Русско-турецкая война 1806—1812

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Flag of Russia (bordered).svg Русско-турецкие войны Ottoman flag.svg
1. 1676—1681
2. 1686—1700
3. 1710—1713
4. 1735—1739
5. 1768—1774
6. 1787—1792
7. 1806—1812
8. 1828—1829
9. 1853—1856
10. 1877—1878
11. 1914—1917

Русско-турецкая война 18061812 была одним из звеньев в серии войн между Российской и Османской империями.

Начало войны[править]

Война началась с того, что в октябре 1806 года генералу Михельсону было повелено занять княжества Молдавию и Валахию, хотя война формально и не была ещё объявлена. Численность его армии доходила всего до сорока тысяч. 11 ноября русские войска начали переходить Днестр. Коменданты крепостей Хотин, Бендеры, Акерман и Килия уступили их без боя. Паша, начальствовавший в Измаиле, не поддавался увещаниям Михельсона, заверявшего, что мы вступаем в княжества лишь для спасения Турции от честолюбивых замыслов Бонапарта. В то же время рущукский комендант Мустафа-паша выслал отряд войск к Бухаресту, заняв который, турки стали предаваться всяческим насилиям над жителями, но 13 декабря были вытеснены отрядом генерала Милорадовича и ушли в Журжу. Предпринятая почти одновременно с этим попытка генерала Мейендорфа овладеть Измаилом, кончилась неудачей. Между тем Михельсон, расположив свои войска на зимних квартирах в княжествах, вступил в сношения с сербами, которые под предводительством Кара-Георгия ещё в 1801 года восстали против турецкой власти.

Только 18 декабря последовало со стороны Турции объявление войны. Армии верховного визиря приказано поспешно сосредоточиваться у Шумлы, а боснийскому паше с двадцатью тысячами двинуться против сербов, которым 30 ноября удалось взять Белград. Несмотря на протесты английского посла, боровшегося в Константинополе с французким влиянием, ему не удалось помешать разрыву с Россией. Тогда он выехал из турецкой столицы на эскадру адмирала Дукворта, а в конце января 1807 года эскадра эта силой прорвалась через Дарданеллы и остановилась против султанского дворца.

По наущениям Себастиани Порта завязала с англичанами письменные переговоры, а пока они тянулись, стала энергически укреплять Дарданелльский проход, угрожая пути отступления эскадры Дукворта. Последний понял это и в конце февраля ушёл из-под Константинополя. Вслед за тем Порта заключила союз с Францией, Англии же объявила войну.

Статистика Русско-турецкой войны 1806 — 1812[править]

Воюющие страны Население (на 1806 год) Мобилизовано солдат Убито солдат Умерло от ран Умерло от болезней
Российская Империя 39 800 000[1] 1 200 000 24 000 4 000 72 000
Османская империя 24 700 000 400 000 30 000 5 000 90 000
ВСЕГО 64 500 000 1 600 000 54 000 9 000 162 000
  1.  Население указанно в границах соответствующего года учёта (Россия: Энциклопедический словарь. Л., 1991.).


Боевые действия до первого перемирия[править]

Картина А. Боголюбова

Формирование турецкой армии шло медленно, но этим нельзя было воспользоваться, так как новое столкновение с Наполеоном не позволяло усилить войска в княжествах и поэтому в начале 1807 года Михельсону приказано было ограничиваться обороной. Наступательные действия возлагались на Черноморский флот и эскадру Сенявина, крейсировавшую в Средиземном море, а также на русские войска, находившиеся в Грузии. Михельсон, считая опасным оставлять Измаил во власти турок, положил овладеть этой крепостью и послал к ней корпус генерала Мейендорфа, который, однако, ничего не мог сделать и простоял у Измаила с начала марта до конца июля, ограничиваясь лишь отражением турецких вылазок.

Корпус гр. Каменского I, двинутый к Браилову, тоже не имел успеха и после нескольких дел с неприятелем отступил за реку Бузео. Милорадович, направленный на Журжу, успел разбить турецкий отряд у с. Турбат, но в начале апреля тоже отошёл к Бухаресту. Тем временем визирь, собрав армию под Шумлой, готовился вторгнуться в Валахию, но был задержан вспыхнувшим в Константинополе бунтом янычар, которые свергли Селима и провозгласили султаном Мустафу IV. Когда последний заявил намерение энергически продолжать войну, то визирь с сорока-тысячной армией перешёл Дунай у Силистрии и двинулся к Бухаресту, рассчитывая на дороге соединиться с корпусом рущукского паши Мустафы, следовавшего туда же от Журжи. Соединение это не удалось: 2-го июня Милорадович разбил у Обилешти авангард визиря, который после этого опять ушёл на правый берег Дуная. Тем временем Сенявин разгромил турецкий флот у Афонской горы. Сербы, поддержанные русским отрядом Исаева, тоже одержали несколько успехов. В Закавказье граф Гудович, вначале действовавший неудачно, 18 июня разбил Юсуфа-пашу на реке Арпачай. Черноморская эскадра контр-адмирала Пустошкина овладела Анапой.

Ряд неудач, плохое состояние армии и утрата надежды на помощь Наполеона, заключившего с Россией мир в Тильзите, вынудили Порту принять сделанное Михельсоном предложение о перемирии, которое и было заключено 12 августа, сроком по 3 марта 1808 года. Русские войска должны были очистить княжества, и Турции возвращались захваченные корабли и остров Тенедос. Турки обязались не вступать в княжества и прекратить военные действия в Сербии.

Во время переговоров Михельсон умер, а заступивший его место генерал Мейендорф ратифицировал перемирие и приказал войскам выступать обратно в пределы России. Но едва лишь началось это выступление, как турки стали вторгаться в Валахию и предаваться там грабежу.

Кавказ, 1808 год[править]

За Кавказом в 1808 году дела приняли неблагоприятный оборот: местное население, подстрекаемое персидскими и турецкими агентами, волновалось; имеретинский царь Соломон II явно восстал против России. Персы, по внушениям Англии, не соглашались на предполагавшееся установление границы и заявляли притязания на Грузию. Чтобы смирить их, граф Гудович подступил к Эривани, но предпринятый им 17 ноября штурм был отбит и стоил больших потерь. Но всё же несколько персидских отрядов, вторгнувшихся в Грузию, были разбиты.

Возобновление войны в 1809 году[править]

Император Александр I остался крайне недоволен такими условиями перемирия, равно как распоряжениями Мейендорфа, тем более, что за окончанием войны с Наполеоном к Дунайской армии направлены были подкрепления, увеличивавшие её силу до 80 000. Очищение княжеств повелено было остановить, и на место Мейендорфа главнокомандующим назначен был кн. Прозоровский (см.). Ему предписывалось поставить другие условия перемирия, но Порта не изъявила на то согласия. Тем не менее, военные действия не возобновлялись, так как в это время шли переговоры об окончательном мире, начатые в Париже при посредничестве Наполеона; однако с отъездом его в Испанию они были прекращены. В начале 1808 года опять начали переговариваться, но на этот раз не с визирем, а с влиятельнейшим из турецких пашей, Мустафой (рущукским). Переговоры были прерваны новым переворотом в Турции, где султаном провозглашен Махмуд II. Мустафа, став теперь верховным визирем, отверг все требования России и стал деятельно готовиться к войне. После эрфуртского свидания русского и французкого императоров переговоры возобновились, но не надолго. В ноябре Мустафа был убит янычарами. Порта, подпавшая теперь влиянию Англии и Австрии, выказала решительное упорство.

12 марта 1809 г. появился султанский фирман с объявлением войны.

Переправа через Нижний Дунай[править]

Кампанию 1809 году князь Прозоровский решил начать покорением турецких крепостей на левом берегу Дуная и прежде всего — Журжи; но штурмы как этой крепости, так и Браилова кончились неудачей.

Между тем государь требовал решительных действий; престарелый и больной главнокомандующий противопоставлял ему разные причины невозможности ранее осени переходить Дунай. Тогда в помощники Прозоровскому послан был князь Багратион.

В конце июля корпус гененерала Засса переправился через Дунай у Галаца и затем без единого выстрела овладел Исакчей и Тульчей. Авангард атамана Платова вступил в Бабадаг, после чего перешли на правый берег Дуная и главные силы. 9 августа князь Прозоровский умер, и начальство над армией перешло к Багратиону. Лёгкость переправы через Нижний Дунай объяснялась малочисленностью находившихся там турецких войск, так как главные силы свои визирь двинул в Сербию ещё в начале мая. В то время князь Прозоровский признал возможным отделить в помощь сербам лишь трёх-тысячный отряд Исаева, который скоро принужден был вернуться в Валахию.

В это время Сербия подвергалась страшному разгрому и жители толпами спасались в австрийские пределы. По переходе главных сил кн. Багратиона через Дунай в Бол. Валахии оставлен был корпус ген. Ланжерона, а у Бузео — корпус Эссена, предназначенный для поддержки, в случае надобности, русских войск в Бессарабии. Багратион, удостоверившись в слабости противника на Нижнем Дунае, решил попытаться овладеть Силистрией, к которой 14 августа и начал наступать, а через несколько дней после того отряды генерала Маркова и Платова овладели Мачиным и Гирсовым.


Между тем, благодаря субсидиям Англии турецкая армия была значительно усилена, и верховный визирь возымел намерение, пользуясь удалением главных русских сил к Нижнему Дунаю, вторгнуться в Валахию, овладеть Бухарестом и тем заставить Багратиона отступить на левый берег Дуная. Во 2-й половине августа он начал переправлять свои войска у Журжи. Ланжерон, узнав о том, решился, несмотря на незначительность своих сил, идти на встречу туркам и приказал ген. Эссену, передвинувшемуся к Обилешти, присоединиться к нему. 29 августа у дер. Фрасине (в 9 верстах от Журжи) они атаковали турецкий авангард и разбили его наголову. Между тем сам визирь, получая тревожные известия из-под Силистрии, не трогался из Журжи. Тем временем Багратион продолжал своё наступлениe; 4 сентября разбил у Рассевата корпус Хозрева-паши, а 18-го остановился перед Силистрией. За 4 дня перед тем крепость Измаил сдалась отряду ген. Засса. Визирь, узнав о Рассеватском поражении, перевел свою армию из Журжи обратно в Рущук и послал приказание войскам, действовавшим против сербов, спешить туда же. Таким образом грозивший Сербии окончательный разгром был отстранен; оставленный там Т. отряд отступил к г. Ниш. Между тем у Багратиона родились опасения англо-турецкой высадки в Добруджу и наступления турецких войск от Варны; поэтому он перевел оставленный у Исакчи и Бабадага корпус гр. Каменского I к Коварне, корпус Эссена — к Бабадагу, а отряд Засса оставил в Измаиле. Для действий против Силистрии осталось у него не более 20 т.; осада крепости шла вяло, а когда приблизился к ней визирь с главными силами Т. армии, то Багратион признал нужным отступить к Черноводам, приказав в то же время Каменскому I отойти до Кюстенджи. Вслед за тем он обратился в Петербург за разрешением отвести армию на левый берег Дуная ввиду неимения на правом берегу достаточного продовольствия, а также по причине опасности уничтожения мостов ледоходом. При этом он обещал ранней весной снова перейти Дунай и двинуться прямо к Балканам. Последним действием этой кампании была осада ген. Эссеном Браилова, который сдался 21 ноября. Государь, хотя и крайне недовольный бесплодием продшествовавших действий, согласился, однако, на ходатайство Багратиона, но с тем условием, чтобы на правом берегу Дуная оставались занятыми Мачин, Тульча и Гирсово. На Кавказе ещё в начале 1809 г. место Гудовича заступил Тормасов. Угрожаемый со стороны Персии и Турции, он не отваживался на наступательные действия, но, когда персияне ворвались в русские пределы, встретил их на р. Шамхоре и заставил отступить, после чего они опять завязали переговоры о мире. Пользуясь этим, Тормасов послал отряд кн. Орбелиани для овладения крепостью Поти, служившей пунктом сношений турок с Абхазией и Имеретией: крепость была взята 16 ноября. Другой отряд, посланный в Имеретию, захватил в плен её царя Соломона, и обыватели присягнули на верность России. К Анапе, укрепления которой были возобновлены турками, послана была из Севастополя эскадра с десантными войсками. Крепость эта была взята 15 июля и занята русским гарнизоном. Между тем кн. Багратион, огорченный неодобрением государя, испросил увольнения от звания главнокомандующего, и на его место назначен был гр. Каменский II, только что отличившийся в войне против Швеции. В начале марта 1810 г. он прибыл к дунайской армии, силы которой доходили до 78 тысяч, и, кроме того, направлена была для подкрепления её ещё одна пехотная дивизия. План действий нового гнавнокомандующего был следующий: корпуса Засса и Ланжероиа переправляются у Туртукая и осаждают Рущук и Силистрию; корпус гр. Каменского I направляется на Базарджик; главные силы (наполовину ослабленные отделением войск для осады крепостей) наступают на Шумлу; стоявший в Мал. Валахи и отряд Исаева переходит в Сербию, против которой турки снова приняли угрожающее положение; для прикрытия Валахии оставляется отряд под начальством ген.-м. гр. Цукато. Неприятель в это время ещё вовсе не был готов к войне, и сбор его войск у Шумлы сопряжен был с большими затруднениями. Гр. Каменский II, спеша воспользоваться этим, ещё в середине мая перешёл через Дунай у Гирсова и двинулся вперёд; 19 мая Засс овладел Туртукаем; 22 взят штурмом Базарджик, 30 сдалась Силистрия, осажденная корпусами Ланжерона и Раевского, а 1 июня пал Разград. Русские передовые отряды заняли Балчик и линию Варна — Шумла. Денежные субсидии англ. правительства доставили, однако, туркам возможность продолжать войну; быстро набиравшиеся войска отсылались к Шумле, Рущуку и на сербскую границу. Чтобы выиграть время, визирь предложил было заключить перемирие; но оно было отвергнуто. Между тем русская армия безостановочно двигалась к Шумле и к 10 июня обложила её с трёх сторон. Главнокомандующий, уверенный в слабости гарнизона, 1 1 июня предпринял штурм крепости, но после упорного 2-дневного боя убедился, что взять Шумлу открытой силой нельзя, и потому перешёл к тесной блокаде. Он рассчитывал взять крепость голодом; но когда через несколько дней туда успел пройти большой транспорт с припасами, то и эта надежда исчезла. Между тем и на других пунктах театра войны успехи остановились; отовсюду требовали подкреплений, а взять их было негде. Тогда главнокомандующий решил стянуть все свои силы к Рущуку, овладеть этой крепостью и, базируясь на неё, двинуться через Тырнов за Балканы. За оставлением корпуса гр. Каменского I для наблюдения за Шумлой и Варной главные силы подошли 9 июля к Рущуку, у которого присоединился к ним корпус Засса; 22 июля, после 10-дневного бомбардирования, предпринят был штурм, но он был отбит и стоил нам огромных потерь. Между тем визирь, узнав об отбытии русских главных сил, несколько раз пытался атаковать оставленные для наблюдения за Шумлой отряды, но 23 июля был совершенно разбит гр. Каменским I. Тем не менее, главнокомандующий приказал гр. Каменскому I отойти на линию Траянова вала и, разрушив укрепления Базарджика, Мачина, Тулчи, Исакчи, притянуть к себе оставленные в них гарнизоны; вместе с тем отряду Ланжерона, оставленному в Разграде, велено присоединиться к главной армии. Рущук продолжал оставаться в тесном обложении, а попытка турок освободить эту крепость кончилась 26 августа несчастным для них сражением у Батына (см.), после чего русские отряды заняли Систов, Белу, Тырнов и Орсову. 15 сентября сдались Рущук и Журжа. У сербов благодаря посланным к ним сильным подкреплениям (сначала отряд О’Рурка, а потом корпус Засса) дела тоже пошли успешно, так что в начала октября Сербия была очищена от неприятеля. После падения Рущука гр. Каменский II двинулся 9 октября вверх по Дунаю для овладения турецкими крепостями вплоть до Сербской границы. Никополь и Турно сдались без сопротивления; в то же время отряд ген.-м. гр. Воронцова (см.) овладел Плевной, Ловчей, Сельви и разрушил их укрепления. Зимний поход за Балканы главнокомандующий признал, однако, невозможным по продовольственным соображениям и потому решил оставить одну половину армии в занятых крепостях, другую же расположить на зимовку в княжествах. За Кавказом после бесплодных переговоров с персиянами военные действия возобновились и в общем были благоприятны, а после поражения неприятеля под Ахалкалаками персияне снова начали переговоры о мире. Действия Черноморского флота ограничились покорением крепости Сухум-Кале. — Между тем, к началу 1811 г. отношения России к Франции настолько обострились, что предвещали близкую войну, и для усиления наших сил на зап. границе государь повелел гр. Каменскому II отделить от его армии 5 дивизий, отправить их за Днестр, а с остальными войсками ограничиться обороной занятых крепостей; вместе с тем ему предписывалось поспешить заключением мира, но с непременным условием признания границы по Дунай и исполнения прежних требований наших. Главнокомандующий указывал на невыполнимость этих повелений и предлагал энергическое наступление за Балканы. Тем временем Наполеон употреблял все усилия, чтобы воспрепятствовать заключению Турцией мира; об этом старалась тоже и Австрия. Подчиняясь их влиянию, Порта напряженно собирала силы для нанесения русским чувствительного удара: войска её стягивались в Этропольских Балканах, а у Ловчи выставлен был их авангард (15 т.) под начальством Осман-бея. Гр. Каменский II, ожидая утверждения своего плана движения за Балканы, вознамерился подготовить себе путь туда и для сего приказал отряду гр. Сен-При овладеть Ловчей, что и было исполнено 31 января; но вслед за тем по приказанию тяжко заболевшего главнокомандующего отряд этот вернулся к Дунаю. — Вскоре после того гр. Каменский II назначен был начальником 2-й запасной армии и в марте 1811 г. вызван из Турции, а Дунайская армия вверена ген. от инфантерии М. И. Голенищеву-Кутузову. — Поставленный во главе армии, силы которой через удаление 5 дивизий чуть не наполовину уменьшились (осталось около 45 т.), новый главнокомандующий очутился в нелегком положении, тем более, что турецкая армия к весне 1811 г. возросла до 70 тыс. Ввиду этого Кутузов признал необходимым действовать с особенной осторожностью и, как он выразился, «держаться скромного поведения». Ознакомившись со своим противником ещё в Екатерининские войны, он рассчитал, что турки ограничатся на Нижнем Дунае демонстрациями, а главные силы направят к Среднему Дунаю, чтобы, переправясь там, овладеть Бухарестом. Поэтому, уничтожив укрепления Силистрии и Никополя, Кутузов стянул свои главные силы к Рущуку и Журже. Войска Засса в Малой Валахии и О’Рурка в Белграде прикрывали его правое крыло; левое же охранялось отрядами, расположенными на Нижнем Дунае и у Слободжи. Одновременно с этими подготовительными распоряжениями Кутузов вступил в мирные переговоры с визирем. Но так как имп. Александр не соглашался на уменьшение своих прежних требований, а турки, с своей стороны, тоже явились крайне неуступчивыми, то переговоры были прерваны. Бездействие русских убедило визиря в их слабости, а потому он решился начать наступление к Рущуку, а по овладении этой крепостью перейти Дунай и разбить Кутузова; в то же время другая турецкая армия, Измаил-бея, собранная у Софии, должна была переправиться около Виддина и вторгнуться в Мал. Валахию. По соединении обеих армий этих предполагалось овладеть Бухарестом. В начале июня визирь выступил из Шумлы, а 22 атаковал русских у Рущука, но потерпел поражение и отступил к заранее укрепленной позиции у с. Кадыкиой (15-XX в. к Ю от Рущука). Несмотря на одержанную победу, Кутузов по разным соображениям признал опасным оставаться под Рущуком, а потому, разрушив его укрепления, переправил все войска на левый берег. Затем, подкрепив отряды на правом и левом крылах и усилив укрепления Журжи, сам главнокомандующий с корпусом Ланжерона расположился в одном переходе к С от неё, рассчитывая в случае переправы визиря через Дунай нанести ему сильный удар. Вместе с тем, зная, что ещё нельзя было ожидать скорого открытия войны на нашей зап. границе, он просил разрешения придвинуть к Дунаю из Ясс 9-ю дивизию и из Хотина 15-ю. По отступлении Кутузова на левый берег визирь занял Рущук, но в течение всего июля не трогался оттуда, выжидая результатов действий Измаил-бея. Последний только в половине июля прибыл к Виддину и 20-го числа начал переправлять свои войска (около 20 тыс.) через Дунай. Заняв Калафат и сильно в нём окопавшись, он двинулся против отряда Засса (около 5 тыс.), но не мог овладеть малодоступной русской позицией. Когда 24 июля присоединились к Зассу отряды О’Рурка и гр. Воронцова и, кроме того, подошла к Дунаю наша флотилия, то Измаил-бей лишён был возможности ворваться в Малую Валахию. Между тем визирь решился переправиться на левый берег, чтобы, пользуясь огромным перевесом своих сил, разбить Кутузова и, угрожая сообщениям Засса, заставить его открыть дорогу Измаил-бею. Приготовления визиря продолжались долго, так что только в ночь на 24 августа началась переправа его войск, в 4 вер. выше Рущука. К 2 сентября уже до 36 тыс. турок было на лев. берегу, где они, по своему обыкновению, немедленно окопались; на правом же берегу оставлено было до 30 тыс. Вместо того, чтобы немедленно атаковать Кутузова, у которого под рукою было не боле 10 тыс., визирь оставался на месте. Благодаря его бездействию главнокомандующий успел притянуть к себе отряд ген. Эссена, стоявший на р. Ольте (как репли для Засса), и, сознавая, что наступил критический момент войны, не стал выжидать приказаний из Петербурга относительно 9-й и 15-й дивизий, но собственной волей распорядился ими: первой он послал приказание спешить к Журже, а второй — к Обилешти, для прикрытия лев. крыла армии со стороны Туртукая и Силистрии, откуда тоже угрожало появление неприятеля. С прибытием (1 сентября) 9-й дивизии силы Кутузова возросли до 25 т., и теперь он сам обложил укрепленный Т. лагерь, устроив линию редутов, примыкавшую флангами к Дунаю. В то же время созрел у него весьма отважный план: он решил переправить часть своих войск на правый берег, отбросить остававшуюся там часть Т. армии и таким образом отрезать у визиря его сообщения. Для выполнения этого предприятия ещё с половины сент. началась заготовка на р. Ольте плотов и паромов. Между тем Измаил-бей дважды (17 и 30 сентября) атаковал Засса, чтобы открыть себе путь к Журже, но оба раза потерпел неудачу. Тогда визирь приказал ему возвратиться за Дунай, двинуться к Лом-Паланке, где собрано было много судов, и, переправясь там опять на левый берег, выйти в тыл Кутузову. Последний, своевременно узнав об этом замысле, послал к Лом-Паланке отряд полковника Энгельгардта, которому и удалось в ночь на 27 сентября уничтожить стоявшие там Т. суда. Известясь о том, Измаил-бей уже не решился двигаться из Калафата. Вскоре за тем смелый план Кутузова был приведен в исполнение: 1 октября отряд генерала Маркова (5 т. пехоты, 2,5 конницы, 38 орудий) переправился на правый берег Дуная и 2 октября, на рассвете, внезапно атаковал остававшиеся там Т. войска, которые, поддавшись паническому страху, бежали частью в Рущук, частью к Разграду. Вслед за тем Марков, выставив на правом берегу, значительно командующем левым, свои батареи, стал громить лагерь визиря. Тогда визирь немедленно обратился к Кутузову с просьбой о перемирии, но, не дождавшись ответа, ночью переплыл на лодке в Рущук, передав начальство Чапану-паше. 3 октября русская дунайская флотилия окончательно прервала сообщения с правым берегом, и остатки Т. армии за истощением всех припасов постановлены были в отчаянное положение. 10 и 11 октября Туртукай и Силистрия заняты частями 15-й дивизии; в то же время и действия против Измаил-бея шли успешно и завершились отступлением его к Софии. Такое положение дел заставило наконец Порту склониться к миру.

Литература[править]

  • Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. — Минск., 2005.
  • Урланис Б. Ц. Войны и народонаселение Европы. — Москва., 1960.

Примечания[править]


Wiki letter w.svg
Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка.
Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Традиции.
Wiki letter w.svg В тексте этой статьи используются сокращения,
не входящие в список допустимых к использованию.

Пожалуйста, оформите статью согласно общим правилам и указаниям.