Леонид Борисович Красин

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Красин, Леонид Борисович»)
Перейти к: навигация, поиск

Леонид Борисович Красин (3 (15) июля 1870, Курган — 24 ноября 1926, Лондон) — участник социал-демократического движения в России с 1890, член ЦК РСДРП в 19031907, член ЦК ВКП(б) в 1924—1926; советский государственный и партийный деятель.

Семья[править]

Родился в семье мелкого чиновника. Братья — Борис Борисович, Герман Борисович (18711947), инженер-электротехник, доктор технических наук, член-корреспондент Академии архитектуры СССР. Жена — Любовь Васильевна, урождённая Миловидова, участвовала в социал-демократическом движении в России в конце XIX века. Дочери — Екатерина, Людмила, Любовь.

Инженер и революционер[править]

Окончил Тюменское реальное училище (1887). В 1887—1891 учился в Санкт-Петербургском технологическом институте. Участвовал в деятельности оппозиционных студенческих кружков (в том числе марксистского кружка Михаила Бруснева), в 1890 ненадолго высылался из Петербурга, в 1891 за участие в студенческой демонстрации во время похорон писателя Н. В. Шелгунова исключён из института и вновь выслан из столицы. В мае 1892 за участие в кружке Бруснева был арестован, около десяти месяцев находился в одиночной камере Таганской тюрьмы в Москве. Отбыл воинскую повинность, вскоре был в очередной раз выслан (теперь — из Крыма), работал на строительстве железной дороги в Воронежской губернии — рабочим, десятником. В 1895 в очередной раз арестован по тому же делу Бруснева, приговорён к ссылке в Иркутск на три года. Отбывая ссылку, работал на строительстве железной дороги, в том числе на инженерной должности (несмотря на отсутствие диплома). В 1897 вернулся из ссылки в европейскую часть России и поступил в Харьковский технологический институт, который окончил в 1900.

С 1900 работал инженером на Бакинских нефтепромыслах, с 1904 — на строительстве электростанции в Орехово-Зуево, которое финансировал Савва Морозов (дававший Красину по две тысячи рублей в месяц на нужды партии). Одновременно активно занимался нелегальной деятельностью в качестве одного из лидеров большевистской партии, членом ЦК которой он становился в 1903 (кооптирован) и 1905 (избран). Организовал нелегальную типографию, наладил печатание и транспортировку газеты «Искра» (матрицы газеты поступали в Баку из-за границы).

С 1905 — заведующий Петербургской кабельной сетью, в конце того же года возглавил Боевую техническую группу при ЦК РСДРП, отвечал за финансовую деятельность партии. Во время революционных событий был одним из основных организаторов экспроприаций (ограблений) с целью получения денег, которые шли на революционнную деятельность. Одной из наиболее известных была тифлисская экспроприация, исполнителем которой был большевик Камо (Тер-Петросян) — во время неё было похищено 250 тысяч рублей. Надежда Крупская вспоминала

ту большую работу, которую нёс Красин во время революции «Пятого года» по вооружению боевиков, по руководству подготовкой боевых отрядов и пр. Делалось все это конспиративно, без шума, но вкладывалась в это дело масса энергии. Владимир Ильич больше, чем кто-либо, знал эту работу Красина и с тех пор всегда очень ценил его.

Совмещение Красиным легальной (инженерной) и нелегальной (антиправительственной) работы завершилось в 1908, когда он был арестован в Финляндии, однако после месячного пребывания под стражей освобождён за отсутствием улик.

После этого он уехал за границу, жил в Италии, придерживался крайне радикальных взглядов на перспективы большевистского движения в России. Входил в число ультиматистов, которые требовали предъявить думской социал-демократической фракции ультиматум о беспрекословном подчинении решениям ЦК, в противном же случае потребовать отзыва её членов из Думы. Вступил в конфликт с Лениным, после чего отошёл от политической деятельности.

Причиной разрыва отношений могло стать следующее. По свидетельству М. А. Алданова:[1]

Первый способ [по добыче денег] был старый, классический… Способ этот заключался в подделке денег. Первоначально была сделана попытка организовать печатанье фальшивых ассигнаций в Петербурге при содействии служащих Экспедиции изготовления государственных бумаг. Но в последнюю минуту служащие, с которыми велись переговоры, отказались от дела. Тогда Ленин перенес его в Берлин и поручил, в величайшем от всех секрете, «Никитичу» (Красину). Однако маг и волшебник большевистской партии, так изумительно сочетавший полное доверие Ленина с полным доверием фирмы «Сименс», оказался на этот раз на высоте своей репутации. Или, вернее, на высоте своей репутации оказалась германская полиция. Раскрытое ею дело вызвало в ту пору немало шума. «Спрашивается, как быть с ними в одной партии? Воображаю, как возмущены немцы», — с негодованием писал в частном письме Мартов. Чичерин (в ту пору еще большевик) потребовал назначения партийной следственной комиссии. Ленин охотно согласился на строжайшее расследование дела, — организованного по его прямому предписанию. Глава партии имел основание рассчитывать, что концы прекрасно спрятаны в воду. Однако Чичерин неожиданно проявил способности следователя. Заручившись серией фотографий своих товарищей по партии, он представил их тому немцу, которому была заказана бумага с водяными знаками, годная для подделки ассигнаций. «При предъявлении фабриканту карточки Л. Б. Красина он признал в нем то лицо, которое заказало ему бумагу с водяными знаками… Когда расследование Чичерина добралось до этих „деталей“, Ленин встрепенулся и провел в ЦК постановление о передаче расследования заграничному бюро ЦК, в котором добытые Чичериным материалы, разумеется, бесследно погибли».[2]

Промышленный менеджер[править]

Поступил на работу в немецкую фирму «Сименс и Шуккерт» в Берлине, быстро продемонстрировал инженерные и менеджерские способности. В 1911 был назначен заместителем директора берлинского филиала, в 1912 — директором московского филиала фирмы (в связи с чем получил разрешение вернуться в Россию), а в 1913 — её генеральным представителем в России, переехав в связи с этим в Петербург. После начала Первой мировой войны продолжал управлять предприятиями фирмы в России, которые были поставлены под государственный контроль. Одновременно был управляющим порохового завода Барановского.

В 1917 был разочарован в политической слабости Временного правительства, но отрицательно относился и к деятельности свергнувших его большевиков. Был сторонником соглашения различных социалистических сил, но быстро разочаровался в возможности этого. В ноябре 1917 писал жене о том, что

все видные б[ольшеви]ки (Каменев, Зиновьев, Рыков (Алексей-заика) etc.) уже откололись от Ленина и Троцкого, но эти двое продолжают куролесить, и я очень боюсь, не избежать нам полосы всеобщего и полного паралича всей жизни Питера, анархии и погромов. Соглашения никакого не получается, и виноваты в этом все: каждый упрямо как осёл стоит на своей позиции, как б[ольшеви]ки, так и тупицы с[оциалисты]-р[еволюционе]ры и талмудисты меньшевики. Вся эта революционная интеллигенция, кажется, безнадежно сгнила в своих эмигрантских спорах и безнадёжна в своем сектантстве.

На советской службе[править]

Однако уже в декабре 1917, после некоторого укрепления власти большевиков, Красин принял предложение Ленина и Троцкого войти в состав делегации на переговора с немцами в Брест-Литовске, завершившихся Брестским миром. Вскоре восстановил своё членство в большевистской партии. В 1918 был председателем Чрезвычайной комиссии по снабжению Красной армии, одновременно являясь членом президиума ВСНХ, членом Совета Обороны. В ноябре 1918 — июне 1920 — народный комиссар (нарком) торговли и промышленности. В марте 1919 — декабре 1920 — нарком путей сообщения.

По воспоминаниям бывшего сотрудника советского государственного аппарата Семёна Либермана,

даже своей внешностью Красин не был похож на общую массу коммунистических помощников Ленина. Его одежда отличалась прекрасным вкусом. Его галстук соответствовал костюму и рубашке своим цветом, и даже галстучная булавка была застегнута по особому, как это делает хорошо одетый человек.

Активно способствовал признанию Советской России со стороны Великобритании и Франции. В 19201923 полпред и торгпред в Великобритании. В 1923 Красин стал первым наркомом внешней торговли СССР. С 1924 полпред во Франции, с 1925 — вновь в Великобритании. В 1922 участвовал в Генуэзской и Гаагской конференциях. Последовательный сторонник восстановления и развития торговых отношений со странами Антанты, используя для этого свои связи в деловых кругах Запада. Считал необходимыми иностранные инвестиции в экономику советской России (в первую очередь, в форме концессий), полагал, что западная помощь не означает отказа ни от социализма, ни от суверенитета страны. Предлагал создавать крупные тресты по добыче нефти и угля с участием иностранного капитала, соглашаясь на предоставление части акций этих трестов бывшим зарубежным собственникам национализированных предприятий (в виде компенсации) и привлечения иностранных акционеров к управлению трестами. В 1922 заявил:

Едва ли западный капитал согласится вкладывать сколько-нибудь значительные суммы в промышленные предприятия, в правлениях которых преобладают представители большевистского правительства, не пользующегося в капиталистических странах репутацией особо выдающегося организатора больших промышленных предприятий… Пока мы собственными силами, деньгами и мозгами не в состоянии справиться с восстановлением производства в этих жизненно важных отраслях промышленности нам не остается ничего иного, как призвать иностранный капитал, хотя бы пришлось ему здорово заплатить за науку.

В то же время выступал за строгое следование принципу монополии внешней торговли. Но если позиция Красина по вопросу о монополии была поддержана большинством партийного руководства, то его инициативы по масшабному привлечению иностранного капитала в советскую экономику не были реализованы.

В 1924 Красин был избран членом ЦК ВКП(б), однако значительным влиянием в партии он не пользовался в связи с его отходом от большевиков в 1909 и «буржуазными» связями. Кроме того, он критиковал партийных и советских чиновников за некомпетентность, в связи с чем получил резкий ответ Григория Зиновьева: «Мы просим некоторых товарищей, которые суются к нам со словом некомпетентность, чтобы они забыли это слово».

Ленинский мавзолей и кончина Красина[править]

Красин являлся одним из инициаторов сохранения тела Ленина и возведения мавзолея на Красной площади. Существуют данные, что Красин верил в грядущее воскрешение покойных «великих исторических личностей» (об этом свидетельствуют мемуары большевика Михаила Ольминского) [1]. По мнению Красина, решающую роль в этом воскрешении должны были сыграть достижения науки и техники. Ещё в эмиграции Красин был некоторое время близок к Александру Богданову (Малиновскому), занимавшемуся опытами по переливанию крови с целью омолаживания и даже возможного достижения бессмертия.

Скончался в Лондоне, где был советским полпредом. После смерти в 1926 был кремирован, прах помещён в урне в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

Сочинения[править]

Литература[править]

  • Горький М., Л. Красин, Собр. соч., т. 17, М., 1952.
  • Зарницкий С. В., Трофимова Л. И., Советской страны дипломат, М., 1968.
  • Могилевский Б. Л. и Прокофьев В. А., Три жизни Красина, М., 1968.
  • Кремнев Б. Г., Красин, М., 1968.
  • Карпова Р. Ф., Л. Б. Красин — советский дипломат, М., 1962.
  • О’Коннор Т. Э. Инженер революции: Л. Б. Красин и большевики. 1870—1926. М., 1993.
  • Аксёнов В. П. Любовь к электричеству. М., 1971

Ссылки[править]

  1. Алданов М. А. Главы из книги «Исторические портреты и очерки»
  2. М. Таинственный незнакомец // Соц. вестник. 1922. № 16. Насколько мне известно, заметка эта, подписанная буквой М., принадлежит Мартову, который хорошо знал закулисные дела большевиков.
Предшественник:
Максим Литвинов
Посол России и СССР в Великобритании
19201923
Преемник:
Христиан Раковский
Предшественник:
Христиан Раковский
Посол СССР в Великобритании
19251926
Преемник:
Аркадий Розенгольц