Ирония судьбы, или с лёгким паром!

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

«Ирония судьбы, или С лёгким паром!» — двухсерийный художественный фильм 1975 года. Был снят многокамерным способом (см. титры фильма) сразу в двух вариантах — в виде телевизионного и художественного (для проката в кинотеатрах) фильма. Процесс многокамерной съёмки и наличие двух версий подробно описаны в книге, написанной самим Э. Рязановым. Многокамерный метод съёмки предусматривал одновременную съёмку кинокамерой на киноплёнку и запись изображения с ТВ-камеры на видеомагнитофон. По словам самого Рязанова этот метод позволил ускорить процесс съёмки и монтажа фильма.

Какую из двух версий показывают сейчас по телевидению — неизвестно, вероятно, ту, что была выпущена на киноплёнке, так как видеозапись, скорее всего, не сохранилась. Зрители 1976 года могли видеть обе версии, которые слегка отличаются — настолько, чтобы эту разницу можно было заметить. Процесс показа фильма в 1976 году был следующим — после премьеры фильма по ТВ, ровно через месяц фильм снова был показан по первой программе ЦТ — по многочисленным просьбам телезрителей (что было уникальным явлением для советского ТВ). Затем, примерно в марте месяце 1976 г., в кинопрокат вышла киноверсия фильма[Источник?] и многие зрители посмотрели этот фильм уже в третий раз за три месяца 1976 года, что позволило им легко находить различия в версиях. Основная разница состояла в том, что киноверсия была заметно короче телевизионной.

История[править]

Фильм является авторской экранизацией пьесы «С лёгким паром!» (Отсюда и вторая часть названия фильма). Пьеса написана в 1969 году и к моменту постановки фильма уже с успехом шла в нескольких театрах по всему Советскому Союзу. Пьеса имеет практически одинаковый с фильмом сюжет — за исключением того, что действие фильма происходит в новогоднюю ночь.

Со временем фильм стал частью традиции проведения новогоднего вечера в бывшем СССР[Источник?] — этот фильм обязательно показывается 31 декабря по одному из центральных каналов ТВ, а часто и по локальным каналам.

Сюжет[править]

Главный герой, Женя Лука́шин, 36 лет, врач по профессии, проживающий на 3-й улице Строителей в Москве, вместе со своей невестой Галей готовится встретить Новый год. Они договариваются о том, что в новогоднюю ночь после двухлетнего знакомства Женя наконец-то сделает Гале предложение. По всему видно, что Галя — человек решительный и твёрдо решивший взять штурвал корабля семейной жизни в свои руки. Женя, слегка смущённый таким напором, совершенно некстати рассказывает Гале о том, что некогда, в точно такой же ситуации, он сбежал от предыдущей своей невесты в Ленинград. Пока мама Жени «все приготовит и уйдет», сам Женя, по сложившейся традиции, отправляется с друзьями в баню. В бане друзья изрядно выпили (четыре бутылки водки с пивом на четверых) — за Галю, за Женю, и вообще, за здоровье. Всё бы кончилось первым семейным скандалом в жизни Лукашина («она подумает, что я алкоголик!»), но один из его друзей, Павлик, этим же вечером должен был лететь в Ленинград. Провожая Павлика, друзья коротали время в ресторане аэропорта за бутылкой хорошего коньяка. И так всё спуталось в их головах, что вместо Павлика в Ленинград улетел Лукашин[1].

Проснувшись уже в Пулковском аэропорту и не заметив разницы[2], Женя берет такси и называет таксисту свой московский адрес. Хотя советские города тоже строились по разным проектам, дома в новых районах все равно были стандартными, равно как и названия новых улиц. Ничего не заметив, Женя поднимается в квартиру, которую считает своей (надо сказать, квартиру он получил только три дня назад). В советских новостройках все замки были одинаковыми[Источник?], из одного ящика, так что ключ подошёл.

Войдя в квартиру, Лукашин не заметил ничего необычного — в ленинградской квартире стоял точно такой же импортный мебельный гарнитур, что и у него дома (одна поставка, одна цена и примерно та же сумма взятки, которую необходимо было дать продавцу).

Спустя время, Надя Шевелева, школьная учительница, 34 лет, возвращается домой. Она торопится, ведь через полчаса должен прийти Ипполит, её жених. Войдя в свою собственную квартиру и готовясь надеть своё праздничное платье, Надя с ужасом замечает, что на её тахте спит совершенно незнакомый мужчина. Ясно, что это не вор, что это пьяный, скорее всего сосед-новосёл, случайно зашедший в чужую квартиру. Решив не вызывать милицию, Надя мужественно поливает незнакомца из чайника. Её задача — как можно скорее выставить незнакомца за дверь, пока не пришёл Ипполит (о том, что Ипполит — ревнивец, Надя, похоже, уже знала).

Но Женя вовсе не собирается уходить. С его точки зрения некая злобная мегера ворвалась в его квартиру и по неизвестной причине гонит его прочь. В результате суматошного объяснения и взаимного предъявления паспортов выясняется весь ужас ситуации: Галя ждет Женю в Москве, в то время, как её Женя сидит на полу в Ленинграде: «О Господи, лучше бы я улетел в какой-нибудь другой город!»[3]. Без денег (хотя и с документами) в новогоднюю ночь остаться на улице в мороз — означало замёрзнуть. Поэтому, несмотря на возражения пришедшего к Наде Ипполита, Надя разрешает Жене остаться у неё. Ипполит вспыхивает и в гневе уходит. Ему мерещится чёрт знает что — он бешено ревнует.

Новый Год. Женя и Надя поднимают бокалы. Протрезвевший Женя вдруг понимает, что перед ним сидит красивая женщина, почти кинозвезда, а Надя замечает, что Женя — вовсе не пьянчуга, а довольно симпатичный молодой человек. Надо сказать, что она не любит Ипполита, выходит она за него почти вынужденно — хорошая партия, да и подруги советуют — смотри, не упусти. И уход Ипполита для Нади — всего лишь повод избавиться от чуждого для неё человека. После ухода Ипполита как будто камень упал у неё с души. В свою очередь и Женя, справедливо опасавшийся попасть под каблук сильной характером Гали, почувствовал вкус свободы. И началась странная и путанная игра двух людей, не верящих в серьёзность вдруг так, на лету, возникающих отношений. Эта игра как бы разбивается на отдельные действия, прерываемые очередным возвращением Ипполита. Наблюдая за Женей и Ипполитом, Надя все больше убеждается в том, что делает ошибку, выходя за Ипполита замуж, при том, что Женя ей нравится все больше и больше. В свою очередь Женя, очарованный Надей, все больше и больше забывает о том, что дома его ждёт невеста (мудрая мама Жени права — он таки в душе бабник). Ключевой момент наступает тогда, когда выгнанные Надей за драку Женя и Ипполит вместе возвращаются в квартиру — и оба слышат разговор Нади с Галей — «А Женя — он ведь такой хороший. Я вам немного завидую». Ипполит в этот момент понимает, что он проиграл и ему пора уходить (хотя с поражением он так и не смирился), Женя понимает, что Надя отвечает ему взаимностью, а Галя, в Москве, вдруг осознает, что Женю у нее буквально крадут, прямо накануне свадьбы.

Надя свою половину вовремя не нашла. Встречалась одно время с любимым, да был он женат. И неосознанно наметила она себе так удачно подвернувшегося ей дальнего Женю. В этом и состоит Ирония Судьбы — «совсем не та ко мне приходит, мне руки на плечи кладёт и у другой меня крадёт. А той — скажите, бога ради, кому на плечи руки класть? Та, у которой я украден, в отместку тоже станет красть». Кончается новогодняя ночь, пора что-то решать. И тут вновь возвращается Ипполит, которого уже не ждут. Он пьян, унижен, оскорблён — по нему буквально прошлись. Он юродствует и пророчествует — «за одну ночь старое можно сломать, а вот новое построить — уже нельзя. Потрите мне спинку, пожалуйста, ну что вам стоит». И уставшим от пережитого Наде и Жене уже кажется, что Ипполит прав, что пора разбегаться, как нашкодившим котам. Ипполит, уходя умирать (в мороз, мокрый и в стельку пьяный), напоследок, как скорпион, ужалил Женю и Надю, заронив своими, вроде бы правильными словами, в их сердца яд неверия.

Надя больше не удерживает Женю, когда он уходит на вокзал.

Опустошённый и разбитый Женя возвращается в Москву. «Как больно, милая, как странно, сроднясь в земле, сплетаясь ветвями, как больно, милая, как странно — раздваиваться под пилой».

Дома его ждёт ничего не понимающая и страшно волнующаяся мама. Она готова бежать к Гале и просить её вернуться. Но Жене Галя уже не нужна. Его мысли о той, далёкой теперь ленинградской Наде. Он засыпает.

Вечером Надя, открыв дверь своим ключом (и заодно в последней раз проверив истинность слов Лукашина), входит в квартиру Жени. У неё есть хороший повод — она привезла забытый Женей в Ленинграде веник. Опять за Женю решающий шаг делает женщина. Возможно, это счастливый конец, но мудрая мама Жени почему-то печальна: «Поживём — увидим».

Новеллизация[править]

Существует новеллизация (драма с развёрнутыми ремарками) «Иронии судьбы», которая опубликована в составе сборника из трёх новеллизаций фильмов Эльдара Рязанова (наряду с новеллизациями «Стариков-разбойников» и «Берегись автомобиля»).

В ролях[править]

Съёмочная группа[править]

Песни и стихи[править]

Название Стихи Исполнитель песни/стихов
Со мною вот что происходит Евгений Евтушенко Сергей Никитин
Никого не будет в доме Борис Пастернак Сергей Никитин
По улице моей Белла Ахмадулина Алла Пугачёва
Мне нравится что вы больны не мною Марина Цветаева Алла Пугачёва
Если у вас нету тети Александр Аронов Сергей Никитин
На Тихорецкую Михаил Львовский Алла Пугачёва
Я спросил у ясеня Владимир Киршон Сергей Никитин
Благословляю вас Марина Цветаева Алла Пугачёва
С любимыми не расставайтесь Александр Кочетков Андрей Мягков,
Валентина Талызина

Примечательные факты[править]

  • Полячку Барбару Брыльскую в фильме дублировала Валентина Талызина. При этом Талызина играет одну из заметных ролей в фильме, так что в двух эпизодах Талызина разговаривает как бы сама с собой. Талант актрисы создал у зрителя впечатление, что слышны два разных голоса, настолько различаются их интонации.
  • Алла Пугачева и Сергей Никитин, исполнившие песни за героев Барбары Брыльской и Андрея Мягкова, не упомянуты в титрах фильма.
  • Эльдар Рязанов сыграл в картине одну из характерных для него эпизодических режиссёрских ролей — раздражённого пассажира в самолёте, на которого постоянно сваливается спящий Лукашин. Решение играть в каждом фильме небольшую роль возникло у Эльдара Рязанова во время съёмок фильма «Девушка без адреса», когда он впервые заметил, что актёров, которых он сам сделал знаменитыми — все узнают на улицах, а вот режиссёр всегда незаслуженно остается в тени (описано в одной из книг самого Рязанова). Надо сказать, что в этом Рязанов не был оригинален — до него к такому же решению пришёл Альфред Хичкок.
  • Съёмки картины проходили в панельном доме, расположенного в Москве по адресу проспект Вернадского, 125. Дом этот, однако, построен по экспериментальному проекту, реализованному всего в трёх домах на этом проспекте [4]. Съёмки интерьера ленинградской квартиры проходили в доме 113. Ныне в цокольном этаже дома 125 находится Театр на юго-западе. В 2003 году на стене дома 125 по проспекту Вернадского была открыта мемориальная табличка с изображениями Барбары Брыльской и Андрея Мягкова. Несмотря на распространённое мнение, что съёмки проводились в реально существующей квартире — это неверно, так как ни в одну настоящую квартиру в 1976 году невозможно было бы вместить необходимую киносъёмочную и осветительную технику. То, что возможно сегодня, было невозможно в 1976 году.
  • Похоже, что Эльдар Рязанов не случайно выбрал именно этот дом. Зритель мог видеть его в другом фильме - «Подсолнухи» Витторио де Сика (1970 года). В фильме "Подсолнухи" мы видим тот же самый кадр, что и в "Иронии судьбы" - угол дома с подъездом и видом на церковь.
  • Квартира Нади имеет оригинальную планировку с трансформирующимися по ходу действия стенами — планировка квартиры всё время меняется. Мало кто из зрителей замечает, что в квартире Нади не только два холодильника — но и две ванных комнаты (в одной моется Ипполит — она из прихожей направо, другая ванная комната выходит характерными окнами верхнего света в кухню. Вход в неё из небольшого коридорчика между залом и кухней, из зала — налево). Кроме того, заметно, что прихожая то расширяется, то сужается, часть стены с входной дверью то прямая, то идёт под углом. Соответственно и вешалка висит то прямо, то боком. К концу фильма в прихожей появляется ещё одна дверь, из зала — налево. Вид от входной двери тоже разный — то там видно балконное окно, то (правильный вариант) — сервант, в конце фильма появляется встроенный шкаф, которого раньше вообще не было (опровержение - шкаф был и виден после звонка Жени в Москву).
  • В связи зыбкостью ленинградской квартиры и обилием слишком явных чудес в ленинградской части фильма — у части зрителей во время обсуждения на форумах появилась версия — вся ленинградская (в некотором роде — фантастическая) часть Лукашину просто приснилась, а в конце мы видим ту самую Надю, к которой он сбежал в Ленинград в первый раз и о которой тайно мечтал всё это время. Надя приехала, узнав о том, что Лукашин женится. (Галя же ушла, обидевшись на напившегося вдрызг Женю.) Веник он забыл у Нади ещё в прошлый раз. Отмечается, что в финале фильма Надя немного другая, более приземлённая, реалистичная.
  • Надя лжёт Лукашину и зрителям — площадь её квартиры никак не 32 кв. м. а раза в три — четыре больше. В «Иронии судьбы−2» эту погрешность учли, отсюда и фраза Ираклия — «у вас негде повернуться» (опровержение - не в 3-4 раза, а "полезной площадью в 32 кв.м", "полезная" - это жилая площадь (а не общая), т.е. площадь двух комнат, в фильме она выглядит примерно в 40-45 кв.м).
  • В начале фильма, когда Павлик едет к Жене, используется автобус ЛиАЗ-677, на то время очень популярная модель автобуса на городских маршрутах Москвы, да впрочем и других советских городов. В том же самом автобусе Женя едет домой, вернувшись из Ленинграда в Москву.
  • В 2005 году о выпуске картины «Ирония судьбы. Продолжение» объявил Первый канал российского телевидения. Снял её кинорежиссёр Тимур Бекмамбетов. Фильм является сиквелом к оригиналу: в нём сын Жени и Гали встречается с дочерью Надежды и Ипполита. Фильм вышел на экраны 21 декабря 2007 года.
  • Один из курьёзных случаев — в титрах, идущих в начале фильма, допущена опечатка: в слове «исключительно» (во фразе «Совершенно нетипичная история, которая могла произойти только и искючительно в новогоднюю ночь») пропущена буква «Л».
  • Во время первого прихода Ипполита к Наде по телевизору идёт фильм «Соломенная шляпка», снятый в 1974 году режиссёром Леонидом Квинихидзе. В частности, на экране видна Людмила Гурченко, которую Эльдар Рязанов снимал во многих своих фильмах. В «Иронии судьбы» для Гурченко роли не нашлось, но Рязанов все же «снял» её в своём фильме вот таким оригинальным способом.
  • Согласно одной из легенд, фраза «Тёпленькая пошла» не постановочная, а естественная. При съёмке этого дубля из крана действительно неожиданно пошла тёплая вода. Точно так же считается «естественной» фраза «какая гадость ваша заливная рыба» — Ипполиту действительно пришлось есть то, что приготовили в столовой Мосфильма.
  • Одна и та же бутылка пятизвёздочного коньяка снялась в трёх эпизодах — она стояла на столе в Москве, в Ленинграде (полная) и, пустая — на столе в ресторане аэропорта.
  • Коробку «Зефира в шоколаде» можно увидеть дважды — в начале фильма её продаёт «снегурочка» за прилавком, затем с ней же на второй день приходят друзья Лукашина. Создаётся впечатление, что герой Ширвиндта купил её сразу и таскал два дня с собой («Зефир в шоколаде» в СССР был дефицитом).
  • Первоначально в роли Ипполита начал сниматься Олег Басилашвили, но из-за смерти отца был вынужден прекратить работу. Вместо него был приглашён Юрий Яковлев. Этим обстоятельством объясняется признанный Рязановым «ляп» в сцене, когда Лукашин выбрасывает с балкона фотографию Яковлева, а Надя подбирает фото Басилашвили, так как этот эпизод не успели переснять до схода снега.
  • 3-я улица Строителей в Москве всё-таки была! Но в 1958 году её переименовали. Теперь это улица Марии Ульяновой.

Ошибки в фильме[править]

  • Согласно фильму, Надя и Женя оба получили свои квартиры три дня назад. Однако, в обеих квартирах уже есть телефоны. В те времена телефоны ставили далеко не сразу. Да и сейчас — далеко не всегда. [5]
  • На машину Ипполита самосвал высыпает полный ковш снега. Сомнительно, что самосвал работал в новогоднюю ночь (тем более ровно в полночь). [6] Интересно, что проезд по городу вообще снимали весной 1975 года, когда никакого снега вообще уже не было (процесс съёмок был описан в одном из номеров журнала «Советский экран» в 1975 году, ещё до первого показа фильма по ТВ).
  • Женя предполагает наутро пойти в Эрмитаж. Эрмитаж не работает 1 января, и вряд ли герой мог этого не знать. [7]
  • Когда Надя едет от своего дома на Московский вокзал, она садится в такси к одному шофёру, а когда выходит, шофёр уже другой. [8]
  • Когда Женя летит домой в Москву, у него нет денег на билет, железнодорожный билет, который ему купила Надя он выкинул, а 15 рублей, выданных ему на билет Надей ранее, он отдал её матери. Опровержение: Во время фразы: «…поездом не поеду…» он снова берёт их со стола.
  • Лукашин заказывает разговор с Москвой по телефону зелёного цвета. В последующих сценах телефон красного цвета.[9] Опровержение - в квартире два телефона, и один из них зеленного цвета стоит в прихожей. Именно по нему и звонил Лукашин в первый раз.
  • Герой Ширвиндта покупает шампанское и апельсины рядом с Новочерёмушкинским рынком, разворачивается на 180 градусов и идёт по проспекту Вернадского, что в нескольких километрах от рынка.
  • Расстроенная Надя гуляет в предрассветной мгле по Питеру по набережным Невы в районе Петропавловки. «Впрочем, её прогулка — с подвохом, — отмечает краевед Калашников, — на пару секунд в кадре за её спиной мелькает Москва. А именно — 1-й Краснокурсантский проезд в Лефортове в районе Екатерининского дворца. За спиной актрисы проезжает типичный московский трамвай серии МТВ-82. В Питере такие тогда не ездили».
  • Тот же переулок и трамвай МТВ-82 видны и когда Ипполит выходит из телефона-автомата после первого звонка Наде.
  • Питерский номер Нади — шестизначный (14-50-30). А номер аварийной лифтовой службы в подъезде — московский, семизначный.
  • Основные уличные сцены снимали в марте. Метель в итоге вышла нарочито сильной — бумажные снежинки гоняли ветродуями. А вот панораму зимней заснеженной Москвы сняли позднее, уже зимой 1974 года. Поэтому видны занесённые снегом домики деревни Тропарёво и бодрые лыжники.[10]
  • Те кто умеют играть на гитаре непременно отметят, что Андрей Мягков видимо взял в руки инструмент впервые только на съёмках "Иронии Судьбы". Как ни уводил стыдливо оператор камеру от левой руки Мягкова на грифе гитары, скрыть это было невозможно.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. В советское время пьяных в самолёт не пускали, но в новогоднюю ночь, видимо, случаются всяческие чудеса
  2. здания аэровокзалов в СССР хотя и строились по разным проектам, но всё равно были похожи друг на друга как близнецы
  3. Осталось, правда, неясным, почему Женя пошёл в баню с паспортом — граждане СССР в те времена паспорт с собой брали крайне редко и сугубо по делу
  4. http://www.idh.ru/architecture/article436.html
  5. Мнение: герои переехали в свои квартиры три дня назад, а квартиру они могли получить и раньше. Мы не знаем, насколько заслуженным человеком была мама Лукашина. А Наде с телефоном мог поспособствовать Ипполит
  6. Мнение: в новогоднюю ночь всегда приходится работать множеству людей (см., в частности «Иронию судьбы-2»). Активно падающий снег убирать надо ночью — иначе утром по городу уже не проехать. Весь этот эпизод — метафора.
  7. Мнение: Женя говорил то, что первое пришло ему в голову
  8. Мнение: Надя могла сделать остановку по дороге и взять другое такси
  9. Мнение: красный телефон стоит в комнате, а зелёный — в прихожей
  10. По данным того же номера «СЭ» весь фильм был снят за первую половину 1975 года. После окончательного монтажа фильм почти полгода «пролежал на полке», так как премьера фильма должна была состояться сразу же после нового, 1976, года

Ссылки[править]