаже и так далее. И тут я сделал большую глупость. Как полагается в военном учреждении, я написал рапорт о том, что парторг Ерёма украл у меня мотоцикл. Будучи беспартийным инженером, я стал как бы судиться или тягаться с крупным партийцем, который оказался вором. Ну, и наверху это дело решили замять, и меня отправили назад в Москву. Я тогда не знал, что партийцы пользуются дипломатической неприкосновенностью, как сегодня в России — члены Парламента. Я получил приказ об увольнении, для меня это был страшный удар. И я решил бежать на Запад. Это было в начале 47-го года. Я прибежал к американцам как политический беженец. Ну, они меня арестовали, посадили и тоже обокрали. От советского партийного вора убежал — попал в лапы к американским ворам. Шесть месяцев меня держали под арестом в так называемом Camp «King» — Лагере «Король», который был главной квартирой американской контрразведки в Европе. Я-то себя считал политическим беженцем, а они меня рассматривали как диверсанта или шпиона. У меня с собой было 40 000 немецких марок. (Я в то время получал 8000 марок в месяц на всем готовом — квартира, обмундирование.) Американцы у меня украли половину этих денег. Но для них это было другое дело. Американский лейтенант, который меня допрашивал, платил 5 марок немецким проституткам за еблю. В то время молоденькую хорошенькую немецкую девчонку поебать стоило 5 марок! Так что сколько немок этот лейтенант мог переебать на мои двадцать тысяч? Четыре тысячи немок! Американский офицер! Но это еще не всё! Когда меня демобилизовали, я получил за выслугу лет в армии 5 тысяч рублей — новенькие, с Госбанка, хрустят, по сто рублей. Американцы у меня и эти деньги украли! Сегодня я мог бы подать в суд на американское правительство и потребовать все эти деньги назад!

Потом меня выбросили на улицу под именем Ральфа Вернера. Это я сам себе взял. Потому что это было смутное время, советские офицеры репатрационные ходили по Штутгарту, по Мюнхену. Была абсолютная безработица и среди немцев, а тем более среди иностранных беженцев — их называли DP — Displaced Person. Ну, я от нечего делать решил написать пару очерков о моей жизни в «Берлинском Кремле» — главном штабе советской военной администрации. Ну, написал я ручкой и чернилами пару этих очерков и послал в газету «Посев». В то время это была самая читаемая газета на русском языке в Западной Германии. Ну, мне главный редактор отвечает… Еще тогда телефонами не пользовались, это сейчас, знаете, перезваниваются Москва — Нью-Йорк, а тогда все это письмами… Мне, значит, главный редактор Романов пишет: «Мы, говорит, получили ваши очерки, будем их печатать. И скажите нам пожалуйста, где вы раньше работали — в „Правде“ или в „Известиях“?» Я первый раз в жизни писал что-то, а они подумали, что я профессиональный работник! Это был мой первый опыт писательский. А потом пишет этот Романов: «Вы, говорит, сейчас пишите как Ральф Вернер. Вы возьмите какой-нибудь русский псевдоним.» Ну, мне, значит, нужно было выдумывать себе какое-то русское имя. А там, рядом, был такой Колька Климов, в этом же НТС, который называл себя журналистом, молодой парень, тотальный алкоголик. В конце концов он в припадке белой горячки выбросился с пятого этажа и убился. Ну, я решил: ладно, буду я Климовым! Какое же имя? А мой любимый литературный герой был Григорий Мелихов из «Тихого Дона». Ну, хорошо — думаю, буду Григорий. Так и родился Григорий Климов.

Идеи

В своих произведениях отстаивает идеи евгеники (вырождение, дегенерация), а также упрощённую версию связи наследственных заболеваний с вырождением (особенно у евреев, которое происходит у них по Климову вследствие их длительной культурной и сексуальной самоизоляции от других народов). Практически все свои идеи Климов высказывает в максимально популярной форме, приводя примеры (в том числе гиперболизированные и утрированные), а также в форме постулатов и в художественной форме, серьёзное научное обоснование, как правило, отсутствует.

Климов утверждает необходимость в рамках социологии исследовать процессы дегенерации (вырождения), которые происходят в любом человеческом обществе на уровне семьи (клана). Согласно Климову, дегенерация на уровне семьи имеет несколько стадий, каждая из которых имеет характерные внешные проявления. На первом этапе у членов семьи (клана) появляются сексуальные отклонения (преимущественно, гомосексуализм, но также и любые расстройства полового влечения и половой сферы). На второй стадии вырождения по Климову появляются психические болезни. На третьей, последней стадии — физические уродства и наследственные заболевания. Среди причин вырождения Климов называет близкородственные браки и браки с неполноценными людьми. Наиболее выродившимся народом Климов считает евреев (из-за часто практикуемых среди них близкородственных браков). Смешанные с евреями браки Климов считает одной из причин появления вырожденцев — детей от подобных браков.

Дегенераты (вырожденцы) по Климову играют важнейшую роль в любом обществе. Согласно Климову, у многих из них гомосексуализм является подавленным (или латентным), и это приводит к развитию у данных индивидуумов различных «комплексов», основной из которых — «комплекс власти», а именно — неукротимое желание доминировать и властвовать любыми средствами. Согласно Климову, люди такого типа, с «комплексом власти», преобладают в верхних эшелонах власти. По Климову основная масса журналистов, писателей, деятелей искусства — также вырожденцы. При этом Климов отмечает, что многие «вырожденцы» (особенно от смешанных браков) по-своему талантливы и даже гениальны, но при этом их сопровождают половые извращения, психические болезни и физические уродства. Следует отметить, что к половым извращениям Климов относит любые формы орального секса. Климов, опираясь на исследования Кинси и Свядоща, утверждает, что та или иная степень латентной или подавленной гомосексуальности характерна для 30-50 % мужского и женского населения США и России (при этом открытых или «полных» гомосексуалистов, которые не столь «значимы», по Климову 3-4 % населения). К проявлениям дегенерации Климов относит склонность к совершению уголовных преступлений.

Проводя более углублённый анализ вырожденцев, концентрирующихся на вершине власти, Климов отмечает, что они условно подразделяются на три класса: «хорошие», «плохие» и «мерзкие». «Хорошие дегенераты» по Климову проводят политику в интересах нормальных людей и в целом полезны для общества. «Хорошие» борются с «плохими» и «мерзкими» дегенератами, выполняя своего рода полицейские функции. Плохие дегенераты, попавшие в руководство делают вид, что «всё в порядке» и не останавливают мерзких дегенератов в их атаках, предпринимаемых против нормальных людей. В свою очередь «мерзкие» дегенераты, попадая наверх, сперва пытаются уничтожить своего рода иммунную систему общества — «хороших» дегенератов, а получив полную власть, начинают вести политику, направленную против большинства общества — нормальных людей. Опасной формой организации плохих и мерзких дегенератов является масонство, а также различные тайные оккультные общества.

Климов дает социально-биологическое определение христианских понятий «Бог», «Дьявол», «Антихрист» и применение закона борьбы и единства противоположностей в человеческом социуме. Согласно Климову, дьявол — это дегенерация и ее проявления. Бог, по Климову, — это борьба с дегенерацией и ее преодоление.

Примером взглядов Климова и применения им диалектики в своих построениях служит в том числе и рассмотрение вопроса об антисемитизме и о его взаимосвязи с еврейством и сионизмом.

Предисловие к книге «Протоколы советских мудрецов»

Эта книга является анализом того, что называется Богом и дьяволом. Но как только вы начнете дергать за хвост дьявола, вы неизбежно столкнетесь с антихристом. Ведь наш знаменитый философ-чертоискатель Бердяев-Бердичевский прямо пишет: союз сатаны и антихриста. Но как только вы займетесь антихристом, вам неизбежно прилепят ярлык «антисемита». Однако у меня есть три хороших адвоката. Не кто иные, как три кита сионизма.

Первый кит, идеолог сионизма №1 Теодор Герцль в своем дневнике писал, что он считает антисемитизм полезным.

Второй кит сионизма, В. Жаботинский в 1905 г. писал: «Как довод для сионистской агитации, антисемитизм, особенно „возведенный в принцип“, конечно, весьма удобен и полезен».

Третий кит сионизма, премьер-министр Израиля Бен-Гурион в свое время писал в еврейской газете «Кемпфер» в Нью-Йорке: «Если бы у меня была не только воля, но и власть, я бы подобрал группу сильных молодых людей… Задача этих молодых людей состояла бы в том, чтобы замаскироваться под неевреев и, действуя методами грубого антисемитизма, преследовать… евреев антисемитскими лозунгами. Я могу поручиться, что результаты с точки зрения значительного притока иммигрантов в Израиль из этих стран были бы в десять раз больше, чем результаты, которых добились тысячи эмиссаров чтением бесплодных проповедей». С этим перекликаются и знаменитые «Протоколы сионских мудрецов», где говорится: «Антисемитизм нужен нам для управления нашими меньшими братьями».
Итак, при помощи этих трех очень авторитетных адвокатов, из «антисемита» я превращаюсь чуть ли не в «сиониста». А кто же тогда те, кто бойкотируют мои книги? С точки зрения всех китовсионизма получается, что я поборник сионизма, а они, раз они против меня, значит, они «антисемиты»?
Вот потому философы и говорят, что дьявол страшный путаник и что это существо очень ироническое и саркастическое. И лучше с ним не связываться.

Основываясь на работах известных учёных (в частности, на работах Чезаре Ломброзо), Климов указывает на взаимосвязь гениальности и безумия, подчеркивая их общую причину в 9 случаях из 10 — вырождение.

В то же время, наряду с такой биологизацией, Климов подчёркивает, что основную роль в поведении тех или иних больших групп людей (народы, нации) играет социокультурный фактор, система ценностей, закладываемая обществом и семьёй; а также религиозные нормы, идеи, воспринятые человеком в первые годы жизни.

Своеобразной интерпретацией идей Г.П.Климова является детективный роман «Альфонс» (Бондарь Александр).

Критика

  • Более мягкая критика содержится в книге О. А. Платонова «Русское сопротивление на войне с антихристом»:

В первый свой приезд в Нью-Йорк я также познакомился с 76-летним писателем Григорием Петровичем Климовым (наст. фамилия Калмыков), бывшим советским офицером, перешедшим на службу в ЦРУ. Климов жил один в маленькой скромной квартирке. Он рассказал нам, как в течение ряда лет работал в проекте американского правительства по организации психологической войны против СССР. Это был так называемый Гарвардский проект. По мнению Климова, вся психологическая война против СССР строилась на использовании комплекса педерастии Ленина, сумевшего собрать вокруг себя людей садистских наклонностей, преимущественно — педерастов и лесбиянок. Климов считал, что именно среди евреев больше всего извращенцев. Главное противоречие между евреями и остальными народами в том, что именно среди евреев чаще всего встретишь «голубых», к которым большинство людей относятся с предубеждением. Как человек, по сути дела неверующий, Климов видел причину антисемитизма в деформированной физиологии евреев, а не в расистской идеологии Талмуда. Климов был явно зациклен на этом пункте. Даже психику своих трех жен он при мне анализировал с позиции их склонности к гомосексуализму и вынес свой диагноз — лесбиянство. Климов был знаком с директором ФБР Э. Гувером, которого считал типичным педерастом и масоном. Само масонство Климов рассматривал как одну из форм организации гомосексуалистов.

Тем не менее многие рассуждения Григория Петровича были очень здравы и точны. Он совершенно точно определил особые методы, которые американское правительство использовало в борьбе против русского народа. Эти методы психологической агрессии против России заключались в использовании в качестве вируса психологически ненормальных людей: садистов, истеричек, вырожденцев, дегенератов, сексуальных маньяков, извращенцев, всегда стремящихся переделать мир по своему подобию, истребляя здоровую, мешавшую воплощению их дьявольских замыслов часть общества. Люди-вирусы из различных групп (нигилисты, атеисты, анархисты, декаденты, террористы, диссиденты, авангардисты, секс-меньшинства и т. д.), которых Климов, сам не особо верующий, называл легионом сатаны, заражают общество, как раковая опухоль, парализуют здоровые силы, внося хаос в сознание, порождая социальную неустойчивость общества. Он справедливо утверждал, что дегенераты, садисты, вырожденцы, извращенцы — легион сатанинских сил — не только живут среди нас, но порой и управляют нами, насаждая оголтелый атеизм — причину духовного одичания народов и нарастания кровавых беспорядков. Мир, приспособленный, окультуренный тысячелетиями жизни нормальных людей, антихрист пытается переделать под своих легионеров.

То и дело выбегая из маленькой комнаты, в которой у нас велась беседа, Климов возвращался с очередной бумагой, хранившейся в его досье. Его он никому не показывал. Каждый раз это были все новые сведения о закулисной «голубой» жизни разных известных личностей, подтверждавших верность главных выводов Климова...[3]

Произведения

Экранизации

  • 1953 Weg ohne Umkehr (ФРГ)[4] — экранизация произведения «Mашина террора». На международном кинофестивале в Берлине в 1954 году этот фильм удостоился звания «Лучшего немецкого фильма года».
  • 1954 The Road Of No Return (Великобритания) — экранизация произведения «Mашина террора».
  • 1954 No Way Back (США) — экранизация произведения «Mашина террора».

См. также

Галерея фотографий

Примечания

  1. Ошибка цитирования Неверный тег <ref>; для сносок gazeta_potaennoe не указан текст
  2. а б Ошибка цитирования Неверный тег <ref>; для сносок donetskua_moguting не указан текст
  3. Глава 46 // Платонов О. А. Русское сопротивление на войне с антихристом. Из воспоминаний и дневников.
  4. См. в IMDB

Ссылки