Евреи в Киевской Руси и Московском царстве

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Евреи в Киевской Руси и Московском царстве — поселения евреев на территории Киевской Руси, Московского царства.

По данным написанного на изысканном литературном иврите так называемого Киевского письма из генизы Каира, в начале 10 в. в Киеве существовала еврейская община.

Помимо письменных сообщений, сведения о ранних контактах восточных славян и евреев отражены в былинах, записанных в 19 в. в северных губерниях России и отражающих (с неизбежными искажениями) реалии Киевской Руси 10–13 вв. По некоторым предположениям, известная былина о богатом новгородском «госте» (купце) Садко имеет еврейское происхождение. Былины «киевского цикла» повествуют о сражениях русских богатырей с «жидовинами» (вероятно, хазарами), см. Жидовин.

Летописи упоминают Жидовские ворота, Жидовский и Хазарский кварталы в Киеве. В 986 г., отмечает летописное предание, некие хазарские евреи безуспешно склоняли киевского князя Владимира к переходу в иудаизм; Владимир предпочел византийское христианство (988). Из православной литературы (житийной и полемической) видно, что религиозные споры с иудеями занимали большое место в жизни киевского клира вплоть до монгольского нашествия в 1240 г. Киевские евреи перевели с иврита на древнерусский библейские книги Даниэль и Эсфирь, отрывки из книг Иосифа Флавия, популярное историческое сочинение Иосиппон, а также апокрифы «Исход Моисея», цикл легенд о Соломоне, «Слово Зоровавеля».

Славяне временно были данниками хазар, однако Святослав разгромил Хазарский каганат.

В 1113 г. киевские евреи, которым покровительствовал князь Святополк II, после его смерти подверглись разгрому со стороны восставших против княжеской администрации горожан; в 1124 г. в городе был большой пожар, от которого пострадал и Жидовский квартал.

Евреи жили не только в столице, но и в других княжествах Руси. На территории Тмутараканского княжества (Таманский полуостров) они принимали активное участие в политических распрях. В 1079 г. восставшие жители (летопись именует их хазарами) захватили в плен князя Олега Святославича и отправили его в Византию (в 1094 г. Олег вернулся в Тмутаракань и сурово расправился с повстанцами).

Во Владимире-на-Клязьме во второй половине 12 в. при дворе Андрея Боголюбского служил еврей Ефрем Моизич; по другим сообщениям, иудаизм исповедовал и княжеский ключник Анбал Ясин («ясин» — «осетин», может быть, просто «кавказец»); оба приняли участие в боярском антикняжеском заговоре 1174 г. Во Владимире-Волынском, согласно летописи, евреи, любимцы князя Владимира Васильковича, горько оплакивали его смерть (1288). Один из документов князя Федора Смоленского (1284) заверен печатью, изготовленной гравером Моисеем — по мнению историков, евреем.

Один не названный по имени «жидовин» был откупщиком налогов после захвата города Кашина (Ростовского княжества) татарами и, по словам летописца, «ввёл в тягость» горожан.

В конце 1470 г. новгородцы пригласили на княжение Михаила Олельковича из Киева (княжил до марта 1471 г.). В его свите был ученый еврей Схарья. С князем приехали для ведения торговых дел другие «литовские» евреи; летопись называет имена двух из них: Иосиф Шмойло Скаравей и Моисей Хануш.

Под воздействием евреев стала распространятся ересь жидовствующих.

Царь Иван III вёл дела с зарубежными евреями, руководствуясь прагматическими соображениями. Еще в 1472 г. посредником в переговорах между Москвой и крымским ханом Менгли-Гиреем был купец из города Кафа, еврей Хозя Кокос (его письма на иврите доставлял ко двору Ивана III шурин Кокоса Исуп, приезжавший по торговым делам в Москву). Длительную переписку Иван III вел в 1484–1500 гг. и с Захарией де Гвизольфи, князем Таманским, которого царь и его приближенные считали евреем.

Иван IV Васильевич (Грозный) запретил всякое пребывание евреев в стране и следил за тщательным соблюдением запрета. В 1545 г. были сожжены товары еврейских купцов из Литвы, приехавших в Москву. Когда польский король Сигизмунд II Август в 1550 г. напомнил русскому царю, что предшественники Ивана свободно впускали всех купцов его страны, христиан и евреев, Грозный ответил резко, намекая на ересь жидовствующих и историю с лекарем Леоном: «жиды... людей от крестьянства [то есть христианства] отводили и отравныя зелья в наше государство привозили... И ты бы, брат наш, вперед о жидах нам не писал!»

Евреи польских городов и крепостей, завоеванных русскими в ходе Ливонской войны, сполна испытали на себе ужасы садистского неистовства Ивана Грозного. Стрельцы сжигали евреев живьем, вешали или топили отказавшихся креститься вместе с детьми (см. Киддуш ха-Шем). Так, в 1563 г. после занятия Полоцка по приказу Ивана были утоплены около 300 человек. «Согласившихся» принять крещение уводили в плен, превращая в крепостных.

Сразу после смерти Ивана Грозного в 1584 г. запрет на въезд евреев стал соблюдаться менее строго. В том же году появляется сообщение о двух евреях — Свиборе и Кадыше, которые посетили Москву в составе литовского посольства. Значительные масштабы принял въезд евреев в Московскую Русь в Смутное время, особенно в правление Лжедмитрия I (1605–1606), пришедшего к власти с помощью польского войска. Евреи входили в свиту самозванца и пострадали при его низложении. По некоторым сообщениям, претендовавший на московский престол Лжедмитрий II был выкрестом из евреев и служил в свите Лжедмитрия I, а раньше жил в Шклове под именем Богданко и работал учителем.

Известные евреи данного периода[править]

  • Анбал Ясин — ключник князя Андрея Боголюбского.
  • Стефан фон Гаден (Данило Жидовинов) — врач, польский еврей. Боярин Василий Васил. Бутурлин отправил его в 1657 из Киева в Москву, где он начал врачебную деятельность в качестве цирюльника; Гаден впоследствии приобрел популярность и был назначен "поддоктором" (1667), а затем доктором (1672) царя Алексия Михайловича. Согласно Рихтеру, Гаден не обладал университетским образованием, диплом же свой получил от царя ввиду заслуг (в делах Аптекарского приказа он назван "бакалавром медицины"). Однако если верить Кильбургеру, Гаден, принявший поочередно лютеранство, католичество и православие, считался наиболее популярным врачом при Московском дворе. Царь одарял Гадена всякими милостями и, между прочим, позволил ему съездить в Смоленск (тогда принадлежавший Польше) к матери, что редко разрешалось иностранцам. В 70-х гг. 17 в. к Гадену переселились его родные и, по словам современного ему путешественника по России, благодаря Гадену "значительно увеличилось число евреев в Москве". Гаден находился в близких сношениях с единственным образованным боярином того времени, Артамоном Матвеевым. Гаден погиб во время восстания стрельцов (1682), обвинённый в отравлении царя Федора Алексеевича; вместе с другим немецким врачом они варварским образом были казнены на Красной площади: чернь, разыскивая неугодных бояр, потребовала и выдачи врача, которого обвинили в отравлении царя. Стефан и его сын Михаил (Цви-Хирш) были растерзаны бунтовщиками; заступничество царицы Марфы спасло жизнь только жене Стефана.
  • Ефрем Моизич — придворный Андрея Боголюбского, и его убийца.
  • Захария де Гвизольфи — князь Таманского п-ова, основатель секты жидовствующих, потомок Симеона де Гвизольфи, генуэзского еврея, который женился на княгине Вихаханим и под покровительством Генуэзской республики стал в 1419 владетелем п-ова.
  • Ицхак из Чернигова (Ицхе [Исаак] из Чернигова) — русский раввин 12 в. В словаре Моисея бен-Исаак из Лондона "Sefer ha-Schoham" приводятся объяснение Ицхака одного слова ";;;" с указанием на сходные русские выражения, что дало повод Цунцу, а затем А. Гаркави, утверждать, что евреи, жившие в России в эпоху Ицхака, уже говорили по-русски. Ицхак — один из первых русских евреев, упоминаемых в еврейской литературе. В английских памятниках (Pipe-Rolls, 1180—82) упоминается Исаак из России, и Джэкобс правильно отождествляет его с Ицхак из Чернигова. Джэкобс полагает, что Исаак из России, ученик Иуды Хасида, также идентичен с Ицхаком. В таком случае Ицхак покинул Англию и переселился в Германию или Богемию, где, по Цунцу, жил тот анонимный автор, с которым Ицхак вступил в близкие сношения.
  • Казарин Иван Захарович — воевода Владимира Мономаха, был в 1107 (1113) предводителем русско-хазарского войска, воюющего с половцами у устьев Днепра.
  • Хоза Кокос — влиятельный еврей из Кафы, купец, при посредстве которого великий князь московский Иван III Васильевич (1462—1505) заключил и поддерживал союз с крымским ханом Менгли-Гиреем (см. "Инструкция великого князя боярину Никите Васильевичу Беклемишеву от 1474 г."; его же "Инструкцию боярину Семену Борисовичу от 1486 ", "Регесты и Надписи", I, 193, 197; ср. ib., 194—195). Его письма на иврите доставлял ко двору Ивана III шурин Кокоса Исуп, приезжавший по торговым делам в Москву. Так, отправившемуся в Крым в марте 1474 послу Никите Васильевичу Беклемишеву было приказано передать Кокосу поклон от вел. князя и просить его выхлопотать у хана "ярлык докончательный", за что обещано Кокосу "своё жалованье"; посол должен также просить Кокоса: "коли будет ему к великому князю грамота послана о каких делах, и он бы жидовским письмом грамот бы не писал, а писал бы грамоты русским письмом или бесерменским". Кокос должен употребить свое влияние, "чтобы грабежа над великого князя гостьми не было в Кафе". В 1486 мы находим в инструкции великого князя боярину Семену Борисовичу, отправленному с посольством к царю Менгли-Гирею: "Да молвит Кокосю жидовину от великого князя... как еси наперед того нам служил и добра нашего смотрел, и ты бы и ныне нам служил; a мы аж даст Бог хотим тебя жаловати". Послу Семену Борисовичу было предписано обратиться к Кокосу с просьбой сохранить верность великому князю и расположить хана к последнему.
  • Леон (Мистро Леон Жидовин) — еврей-врач из Венеции, прибывший в Москву в 1490 среди других мастеров и художников. Леон состоял лейб-медиком великого князя Иоанна III Васильевича. Он — первый медик, приехавший в Россию из Западной Европы. Когда заболел сын великого князя, Иоанн, Леон вызвался его лечить, ручаясь жизнью за успех. Но молодой великий князь умер 7 марта 1490, и тогда Леон был казнён "на Балвановке апреля 22", "так как тогда верили в непогрешимость медицины, и в плохих результатах лечения видели только вину доктора".
  • Лжедмитрий II («Тушинский Вор») — самозванец, выдававший себя за сына Ивана Грозного царевича Дмитрия и, соответственно, за спасшегося 17 мая 1606 Лжедмитрия I. По некоторым сведением, еврей.
  • Моше бен Я‘аков из Киева (Моше Киевский II, Моше ха-Голе; 1449, Шедува, Литва, – 1520?, Кафа, ныне Феодосия) — учёный-талмудист, комментатор Библии, автор пиютов и каббалист. После путешествия в Стамбул, где он сблизился как с евреями-раббанитами, так и с караимами, Моше бен Я‘аков поселился в Киеве, где написал антикараимский полемический трактат. Во время нападения крымских татар на Киев (1482) дети Моше бен Я‘акова были угнаны в плен, и он выкупил их на деньги, собранные в еврейских общинах. Между 1482 и 1495. Моше бен Я‘аков составил грамматику иврита «Сефер ха-дикдук» («Книга грамматики») и написал трактат о еврейском календаре «Иесод ха-‘иббур» («Основа високосного года»). В 1495 литовские и украинские евреи подверглись изгнанию. В годы скитаний Моше бен Я‘аков написал посвященный каббале трактат «Шушан содот» («Лилия тайн») и каббалистические сочинения «Оцар ха-Шем» («Сокровищница Господня») и «Ша‘арей цедек» («Врата справедливости»). В 1506, во время пребывания в Лиде, Моше бен Я‘аков был захвачен в плен напавшими на город татарами и угнан в Крым. Был выкуплен местной еврейской общиной Солхата, поселился в Кафе, где, получив пост раввина, стал во главе общины. Моше бен Я‘аков сыграл важную культурно-религиозную роль в жизни крымского еврейства. Составленный им молитвенник, известный под названием «Минхаг Кафа» («Кафская литургия»), был принят всеми еврейскими общинами Крыма. Очень возможно, что Моше бен Я‘аков был учеником р. Якова бен-Меира Тама, так как некоторые данные говорят за то, что он его знал лично (см. Sefer ha-Jaschar р. Тама, № 522, p. 93a). Моше бен Я‘аков находился в переписке с Самуилом бен-Али, главой академии в Вавилонии. Респонс р. Самуила, посланный им Моше бен Я‘аковым, сохранился в рукописи "Jichuse Tannaim we-Amoraim", автором которого, по-видимому, является Иуда бен-Калонимос из Шпейера. Вероятно он идентичен ли он с Моисеем Русским, о котором говорится в "Sefer ha-Schoham".
  • Симеон — основатель запорожского казачества: «войско их начало своё возымело от 948 г. чрез вышедшего тогда из Польши некого человека, именем Симеон, роду хазарского, который якобы для рыбного промыслу и ловли звериной на устье Бог — реки, в её лимане, место избрал, и куда, по извещению его о тамошнем свободном промысле, присовокупились к нему земляки его и составили сперва через то шайку человек из ста или более 13».
  • Я‘аков бар Ханукка — купец; его письмо – первый письменный источник из Киева. Из этого, так называемого Киевского письма из генизы Каира, известно, что в начале 10 в. в Киеве существовала еврейская община (под письмом — подписи 12 человек); в городе находился и хазарский наместник, контролировавший переписку. Под покровительством хазарских правителей расцвела торговля между Востоком и Западом. Её осуществляли, в частности, и еврейские купцы — раданиты, владевшие, как сообщает географ 9 в. Ибн-Хурдадбих, несколькими языками, в том числе славянским. Раданиты вели торговлю рабами, шелком, мехами и оружием, а также восточными пряностями. Возможно, подписавшие Киевское письмо были потомками раданитов. «Герой» письма Я‘аков бар Ханукка и его не названный по имени брат, убитый разбойниками в торговом путешествии, были богатыми купцами. Некоторые киевские евреи по письму носили хазарские (например, Манар, Манас) и славянские (например, Гостята) имена. Письмо Я‘акова бар Ханукки является ценным источником по истории евреев, Руси, Хазарии; а также проливает свет на древнерусское право.
  • Опальный патриарх Никон жаловался в письме к царю Алексею Михайловичу (1671) на двух таких послушников Воскресенского монастыря, Демьяна и Мишку, которые вернулись в «жидовство» и «совратили» молодых монахов. Некоторые из монахов еврейского происхождения добились признания как мастера живописи: Иван Башмаков, отобранный в детстве у родителей, расписывал Грановитую палату Кремля в последней трети 17 в. и пользовался милостью царя; иконы Василия Познанского (около 1655 г. – после 1710 г.) не только вызывали восхищение современников, но и высоко ценились впоследствии. Среди ближайших сподвижников самого Никона находился монах еврейского происхождения Арсений Грек, основавший в 1653 г. школу в Москве, в которой было введено обучение греческому языку и латыни.

Литература[править]