Алексей Иванович Рыков

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Рыков, Алексей Иванович»)
Перейти к: навигация, поиск
Алексей Иванович Рыков
Алексей Иванович Рыков
Флаг
2-й председатель Совета народных комиссаров СССР
21 января 1924 — 19 декабря 1930
Предшественник: Владимир Ильич Ленин
Преемник: Вячеслав Михайлович Молотов
Флаг
2-й председатель Совета народных комиссаров РСФСР
2 февраля 1924 — 18 мая 1929
Предшественник: Владимир Ильич Ленин
Преемник: Сергей Иванович Сырцов
Флаг
1-й народный комиссар по внутренним делам РСФСР
26 октября (8 ноября) 1917 — 4 (17) ноября 1917
Премьер-министр: Владимир Ильич Ленин
Флаг
1-й председатель Высшего совета народного хозяйства СССР
6 июля 1923 — 2 февраля 1924
Премьер-министр: Владимир Ильич Ленин
Предшественник: Должность учреждена.
Преемник: Феликс Эдмундович Дзержинский
Флаг
4-й народный комиссар почт и телеграфа СССР
30 марта 1931 — 26 сентября 1936
Премьер-министр: Вячеслав Михайлович Молотов
Предшественник: Николай Кириллович Антипов
Преемник: Генрих Григорьевич Ягода
 
Партия: РСДРП (с 1898)
Рождение: 25 февраля 1881
Саратов, Российская Империя
Смерть: 15 марта 1938
Москва, СССР
Похоронен: расстрельный полигон «Коммунарка»[1]
Отец: Иван Ильич Рыков (?—1890)
Мать: Мария Александровна Глушкова[2][3]
Супруга: Нина Семёновна Маршак
Дети: дочь: Наталья
 
Награды:
Орден Красного Знамени

Алексей Иванович Ры́ков (13 (25) февраля 1881, Саратов — 15 марта 1938, Москва) — российский революционер, советский политический и государственный деятель. Преемник В. И. Ленина и предшественник В. М. Молотова на посту главы правительства СССР. Народный комиссар внутренних дел РСФСР (1917), председатель СНК СССР (19241930) и одновременно СНК РСФСР (19241929).

Биография[править]

Сын Ивана Ильича, крестьянина слободы Кукарки Яранского уезда Вятской губернии. К 10 годам остался круглым сиротой.

Поступил в Саратовскую классическую гимназию, где проявил склонность к математике, физике и естествознанию. По собственным рассказам, уже в 4-м классе не верил в «религиозные сказки». В 7-м классе познакомился с нелегальной литературой. Сдружился со С. Балмашёвым, будущим эсером, казнённым в 1902 году за убийство министра внутренних дел Д. С. Сипягина.

В 1900 году был принят на юридический факультет Казанского университета, но 19 февраля 1901 года был арестован полицией. Проведя более полугода в тюрьме, был затем сослан в родной Саратов, где вошёл в местный комитет РСДРП. Был одним из организаторов городской первомайской демонстрации 1902 года. При её разгоне был схвачен жандармамами, но сумел бежать.

В 1903 году с помощью агентов «Искры» эмигрировал за границу. В Женеве встретился с В. И. Лениным и вернулся в Россию для работы в революционном подполье. Летом 1904 года приехал в Москву для укрепления ослабленной многочисленными арестами местной партийной организации. В марте 1905 года посланцем от московской организации РСДРП уехал в Лондон на III съезд партии, где был избран в состав ЦК.

14 мая 1905 года был схвачен полицией в Санкт-Петербурге. «За принадлежность к преступному сообществу» и за «хранение в целях распространения значительного количества революционных изданий» был определён к ссылке в северные уезды Пермской губернии. Однако царским манифестом 17 октября был избавлен от ссылки, и затем был избран в состав Петербургского Совета рабочих депутатов. Затем партией был послан в Москву, где зимой 1905 — 1906 годов вместе с М. Ф. Владимирским встал во главе Московского бюро ЦК партии.

В апреле 1906 года выехал в Стокгольм для участия в IV, Объединительном, съезде РСДРП. На съезде был избран от большевиков в состав ЦК партии.

Летом 1906 года приехал в Одессу, однако после того как полиция напала на его след, возвратился в Москву, где и был схвачен, после чего сослан в Архангельскую губернию.

На заседании большевистской фракции V съезда РСДРП был заочно избран в Большевистский центр.

Весной 1907 года, бежав из ссылки, вернулся в Москву, но 1 мая был снова арестован вместе с Л. Красиным, сёстрами Шмидт и другими участниками совещания, обсуждавшего вопрос о сборе денежных средств для РСДРП. Пробыв 17 месяцев в Таганской тюрьме, был сослан под гласный надзор полиции в Самару.

После отбытия ссылки в апреле 1909 года уехал за границу по заданию Русского бюро ЦК партии, в которое входил в 1907 — 1910 годах. По возвращении в Москву был осенью 1909 года арестован за проживание по чужому паспорту, но совершил побег. Однако в начале 1910 года был опять арестован и сослан в Пинежский уезд Архангельской губернии. Там организовал из ссыльных социал-демократическую группу и вошёл в её бюро, а вскоре бежал за границу.

В 1911 году организовал, по данным Департамента полиции, парижское совещание членов ЦК РСДРП, живущих за границей. В августе того же года в качестве уполномоченного Заграничной организационной комиссии по подготовке партийной конференции нелегально уехал на родину, но в первый же день пребывания в Москве был по доносу провокатора арестован. Снова оказался в Таганской тюрьме — и снова в Архангельской губернии. В феврале 1913 года был освобождён по амнистии, после чего возвратился в Москву, но вскоре был вновь сослан — в Нарымский край. Оттуда совершил побег через 2 тыс. вёрст сибирской тайги, болот и рек, но был всё же случайно пойман. Очередную ссылку отбывал до Февральской революции, когда, вырвавшись из Нарымского края, вернулся в Москву.

В мае 1917 года был избран в Президиум Московского Совета рабочих депутатов. В июне участвовал в работе I Всероссийского съезда Советов. На VI съезде партии был избран в состав ЦК, принимал активное участие в Октябрьском вооружённом восстании, был назначен комиссаром внутренних дел и юстиции.

Не успев начать деятельность в Совете Народных Комиссаров (СНК), 4 ноября 1917 года вместе с В. П. Ногиным и В. П. Милютиным вышел из состава Совнаркома, поскольку отвергал потенциальный политический террор против соперников большевиков.

3 апреля 1918 года Совнаркомом РСФСР был утверждён председателем Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ) и оставался им по 1920 год. Осенью 1918 года уже председательствовал на некоторых заседаниях СНК. 1 ноября того же года вошёл в состав Чрезвычайной транспортной комиссии.

А. Рыков, 1905 г.

9 июля 1919 года был назначен Чрезвычайным уполномоченным Совета рабоче-крестьянской обороны по снабжению Красной Армии и Красного Флота (сокращённо ЧУСОснабарм).

За заслуги в организации снабжения Красной Армии был награждён орденом Красного Знамени.

На IX съезде партии был избран членом ЦК РКП(б), а в апреле 1920 года был избран в Оргбюро ЦК.

28 декабря 1920 года на VIII Всероссийском съезде Советов внёс предложение учредить орден Трудового Красного Знамени.

В мае 1921 года был назначен заместителем председателя Совнаркома РСФСР, а также Совета Труда и Обороны (СТО). 21 июля был назначен также заместителем председателя Всероссийского комитета помощи голодающим.

В 1922 году стал членом Политбюро ЦК, каковым оставался до декабря 1930 года.

9 мая 1923 года был вновь назначен председателем ВСНХ.

2 ноября (или 13 ноября[4]) 1923 года как заместитель председателя Совнаркома якобы подписал Постановление СНК с грифом «Опубликованию не подлежит» об организации Соловецкого лагеря принудительных работ:

Москва, Кремль. Организовать Соловецкий лагерь принудительных работ особого назначения и два пересыльно-распределительных пункта в Архангельске и Кеми. Организацию и управление указанными в статье первой лагерем и пересыльно-распределительными пунктами возложить на ОГПУ. Все угодья, здания, живой и мертвый инвентарь, ранее принадлежавший бывшему Соловецкому монастырю, передать безвозмездно ОГПУ. Обязать ОГПУ немедленно приступить к организации труда заключенных.[5]

2 февраля 1924 года на I сессии ЦИК СССР 2-го созыва был утверждён в должности председателя Совнаркома СССР, став, тем самым, преемником В. И. Ленина. Одновременно до 1929 года возглавлял и правительство РСФСР.

По постановлению Политбюро ЦК ВКП(б), принятому 20 февраля 1930 года, в интервью корреспонденту «Правды», опубликованном в номере от 28 февраля, официально опроверг факты антихристианских гонений в СССР.[6]

В том же 1930 году, не желая поддерживать линию И. В. Сталина, с которой внутренне не был согласен, подал в отставку с поста главы правительства, и 19 декабря был освобождён от обязанностей Председателя СНК и СТО.

С 30 марта 1931 по 26 сентября 1936 года состоял наркомом почт и телеграфов.

В октябре 1936 года переехал с семьёй из кремлёвской квартиры в «дом на набережной» (улица Серафимовича, дом 2).

Февральско-мартовским (1937) Пленумом ЦК ВКП(б) был исключён наряду с Н. И. Бухариным из состава кандидатов в члены ЦК и из рядов партии.

В марте 1938 года Военной коллегией Верховного суда СССР был приговорён к расстрелу.

В 1988 году посмертно восстановлен в рядах КПСС.

Семья и родственные связи[править]

Жена — Нина Семёновна (еврейка по фамилии Маршак[7]), участница революционного движения с 1901 года, агент «Искры», неоднократно выполнявшая ответственные поручения В. И. Ленина, секретарь Моссовета, в 30-е годы — начальник Управления охраны здоровья детей Наркомздрава РСФСР. 7 июля 1937 года она была исключена из рядов партии. Их дочь Наталья была арестована и около 20 лет находилась в тюрьме, лагере и ссылке.

Жена (посмертно) и дочь Рыкова были реабилитированы только после XX съезда КПСС.

Сестра Рыкова была замужем за братом Б. И. Николаевского Владимиром.[8] Брат Иван — врач по образованию.

Некоторые сочинения[править]

XIV партконференция, апрель 1925 г. А. И. Рыков четвёртый слева
  • Рыков А. И. На переломе. — М., 1925.
  • Рыков А. И. Новая обстановка и задачи партии. — М.‒Л., 1926.
  • Рыков А. И. Перед новыми задачами. — М.‒Л., 1926.
  • Рыков А. И. Десять лет борьбы и строительства. — М.‒Л., 1927.
  • Рыков А. И. Пройденный путь и очередные задачи. — М.‒Л., 1927.
  • Рыков А. И. Социалистическое строительство и международная политика СССР. — М.‒Л., 1927.
  • Рыков А. И. Индустриализация и хлеб. — М.‒Л., 1928.
  • Рыков А. И. Техническая революция и организация масс. — М., 1929.
  • Рыков А. И. Избранные произведения. — М., 1990.

Цитаты[править]

  • «Если бы т. Аксельрод умел хорошо смотреть на русскую действительность, хотя бы и с Альпийских гор, он увидел бы, что после знаменитого манифеста правительство пошло так далеко, как никогда. Он увидел бы виселицы, штыки и прежние и новые тюрьмы… Я уверен, что рабочие назовут тактику Аксельрода провокацией в[sic] тюрьму, в ссылку, на виселицу… Логика жизни двигает меньшевиков на новый путь. Логика жизни подводит меньшевиков к кадетам» (весна 1906)
  • «Товарищ Максимов спрашивает, отчего погибла Троя? От коня, товарищ Максимов!» (июнь 1909)
  • «Теперь я устроился с заработком, корреспондирую из Пинеги в паршивую газетку „Архангельск“ об убийствах, кражах, ценах на сено и проч. пустяках. Получаю 1 1/2 коп. за строчку. К моему несчастью, ни краж, ни грабежей здесь нет[sic!], и писать совсем не о чем» (начало 1910-х)
  • «По-видимому, происходят события, невиданные в России» (март 1917)
  • «Можем ли мы рассчитывать на поддержку масс, выкидывая лозунг пролетарской революции? Россия — самая мелкобуржуазная страна в Европе. Рассчитывать на сочувствие масс социалистической революции невозможно» (апрель 1917)
  • «Мы не имели конкурентов, мы их не терпели, мы их всегда убивали, умерщвляли путём реквизиции, конфискации и т. д. даже в том случае, если конкуренты были более толковы, чем наши органы. Мы, пользуясь преимуществом государственной власти, всегда имели возможность удалить конкурента с поля экономической деятельности и экономической жизни. Этому должен быть положен самым решительным образом предел. Теперь мы должны побеждать не путём приказаний и монопольного положения, а путём лучшей работы» (18 мая 1921)
  • «Непрерывного революционного процесса… в Европе не произошло. Капитализм оказался более живучим, чем этого можно было ожидать»
  • «Управлять страной, которая охватывает одну шестую часть суши, управлять ею из Москвы на основе бюрократического централизма невозможно… Я должен сказать, что… правительство нашей Республики из всех правительств, которые знало человечество, является наиболее переобременённым и перегруженным громадной работой» (апрель 1923)
  • «Савва Морозов, прежде чем издать свой журнал, накопил бы прибыль, а у нас сначала заводят журнал — и так во всём» (11 декабря 1923)
  • «Когда мы вводили новую экономическую политику, мы вводили её в расчете на то, что рынок произведёт отбор лучших наших предприятий, при этом неизбежно, что кое-кто вылетит в трубу, а у многих наших работников такое сознание, что данное предприятие обязательно спасут, до банкротства не допустят»
  • «К моему величайшему изумлению, в газетах печатают статьи на тему „конец нэпа“. Это же глупость! Какой там, к чёрту, конец нэпа, когда учитель умирает с голоду, количество рабочих равно 40 % довоенного количества,.. в стране более 1 миллиона безработных и 400 миллионов дефицита в обрезанном бюджете! При таком положении писать о конце нэпа — это значит не понимать решительно ничего. Ведь нэп кончится тогда, когда мы достигнем высшей стадии развития хозяйства» (май 1924)
  • «Мне кажется, что… нет достаточного понимания того, что сектантство наше в высшей степени разнообразно. Мы знаем, что на почве религиозного движения имели место и революционные движения, проникнутые в большой степени коллективизмом. Мы знаем сектантское движение, которое в период дореволюционный иногда сотрудничало с нами. Мы знаем, что в период заграничной „Искры“ мы издавали специальный орган, чтобы использовать те сектантские движения, которые идут по революционному руслу. Поэтому есть сектантство и есть сектантство, и те сектантские течения, которые под духовным и религиозным соусом проводят революционные задачи и которые иногда близки к отрицанию частной собственности, нужно использовать всячески и целиком» (май 1924)[9]
  • «Так как устойчивость нашей валюты является одним из главнейших условий бескризисного развития всего хозяйства, то рисковать использованием эмиссии для капитальных вложений значило бы идти навстречу острому кризису всей системы нашей экономики» (осень 1926)
  • «На данной стадии трудности организации коллективных хозяйств связаны не только с размерами ассигнований, но и с реальной возможностью обеспечить растущий обобществлённый сектор сельского хозяйства средствами производства (тракторами, машинами, удобрениями и т. д.). Построить же колхоз на сохе это значит дискредитировать всю идею обобществления и практически сорвать всё дело» (май 1929)
  • «Понятие „полное“ социалистическое общество, мне кажется, является условным. Капитализм в своём развитии пережил целый ряд фаз и изменений. Несомненно, что и развитие социалистического общества будет иметь свою богатую историю. Сказать же с абсолютной точностью, где мы будем иметь полный социализм и где кончается „неполный“, мне кажется, совершенно невозможно, и споры по этому вопросу являются праздными»
  • «Никакой пропагандой и агитацией ничего не сделать, если этого не подкрепляет объективная жизнь страны»
  • «Недостаточное развитие транспорта и жилищного строительства может сыграть роль тормоза в развитии всего хозяйства в целом»
  • «На вооружение затрачиваются средства большие, чем раньше, и тем стихийно предрешается война, хотя всё будто идёт под флагом мира. Большое накопление пушек через известный период времени требует, чтобы они начали стрелять»
  • «Для нас совершенно несомненно, что достижение всеобщего разоружения явится результатом продолжительной и упорной борьбы, что оно будет означать ликвидацию огромного периода истории. Несомненно, что такие события не происходят внезапно, а являются результатом огромного движения и гигантских сдвигов в отношениях людей, наций, государств»

Отзывы современников[править]

Приговор по делу Бухарина-Рыкова-Ягоды, 1938

В характеристике Рыкова, написанной директором Саратовской гимназии, говорилось:

Рыков происходит из крестьянской среды, чем до некоторой степени можно объяснить угловатость его манер… В общении с преподавателями нередко проявлял излишнюю развязность и в беседах с ними обнаруживал некоторое свободомыслие… Обладая довольно хорошими способностями, он занимался с большим старанием физико-математическими науками. За уроками обнаруживал достаточное внимание, но письменные работы исполнял не всегда с должным старанием, особенно по древним языкам. По своему умственному развитию Рыков может считаться достаточно подготовленным к получению высшего образования; что же касается его дальнейшего поведения, то оно в значительной мере будет зависеть от той среды, в которую ему удастся попасть впоследствии. Материальное положение его крайне плохое, так как он круглый сирота и воспитывался в гимназии на скудное жалованье сестры…

В. И. Ленин писал 23 апреля 1909 года члену ЦК РСДРП И. Ф. Дубровинскому:

Похоже на то, что Власов [то есть Рыков] теперь решает судьбу: если он с глупистами, обывателями и махистами, тогда, очевидно, раскол и упорная борьба. Если он с нами, тогда, может быть, удастся свести [дело] к отколу парочки обывателей, кои в партии ноль.

Л. Мартов писал 20 июня 1920 года в частном письме С. Д. Щупаку:

Что касается коммунистического сословия, то его привилегированное положение почти неприкрыто, или, лучше сказать, менее скрыто, чем в прошлом году. Такие люди как Рязанов, Радек, и Рыков, которые раньше воевали против неравенства, теперь не скрывают на своих столах белый хлеб, рис, масло, мясо… бутылку неплохого вина или коньяка. Карахан, Каменев, Бонч, Демьян Бедный, Стеклов и другие просто наслаждаются жизнью. Только Анжелику (Балабанову), Бухарина и Чичерина из звезд первой величины все еще можно отметить за их простоту нравов.[10]

И. В. Сталин писал М. Горькому в первой половине декабря 1930 года:

15-го созываем пленум ЦК. Думаем сменить т. Рыкова. Неприятное дело, но ничего не поделаешь: не поспевает за движением, отстает чертовски (несмотря на желание поспеть), путается в ногах. Думаем заменить его т. Молотовым. Смелый, умный, вполне современный руководитель. Его настоящая фамилия не Молотов, а Скрябин. Он из Вятки. ЦК полностью за него.[11]

Примечания[править]

  1. Рудольф Иванов пролил свет на историю Азербайджана
  2. К 135-летию со дня рождения Рыкова А.И. — государственного, партийного и хозяйственного деятеля
  3. Рыков Алексей Иванович — государственный, партийный и хозяйственный деятель (к 135-летию со дня рождения)
  4. Постановление СНК СССР об организации Соловецкого лагеря принудительных работ особого назначения. 13.10.1923
  5. Кантор Ю. «Обосновать и узаконить террор» // Звезда. — 2012. — № 12.
  6. Курляндский И. А. Сталин и «интервью» митрополита Сергия советским корреспондентам в 1930 году // Российская история. — 2010. — № 2. — С. 157.
  7. И. Р. Шафаревич. Трехтысячелетняя загадка.
  8. Фельштинский Ю. Г., Чернявский Г. И. Борис Иванович Николаевский // Вопросы истории. — 2010. — № 8. — С. 18.
  9. Цит. по: Алексеев В. А. «Штурм небес» отменяется?: Критические очерки по истории борьбы с религией в СССР. — М.: Россия молодая, 1992. — С. 53. ISBN 5-86646-027-0
  10. Цит. по: Бровкин В. Н. Культура новой элиты, 1921‒1925 гг. // Вопросы истории. — 2004. — № 8. — С. 84.
  11. «Жму Вашу руку, дорогой товарищ». Переписка Максима Горького и Иосифа Сталина / Публ. Т. Дубинской-Джалиловой и А. Чернева // Новый мир. — 1997. — № 9.

См. также[править]

Ссылки[править]

Литература[править]