Индийский поход 1801

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Wiki letter w.png Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Wiki letter w.svg
В этой статье или секции нет ссылок на источники информации.
Вы можете помочь улучшить эту статью, добавив список литературы или внешние ссылки.
Наполеоновские войны
NapLogo copy.jpg  Первая коалицияВторая коалицияТретья коалицияЧетвёртая коалицияПиренейский полуостровПятая коалицияОтечественная война 1812 годаШестая коалицияСто днейВенский конгресс


Инди́йский похо́д 1801 — несостоявшийся военный поход объединённой русско-французской армии в Индию, предпринятый императором Павлом I в связи с выходом России из второй антифранцузской коалиции, заключением союза с Францией и обострением русско-британских отношений.

Пролог[править]

Геополитическая ситуация[править]

Для борьбы с революцией во Франции в 1798 была организована антифранцузская коалиция в составе России, Великобритании, Австрии, Турции и Неаполитанского королевства. Во время войны с Францией русские войска под командованием Суворова одержали ряд побед в Италии и совершили Альпийский поход. Активные действия вёл Черноморский флот, руководимый Ф.Ф. Ушаковым (Средиземноморский поход 1798-1800). Обострение разногласий между союзниками привело к выходу России из коалиции, заключению союза с Францией и разрыву с Великобританией (1800). Русско-британская торговля фактически прекратилась. Готовился поход объединённых русско-французских войск в Индию.

Восток всегда притягивал Наполеона. Серьёзные исследователи никогда не считали случайностью его экспедицию в Египет. Но особое место в наполеоновских планах неизменно занимала Индия. И отнюдь не потому, что французскому полководцу не давали покоя лавры Александра Македонского. Он, будучи сугубым прагматиком, чётко исходил из реалий своей эпохи, а во Франции со времён революции главным противником страны считалась Великобритания. В этом вопросе мышление Наполеона не отличалось оригинальностью. Но для того, чтобы вступить в схватку с могущественным островным гигантом, его империя не располагала флотом и не могла рассчитывать на быструю победу. Желая поставить Англию на колени, Франция искала другие, более эффективные пути. Помимо применения жёстких экономических средств (континентальной блокады), у Наполеона периодически возникала идея военного похода в Индию. В этом геополитическом пасьянсе полководца Россия всегда играла ключевую роль. Поэтому 1812 г. был закономерен.

План завоевания Индии[править]

British india.png

Идея отвоевания французами Индии, потерянной в Семилетнюю войну, в нашей историографии недостаточно исследована. Она затрагивалась востоковедами (в плане внешней политики Франции на Востоке), но напрямую не связывалась с возможностью похода в Индию через территорию России.

Не вызывает сомнения, что с точки зрения французских интересов военное вторжение в Азию с конечной целью завоевания Индостана стало бы стратегически важным шагом. Это привело бы к полному краху Великобритании и изменило геополитический расклад сил в мире. Впервые идея об индийском походе была высказана Бонапартом в 1797 г., ещё до его экспедиции в Египет. Позднее, прийдя к власти, он настойчиво внушал мысль о совместном походе в Индию императору Павлу I. И определённых успехов ему удалось добиться. Правда, российский государь, даже не заключив союза с первым консулом Франции, захотел решить эту задачу самостоятельно и отдал приказ об отправке казачьих полков для поиска путей в мало знакомую тогда для русских страну.

Поскольку сама идея индийского похода 1812 г. передавалась Наполеоном на словах и проекта как такового в детально разработанном виде не сохранилось, мы можем лишь реконструировать его по представленному в 1800 г. Павлу I плану тогда ещё первого консула Франции. Он был прислан российскому императору генералом Ж.К.Дюроком и сохранился в двух вариантах. По замыслу Н.Бонапарта, 70-тысячный экспедиционный корпус (половина французов, половина русских, из них 10 тыс. казаков) под командованием тогда ещё генерала А.Массена должен был за 120—130 дней (май — сентябрь 1801 г.) достичь берегов Инда. Планировалось, что французские части соберутся на Дунае, русский флот перебросит их в Таганрог, а оттуда по Дону они прибудут к Царицыну. Затем по Волге — в Астрахань, где к ним присоединятся русские войска. На это отводилось 80 дней. После чего объединённый экспедиционный корпус через Каспийское море должен попасть в персидский город Астрабад, двигаясь из которого он благополучно достигнет правого берега реки Инд. И на все эти действия давалось лишь 50 дней! Конечно, Наполеон не мог не отдавать себе отчёта в том, что на пути претворения в жизнь этого замысла встретится немало непредвиденных трудностей, и это обстоятельство его беспокоило. Он прямо задавал Павлу I вопрос — каким образом русско-французская армия «проникнет в Индию сквозь страны почти дикие, бесплодные, свершая поход в триста лье от Астрабада до пределов Индостана?». Как ни парадоксально, но русский царь постарался рассеять его опасения, выразив большой оптимизм и уверенность в успехе предполагаемой акции27. Без всякого сомнения, Наполеон после 1800 г. расширил свой диапазон сведений по интересующей его восточной проблематике (чему во многом способствовали французские учёные, дипломаты и разведчики), но в целом взгляды французского императора не выходили за рамки общих европейских представлений. Поэтому можно предположить, что в 1812 г. он, как и в 1800 г., продолжал мыслить в шаблонах представленного Павлу I плана индийской экспедиции. Возможно, после получения дополнительной информации произошли некоторые изменения в его взглядах на количество войск и сроках, необходимых для проведения такой операции. Однако в деталях, в частности при выборе маршрутов движения для экспедиционной армии, никаких перемен не было, о чём свидетельствовала определённая географическая направленность действий французской стратегической разведки перед 1812 г.

Поход войска Донского[править]

Павел I, самодержец всероссийский

Исполнять его пришлось частям войска Донского под начальством Платова М.И.. Его 41-й полк и две роты артиллерии (22 тыс. человек) в феврале 1801 г. выступили — через безлюдную Оренбургскую степь — на завоевание Средней Азии. В марте 1801 донские казаки дошли до Иргиза. С этого плацдарма им легче было достичь Индии — главной жемчужины в короне британской империи. Но преодолев за три недели 700 вёрст, казаки получили из Петербурга одно из первых повелений восшедшего на престол молодого Александра I — возвращаться на Дон.

Экспедиция русских в Среднюю Азию тогда серьёзно обеспокоила англичан, и не без их помощи российский император Павел I был убит заговорщиками. Как мы видим, восточные проекты ещё в молодости стали для Наполеона испытанным средством для оказания давления на внешнюю политику крупных европейских государств.

Эпилог[править]

Александр I Благословенный

Смерть Павла I в 1801 г. перечеркнула на время планы Наполеона. Однако он не переставал обдумывать проекты восточных экспедиций и готовить для них почву. В 1805 г. эмигрант Вернег доносил русскому правительству о замысле французского императора «с помощью толпы своих агентов, козней и самых сильных средств добраться до английских колоний в Великой Индии. Это единственный способ поразить эту державу в самом источнике её кредита и богатства и ударить на неё, так сказать, с тылу». Высказанное мнение подтверждалось и базировалось на конкретных фактах. Ещё до Тильзитского мира Наполеон послал в Азию с разведывательными целями миссии Ромье и Жобера, затем направил в Иран посольство генерала Ж.М.Гардана. В мае 1807 г. между Францией и Персией в Финкенштейне был подписан договор, одна из статей которого подтверждала о согласии шаха обеспечить французской армии бесприпятственный проход в Индию через свои владения. Вряд ли можно подвергать сомнению серьёзность этого международного дипломатического документа. Сомнительно, чтобы Наполеон стал попусту тратить время даже на обсуждение данного вопроса в разгар войны с Россией. По всей видимости, он не сомневался в победоносном окончании кампании 1807 г. и надеялся заключить с ней союз; в таком случае французские войска могли попасть в Иран через русскую территорию. В посольстве генерала Гардана в Персии находилось немало офицеров, которые легально занимались там топографической съёмкой местности. Результатом их деятельности стал детально проработанный проект похода через Иран в Индию с подробным указанием дорог и подсчётом времени каждодневных переходов.

Наполеон переходит Альпы, 1800 г.

В Тильзите Наполеон пытался соблазнить Александра I планами раздела Османской империи. Позже он не раз возвращался к идее объединённого франко-русского похода через Турцию в Иран. В письме к русскому государю от 2 февраля 1808 г. французский император выдвинул следующую программу: «Если бы войско из 50 тыс. человек русских, французов, пожалуй, даже немного австрийцев, направилось через Константинополь в Азию и появилось бы на Евфрате, то оно заставило бы трепетать Англию и повергло бы её к ногам материка».

Настойчивые маневры наполеоновской дипломатии свидетельствуют о том, насколько серьёзно во Франции относились к возможности индийской экспедиции. Однако втянуть в фарватер своей внешней политики Россию Наполеону не удалось, а обострение франко-русских противоречий с 1810 г. видоизменило и идею совместного похода: император решил силой добиться согласия России на это предприятие. В разговоре с Л.Нарбонном в апреле 1812 г. он следующим образом прогнозировал развитие событий: «...чтобы добраться до Англии, нужно зайти в тыл Азии с одной из сторон Европы... Представьте себе, что Москва взята, Россия сломлена, с царём заключён мир или же он пал жертвой дворцового заговора... и скажите мне, разве есть средство закрыть путь отправленной из Тифлиса великой французской армии и союзным войскам к Гангу; разве недостаточно прикосновения французской шпаги, чтобы во всей Индии обрушились подмостки торгашеского величия».

Это мемуарное свидетельство подтверждается другими документами. 14 апреля 1812 г. руководитель французской разведки в герцогстве Варшавском барон Э.Биньон представил министру иностранных дел Г.Б.Маре пространную записку о главных задачах готовящейся гигантской экспедиции. Анализируя обширные подготовительные мероприятия и собранные силы, автор ставит, по его мнению, резонные вопросы: «Что могло быть достойным призом такому огромному усилию? Какая цель достаточно грандиозна,.. чтобы заслужить такое развёртывание средств?» И, по его мнению, только лишь «ослабление России, ограничение этой державы границами старой Московии не станет достаточным вознаграждением за убытки чрезмерного передвижения». Биньон считал, что русская армия, так же как прусская, превратятся в «послушный инструмент» в качестве вспомогательной силы, т.к. никто не сможет «остановить поступь корпусов, вступающих в бой». Таким образом чётко определялась и цель похода 1812 г. — подготовка экспедиции в Индию. Россия же к наполеоновской армии «присоединится или добровольно, или вследствие законов победы будет привлечена к великому движению, которое должно изменить лицо мира». Биньон обрисовал даже детальное изображение будущих действий — в глубину Азии будет направлен контингент «из трети или четверти европейской армии, идущей нанести смертельный удар Англии, между тем остальные разместятся на берегах Вислы, Двины и Днепра, чтобы гарантировать тыл тем, кто будет участвовать в экспедиции».

Арман Огюстен Луи де Коленкур — Посол Франции в России

Не случайно также, что в 1812 г. родилась фальшивка, известная как «Завещание Петра Великого». По приказу Наполеона её максимально приспособили для актуальных задач французской внешней политики, вставив туда кусок текста «о захвате Индии». Увлечение Востоком для французского императора не прошло даром — по выражению министра иностранных дел Франции Ш.М.Талейрана, он всегда «имел в своём колчане две стрелы» и, исходя из складывавшихся обстоятельств, использовал то одну, то другую. Цель пущенной им «стрелы» состояла в извлечении долговременных политических дивидендов из тезиса о «русских варварах», на которых, в конечном итоге, перекладывалась вся вина за будущее завоевание французами Индии.

Жерар Кристоф Мишель Дюрок — герцог фриульский (17721813), гофмаршал (высший придворный чин) двора Наполеона I

«Завещание» активно распространялось среди солдат и офицеров наполеоновской армии. Не удивительно, что многие из них уже в начале 1812 г., ещё перед переходом Немана, считали, что их ведут «в глубь сказочной Азии». Вот так, под аккомпанемент наполеоновской пропаганды, запускалась военная машина грандиозного индийского похода французского полководца.

Матвей Иванович Платов — российский военный, граф (1812), генерал от кавалерии (1809). С 1801 года — атаман Донского казачьего войска.

Сохранить свои замыслы в тайне Наполеону не удалось. Ещё до начала военных действий план движения в Индию через Россию стал известен наследнику шведского престола и бывшему французскому маршалу Ж.Б.Бернадоту, имевшему личные каналы информации в Париже. В марте 1812 г. через генерала П.К.Сухтелена он передал Александру I, что Наполеон в течение двух месяцев рассчитывает разгромить русские войска, заключить мир, по условиям которого объединённая русско-французская армия направится сначала против турок, затем войдёт в Иран, а впоследствии проникнет в Индию. Причём планирует осуществить это за три года. Реальные сведения, как и всевозможные слухи, об индийском проекте Наполеона проникли и в российские общественные круги. Во всяком случае, свои суждения о плане Наполеона высказывали многие современники. Д.В.Давыдов, порицавший отступления русских армий к Москве, считал, ссылаясь на общее мнение, что в случае подписания мира с Наполеоном 100 тыс. русских вместе с французами отправятся на завоевание Индии10. Аналогичные выводы (отличавшиеся лишь нюансами) сделали как многие участники событий, так и первые историки кампании 1812 г.: П.А.Чуйкевич, А.Я.Булгаков, П.Х.Граббе. Даже в известной брошюре «Отступление французов», написанной в Главной квартире русской армии непосредственно по следам действий в декабре 1812 г., утверждалось, что русские разрушили французские мечты «о походах в Персию и Индию».

Реализация индийского проекта в первую очередь зависела от успехов французского оружия. Поэтому не случайно позднее А.Жомини вложил в уста Наполеона следующую фразу: «Предполагали, что я имел намерение идти в Индию через Персию, я и не отрекаюсь: мне приходила на мысль возможность подобной экспедиции; но экспедиция эта была обстоятельством второстепенным, совершенно подчинённым тому, в каких отношениях останемся мы с Санкт-Петербургским кабинетом». В таком же духе французский император высказывался маркизу А.Коленкуру, послу Бонапарта в России, который писал в своих «Мемуарах», что во время войны Наполеон «не сомневался, что русское дворянство принудит Александра просить у него мира, потому что такой результат лежал в основе его расчётов».

В военно-исторической литературе в целом никогда не возникало особых разногласий по поводу наполеоновского операционного плана. Его легко можно реконструировать на основе штабной документации, исходя из предвоенной дислокации французских корпусов и отдельных воинских частей. Но на возникающие затем вопросы — какие были поставлены цели, каких результатов и в какие сроки Наполеон хотел их добиться, каков в целом был стратегический план французского полководца — историки отвечают по-разному. Причина разногласий кроется в слабой базе гражданских источников, привлекаемой исследователями. Дополнить их круг можно лишь путём расширения проблематики вопроса — попробовать рассмотреть взаимосвязь разработки стратегического плана и деятельности стратегической разведки Бонапарта.

Об акциях наполеоновских разведслужб на русской территории, достаточно удалённой от границ страны, известно немного. Приведём лишь несколько фактов.

В 1811 г. агентурная группа в составе полковника А.С.Платтера, майора Пикорнеля и топографа Крестковского тайно проникла в Россию. Под видом отставных русских офицеров, снабжённые соответствующими документами, они совершили длительный вояж — побывали в Москве и в девяти губерниях. После чего Крестковский был отправлен с полученными сведениями обратно, а двое других продолжили путешествие через Поволжье к Оренбургу — опять-таки, для выяснения возможностей похода в Индию. Этот маршрут следования отнюдь не выглядел случайным. Как мы помним, преследуя те же цели, именно через оренбургские степи в 1801 г. император Павел I приказал идти 41-му донскому полку под командованием войскового атамана В.П.Орлова. Ряд неудач и случайностей помешал наполеоновским эмиссарам добраться до намеченной цели, и они вынуждены были повернуть на Дон, где 5 августа 1812 г. Платтера арестовали. Пикорнелю удалось скрыться. С этим любопытным случаем трудно не сопоставить подобный. В начале 1813 г. в Астрахани оказался другой агент — Адам Моретти (представлявшийся Петром Ивановым), живший в России под видом учителя. В 1812 г. он переехал сначала в Уфу, затем побывал в Оренбурге, а позже отправился в Астрахань, где и был арестован. При обыске в двойном дне его дорожного сундука обнаружили инструменты для съёмки местности и план Оренбурга с расположением воинских частей.

Нет сомнения, что французские разведывательные службы задолго до войны получили задание собрать максимум информации для подготовки индийского проекта. Явно не случайно они проявляли и особый интерес к казачьим регионам, особенно Дону. О намерениях французов «взбунтовать донцов, как народ, к которому они имеют особое уважение и благорасположение, которого желают снискать ласкою», писал в 1812 г. в своих письмах из армии и англичанин Р.Вильсон.

Действительно, наполеоновская разведка в первую очередь проявляла повышенное внимание к сынам донских степей. Ещё в 1808 г. неизвестный французский информатор доносил из России в Париж, что «казаки терпеть не могут жителей Великороссии, почти так, как ирландцы — англичан». Такого рода заявления в агентурных донесениях одного из резидентов России были характерными и для последующих лет. Вот типичный образчик послания 1811 г.: «...если вспыхнет война, казаки, которые очень недовольны, будут плохо сражаться, и легко можно поднять их на восстание, обещая им независимость». Ещё раньше, в 1810 г., французская разведка отправила на Дон двух агентов — для сбора сведений ведения антирусской пропаганды. Сам Бонапарт перед походом в Россию сделал заказ историку Мишелю Лезюру написать специальную работу — «Историю казаков».

Стойкая этносоциальная отчуждённость казачества от прочих жителей страны на самом деле реально существовала на протяжении всей истории Российской Империи. Но степень этой дистанцированности наполеоновская разведка чрезмерно преувеличивала. Во власти таких, в корне ошибочных, убеждений находились многие генералы французского полководца. Казаки, например, стали особенной слабостью неаполитанского короля, маршала Иоахима Мюрата — злые языки даже приписывали легко увлекающемуся шурину Наполеона мечты о создании отдельного казачьего царства после заключении мира. Мюрат был растроган изъявлениями восхищения и уважения, расточаемых в его адрес казаками, когда французский авангард под его командованием входил в Москву. Поэтому нельзя исключить, что в условиях постоянного соприкосновения с донскими полками наполеоновские эмиссары действительно попытались делать лестные, по их мнению, предложения кому-то из близкого окружения донского атамана М.И.Платова. Поползли даже упорные слухи о переговорах донцов с французами и возможной их измене.

Заключение[править]

Эта статья является частью серии статей
Казаки
Казачьи войска
Донское · Уральское · Терское · Кубанское · Оренбургское ·Астраханское · Сибирское · Забайкальское · Амурское · Семиреченское · Уссурийское
Другое
Азовское войско · Черноморское войско · Бугское войско · Кавказское линейное казачье войско · Задунайская сечь· Гетманщина · Некрасовцы · Персидская казачья бригада · Казаки в Турции · Запорожская сечь
История казачества
Гадячские статьи · Булавинское восстание · Выдача казаков в Лиенце · 25-ый казачий кавалерийский корпус · Первая казацкая кавалерийская дивизия · Индийский поход 1801
Известные казаки
Семён Будённый · Пётр Краснов · Богдан Хмельницкий · Иван Мазепа · Емельян Пугачёв . Степан Разин · Иван Сирко · Андрей Шкуро
Разное
Атаман · Гетман · Папаха · Панцирные казаки · Пластун · Шашка · Станица

Окончательно иллюзии по отношению к казачеству у Наполеона и его окружения рассеялись лишь в течение русской кампании 1812 г. Покидая Россию, французский император приказал сформировать из поляков — в противовес русской иррегулярной коннице — части «кракусов», напоминающие казачьи войска.

Приведённые факты подтверждают мнение о том, что Наполеон в 1812 г., стремясь достичь европейского господства, ставил перед собой и долгосрочные цели. Если анализировать его индийский проект с позиций сегодняшнего дня, то он, безусловно, представляется не столько смелым, сколько утопичным, поскольку очевиден контраст между планами Бонапарта и реальными возможностями для их осуществления25. Авантюрность действий французского императора, помимо субъективных факторов, сложившихся в силу целого ряда обстоятельств, объясняется крайне скудной информацией об азиатском регионе. Поэтому не только он, но и многие европейцы, современники событий, считали такой план вполне осуществимым. Например, император Павел I в письмах 1801 г. к генералу от кавалерии В.П.Орлову всерьёз полагал, что его казачий отряд (22 тыс. человек) пройдёт путь от Оренбурга через Хиву и Бухару до Индии за три месяца26. Причём экспедиция 1801 г. отправилась в путь без какой-либо разведки местности, предварительных сношений со среднеазиатскими ханами, не обладая сведениями о возможностях и особенностях этого региона, не имея маршрутов (В.П.Орлову была выдана только карта) и, по казачьему обыкновению, колёсных обозов. Поэтому вполне естественно, что даже во время прохождения по российской территории казаки пришлось преодолеть неимоверные трудности. Какими бы оказались осложнения при их дальнейшем продвижении?

Англичане всерьёз опасались реализации наполеоновского замысла. Видимо, не случайно в 1809, и даже в 1814 г., с Персией были заключены соглашения, запрещавшие пропуск через иранскую территорию в направлении Индии войск иностранных государств. Мало того, персы должны были стараться побудить к аналогичным действиям Хиву, Бухару, Коканд и Кашгар28.

Необходимо отметить и своеобразное «опьянение», которое испытывали многие высшие чиновники Франции после непрерывной череды громких наполеоновских побед. Психологические изменения, порождённые ростом военного могущества, стали причиной иллюзий Наполеона и его окружения в отношении исхода любой операции. В то же время французский полководец не мог предвидеть всех проблем, с которыми пришлось бы столкнуться его армии в индийском походе: он слабо представлял себе обстановку не только в Индии, Средней Азии и на Кавказе, но и, что особенно тогда было важно лично для него, в России.

Конечное осуществление индийского проекта Наполеона напрямую зависело прежде всего от результатов кампании 1812 г. В то же время этот замысел был тесно связан и, вероятно, заметно повлиял на процесс планирования войны с Россией. На наш взгляд, стратегическая концепция Наполеона в 1812 г. заключалась в следующем: предполагалось в течение нескольких месяцев нанести поражение русским войскам в приграничных сражениях, после чего Наполеон при заключении мирного договора постарался бы навязать противной стороне согласие на совместное франко-русское военное предприятие в Индию в 1813 г. Окончательный срок завершения похода в Индию планировался на 1814 г. В качестве гарантий он мог потребовать временно оставить за собой занятую территорию, а также зимовки будущего французского экспедиционного корпуса под Москвой. При переговорах были возможны самые разные варианты…

Таким образом, ростки грядущего крушения наполеоновской армии в России чётко просматриваются в стратегической модели французского полководца. Огромную роль в этом сыграли его личные политические ошибки и заблуждения. В частности, крайне расплывчатая стратегическая концепция Наполеона была целиком поставлена в зависимость от тактических успехов, т.е. от побед французского оружия на полях сражений. Современник событий 1812 г. А.Шувалов, разбирая по горячим следам ошибки французского императора, посчитал, что главная погрешность французского императора как полководца «... состояла в том, что он основал планы свои на политических расчётах. Сии расчёты оказались ложными и здание ево разрушилось»29.

В данном случае стоит рассмотреть и сравнить с французской выработанную перед войной российскую стратегическую концепцию. Основываясь на данных разведки, в 1810—1812 гг. военное министерство в Петербурге смогло не только подготовить операционный план на первоначальный период действий (ведение активной оборонительной тактики в виду численного превосходства французских сил), но, что немаловажно, к этому времени в высших правительственных кругах (в первую очередь, у Александра I и у М.Б.Барклая-де-Толли) утвердилась взвешенная, реалистичная оценка перспектив предстоящей кампании, как дела не одного месяца. Поэтому основой русского стратегического плана стала мысль о долгосрочной войне с Наполеоном, рассчитанной на два-три года: после оборонительных сражений на российской земле в 1812 г. предусматривался перенос военных действий в Европу (Александр I и его генералы рассчитывали на подъём антинаполеоновского освободительного движения)30.

При анализе процесса планирования обеих сторон бросается в глаза тот факт, что русский стратегический план был подчинён и логически вытекал из общего замысла ослабления противника. У Наполеона же, наоборот, успех первоначальных операций должен был окончательно определить стратегию; весь расчёт строился на мирном договоре, следующем за поражением русских армий. С самого начала войны конкретные оперативные вопросы и бесплодная погоня за тактическими успехами всё больше и больше заслоняли для Наполеона перспективы общего стратегического руководства. И если французский император ставил своей целью достижение по крайней мере европейской гегемонии, то суть русской концепции заключалась в ведении долговременной войны и в отказе от компромиссных соглашений. Авантюризму Наполеона был противопоставлен трезвый стратегический расчёт.

Отступление французов в 1812 г. (И.М. Прянишников)

Таким образом, индийский проект французского полководца превратился в его крупнейшую политическую ошибку. Всё это не только спутало карты императора и разрушило его замыслы, но и имело важнейшие последствия как для личной судьбы Наполеона, так и, в конечном итоге, для судьбы созданной им могущественной империи.

См. также[править]

Ссылки[править]