Крещение в русской традиции

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Желая приобщить новорождённого к христианской вере, родители несли его в церковь, где священник крестил его, опуская в купель с водой. При этом нарекалось его имя.

Опасаясь воздействия нечистой силы (вера в сглаз и т.п.), люди стремились окрестить ребёнка как можно скорее. Среди крестьян ходили многочисленные рассказы о несчастной участи душ детей, умерших некрещёными и не имеющих вследствие этого покоя. Успокоить их можно было, лишь дав имя. А хоронили таких детей на перекрёстках дорог, где их могли «крестить» прохожие.

Перед уходом в церковь для совершения обряда крещения повивальная бабка, производила над ребёнком ряд магических действий: купала его в корыте, наполненном проточной водой, сопровождая омовение произнесением заговоров. Затем она одевала ребёнка в разрезанную отцовскую или материнскую рубаху (в соответствии с полом младенца) и, поднеся к отцу для благословения, передавала ребёнка куму, если это был мальчик, или куме, если это была девочка.

Организация крещения[править]

Зажиточные отцы приглашали священника к себе в дом; у большинства других бабки приносили новорождённых в церковь в любое время года, в ближайшие после родов воскресные дни. При крещении родители редко просили священников дать то или другое имя ребёнку; обычно священник давал ребёнку имя святого, память которого празднуется в день крещения или ближайший к нему.

Для обряда крещения приглашали кумовьёв. Приглашение восприемников совершалось отцом новорождённого. Придя в дом будущего кума, он кланялся ему и обращался с просьбой стать крёстным (или крёстной). «Пойди введи младенца в православную веру», — обычно с такими словами обращался отец ребёнка к мужчине или женщине, приглашая их в кумовья. Далее следовало угощение прибывшего, причём отец ребёнка предлагал от себя какие-либо лакомства.

Кум и кума[править]

Главные действующие лица при крещении — крёстные родители или восприемники (то есть принимающие ребёнка из купели), в народе они именовались кумом и кумой. К восприемникам церковь, как правило, предъявляет высокие требования: они должны быть благонравными; проявлять усердие в делах церкви, знать молитвы, регулярно говеть, исповедоваться; причащаться.

В народе восприемники считались вторыми родителями ребёнка, его опекунами и покровителями. В них часто выбирали кого-либо из родственников — взрослых, уважаемых и состоятельных. Приглашение в крёстные считалось честью, и отказ от кумовства оценивался как грех. Те семьи, в которых дети часто умирали, приглашали в кумовья первого встречного, считая, что его счастье перейдёт новорождённому. В большие семьи, где дети рождались ежегодно, а также в бедные семьи в кумовья шли неохотно, так как на крестинах не было хорошего угощения. Поэтому обязанности восприемника нередко исполнялись членами этой же семьи.

Любопытно, что ещё в языческие времена существовал обычай иметь вторых родителей. Долгое время считалось, что, например, вторым отцом являлся дядя со стороны матери, и именно ему переходили функции отца и воспитателя в случае смерти настоящего отца.

Восприемники несли иногда весьма значительные расходы. Кум покупал крест, расплачивался со священником, кума должна была принести ребёнку рубашку и несколько аршин ситца или холста, а также полотенце священнику, чтобы утереть руки после погружения ребёнка в купель. По истечении шести недель кума приносила ребёнку пояс. Эта традиция существовала не везде: у пермяков, например, крест, пояс, рубашку, ризки (холст, на который принимают от купели) покупали не кумовья, они были хозяйскими, от родителей.

Кума не ограничивалась восприемничеством, поручительством за веру крестника и перед Богом, её роль особенно возрастала при заключении брака и во время свадьбы крестника.

Главная роль на крестинах принадлежала не родному отцу новорождённого, который держался изолированно, а крестному отцу, куму. У многих народов восприемничество было делом наследственным, а крестный отец оставался постоянным лицом, то есть крестил всех детей данной семьи.

В русских свадебных обрядах в различных местностях посаженный отец, которым обычно бывал крёстный жениха, именовался дружком, или дядькой, которым он часто и являлся. В качестве свата он играл иногда большую, чем родной отец, роль при выборе невесты.

Обычай кумовства долгое время не признавался православной церковью. До конца XV века участие кумовьёв в церковном обряде запрещалось. Восприемничество порождало отношения, подобные родству, — кумовство. Ссору с кумовьями считали особым грехом, женщины боялись показаться перед кумом босыми или простоволосыми. Зато обычно снисходительно относились к близким отношениям между кумом и кумой, их сожительство не считалось особым грехом. Естественно, такая народная практика осуждалась православной церковью как противоречащая религиозной морали. Но народный обычай устойчиво сохранялся, поэтому церковь пошла на уступки и допустила к участию в церковном обряде крещения сначала одного восприемника — крестного отца. И гораздо позднее ввела в обряд крещения крестную мать, первоначально только для девочек. Пол восприемника должен был соответствовать полу крещаемого ребёнка.

Обряд крещения[править]

На восьмой день после рождения или ранее — если младенец слаб — совершалось крещение.

Считается, что при крещении происходит отречение от дьявола и всех его дел и при троекратном погружении в освящённую воду во имя Отца и Сына и Святого Духа очищение от всех грехов, т.е. наследственного греха (Адамова) и грехов личных. Крещение символизирует рождение для жизни духовной, святой. Православное крещение совершается один раз в жизни. На крещаемого надевают белую рубашку в знак его чистоты душевной. И возлагают на него крест в знак того, что он верует во Христа, за нас распятого на кресте, а ещё в знак того, что он в жизни своей должен терпеливо нести свой Крест (тяготу житейскую) до могилы.

При мальчике восприемник (крёстный отец, или кум) должен быть обязательно православный, а при девочке — православная крёстная мать.

Если новорождённый очень слаб, а священник живёт в отдалении или находится в отлучке, то ребёнок может быть немедленно окрещён всяким православным благочестивым христианином (мужчиной) или христианкой (женщиной). В таких случаях над приготовленной водой прочитываются начальные молитвы и «Верую», а затем ребёнок погружается три раза в воду при словах: «Крещается раб Божий (или раба, здесь называется имя), во имя Отца, Аминь (погружают 1-й раз в воду). И Сына, Аминь (2-й раз погружают). И Святого Духа, Аминь (в 3-й раз погружают)». Если ребёнок погружён в воду не три раза или если он крещён не во имя Отца и Сына и Святого Духа, — такое крещение считается недействительным, и его нужно повторить.

Если после крещения, совершённого мирянином, слабый младенец остаётся жив, то священник восполняет такое крещение молитвами и совершением таинства миропомазания.

После крещения совершается таинство миропомазания. Если в таинстве крещения человек рождается для новой жизни — духовной, то в таинстве миропомазания он получает благодать, укрепляющую силы крещёного человека для прохождения этой новой жизни. Одним словом — в миропомазании даётся «всё потребное для жизни (христианской) и благочестия».

В первые века христианства апостолы и их преемники — епископы — сообщали эту благодать всем верующим через возложение на них рук. Но когда число христиан значительно возросло, епископ не был в состоянии на каждого христианина лично возлагать руки, поэтому возложение рук заменили миропомазанием. Святое Миро непременно освящается самим епископом (архиереем) в Великий четверг и затем рассылается во все церкви.

Чтобы освятить мысли, чувства и действия крещёного человека, священник помазует Святым Миром лоб, глаза, ноздри, губы, уши, грудь, руки и ноги и говорит: «Печать дара Духа Святого». По совершении миропомазания крещаемый и восприемник с зажжёнными свечами три раза обходят купель в честь Пресвятой Троицы и в знак духовной радости.

По возвращении из церкви после совершения обряда крещения в крестьянской семье совершался другой обряд, уже языческого характера. Это обряд приобщения ребёнка к семейному очагу. Младенца клали на лавку под образа на тулуп, как символ богатства, иногда на печь или подносили к челу (наружному отверстию) печи, которая считалась жильём домового — хозяина дома, и обращались к домовому с просьбой принять новорождённого в дом, например, так: «Родной, приходи, дите сприими, в домовине укрепи! Господи, благослови новое чадо в доме видать. Во имя святой Троицы и Миколы Угодника и всех святых. Аминь».

Крестильный обед[править]

После крестин отца и мать поздравляли с сынком или дочкой, кумовьёв — с крестником или крестницей, бабку-повитуху — с новым внуком или внучкой и т.д. Кума с кумой сажали за стол и угощали приготовленной для них закуской и чаем, а самого виновника торжества свивали и клали к родильнице на расстелённую шерстью вверх шубу, тем самым желая ему богатства. Когда новорождённого крестили дома, отец угощал священника вместе с кумом и кумой обедом. Между тем хозяин дома приглашал, кого считал нужным, из своих родных и знакомых «к младенцу на хлеб на соль, кашу есть».

Когда приглашённые собирались, устраивался крестильный обед. Подавались различные кушанья. Сначала подавали холодное: в постный день — обыкновенно сельдь и квас с кислой капустой, а в скоромный — студень и квас с яйцами и мясом. Затем следовали блюда: в постный день — приправленные конопляным маслом щи со снетками; картофельный суп с грибами и лапша; в скоромный же — щи с каким-нибудь мясом, ушник, т.е. суп из потрохов, лапша с курятиной или свининой, лапша молочная.

Какими бы разнообразными ни были блюда на крестильном обеде, обязательно подавали гречневую кашу, перед ней нередко и кашу пшённую.

Гости благодарили хозяев и, пожелав им всего хорошего, а новорождённому доброго здоровья и многих лет, прощались. При прощании кумовья получали от родильницы по пирогу, за который, в свою очередь, давали ей копеек по 15-20 или на такую же сумму каких-нибудь вещей, например: платок, чай, сахар, мыло и т.п.

Так заканчивалось празднование по поводу рождения и крещения младенца. Заметим, что крестины отмечались с некоторой торжественностью лишь в том случае, если в крестьянском доме появлялся первый новорождённый, особенно мальчик, и если эта семья жила в достатке. В больших и бедных семьях это событие проходило незаметно.

Православный обряд крещения был не только обрядом приобщения новорождённого к православной вере, но и официальным актом регистрации ребёнка.

Имянаречение в советское время[править]

Одним из первых городов, где появился ритуал имянаречения, был Ленинград. В 1965 году в Ленинграде был открыт дворец «Малютка», специально предназначенный для проведения этого обряда.

Под мелодию песни Дунаевского «Летите, голуби» участники праздника заходили в ритуальный зал. Затем ведущий говорил о том, что Ленинградский городской совет депутатов трудящихся доверил зарегистрировать в Ленинграде нового гражданина СССР в соответствии с Законом Российской Федерации о семье и браке. В честь нового гражданина исполнялся Государственный гимн.

В заключение ритуала родителей поздравляли родные и друзья, вручали им подарки под песню «Пусть всегда будет солнце».