Жан Тириар:Евро-советская империя

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

(тезисы)

СССР — наследник Третьего Рейха[править]

Если, в силу геополитики, СССР унаследовал детерминизм, заботы, риск и ответственность Третьего рейха, то США переняли английские антиконтинентальные и антиевропейские традиции. В течение четырех веков Англия-остров систематически препятствовала созданию какого бы то ни было сверхгосударства на европейском континенте, со времен Филиппа II до Бонапарта и Гитлера. Похоже, что в 1940‒1944 гг. Ла-Манш сослужил свою последнюю службу.

С учетом современной военной техники и слабости Англии — «небольшой страны с населением 60 миллионов человек, уставших от Истории» — канал шириной 40 км — это уже не водная преграда. Английский остров уступает место американскому. 40 км моря превращаются в 4000 км океана. Хочет того или нет, СССР является европейской державой. На Дальнем Востоке геополитические границы Европы совпадают с границами России: Владивосток — это такой же европейский город, как Дублин или Рейкьявик. В истории Европы СССР унаследовал судьбу Германии. С геополитической точки зрения СССР является наследником Третьего рейха. Ему ничего другого не остается, как, двигаясь с востока на запад, выполнить то, что Третий рейх не сумел проделать, двигаясь с запада на восток.

Где нужно выигрывать первый этап войны?[править]

Судьба будущего военного конфликта будет решаться на Средиземном море. Чтобы выиграть эту войну, СССР должен блокировать это внутреннее море как в Египте, так и между Марокко и Испанией. Такое блокирование должно быть выполнено в результате первого же натиска. Гитлер проиграл войну не в России, он проиграл ее уже в тот день, когда он согласился на «испанский нейтралитет» (и отказался от Гибралтара) и в дальнейшем не придавал должного значения Северо-африканскому фронту. Победу рейх должен был добывать на Средиземном море, а не на Востоке. Там добыть ее было в десять раз легче, чем на бескрайних русских просторах. Благодаря нейтралитету Франко Англия была спасена. Именно поэтому западные плутократии (Англия, США) и дали ему спокойно умереть в своей постели. Верно и то, что Муссолини, этот слишком видный и склонный к театральным эффектам союзник вынудил Третий рейх наделать немало ошибок. В 1940 г., после 18 лет власти, итальянский фашизм не был подготовлен даже к войне, неизбежность которой была логически очевидна, а именно быстрой и полной нейтрализации английского влияния в Северной Африке и на Среднем Востоке. С исторической точки зрения итальянский фашизм ничем не может оправдать свою военную бездарность. Уже через 6 лет после своего прихода к власти Гитлер пошел в наступление. Муссолини же, после 18 лет пребывания у власти, оказался неспособным справиться на Средиземном море с Англией, находившейся после Дюнкерка в отчаянном положении. Для стран Оси лето 1940 г. было временем обманутых надежд. Не только Франко связывал Гитлеру руки в Пиренеях, но и Петен не давал ему доступа к Средиземному морю. Вообразим Гитлера, предлагающего безоговорочный мир Дарлану (вспомним Пруссию после Садовы) и Франции после Мерс-Эль-Кебира.

Экономическая взаимодополняемость Европы и СССР[править]

Экономики Европы и СССР прекрасно дополняют друг друга. СССР обладает недостаточно используемыми природными ресурсами. Европе же не хватает некоторых видов природных ресурсов и ее промышленный потенциал используется не в полную силу. Сегодня Европа покупает по непомерно завышенным ценам арабскую нефть, продаваемую арабско-американскими концернами. Вряд ли обошлось бы дороже покупать ее завтра у русских. В 1980 г. Сибирь с ее колоссальными природными запасами дала всего лишь 9 % всей промышленной продукции СССР, к 1990 г. этот показатель планируется довести до 12 %. В 1985 г. Дальний Восток будет играть для СССР такую же важную роль, какую сыграл для Америки ее Дальний Запад в 1885 г. Сегодня СССР делает непомерные усилия по развитию Сибири. Заводы, необходимые для этого, находятся в Льеже, Эссене, Турине, Бирмингеме, Бильбао. Не менее важной для СССР является и демографическая проблема. Заселение Сибири происходит слишком медленно. Приморский край (на Тихом океане) СССР насчитывает не более 6 млн жителей, тогда как рядом в китайской провинции Тонгбей (бывшей Манчжурии, индустриализованной японцами) насчитывают 100 млн китайцев.

Блокирование средиземного моря, mare internum Европы[править]

После первой военной победы СССР блокирование Средиземного моря (в регионе Испания-Марокко, с одной стороны, и в Египте, с другой стороны) привело бы к созданию самой мощной мировой державы при условии объединения и последующего слияния:

СССР, сильного в военном отношении, но малонаселенного в Сибири;
Западной Европы, промышленно развитой и перенаселенной;
арабских стран, занимающих богатый энергетическими ресурсами Аравийский полуостров.

Сталинский подход к проблеме инородного населения включал две стадии: сначала «сотрудничество — контроль», затем «внедрение — подчинение». Нам придется напомнить русским еще одну историческую стадию, которая, кажется, ускользнула от их внимания, а именно стадию «взаимной ассимиляции — полной интеграции», куда более жизнестойкую по сравнению с системой «внедрение — подчинение».

Слабость экономики СССР, взятого в отдельности[править]

СССР выиграет первый этап войны против США. Этот «блиц<->этап» будет напоминать наступление немцев в мае-июне 1940 г. на западе и в июне-августе 1941 г. на востоке, а также молниеносное продвижение японцев в течение первых шести месяцев войны на Тихом океане. Ближайшими целями русского наступления будут захват Гибралтарского пролива, затопленной или разрушенной Англии — единственного надежного союзника Вашингтона, Суэцкого канала, используемого русскими и удаленного от зоны военных действий. Для этого СССР нуждается в контроле над Баб-эль-Мандебским проливом. После достижения этих целей начнется война на износ. По очевидным экономическим и технологическим причинам США имеют больше шансов выиграть такую войну. Не приходится доказывать очень низкую эффективность экономики централизованного типа. СССР не сможет выиграть войну на износ без активной поддержки промышленности и населения Западной Европы. Достижение поставленных целей на Гибралтаре и в регионе Сомали-Азия позволит, не прибегая к конкретным военным операциям, отрезать явных (Югославия, Израиль) и потенциальных (Турция) сторонников США.

США — противник европейского единства[править]

В противоположность СССР, который — для того, чтобы выиграть войну на износ, — нуждается в одобрении своих действий, а также помощи со стороны Западной Европы, включенной в советский блок на правах равенства и без ущемления ее достоинства, США не нуждаются в Европе. Более того, объединение Европы означало бы конец американской гегемонии в мире. Американцы это понимают. Поэтому они стараются проводить политику различного отношения к своим колониям-сателлитам в Европе — по принципу «разделяй и властвуй», — попеременно отдавая предпочтение то одной, то другой из них.

Не повторить ошибку Гитлера[править]

СССР проиграет затяжную войну, если он захочет навязать Европе свой порядок и повторит ошибку Гитлера, создававшего немецкую Европу. Хозяева Кремля стоят перед историческим выбором между созданием Европы русской или Европы советской. Советская Европа — это Европа интегрированная, русская Европа — это Европа оккупированная.

СССР выиграет затяжную войну, если он создаст настоящую, хорошо интегрированную Евро-советскую империю, которая будет простираться от Владивостока до Дублина и Рейкьявика. Приемлемыми условиями евро-советского гражданства будут полное равенство граждан, свободное передвижение их по Европе, полное отсутствие дискриминации в отношении доступа к руководящим постам в армии, промышленности и органах управления обществом. Иначе говоря, нужно сделать обратное тому, что американцы сейчас делают в Западной Европе, в которой они фактически свели своих союзников по НАТО до положения «сенегальцев» и «спаги» во французской армии 1939 г.

СССР вынужден расширяться[править]

Геополитика и геостратегия вынудят СССР либо создать Европу, либо перестать существовать как великая держава. СССР и США имеют примерно одинаковое по численности население. Но СССР должен защищаться на нескольких сухопутных фронтах (Китай, американская Европа), тогда как США в худшем случае могут легко отойти на свой остров, чтобы передохнуть. Капиталистическая экономика гораздо мощнее и гибче, чем бюрократическая система планового хозяйства. За исключением ГДР и Болгарии, сегодняшние сателлиты СССР в Центральной Европе весьма ненадежны и в случае войны Вашингтон мог бы легко манипулировать ими. Уже сейчас сионисты и американцы не оставляют Польшу в покое. В случае войны огромный промышленный потенциал Японии будет использован английским блоком так, как это предусмотрено трехсторонним соглашением между Китаем, США и Японией. Кого считать империалистическими? СССР или США?

Империалистические тенденции, приписываемые СССР, можно в какой-то мере оправдать. В 1941 г. он подвергся агрессии, был наполовину завоеван и разрушен. Память о войне 1941‒1945 гг. продолжает жить в сердцах советских людей. Окружение СССР американцами — это не отговорка, но неопровержимая военная и политическая реальность. Сегодняшние европейские границы СССР чрезвычайно уязвимы. Поэтому он остро нуждается в весьма значительном перевесе в классических средствах ведения войны. Американские ракеты базируются в Западной Германии. Советских же ракет в Мексике нет. Напротив, американский империализм не имеет никаких геостратегических оправданий или причин. Два огромных океана делают из территории США почти «идеальный остров», защищенный от всякого вторжения.

США ни в коем случае не могут утверждать, что они находятся под угрозой советского вторжения.

Слабость концепции[править]

Катехизисный характер современного коммунизма — причина его концептуальной неполноценности в отношении некоторых исторических понятий, таких, как интегрированная империя, централизованное единое государство. Это сродни умственной ограниченности. Сохранение двусмысленного отношения к «националистам» может дорого стоить СССР, если он вовремя не изменит свою историческую доктрину. Фикция «свободных» социалистических государств привела к потере Югославии уже при Сталине. Потом начала проявлять свой строптивый нрав Румыния, а теперь уже и Польша, подстрекаемая американскими и сионистскими агентами. Вероятно, очень мало советских мыслителей знакомо с понятием централизованного государства, окончательно уточненного Съейесом. Дословно цитируем:

«Франция вовсе не должна быть мозаикой из мелких наций, каждая из которых имела бы демократическое самоуправление, она отнюдь не объединение государств; она представляет собой единое целое, выполненное из составных частей; эти части не должны жить каждая своей самостоятельной жизнью, потому что они не просто объединены, но составляют единое целое.» (Речь на Конституане 7 сентября 1789 г.) В рассматриваемом случае достаточно заменить «Францию» «Европой». При современном уровне развития техники расстояния исчезли. Несмотря на очевидность этого, коммунисты так же, как и узконациональные западноевропейские деятели и приверженцы прошлого, считают историю чем-то застывшим. Немногие советские историки, по-видимому, знакомы с тем, что писал Ортега-и-Гассет по поводу возникновения государств-наций: они родились из династических устремлений, вписанных в геополитическую рамку. У массы вовсе нет «исторической спонтанности». Французы не создали Францию, но Франция создала французов.

Не окажутся ли завтра коммунисты в Вашингтоне?[править]

Военным действиям Советской армии, направленным на достижение «минимальных» целей, должно предшествовать (или проводиться одновременно с ними) расшатывание американских пешек. К ним относятся Садат, арабские царьки — мароканский король, испанский король, этот «американский Бурбон». Западногерманские коммунисты неспособны успешно справиться с этой задачей. На местах им не верят, если не считают смешными. Не исключено даже, что в ходе будущей войны «коммунисты с человеческим лицом» окажутся в ссылке в Вашингтоне.

«Моральный риск»[править]

Идея Европы, рожденной с помощью Советской армии в качестве акушерки, вызовет громкое возмущение западных благонамеренных. Однако эволюция взглядов Тириара находит свое отражение уже в его статьях по международной политике, опубликованных после 1964 г. Тириар не отказывается от своей идеи «нации, вышедшей из исторической партии». Он вносит в нее поправку. В связи с репрессиями, организованными американцами и их лакеями, партия должна стать более гибкой, полуподпольной. Это уже не легальная партия с четкой структурой. Это — «айсберг». Тириар, уже в 1963‒1964 гг. писавший, что процесс объединения Европы не может, не должен быть направлен против СССР (трагический крестовый поход 1941‒1945 гг., свидетелем которого он был, должен стать последним), сейчас говорит: «СССР может ускорить этот процесс».

В 1981 г. Тириар взвешивает все «за» и «против» Третьей мировой войны как катализатора истории. Сильные стороны СССР:

/а/ высокое качество Советской армии, ее мощь, дисциплинированность;
/б/ материалистический характер советского общества
/в/ благоприятное географическое положение СССР с его почти законченными геополитическими контурами. Чтобы перейти из категории «глубинной страны», «страны-ядра» по Макиндеру в категорию «мирового острова», СССР не хватает лишь Западной Европы.

Слабые стороны СССР:

/а/ экономика и промышленность, парализуемые догматизмом и бюрократией;
/б/ искаженный, даже извращенный материализм, не имеющий больше ничего общего с наукой, идея, изжившая себя;
/в/ ущербные концепции (так, в них полностью отсутствует идея империи) или даже теоретическое бессилие (к недостаткам США относится прежде всего их историческая незрелость). Тириар считает, что было бы глупо полностью отказаться от учений Маркса и Энгельса. Нужно полностью пересмотреть его, заимствовать его орудие мышления, отбросить все компромиссы, обусловленные «поиском широкого круга слушателей», потом «поиском метода». Тириар был поражен ясностью и богатством мысли ранних сочинений Маркса и Энгельса в отличие от сиропной, дремотной, скучной современной коммунистической прозы;
/г/ Наивность некоторых советских руководителей, уверовавших в мирное сосуществование;
/д/ угасание энтузиазма в СССР, разочарование молодежи.

Не война, а мир изнуряет СССР. В сущности, Советский Союз и создан, и подготовлен лишь для того, чтобы воевать. Учитывая крайнюю слабость его сельского хозяйства, необузданные выходки Валенсы, он не может долго просуществовать в условиях мира. Для реализации идеи объединения Европы нужна помощь Советской армии. Со своей стороны, СССР нуждается в Западной Европе, чтобы стать действительно великой державой. Точнее великой державой с большой буквы. Великой державой, к которой мы принадлежим в силу геополитики.

ИЗ ИНТЕРВЬЮ ЖАНА ТИРИАРА ЖУРНАЛУ «КАЙЕ ДЮ СДПЮ»[править]

В 1975 г. я хотел бы уделить большее внимание теме «общего врага в Вашингтоне». В 1963 г. я говорил о русском троянском коне в Западной Европе. Он все еще там. Но сегодня я посвятил бы большую главу американской «пятой колонне», политическим партиям, транснациональным компаниям, вооруженным силам разных стран, полиции и десяткам тысяч американских агентов, действующих под той или иной маской. Сегодня я уделил бы больше места геополитике. Европа простирается от Азорских островов до Сибири, включая Сибирь. Восточные границы СССР — это фактически границы Европы, следовательно Россия — это часть Европы. Мы не можем создать Европейское государство, которое имело бы «военные границы» с СССР длиной две или три тысячи километров. Более того, СССР никогда бы и не пошел на то, чтобы иметь западного соседа, в два или три раза более мощного, чем он (это уже стало фактом с экономической точки зрения и скоро станет верным с военной точки зрения). Травма, нанесенная вторжением 1941 г., еще слишком сильно дает себя чувствовать. Это — положительный психоз в России. Мы должны понимать это. С историко-геополитической точки зрения Европа, которая была бы «против России», просто немыслима. В истории нужно всегда отличать «вынужденный конфликт» от «преднамеренного конфликта». Не может быть и речи о том, чтобы играть с Москвой в пацифистов. Наоборот, нужно разыграть пацифистскую карту. На востоке нет врага — такой необисмарковской аксиомой должна была бы руководствоваться объединенная Европа. Выражаясь в терминах геополитики, Советский Союз не сможет удержать Сибирь (нашу Сибирь) более, чем на 20‒30 лет без помощи реорганизованной Европы. Через 30 лет китайцы, научно-технический потенциал которых будет практически равным нашему, заставят Кремль пересмотреть свои позиции.

Средиземное море должно снова стать европейским морем или озером. Для этого придется интегрировать в европейский блок страны, занимающие южное побережье этого моря.

См. также: