Древнекитайский язык

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Древнекитайский язык — нормативный традиционный китайский литературный язык, начавший формироваться с 14 в. до н. э. в долине реки Хуанхэ и, позднее, на более обширной территории Великой китайской равнины.

В своей письменной форме древнекитайский язык стал общим литературным койне для всей Юго-Восточной Азии (Япония, Корея, Вьетнам) и выполнял эту функции вплоть до нач. 20 в., когда в результате движения «4 мая» (1919) в Китае офиц. письм. языком литературным языком был объявлен байхуа (букв. ‘понятный язык’), начавший формироваться на основе живых диалектов Северного Китая ещё в период Шести династий (420—589 н. э.).

Различаются собственно древнекитайский язык (гувэнь, гудянь-ханью), периодизация которого дана ниже, и классический / литературный китайский язык (вэньянь), который использовался вплоть до XX века.

История[править]

В истории формирования древнекитайского языка выделяют неск. периодов:

  • архаический — язык надписей на гадательных костях 2-й пол. эпохи Шан-Инь (14-11 вв. до н. э.);
  • ранний доклассический — язык надписей на бронзовых сосудах эпохи Зап. Чжоу (10-8 вв. до н. э.);
  • поздний доклассический — язык надписей на т. н. каменных барабанах, а также язык «Книги истории» (Шуцзин) и «Книги стихов» (Шицзин) (7-6 вв. до н. э.);
  • ранний классический — язык историч. хроник, конфуцианской и даосской классики (5-3 вв. до н. э.);
  • поздний классический — язык «Исторических записок» Сыма Цяня (2 в. до н. э. — 2 в. н. э.);
  • постклассический (3-5 вв. н. э.).

В качестве занимающего центр. место в истории древнекитайского языка также выделяют период 5 — 2 вв. до н. э., также именуемый классическим.

Древнекитайский язык относится к сино-тибетским языкам (китайская ветвь). Не существует единого мнения относительно природы древнекитайского языка Большинство исследователей придерживается точки зрения, что он сформировался на основе живых доцинских диалектов и отражает разг. язык эпохи до 3 в. до н. э. Некоторые же синологи, и не без основания, полагают, что древнекитайский язык представлял собой специально разработанный письм. язык, обслуживавший поначалу акты ритуальной коммуникации и уже изначально не имевший прямого отношения к разг. языку.

Уже к классическому периоду наметились существенные расхождения между письм. и разг. формами древнекитайского языка Письм. форма, отличавшаяся большой консервативностью, перестала быть понятной носителям разг. кит. диалектов. Для овладения ею требовалось специальное обучение, а для понимания текста — специальные комментарии. Особенно резким противопоставление письм. и разг. языков стало во время правления династии Тан (618—907 н. э.), когда учёные, поэты и литераторы решили очистить древнекитайский язык от нараставшей примеси разг. элементов и искусственно вернули ему стиль и манеру письм. языка доцинской эпохи. В этот период можно уже говорить о сложившейся диглоссии. Тем не менее и в последующие эпохи элементы разг. языка постоянно проникали в древнекитайский язык, в основном через буддийскую литературу, поэзию и драматургию.

Диалекты[править]

В классич. лит-ре до 3 в. до н. э. встречаются упоминания о диал. различиях между отдельными царствами, на которые делился Китай в то время. Различия в употреблении служебных слов также позволяют предположить, что конфуцианские классич. трактаты, с одной стороны, и историч. хроники, с другой, были написаны носителями разных диалектов. В первые годы н. э. Ян Сюном был составлен глоссарий «Фанянь» (букв. ‘местные речения’) — список междиалектных соответствий с указанием их ареала. Судя по географич. названиям, упоминаемым в нём, в тот период каждое царство имело свой диалект, при этом наиболее явно противопоставляются 2 их большие группы — западные и восточные. Однако древнекитайский язык имел прежде всего наддиалектный характер, и к 3 в. до н. э. диалектные различия между памятниками практически исчезают, свидетельствуя о процессе постепенной стандартизации и унификации древнекитайского языка

Лингвистическая характеристика[править]

Древнекитайский язык относится к слоговым языкам изолирующего типа. Фонетика древнекитайского языка скрыта за иероглификой, но в структуре иероглифа есть часть, указывающая на его приблизительное произношение — фонетик. Слог в древнекитайском языке взаимнооднозначно соответствует иероглифу, а иероглиф — морфеме или слову (исключения крайне редки). Слог принято делить на инициаль — начальный согласный (или сочетание согласных) и финаль, или рифму. Финаль, в свою очередь, делится на медиаль (может отсутствовать), основную слогообразующую гласную и конечный согласный.

Фонология[править]

На сегодняшний момент нет до конца общепринятой реконструкции древнекитайской фонологии. Ниже даётся реконструкция, основанная на работе С. А. Старостина.

Для древнекитайского языка реконструируются следующие группы начальных согласных:

  • губные (p-, ph-, b-, m-, hm-, w-, hw-),
  • шумные переднеязычные (t-, th-, d-, ts-, tsh-, dz-, z-, s-),
  • сонорные переднеязычные (n-, hn-, l-, hl-, r-, hr-),
  • среднеязычные (j-, hj-),
  • заднеязычные (k-, kh-, g-, ng-, hng-, x-),
  • огубленные заднеязычные (лабиовелярные) (kw-, kwh-, gw-, ngw-, hngw-)
  • глоттальные (ɦ-, ʔ-,ʔw-).

Для консонантизма характерны:

  • наличие лабиовелярных согласных (в том числе и лабиовелярной гортанной смычки), перешедших впоследствии в сочетание заднеязычных с медиалью -u-,
  • наличие звонких непридыхательных, впоследствии либо исчезнувших, либо подвергшихся палатализации перед медиалью -i-,
  • наличие глухих пар для всех сонорных и носовых;
  • функционированием как r-, так и l- в качестве инициали;
  • отсутствие губных спирантов (f, v) и зубных шипящих, которые появились лишь в среднекитайском языке.

В качестве инициали могли выступать также и сочетания согласных: практически любой согласный мог иметь после себя звук l-, впоследствии выпавший, но повлиявший на качество последующего гласного. В начале слога перед сонорными, некоторыми зубными и лабиовелярными реконструируется префикс s-. Начальный префикс ɦ-, озвончавший последующую взрывную инициаль, оформлял некоторые переходные глаголы, делая их непереходными или пассивными. Для случаев, когда в ср.-кит. яз. рифмуются слоги с начальным носовым и с взрывным, реконструируется префикс N-, функция которого до конца не ясна. Система начальных сочетаний согласных позволяет реконструировать для древнекитайского языка примитивную морфологию, что корректирует утверждение об изолирующем характере кит. яз. на протяжении всей его долгой истории.

В вокализме 6 основных гласных (i-, e-, ɨ-, a-, u-, o-), а в качестве медиали, повлиявшей впоследствии на качество предшествующего согласного, или основной гласной, выступали различные варианты (до четырёх) гласного i-. В качестве медиали реконструируются также -r- и -l-.

В конце рифмы мог встречаться лишь ограниченный набор согласных, в основном носовые и имплозивные: -j, -w, -k, -t, -kw, -p, -ng, -n, -m.

Вопрос, был ли древнекитайский язык, как и современные китайские языки, тональным языком, остаётся открытым. Китайские исследователи сходятся во мнении о наличии тонов в древнекитайском языке (реконструируя либо все 4 тоновых категории, либо только 3, считая падающий тон поздним образованием), в то время как многие западные синологи делают предположение об отсутствии тонов в древнекитайском языке, объясняя их происхождение прежде всего трансформацией системы конечных согласных.

В современном Китае тексты на вэньяне произносятся в соответствии с современной фонетикой, хотя в некоторых регионах (южный Минь) сохраняется специальное произношение для вэньяня.

Морфология и синтаксис[править]

История грамматики древнекитайского языка представляется как процесс её постепенного усложнения. Архаический древнекитайский язык отличается очень огранич. набором служебных слов (в основном, это предлог 于 yu2 ‘в, на’), грамматич. конструкций и моделей глагольного управления, что частично объясняется стандартной формой гадательных надписей (содержательно надписи состоят из двух частей: вопрос гадателя/повод гадания — результат гадания) и стандартностью ситуации. Надписи на бронзе, хотя и связаны преимущественно с одной и той же ситуацией дарения, представляют собой уже более объёмные тексты, включающие информацию о том, кто, когда, кому и в связи с чем преподнёс данный бронзовый сосуд. Основной же набор грамматич. средств выражения появился лишь в раннеклассич. и классич. периоды. В последующие эпохи древнекитайский язык постоянно обогащался лексич. и грамматич. заимствованиями из разг. диалектов и байхуа.

В древнекитайском языке практически отсутствует морфология в традиц. понимании; др.-кит. морфология сводится лишь к незначит. количеству словообразоват. моделей, при этом лексика древнекитайского языка по преимуществу состоит из односложных слов. Двусложные слова составляют её незначит. часть, а трехсложных практически нет.

В древнекитайском языке нет именного и глагольного словоизменения, а основными средствами выражения грамматич. значения являются служебные слова («пустые» слова в кит. терминологии) и порядок слов в предложении. К «пустым» словам относятся союзы (напр. 則 ze2 ‘в таком случае, таким образом’), предлоги (напр., 于 yu2 ‘в, на’) (практически все предлоги в древнекитайском языке глагольного происхождения) и частицы, которые по их позиции в синтагме можно разделить на начальные, конечные и употребляющиеся в середине предложения. В конце предложения ставятся восклицательные (напр., 哉 zāi) и вопросит. частицы (напр. 乎 hū), а также маркер номинативного предложения 也 yě и конечная модально-временная частица 矣 yǐ, выражающая изменение состояния. Частицы 夫 fu2 и 蓋 gai4 маркируют начало нового высказывания, а частица/маркер синтагмы 者 zhe3, употребляющаяся в середине, обычно выступает маркером топика. Имеются в древнекитайском языке и кванторные слова вроде 皆 jie1 ‘все’, и маркеры синтагмы типа 所 suo3 ‘то, что’, функция которого состоит в экстрактировании объекта из глагольно-объектной конструкции. Частица 之 zhi1, которую иногда считают универсальной, маркирует аттрибутивную конструкцию, особенно в тех случаях, когда определение выражено предикативной конструкцией, а также употребляется в функции показателя зависимого предложения: если субъектно-предикатная конструкция не является самостоятельной, а входит в состав более сложной единицы, то между субъектом и предикатом ставится частица 之 zhi1.

В классич. варианте древнекитайского языка имеется как минимум четыре основных отрицания: 不 bu4,无 wu2,勿 wu4,毋wu2; последние два — модальные формы отрицания (‘нельзя’, ‘не надо’).

В древнекитайском языке есть особый вид частиц, которые являются результатом слияния двух др. служебных элементов. Так частица 焉 yan1 — результат фузии 于 и 之, 诸 — результатом фузии 之 и 于, а отрицание 弗 fu2 часто выступает как результат фузии 不 bu4 и 之 zhi1.

Как и в совр. кит. языке, организующим центром предложения в древнекитайском языке является предикат, который без связки может быть выражен глаголом, прилагательным и числительным. Номинативное предложение оформляется конечной частицей 也 ye3. Как и в совр. кит. языке, в предглагольной позиции может появляться неск. номинативных групп, тогда как имеется только одна постглаголная позиция. Лишь небольшое количество глаголов способно принимать два объекта в постпозиции, при этом второй из них обычно маркируется предлогом.

Основные особенности грамматич. строя древнекитайского языка: размытость границ между единицами разных языковых уровней (морфема — слово — словосочетание — предложение), частеречная полифункциональность знаменат. лексем (немаркированное употребление одной части речи в значении другой), возможность контекстуального опущения служебных слов (отсутствие требования обязательности их употребления), опущение в поверхностной структуре контекстуально заданных или выводимых из прагматической ситуации элементов и параллелизм как один из основных принципов построения предложения или высказывания. Параллелизм можно считать дополнит. грамматич. средством древнекитайского языка

Категория времени выражается контекстуально (прагматическим контекстом), модальными глаголами (напр/, 欲 yu4 ‘хотеть’ часто маркирует буд. время) и служебными словами (напр. показателем будущего времени 將 jiang1). В древнекитайском языке существуют также показатели страдательного (見 jian4 — букв. ‘видеть’) и возвратного залогов (自 zi4 — букв. ‘сам’).

Типичный порядок слов в древнекитайском языке — «субъект + предикат + объект», но существуют и многочисл. случаи вынесения дополнения в предглагольную позицию, а также правило постановки местоименного дополнения в предглагольную позицию в отрицат. конструкциях.

В традиц. тексте на древнекитайском языке нет знаков препинания и пробелов между иероглифами, текст располагается сверху вниз и слева направо, поэтому служебные частицы (особенно начальные и конечные) и параллелизм в построении фразы можно считать своеобразными знаками препинания, задающими разбивку текста и облегчающими его восприятие.

Литература[править]

  • Карапетьянц А. М., Тань Аошуан. Учебник классического китайского языка вэньянь, М. 2001 (Краткий грамматический очерк вэньяня).
  • Крюков М. В. Язык иньских гадательных надписей. М., 1973
  • Старостин С. А. Реконструкция древнекитайской фонологической системы. М. 1989
  • Яхонтов С. Е. Древнекитайский язык. М., 1965
  • Baxter, William H. (1992). A Handbook of Old Chinese Phonology. Berlin: Mouton de Gruyter. ISBN 311012324X.
  • Dobson W. A. C. H. Early Archaic Chinese. Toronto, 1962
  • Dobson W. A. C. H. Late Archaic Chinese. Toronto, 1959
  • Karlgren, Bernhard. Grammata Serica Recensa // «The Bulletin of the Museum of Far Eastern Antiquities!». Stockholm: 1957. № 29
  • Pulleyblank, E.G. (1962). "The Consonantal System of Old Chinese, " Asia Major 9:58-144, 206-65.
  • Sagart, Laurent (1999). The Roots of Old Chinese. Amsterdam/Philadelphia: John Benjamins. ISBN 1556199619.
  • Schuessler, Axel (2006). ABC Etymological Dictionary of Old Chinese. Honolulu: University of Hawaii Press. ISBN 0824829751.
  • Zhengzhang Shangfang 郑张尚芳 (2003). Shanggu yinxi [Old Chinese phonology]. Shanghai: Shanghai jiaoyu chubanshe. ISBN 7532092445.
  • Ван Ли. Ханьюй ши гао. (Записки по истории китайского языка). Пекин, 1957—1958 (кит.)
  • Лю Цзиннун. Ханьюй вэньянь юйфа. (Грамматика классического китайского языка). Пекин, 1958 (кит.)
Словари
  • 汉语大字典,四川出版社, 1984.
  • 汉语大词典, 商务印书馆,1998.

Примечания[править]


External links[править]


[править] Китайский язык: устные формы  
Субидиомы:

гань | хакка (кэцзя) | хой | цзинь | северные диалекты | минь | пин | сян | у (в том числе шанхайский и вэньчжоуский) | кантонский (гуандунский)
даньчжоухуа | шаочжоу тухуа

Субидиомы минь: североминьский | восточноминьский | южноминьский | среднеминьский | пусянь | цюнвэнь | шаоцзян
Северные диалекты: северовосточный | пекинский | цзи-лу | цзяо-ляо | чжунъюань | лань-инь | юго-западный | цзянхуайский | дунганский (хуэйский)
Примечание: существуют другие классификации.
Выделенные курсивом идиомы не всеми признаются как самостоятельные.
Полный список китайских диалектов
Официальные устные формы: путунхуа | стандартный кантонский
Древнекитайская фонетика: древнекитайский | среднекитайский | праминьский | прасеверокитайский | ханьэрский
Китайский язык: письменные формы
Официальные письменные формы: вэньянь | байхуа
Другие формы: запись разговорного кантонского