Кокутай

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Кокутай (яп. 国体, «Тело нации») — идеологическая платформа, комплекс идей, образующих национальную идентичность японцев.[1]

Зарождение кокутай относится к периоду Токугава (1603‒1868), когда неоконфуцианский философ Аидзава Сэйсисай (会沢正志斎, 1782‒1863) сформулировал основную идею кокутая как некие неразрывные связи между японским императором и его подданными, каковые связи, по мнению философа, и составляли «тело нации». Позднее понятие «кокутай» стало распространяться на всё, что японцы считали уникальными чертами своей нации, как то: религия (синтоизм), государственное устройство, воинский дух (бусидо) и т. п.

Кокутай становится официальным учением о японской государственности.

Основные принципы Кокутай[править]

«Основные принципы кокутай» (Кокутай-но хонги) — текст, выпущенный министерством просвещения в начале 1937 года. Выпущенный в свет анонимно насыщенный классической терминологией, цитатами и аллюзиями из древних памятников, а потому не слишком понятный большинству подданных текст был, тем не менее, рассчитан на массовое распространение. Его общий тираж за восемь лет до конца войны в 1945 году исчисляется сотнями тысяч экземпляров. Одновременно было издано большое количество комментариев к книге, которые не только растолковывали отдельные положения, но и должны были подкрепить его статус. Однако «Кокутай-но хонги» не могут считаться сакральным текстом — а как «новодел», как продукт коллективного творчества людей.

В двадцатом веке[править]

В 1906 году Икки Кита выпускает книгу «Теория кокутай и истинный социализм». Спустя пять дней после выхода из печати книга была запрещена за критику кокутай.

В период «демократии Тайсё» (1912‒1926)[2] профессор Минобэ Тацукити развивает идеи Икки Кита, согласно которым носителем верховной власти является государство, а не император. Не уравнивая императора с подданными и не посягая на его божественный статус, Минобэ, во-первых, выводил кокутай («государственный организм») и связанные с ним понятия религиозно-этического характера за пределы права, а во-вторых, считал императора лишь верховным органом власти, а не единоличным носителем ее. Эта концепция, известная как «теория органа» (кикан сэцу) по краткой формулировке ее основного положения «император — орган государства», была включена в одобренные властями учебные программы.

В 1935 году японские националистические круги развернули против теории Минобэ пропагандистскую кампанию, известную как «дискуссия о выяснении сущности кокутай». Правительство попыталось остаться в стороне, но было вынуждено запретить три книги Минобэ и выпустить два заявления, разъясняющих официальную точку зрения.

В первом из них, сделанном 3 августа 1935 года, говорилось: «Кокутай Японии определился еще тогда, когда по божественному повелению спустились на землю потомки Аматэрасу. Непрерывная в веках линия императоров правит нашей страной. Процветание Трона создало небесный рай на земле. Поэтому в императорском рескрипте, даровавшем нам Конституцию, сказано: „Верховную государственную власть мы получаем от Наших Предков и передаем Нашим Потомкам“. Статья первая Конституции гласит: „Великой Японской империей правит непрерывная в веках линия императоров“. Таким образом, в ней ясно определено, что верховная власть в Великой Японской империи безраздельно принадлежит императору». Далее, не называя Минобэ по имени, заявление вынесло вердикт в отношении его учения: «Те же, кто считает, что верховная власть не принадлежит императору, что император является лишь органом, осуществляющим эту власть, совершенно не понимают основного принципа нашего единственного в своем роде кокутай».

Заявление было однозначным по содержанию, но обтекаемым по форме. Критика со стороны националистов не прекращалась, поэтому возникла необходимость в новых «разъяснениях». Второе заявление правительства 15 октября 1935 года повторило главные положения первого, но содержало серьезные предупреждения: «Подобные теории необходимо решительно искоренять, поскольку они подрывают наш кокутай и ошибочно толкуют его основной принцип. Императорское правительство призывает все политические, религиозные и прочие организации содействовать разъяснению и возвышению сущности нашего единственного в своем роде кокутай, исходя из его основного принципа».

Появление «Основных принципов кокутай» стало главным итогом «дискуссии».

Тезисы Кокутай[править]

«Основные принципы кокутай» утверждали бытование императора, народа и населяемой им богоизбранной земли в качестве единого организма или единой семьи, но с узами крепче и священнее любых семейных уз: это более-чем-отеческая любовь императора к подданным и более-чем-сыновняя почтительность и верность подданных монарху. Для императора в равной степени дороги и любимы все его подданные в силу самой их принадлежности к японской нации, имеющей сакральное происхождение. Он «с великим божественным милосердием прощает проступки своим подданным». Но это, разумеется, не означает их полной безответственности в надежде на прощение — напротив, подчеркивает ответственность перед императором: отцом, монархом, первосвященником. Мера этой ответственности неизмеримо больше той, понятие о которой существует в праве или этике современных европейских, да и многих традиционных обществ. Подданным также должны быть присущи «искренность при почитании императора», чувство единства всей нации в сердечном служении императору, ответственность перед ним и беспрекословная верность ему. К верности императору приравнивается и верность государству, то есть патриотизм и исполнение гражданского долга. Император «одухотворял» государство, а не возглавлял его; оно существовало только благодаря ему, а не наоборот. Признание единоличного и абсолютного суверенитета императора стало одним из краеугольных камней окончательно оформившейся концепции «государственного организма», одухотворенного божественным монархом.

«Основные принципы кокутай» уделили много внимания таким понятиям как «вечность священного трона, подобная вечности Неба и 3емли» и «непрерывная в веках династия императоров» (бансэй иккэй), «небесное предназначение» или «небесная миссия» (тэммэй) японской нации в следовании «путем богов», «гармония» (ва). Древнее название Японии — Ямато — имевшее исключительно важное значение в комплексе основных традиционалистских понятий, таких как «дух Ямато» (Ямато дамасий), — может быть истолковано по значению составляющих его иероглифов как «великий мир» или «великая гармония». Гармония, согласно учению о кокутай, — это гармония частей единого организма, присущая отношениям императора и подданных, человека и ками, человека и природы, японцев между собой. Она также включает в себя гармонию кокутай и космоса. По учению о кокутай, гармония достигается следованием людьми божественным принципам, кокутай и «императорскому пути», которые сами по себе, разумеется, вечны и абсолютны.

Залог и условие гармонии — слияние «сердец» и «душ» (учитывая оба равноправных значения иероглифа кокоро) подданных и императора. Оно создает уникальные и идеальные отношения божественного и человеческого, присущие только Японии и имеющие своим источником мистическую энергию связи и единства мусуби. Полнее всего она проявилась при создании Японских островов творящими божествами Идзанаги и Идзанами. «Кокутай-но хонги» провозглашают: «Не борьба является окончательной целью, а гармония: все приносит свои плоды, а не умирает, разрушаясь». Это сугубо традиционалистское положение имело и злободневный смысл в качестве предупреждения радикалам: революций не допускалось более никаких, даже консервативных.

Второй раздел «Проявления кокутай в нашей истории» содержал историко-фактическое «подтверждение» того, что было высказано в первом, теоретическом, разделе. Это мифологизированное и героизированное изложение японской истории с точки зрения роли императорского дома и почитания его подданными.

Заключение[править]

Заключение содержало в императивной форме вывод из сказанного. Сакральная историческая задача избранной японской нации — построить новую японскую культуру, основанную на синто и принципах кокутай (то есть по существу на Традиции), но при этом «усвоив западную культуру».

«Основные принципы кокутай» окончательно сформулировали идеологические и политические «правила игры», отступление от которых более не допускалось или, по крайней мере, было строго наказуемо. Они были призваны стать идеологическим и даже сакральным кодексом императорской системы, выработанным на основе как традиционалистской философии и исторического опыта японской идеи, так и конкретных политических и идеологических событий.[3]

Ссылки[править]

Черновик
Исправьте и дополните до полноценной статьи Русской Энциклопедии.