Джованни Прециози

From Традиция
Jump to navigation Jump to search
Джованни Прециози

Джованни Прециози (итал. Giovanni Preziosi; 24 октября 1881, Торелла деи Ломбарди — 27 апреля 1945, Милан)[1] — итальянский фашистский политик, журналист и издатель, известный и наиболее последовательный антисемит в Италии, министр.

Биография[edit | edit source]

Родился в провинции Авеллино в 1881 году, в семье аграриев, был первым ребёнком из семи. Окончил духовное училище в Неаполе и вскоре стал пастором. С 1901 года он начал сотрудничать с католической газетой «La Patria», для которой писал многочисленные статьи до 1905 года. В том же году он начал вести активную пропагандистскую деятельность от имени христианских демократов в Торелла-дей-Ломбарди. Там он организовал конференцию, впоследствии состоявшуюся в столице Ирпении 28 декабря 1902 года, явной целью которой было создание местных групп молодых христианских демократов.

С 1909 года — миссионер в Вестфалии. В 1911 году слагает пасторский чин, женится и пишет диссертацию по теме эмиграции, о бедности и маргинализации общества. При этом на всю жизнь остаётся убеждённым католиком. В результате этих исследований в 1913 г. основывает журнал об итальянской жизни за границей — «La vita italiana all’estero», который выходил вплоть до 1943 г. В этом известном ежемесячном обзоре приняли участие известные интеллектуалы с огромной и разнообразной культурной глубиной. Среди них особо выделяются: профессор Маффео Панталеони, Колонна ди Сезаро, Ангиоло Кабрини, Луиджи Виллари, Агостино Ланзилло, Пьеро Пелликано, Юлиус Эвола и многие другие.[2]

Продолжив журналистскую деятельность с 1904 г. с публикаций по вопросам эмиграции, в 1913 году опубликовал эссе «Германия покоряет Италию», в котором показал, что еврейские банки, базирующиеся в столице Германии, работают для порабощения Италии.[3]

Фактически, в мае 1914 года, со статьей «Банковский фактор во внешней политике Италии» начнется настоящее расследование роли банков в суверенных государствах, чтобы разоблачить и показать итальянцам истинное лицо итальянской политики, управляемой и контролируемой со стороны немецкого банка посредством прямого действия (((«Коммерческого банка»))) и подчиненных ему политиков. Именно в этот момент господствует еврейское масонство. На самом деле инициатором такого вмешательства был польский еврей по имени Джузеппе Теплиц.[2]

За этим последовало основание журнала «La Vita Italiana», который впоследствии стал известен своим антисемитизмом. Прециози не был изначально антисемитом, но с началом Первой мировой войны он приходит к выводу, что в её происхождении виноваты евреи. Он обвиняет евреев в неспособности быть итальянцами из-за того, что называет «двойной лояльностью» к Италии и сионизму, и обвиняет сионистов в совместном заговоре между евреями, коммунистами, масонами, капиталистами и демократами. Вскоре Прециози становится известным правым политиком, и в конечном итоге становится членом Национальной фашистской партии Муссолини.

Еще одна важная дата в истории политического будущего Прециози связана с 1917 годом, когда после прорыва итальянских рубежей австро-германскими войсками страна впала в панику и полное отчаяние; Презиози и другие стойкие националисты немедленно пошли в атаку, дав жизнь «Парламентскому пакету национальной обороны». Рождение «Fascio» и его цели вспоминает Прециози в статье "По следам истории. Как возник «Парламентский пакет национальной обороны» («La Vita italiana», CCIV, фаш., Март 1930), где мы читаем, что, хотя нейтралисты Палаты хотели сепаратного мира, он и другие интервенты требовали продолжение войны. Таким образом, Джованни Прециози и Маффео Панталеони начали в начале декабря завладели поддержкой важных политиков-интервентов (Саландра, Ди Чезаро, Пиролини, Мартини, Федерзони, Коррадини, Брукольери, Джардини), которые 9 декабря в 22:00 на улице Виа делль Умильта, 25 (штаб «La Vita Italiana»), создал «Парламентский пакет национальной обороны» (с 24 мая 1918 г. «Fascio Nazionale Italiano»).[2]

В 1921 году Прециози становится первым переводчиком на итальянский Протоколов сионских мудрецов.

В октябре 1922 года — участник Марша на Рим.

Первоначально он осудил национал-социализм, в первую очередь как германофоб и католик, и полагал, что наци приведут Европу к коммунизму. Однако с 1933 года, он изменил курс, став активным сторонником тесного сотрудничества с антисемитской нацистской Германией, и даже стал критиковать итальянский фашизм за отсутствие акцента на иудаизме.

В 1933 году, когда к власти пришел Адольф Гитлер, Прециози возобновил свое политическое восхождение. В следующем году Прециози, даже зная, что он не любил Дуче, возобновил борьбу с еврейской гидрой. В «La Vita Italiana» были начаты очень резкие инвективы против евреев и против масонства, истинной раковой опухоли итальянского фашизма. В этой огромной борьбе к нему присоединился Фариначчи, полностью разделяющий линию Прециози.

В 1937 году Прециози и Фариначчи переиздали «Протоколы сионских мудрецов», вызвав негодование и реакцию, которые всегда были противоположными.

В следующем году настоящая кампания в прессе была проведена не только «La vita Italiana», но и другими газетами, такими как «Il Tevere», «il Quadrivio» и, на более высоком уровне, «Regime fascista». В том же году родился еще один журнал: «La Defense of the Race», которым руководил Телезио Интерланди.[4] Последний распространил расовую кампанию на все области человеческого знания. Кампания в прессе приобрела еще большую силу, когда Паоло Орано[5] опубликовал панфлет под названием «Евреи в Италии».[2]


Взгляды Прециози достигли более широкой аудитории, когда в Италии в 1938 году были приняы Расовый манифест и Закон о защите расы, — в своём собственном журнале Прециози публикует многочисленные статьи по теме расовой политики.

Накануне Второй мировой войны Прециози опубликовал книгу под названием «Как иудаизм готовился к войне», в которой осветила реальную ситуацию, к которой Германия и Италия должны были подготовиться. Следующая работа была: «Иудаизм, большевизм, плутократия, масонство». Это собрание произведений Прециози за 25 лет.

В этой работе — даже больше, чем в предыдущей — Прециози продемонстрировал, как была создана реальная программа действий международного иудаизма и зависимых оккультных сил (масонства), направленная на то, чтобы сначала способствовать, а затем развязать войну в мире. , чтобы гарантировать господство Израиля над всей планетой.[2]


В 1942 году, Прециози становится государственным министром (без портфеля), и оказывает небольшую роль в истории заседания Большого фашистского совета 25 июля 1943, сообщив заранее дуче, что созыв Совета привел бы к «самоубийству фашизма».

26 июля 1943 года перебирается в Германию, где встречается с Розенбергом и Гитлером и на некоторое время становится советником фюрера по «итальянским делам». Одновременно ведёт передачи на радио Мюнхена, которые транслировалась в Италии.

Розенберг, до освобождения Муссолини Отто Скорцени, рекомендовал назначить Прециози премьер-министром. После образования Итальянской социальной республики Прециози возвращается в Италию, и 15 марта 1944 г. назначается «инспектором по демографии и расе» (итал. "Ispettore generale per la demografia e la razza"). Его главной целью стала подготовка проекта составления «генеалогических карт», для каждого итальянца, с прослеживанием родословной до третьего поколения. Среди прочего, подготавливает законопроект, предназначенный для расширения концепции расового еврейства среди итальянцев по образу Нюрнбергских законов Рейха.

После прекращения существования 25 апреля 1945 г. Республики, скрывался в Милане у друзей на проспекте Corso Venezia, и здесь 27 апреля 1945 г. кончает жизнь самоубийством, вместе со своей женой Валерией выбросившись из окна. Перед смертью оставил записку, в которой писал, что жил всю свою жизнь для «величия Отечества».

Цитаты[edit | edit source]

  • «Многие лояльны Муссолини, но эти сентиментальные и честные люди значат меньше, чем ничего. Те, кто так считают, являются предателями, спекулянтами, занимающими командные посты. Они первыми прыгнут за борт. Они будут думать только о том, чтобы спасти себя. Это в лучшем случае. Но есть и тот, кто скорее попытается взорвать лачугу, чем остаться под ней».[2]

Ссылки[edit | edit source]