Закон О кооперации в СССР (1988)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Закон подписал: Председатель Президиума Верховного Совета СССР А. Громыко

Москва, Кремль. 26 мая 1988 г. N 8998-XI

[править]

«В Сталинском СССР кооперативы и артели с государством практически не пересекались. И существовали в основном только на товарах группы Б (товары народного потребления). А если их и включали в Промфинплан и Госзакупки — это было большой удачей. Основные же фонды и права на недра — всегда оставались за государством.

Новый же Закон о кооперации, от 1988 года, существенно, принципиально отличался. И фактически открыл шлюзы для перетекания государственной, общественной собственности в частную. По новому закону государственные(!) предприятия могли участвовать в доле кооперативного имущества своими основными фондами, продукцией и финансами. Чем моментально воспользовались самые ушлые директора госпредприятий, занеся самое вкусное из активов в уставной фонд свеженарисовавшихся кооперативов. Было ваше — стало наше!

В Сталинском СССР существовал Госплан и за ценообразованием жестко следили. Отпускные цены на продукцию кооперативов и артелей не должны были превышать цены на соответствующую государственную продукцию не более чем на определенный процент (точно не помню, но что-то в районе +/- 10). И всем хватало. Новый же закон цены не регулировал вообще никак и в основу ценообразования на продукцию кооператива легли т. н. „договорные цены“. Разумеется, при предприятиях, выпускавших наиболее рентабельную и пользующуюся спросом продукцию моментально были созданы кооперативы, которые стали тупо перепродавать продукцию госпредприятий — но уже по другим, „договорным“ ценам. К приходу „Гайдара и его команды“, дикого рынка, шоковой терапии — было всё готово.

В Сталинском СССР и позже всю внешне-экономическую деятельность (ВЭД) осуществляло строго государство. Даже во времена НЭП такой … не было, чтобы кто-то помимо Государства торговал с заграницей сам по себе. Новый же закон позволял кооперативам самостоятельно заниматься ВЭД, минуя государство и его регулирующие органы. Что в комплексе с отпуском цен в „договорную“ анархию устроило для страны полный и хронический …! Даже то, что было к полу приколочено — отколачивалось и продавалось. За баксы. Точнее — за копейки.

А еще в СССР существовала двухконтурная финансовая система. И даже трехконтурная, с учетом ВЭД. Государство, промышленные предприятия, основные фонды и средства производства, товары группы А существовали, в основном, в контуре безналичного обращения. Всё остальное — товары группы, Б, торговля, общепит, услуги — в контуре наличного обращения. Там же были кооперативы и артели. И эти две системы — нал/безнал — практически никак не пересекались. Горбачевские же „реформы“ сделали эти два контура взаимопроницаемыми и безнал, посредством кооперативов, стало возможным переводить в наличные денежные средства. А если сюда добавить опережающий рост заработной платы в то время — не только в кооперативах, а тотально — то вал денежной массы накрыл буквально с головой весь потребительский рынок.

Надо отметить, что в СССР наличных денег печаталось ровно столько, сколько было выпущено товаров народного потребления и продовольствия. Ни копейкой больше. Ну, а когда стало возможным свободное перетекание из безнала в нал и опережающие темпы роста фондов заработной платы над выпуском потребительских товаров — то, естественно, товары быстро кончились и с прилавков было сметено буквально всё! А с учетом открывшихся предприимчивым людям возможностей в области ВЭД и диспаритетом цен на социально значимые товары и продовольствие (они стоили значительно дешевле справедливой, рыночной цены) — в Заграницу было вывезено вообще всё что возможно — включая мыло и зубную пасту. Вот отсюда и пустые прилавки.

Отсюда можно сделать казалось бы простой вывод — СССР де-факто закончился в 1988 году, с принятием Закона о кооперации, хотя де-юре и продолжал существовать… И фактическая дата ликвидации СССР — это дата принятия Закона о кооперации. …

Хотелось бы обратить ваше самое пристальное внимание на такую „вещь в себе“ как кооператив „Ант“. Запиленный аж в 1985 году.

Межотраслевой государственно-кооперативный концерн „АНТ“ http://elitehistory.info/index.files/ur​iki/ANT.htm

Заметьте! Закона о кооперации еще нет — а первый кооператив уже есть! Как так? И хоть документально он был зарегистрирован государственными органами в 1987-м, действовать легально он начал с 1985, под личиной Госконцерна. А его „творческий коллектив“ сложился и вовсе в далеком 1967-м. Ну, это когда Конвергенция, „оттепель“, реформы Косыгина-Либермана и прочая … И начало отсчёта разрушения СССР надо считать именно оттуда. …

Уже тогда, в далекие 60-е, партноменклатура всерьез задумалась о легитимизации и обналичке всех своих преференций. В этом её горячо поддерживали теневики и цеховики, которые с разгромом Хрущевым кооперативов предсказуемо ушли в тень. А чуть позже к ним примкнула „кровавая гэбня“ и криминал…

Имея и власть и деньги и доступ к средствам производства и выходы на „иностранных партнеров“ легализовать всё это, а тем более передать по наследству — в существующей парадигме СССР было невозможно. И, соответственно, с СССР нужно было кончать…

То есть де-факто полный и окончательный, фактический … СССР наступил в 1987‒88 гг, а не в 1991, когда он закончился юридически…

В строгом смысле … ещё в июле 1986 года через центры Научно-Технического Творчества Молодёжи (НТТМ) и Молодёжные Жилищные Кооперативы (МЖК), посреднические фирмы при госпредприятиях. В авангарде, естественно, шла самая гнилая и лицемерная часть общества — комсомольская верхушка…

Уже тогда на деньги взносов Партия (в лице своих „лучших“ представителей, понятно) создавала предприятия с иностранцами, получала льготные кредиты от государства, прибирала лучшую недвижимость, создавала частную банковскую систему, а директора начинали приватизировать свои предприятия. Они не платили никаких (!) налогов, но отчисляли 3 % дохода в общесоюзный фонд НТТМ и 27 % в местные фонды, которыми распоряжались координационные советы НТТМ. А государство получало ничего! На базе одного из московских НТТМ появился известный банк „МЕНАТЕП“ (Михаил Ходорковский), например.

То есть датой фактического разрушения СССР стоит считать не 26 декабря 1991 года, когда СССР был упразднен де-юре. И даже не 1988 год, с принятием „Закона о кооперации“, который фактически отменил действующую Конституцию. И не 1987 год, с официальным появлением первого кооператива (до принятия Закона о кооперации, заметьте). А именно 1985‒86 гг, когда первый кооператив „АНТ“ еще юридически не существовал, но уже действовал. И когда через комсомольские центры НТТМ и МЖК уже во всю шла приватизация госсобственности и легализация рыночных отношений».[1]

[править]