Иван Иванович Тхоржевский

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Иван Иванович Тхорже́вский (1878, Ростов-на-Дону — 11 марта 1951, Париж) — российский поэт и переводчик, сотрудник эмигрантской газеты «Возрождение».

Биография[править]

Член масонской ложи «Астрея» (Париж, 1922).[1][2]


Семья и родственные связи[править]

Брат — Сергей Иванович Тхоржевский, историк и юрист, арестованный в 1930 году в Ленинграде по так называемому «Академическому делу». Племянник, Сергей Сергеевич Тхоржевский, входил в редколлегию журнала «Звезда».[3]

Некоторые сочинения[править]

  • О Гучкове // Возрождение. — Январь‒февраль 1935.
  • Некролог А. И. Гучкова // Возрождение. — 20 февраля 1936. — № 3914.
  • Последний Петербург: Воспоминания камергера / Сост., примеч. С. С. Тхоржевского. — СПб.: Алетейя, 1999 и 2000. — 255 с.

Цитаты[править]

  • «Манифест 17 октября объявил целый ряд свобод, но как, на каких условиях, оставалось ещё неясным. И если бы отложить точное решение этих вопросов „до Думы“, то для Думы создался бы явный соблазн вообразить себя Учредительным собранием и расширить свою власть до крайних пределов. Государь этого опасался…»[4]

Критика[править]

И. Л. Солоневич писал в статье «За тенью Распутина»:

Ив. Тхоржевский в «Возрождении» считает [книгу] Якоби ["Император Николай II и революция"] «убогим черносотенным лубком». <…> Статья Тхоржевского вся посвящена доказательствам того, как распутинщина убила «душу монархии» и намекам на тему о том, как-де слабоволие Государя и болезненность Государыни привели к «надругательству над русской служилой честью», и, наконец, описанию того, как «солдатский сапог растоптал монархию».

По тхоржевско-холливудскому сценарию выходит так, что и Империю, и Монархию погубил-де пьяный мужик. <…>

Эта банально-дурацкое, тхоржевско-холливудское, детективно-сенсационное представление о роли Распутина слишком уж настойчиво и назойливо вдалбливается в сознание всего мира, в том числе и в сознание русской эмиграции. Это представление насквозь лживо…

Иван Грозный понимал историю несколько лучше Ивана Тхоржевского. В своем знаменитом воззвании из Александровской слободы он сознательно обратился к «черной сотне», к низам, теперь сказали бы, «к улице».

<…>

Господа Тхоржевские, вероятно, совсем забыли одно маленькое, очень маленькое обстоятельство: в годы войны почти ничего не говорилось о политическом влиянии Распутина. Говорилось совсем другое: Царица — шпионка и любовница Распутина. Распутин — шпион и любовник и Царицы, и Великих Княжен. Вот что говорилось. А кто это говорил?.. …Иван Тхоржевский ляпает в «Возрождении» совершенно гнусную вещь, гнусную до вони, до отвращения: о том, что «русская монархия была растоптана солдатскими сапогами».[5]

Публицист О. А. Платонов пишет о таких сотрудниках «Возрождения», как Тхоржевский:

В своей газете они не стеснялись клеймить «еврейско-масонское засилье», что совсем не мешало им регулярно посещать собрания своих масонских лож. Явные симпатии «Возрождения» в отношении итальянского и немецкого фашизма совершенно очевидно выражали стремление масонских стратегов свернуть русский патриотизм в тупиковую для него сторону и таким образом дискредитировать его.[6]

Историография[править]

Историк Д. А. Андреев пишет о монографии историка А. В. Ремнёва «Самодержавное правительство: Комитет министров в системе высшего управления Российской империи (вторая половина XIX — начало XX века)» (М., 2010):

…как отмечал И. И. Тхоржевский, лишь «царская власть» оказывалась «источником права», и не император «опирался на государственные учреждения, а они им держались» (с. 325). …Ремнев почему-то ограничился лишь скептическим отзывом о Тхоржевском, который, по его словам, «так и остался в плену монархической идеи, представляя императора каким-то государственным демиургом» (с. 324). Но в том-то и дело, что взгляд Тхоржевского ничуть не менее… далек от приверженности «монархической идее», чем позиция Нольде.[7]

Интересные факты[править]

В 1999 г. питерский писатель С. С. Тхоржевский любезно прислал мне только что вышедшую книгу его дяди Ивана Тхоржевского «Последний Петербург. Воспоминания камергера». Тот был поэтом, переводчиком Омара Хайяма и французских лириков.

Его принято считать автором стихов:

Легкой жизни я просил у Бога,
Легкой смерти надо бы просить!

Он был вообще незаурядной личностью, заметным государственным чиновником, блестящим помощником Столыпина, Витте, Кривошеина. После революции эмигрировал в Париж, с трудом, тайно, через финскую границу перебралась и семья. Но тут, в 1920 году, ему предложили стать управляющим делами «белого» правительства Крыма, где председателем был Кривошеин, назначенный Врангелем. Тхоржевский кинулся, добрался туда через Константинополь. Однако было уже поздно, дни Врангеля сочтены. На последнем совещании речь шла уже об эвакуации белых частей из Крыма.

В книге сказано: «Иван Тхоржевский был одним из участников этого совещания. Вероятно, не одного его удручала бесплодность прошедших дебатов. Он сочинил тогда — не для печати — язвительное и горькое стихотворение „Крымский съезд“ („Явились, много острого сбрехнули языком, но Крым из полуострова не стал материком“. Остальные стихотворные строки — в том же духе)».[8]

Примечания[править]

  1. Биографический словарь // Берберова Н. Н. Люди и ложи. Русские масоны XX столетия. — Харьков: Калейдоскоп; М.: Прогресс-Традиция, 1997. ISBN 966-7226-01-8, ISBN 5-89-493-008-1
  2. Платонов О. А. Криминальная история масонства 1731—2004 гг. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2005. — С. 461. ISBN 5-699-09130-0
  3. Сергей Сергеевич Тхоржевский (16 марта 1927 — 2 мая 2011) // Звезда. — 2011. — № 7.
  4. Цит. по: Туманова А. С. Первая русская революция и провозглашение свободы союзов и собраний // Отечественная история. — 2005. — № 5. — С. 37.
  5. Солоневич И. Л. За тенью Распутина // Наша Газета, 1939
  6. Платонов О. А. Криминальная история масонства 1731—2004 гг. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2005. — С. 365‒366. ISBN 5-699-09130-0
  7. Российская история. — 2011. — № 3. — С. 189.
  8. Ваншенкин К. В мое время: [Продолжение] // Знамя. — 2009. — № 9.