Дело Буданова

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Дело Буданова — судебный процесс над полковником российской армии Юрием Будановым, который обвинялся в похищении, изнасиловании и убийстве в 2000 году 18-летней чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. В 2003 году Буданов был признан виновным в убийстве Кунгаевой и приговорён к десяти годам лишения свободы.

Судебный процесс освещался СМИ и сопровождался комментариями со стороны различных общественных сил.

События 27 марта 2000 года[править]

Согласно материалам предварительного следствия, 27 марта 2000 года Буданов на БМП прибыл в селение Танги. Вместе с военнослужащими Григорьевым и Ли-ен-шоу он вошёл в дом Кунгаевых, где находилась Эльза Кунгаева с четырьмя несовершеннолетними братьями и сестрами. По приказу Буданова Григорьев и Ли-ен-шоу завернули Кунгаеву в одеяло и поместили в БМП. Затем Кунгаева была доставлена на территорию в/ч 13206 в помещение, где проживал Буданов.

Буданов стал требовать от Кунгаевой сведения о нахождении боевиков. Затем он начал наносить Кунгавой телесные повреждения и задушил её. После убийства Буданов приказал тайно захоронить тело.

В час дня Буданов встретился с генерал-майором Герасимовым, который исполнял обязанности командующего группировкой «Запад», и написал заявление о явке с повинной.

Суд[править]

31 декабря 2002 года Северо-Кавказский окружной военный суд признал Буданова невменяемым и освободил его от уголовной ответственности.

28 февраля 2003 года Военная коллегия Верховного суда РФ отменила решение, направив дело на новое рассмотрение.

25 июля 2003 года Буданов признан виновным по трем статьям Уголовного Кодекса РФ — ст. 286 часть 3 («превышение служебных полномочий»), ст. 126 часть 3 («похищение человека») и ст. 105 часть 2 («умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах»).

Проблемы обвинения[править]

Квалификация действий Ю.Д. Буданова по ст. 286.3[править]

Превышение должностных полномочий при исполнении обязанностей предполагает, что превысившее полномочия лицо уже имело их и в ходе исполнения своих законных обязанностей совершило дополнительные действия, его полномочиями не предусмотренные. Например, если бы Э. Кунгаеву похитил сотрудник правоохранительных органов, то его действия можно было квалифицировать как превышение данных ему полномочий. Что же касается полковника Буданова, то его полномочиями, даже с учетом их расширения по ст. 13 ФЗ «О борьбе с терроризмом», ведение оперативно-розыскной деятельности предусмотрено не было, а значит, ни о каком превышении полномочий речи быть не могло. Вызывает удивление, что суд счел в данных обстоятельствах нормальным вменение Буданову превышение должностных полномочий фактически сотрудника правоохранительных органов при явном отсутствии у него таковых полномочий, по сути дела узаконив объективно не мотивированные действия Буданова. Действия Буданова при похищении Кунгаевой были квалифицированы следствием и далее судом неверно. Неверная же квалификация повлекла неверное понимание мотивов Буданова.

Буданов не превысил свои полномочия, а присвоил себе чужие, т.е. совершил действия, предусмотренные статьей 288 УК РФ «Присвоение полномочий должностного лица» — «присвоение государственным служащим или служащим органа местного самоуправления, не являющимся должностным лицом, полномочий должностного лица и совершение им в связи с этим действий, которые повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций».— Безусловно, Буданов являлся должностным лицом, но не в рамках ведения оперативно-розыскной деятельности. По отношению к деятельности правоохранительных органов он должностным лицом не являлся, т.е. присвоил себе чужие полномочия.

Квалификация действий Ю.Д. Буданова по ст.ст. 105.2 и 126.3[править]

Убийство Э. Кунгаевой было квалифицировано по пункту «в» ст. 105.2 как «убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека».— Это произвольное вменение отягчающего обстоятельства, не предполагающее установления мотива, которым руководствовался Буданов при похищении. Поскольку действия Буданова при похищении Кунгаевой необоснованно были квалифицированы как превышение должностных полномочий, то отпал и вопрос о мотиве: мотивом похищения следствие и далее суд сочли ложно понятые Будановым интересы службы, что тоже является необоснованным, недоказанным. Последнее приходит в противоречие со ст. 73 УПК, где сказано, что мотив подлежит доказыванию.

Разумеется, требует доказательства и мотив совершения убийства. Но мотив Буданова не был установлен следствием и судом: похищенная им Кунгаева не принимала участия в деятельности НВФ, как установило следствие, а осведомленность Буданова о противоправных занятиях убитой никакого подтверждения в ходе следствия и суда не нашла, в связи с чем потеряло объективный смысл и убийство.

Снятое с Ю.Д. Буданова обвинение по ст. 131[править]

Совершенно справедливо с Буданова было снято обвинение в изнасиловании: по своим психическим особенностям он не мог этого сделать, да и эксперты заявили, что он никак не мог изнасиловать девушку: в связи с его психическим и физическим состоянием после перенесенных контузий ему было не до секса. Однако же изнасилование девушки было зафиксировано судебно-медицинским экспертом, капитаном Ляпенко[1], причем именно изнасилование, а не надругательство над трупом. Последнюю версию высказал суду один из подчиненных Буданова — А. Егоров. Спрашивается, почему суд не обратил внимания на ложные показания Егорова, который сообщил о своем надругательстве над трупом? Почему суд не задался вопросом, кто изнасиловал девушку, если это точно был не Буданов?

Некий умный прокурор предположил, что изнасилование было проведено Будановым «со средством», как это у него называлось, однако это совершенно голословное утверждение, отражающее лишь тупик, в который уперлось обвинение: нужно же было как-то объяснить зафиксированные на трупе повреждения, если Буданов просто физически не мог изнасиловать девушку.

Судебно-психиатрические экспертизы Ю.Д. Буданова[править]

Для установления психического состояния Буданова было проведено несколько судебных экспертиз, давших разные итоги: одни эксперты признали Буданова невменяемым, другие — ограниченно вменяемым, третьи — вменяемым. Обсуждать эти выводы рода «кто в лес, кто по дрова» невозможно, так как ни единый акт не опубликован. Вместе с тем окончательное решение суда о вменяемости Буданова вызывает, мягко говоря, удивление: при четырех контузиях головного мозга человек проявил ярко выраженное аффективное поведение, прекрасно отраженное в прессе, и совершал немотивированные поступки, не объясненные следствием и судом, но оказался полностью подсуден.

Как ни странно, ни единый эксперт из признавших Буданова вменяемым, не говоря уж о судейских, не обратил внимания на совершенно очевидный у Буданова травматический психоз, вследствие которого у него развилась под влиянием телевидения патологическая идея о снайпершах, приведшая к похищению девушки, но не к убийству[2].

Доказательство вины Ю.Д. Буданова в убийстве[править]

Доказательство вины Буданова построено исключительно на его собственном признании, к которому суду следовало бы отнестись критически не только ввиду явного болезненного состояния Буданова (самооговор в юридической практике — диво невеликое, в том числе невольный), но и ввиду ложных показаний его подчиненных, на которые никто почему-то не обратил внимания. Откровенно ложные показания, противоречащие действительности, из подчиненных Буданова дал не только А. Егоров, но и некий И.В. Григорьев[2].

Если все обстоятельства по делу и мотивы поступков обвиняемого не были установлены в судебном заседании, то приговор ему нельзя назвать справедливым.

Résumé[править]

Ввиду необоснованности обвинения Буданова по всем статьям, отсутствия установленных мотивов, а также ложных показаний подчиненных Буданова есть все основания предполагать, что Буданов не убивал Э. Кунгаеву[2]. Да, он мог даже ударить девушку в силу своих обычных тогда аффективных реакций, она могла его оттолкнуть, после чего он в силу своего болезненного состояния мог потерять сознание — например, ударившись спиной о стену. Девушка, конечно, позвала на помощь его подчиненных, так как снайпершей не являлась и зла Буданову не желала, а подчиненные Буданова, ворвавшиеся в командирский КУНГ, подумали, что захваченная ими снайперша нанесла Буданову смертельные повреждения, так как едва ли сумели бы определить, тем более в состоянии душевного волнения, жив он или мертв (пульс мог прощупываться очень плохо, а иным образом подчиненные Буданова едва ли умели определить, жив человек или мертв). Приняв же Буданова за мертвого, подчиненные его сначала избили девушку, а потом изнасиловали и задушили. На месте преступления они оставили все, как было, а просчет был лишь в том, что Буданов оказался живым… Очнувшись же рядом с трупом, Буданов самым естественным образом решил, что это он убил снайпершу. Что же еще он мог подумать, тем более находясь в тяжелом болезненном состоянии?

Дальнейшая жизнь Ю.Д. Буданова[править]

На март 2007 года, место отбывания Будановым наказания точно неизвестно[3].

В августе 2007-ого Буданов подал ходатайство об условно-досрочном освобождении, мотивируя его необходимостью быть рядом с больными родителями, однако Димитровградский городской суд Ульяновской области счёл эту причину недостаточной.[4] Будановым четыре раза подавались прошения о помиловании,и лишь 24 декабря 2008 года Димитровградский городской суд Ульяновской области удовлетворил (уже пятое по счёту) прошение об условно-досрочном освобождении. Согласно постановлению суда, оно должно было состояться 12 января. По сообщениям информационных агенств, решение суда вызвало бурную реакцию в Чечне. Уполномоченный по правам человека в республике Нурди Нухаджиев предположил (читай: пригрозил), что в республике эта новость может вызвать массовые акции протеста молодёжи[5]. Решение суда обжаловали адвокаты потерпевшей стороны, в связи с чем оно не вступило в законную силу. 11 января представители Димитровградского суда заявили, что поступившая кассационная жалоба составлена с нарушениями, но адвокату дается время до 16 января на ее доработку. До этого Буданов должен был находиться под стражей. Тем не менее, на основании официального документа, поступившего в четверг из Димитровградского суда, 15 января в 11 часов утра Юрий Буданов вышел из исправительной колонии № 3 Ульяновской области. На свободе его встречали несколько человек. Возникшее противоречие в решениях судебного органа было объяснено тем, что законом не предусмотрено обжалование УДО потерпевшим или его представителем[6].

См. также[править]

Ссылки[править]

  1. Дело полковника Буданова: материалы
  2. а б в Дм. Добров. Дело полковника Буданова
  3. NewsRu.com, 28 марта 2007 г., УФСИН прячет полковника Буданова по колониям неизвестно от кого
  4. Юрию Буданову повторно отказали в досрочном освобождении. РБК (20 августа 2007). Ссылка проверена 20 августа 2007.
  5. Бывший полковник Юрий Будановсегодня с пятой попытки смог получить условно-досрочное освобождение,Чеченские студенты устроят акцию протеста против освобождения Юрия Буданова
  6. Юрий Буданов вышел на свободу