Закамское серебро

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Закамское серебро — одна из загадок русской истории. По сообщениям русских летописцев, его будто бы добывали в подвластном Великому Новгороду Прикамье в XIII—XV вв. Когда же эта территория перешла под власть Москвы, серебряные рудники подобно призрачному граду Китежу исчезли. В настоящее время на Урале добычи серебра не производится, и некоторые исследователи считают, что и в средние века серебра местного происхождения там не было, а выплаты новгородцами Москве и югрой новгородцам осуществлялись от доходов с торговли пушниной. Действительно, в позднем средневековье и в Новое время европейская торговля мехами практически полностью контролировалась русскими купцами, а история торговых связей Прикамья с Азией уходят в глубокую древность. До ХХ века на Урале находили многочисленные клады серебряной посуды, изготовленной в средневековом Иране и Византии, которые тоже нередко называют закамским серебром. Большинство этих кладов было оставлено еще в раннем средневековье коми-пермяками, задолго до появления славян.

Средневековые источники[править]

Сведения о закамском серебре и других богатствах страны, называемой когда-то русскими Пермью Великой, неоднократно встречаются в различных средневековых документах. Скандинавские викинги оставили множество упоминаний о сказочно богатой стране Бьярмия, жители которой, бьярмы, говорили на языке, похожем на финский и поклонялись богу Юмале, которому подносили в дар драгоценные металлы. Есть об этом указания и у арабских и византийских авторов. Историки XIX в. обычно отождествляли Бьярмию c Пермью Великой, но в наше время большинство авторов склоняется к версии о ее расположении в бассейне Северной Двины. Последнее плавание викингов в Бьярмию, состоялось в 1222 г.[1], и картографы XVI в. [2] помещают эту страну на Кольском полуострове, где никаких сказочных богатств заведомо не могло быть. Поэтому вопрос о географическом положении Бьярмии и ее богатств остается неясным.

Наиболее достоверные сведения о закамском серебре суммировал Николай Карамзин в «Истории государства Российского» [3], который указывает, что Иван I Калита добивался от новгородцев выплат части серебра, добываемого за рекой Камой в Уральских горах, в пользу хана Золотой Орды. Действительно, новгородский летописец сообщал, что в 1332 г. «…великыи князь Иванъ приде изъ Орды и възверже гнЂвъ на Новъгородъ, прося у нихъ серебра закамьского» [4]. Новгородцы неоднократно отказывали Калите, из-за чего он в 1333 г. занял Торжок, а в 1337 г. двинул московские полки в принадлежащую Новгороду Двинскую область, но, потерпев многочисленные потери, отступил. Стремясь к миру, новгородцы все-таки платили как обычную ханскую дань, так и контрибуции по мирным договорам. Калита стал первым московским князем, не только тратившим серебро и золото на подарки в Орде, но и покупавшим за него земли в чужих княжествах, в том числе с городами Углич, Белозерск и Галич, и все же оставившим наследникам богатую казну. По его завещанию не только дети, но и священники московские были одарены изделиями из серебра.

Как князь Иван узнал о закамском серебре — неизвестно, хотя для ведения войны с Новгородом силами его еще небольшого княжества должен был быть очень серьезный повод. Можно только предположить, что информацией о доходах Великого Новгорода с ним поделился старший брат, великий князь Юрий Даниилович, погибший в Орде в 1325 г. Перед этим он предводительствовал новгородским и псковским войсками в войнах с Швецией и немецкими рыцарями, а затем — с Великим Устюгом, стоявшим между новгородцами и югрой, и с берегов Северной Двины отправился в Орду кружным путем по реке Каме через область Пермскую [5], то есть лично посетив три старинных области новгородского Северо-Востока: Двинскую (нынешнюю Архангельскую), Пермь Вычегодскую (теперь республика Коми) и Пермь Великую (ныне Пермский край).

Вопрос о закамском серебре имеет непосредственное отношение к новому возвышению Руси над степью и к концу монголо-татарского ига. Русские сначала победили степь экономически, а уж потом военным путем, и военное превосходство было, в частности, обеспечено закупками в Европе появившегося в эту эпоху огнестрельного оружия. В течение следующего столетия русские княжества наполнились серебром настолько, что отменили обращение старинных денежных знаков, кун, представлявших собой лоскуты кожи с текстом, подобие современных бумажных денег. В России XV в. в ходу была только серебряная монета, и каждая деревня в 2-3 двора платила налогов ежегодно полтину серебром. Итальянский путешественник Марко Поло сообщал, что «…Страна эта не торговая, но много у них дорогих мехов высокой ценности; у них есть и соболя, и горностаи, и белки, и эрколины, и множество славных лисиц, лучших в свете. Много у них серебряных руд; добывают они много серебра» [6]. Карамзин, ссылаясь на это сообщение, выражает сомнение в его истинности и вновь упоминает, что тогда в русских землях не было другого серебра, кроме закамского, о котором к тому же в XV в. уже нет никаких упоминаний в сохранившихся документах. Тем не менее, количество серебра, которое новгородцы выплачивали, откупаясь от завоевателей, поразительно: только литовский князь Витовт однажды получил от них 60 пудов (около тонны), «что прежде открытия Америки было весьма много» [7]. Новгородское Заволочье, к которому относилась Двинская земля вместе с пермскими, было особенно богато и давало доходов существенно больше самого Новгорода со всей его западноевропейской торговлей. Дмитрию Донскому за Новгород платили окупа 3000 р, а за Заволочье — 5000 р.[8]

В 1397—1398 гг. Москва вновь вела войну с Новгородом за Двинскую область, и вновь новгородцы сумели отстоять свои земли, хотя уже не без труда: двинцы изменили и сдались московским полкам без боя. Лишь через год новгородская рать выбила москвичей, казнила изменников и обложила контрибуцией московских купцов. Наконец, через год после войны 1471 г., когда побежденный Новгород уже не мог защищать зависимые от него территории, Пермь Великая была присоединена к Московии, а сама Новгородская республика с оставшимися у нее владениями пользовалась независимостью еще лишь несколько лет. То ли в ходе войны, то ли еще до присоединения к Московскому государству, серебряные рудники в Прикамье, если они когда-либо существовали, были утеряны. В поисках серебра правительство Ивана III отправляло на восток одну экспедицию за другой. В 1491 г. серебряная руда была найдена на реке Цильме в бассейне Печоры [9], но она оказалась слишком бедной, и разработка вскоре была прекращена.


Новое время[править]

По меньшей мере, с XVIII в. на территории Пермской губернии существовали сотни приисков, где добывали тонны золота и платины[10], но платина, если ее и находили в допетровскую эпоху, в средние века не считалась драгоценным металлом. Кроме того, золотые прииски расположены не на западных, а на восточных склонах Уральских гор, которые в средние века были заселены враждебными Перми Великой вогулами (манси). Из-за чего пермяки так упорно воевали с вогулами, тоже неизвестно. Владение приисками на пограничной территории может быть причиной раздоров лишь гипотетически.

После присоединения Великопермского княжества к Московскому государству Пермь утратила славу страны сказочных богатств, но на Урале появились люди, которые вдруг сказочно разбогатели.

Традиция военного противостояния с племенами манси и их покровителями, сибирскими ханами, от пермяков перешла к русским, в частности, к семейству Строгановых. Аника Строганов, которого одни источники называют потомком новгородского купца, а другие — татарского мурзы, владел солеварнями в Перми Вычегодской. Он и его дети внезапно разбогатели, когда получили от Ивана Грозного разрешение на строительство солеварен в Перми Великой с особым условием «не делать руд, и если найдут где серебряную или медную, или оловянную, то немедленно извещать о том казначеев Государевых» [11]. Солеварни Строгановых располагались далеко к западу от Урала в районе Соли Камской. Тем не менее, по неизвестным причинам Строгановы старались закрепиться и за Уралом, на территориях манси и Сибирского ханства, хотя месторождений соли там нет. Втянувшись с войну с ханом Кучумом, Строгановы вынуждены были нанять целое войско казаков под предводительством атамана Ермака. В результате похода Ермака Сибирское ханство было разгромлено и присоединено к России. Сведений о разработках Строгановыми серебряных рудников нет, хотя их интерес к рудам хорошо известен. Даже на далекую Цильму они посылали собственную экспедицию. Известно также, что царь разрешил им для пробы добывать железную руду и завести в городке Орел литейный двор, чтобы лить пушки. Строгановы не были ни первыми, ни последними солепромышленниками в Пермском крае, но никто из прочих не может как-либо сравниться с ними по богатству и масштабам политического влияния, источником которого было то же неизвестно откуда взявшееся колоссальное богатство.

Две волости Верхотурского уезда Пермской губернии, в котором расположены залежи платины и золота [12], в начале XVIII в. были отданы Петром Великим семье Демидовых. Демидовы в результате сказочно разбогатели, и не только за счет разработок залежей медной и железной руды, но и путем тайной добычи драгоценных металлов. Они даже якобы чеканили монету в подвалах знаменитой Невьянской башни, но затопили их вместе с рабочими, когда возникла опасность разоблачения. Когда же их тайна все-таки стала достоянием гласности, Акинфий Демидов заявил, что серебро добывал не на Урале, а на Алтае, поэтому к вопросу об уральских серебряных рудниках и Демидовы могут никакого отношения не иметь.

Многочисленные рудопроявления серебра на Среднем и Южном Урале находили с XVI в. по настоящее время [13], но добыча из них серебра была экономически невыгодна. Перспективными считаются только руды Полярного Урала. Урал и в наше время остается регионом со сравнительно редким населением, в особенности Северный, где расположены древняя столица Перми Великой город Чердынь и старинные золотые прииски. Не исключено, что серебряные копи там тоже были, и не только на Цильме, но они потеряны в глубине веков, или их тайна хранится людьми, которые, подобно Строгановым и Демидовым, в этом могут быть заинтересованы.

Примечания[править]

  1. A.M.Strinnholm. Svenska folkets historia fran aldesta till narvarande tider. 1835 (рус.перевод А.Стриннгольм. Походы викингов. 2002)
  2. Carta Marina
  3. Н. М. Карамзин. История государства Российского. 1815. Том IV, гл.9
  4. Новгородская первая летопись старшего извода
  5. Н. М. Карамзин. История государства Российского. 1815. Том IV, гл.8
  6. Марко Поло. Книга о разнообразии мира, гл. CCXVIII
  7. Н. М. Карамзин. История государства Российского. 1815. Том V, гл.4
  8. Заволочье, новгородская область (из Энциклопедического Словаря Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона)
  9. Вычегодско-Вымская летопись
  10. Пермская губерния, раздел Промышленность
  11. Н. М. Карамзин. История государства Российского. 1815. Том IX, гл.6
  12. Верхотурский уезд, раздел География
  13. Уральский хребет (из Энциклопедического Словаря Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона)

См. также[править]

Ссылки[править]