Куликовская битва

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Куликовская битва

За землю русскую! Дмитрий Иванович Донской. Куликовская битва


Место:
Куликово поле на Дону у устья Непрядвы
Дата:
8 (16) сентября  1380


Итог:
полный разгром войск Золотой Орды

Стороны:

Командующие
князь Дмитрий Донской темник Мамай
Силы
50—60 тыс. 100—150 тыс.
Потери
до 20 тыс. 8/9 всех сил


И вечный бой! Покой нам только снится

Александр Блок. На поле Куликовом

Кулико́вская би́тва (Донское побоище; Мамаево побоище) — сражение между русскими войсками под руководством великого князя Владимирского и Московского Дмитрия Ивановича и монголо-татарами, возглавляемыми правителем-узурпатором западной части Золотой Орды тёмником Мамаем, произошедшее 8 сентября 1380 года (16 сентября по н. ст.) на восточной окраине обширного Куликова поля (площадью около 500 км²), что в юго-западной части Епифанского уезда Тульской губернии. Поле битвы расположено между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча.

Русская Православная Церковь отмечает Куликовскую битву 8 сентября по старому стилю, что в XX и XXI вв. приходится на 21 сентября.

Ход событий перед сражением[править]

После разгрома на Воже войсками Московского княжества татарского войска Бегича в 1378 году, Мамай решил сломить возрождающуюся военную мощь Руси и поставить ее в полную зависимость от Орды, в какую Русь попала в результате нашествия Батыя. Он собрал войско численностью примерно 100—150 тысяч человек[1], в которое, помимо монголо-татар, входили отряды черкесов, осетин, некоторых народов Поволжья, армян и наёмные отряды крымских генуэзцев. На соединение с Мамаем шёл вниз по Оке великий литовский князь Ягайло с 30-тысячным войском. В переговоры с Мамаем вступил князь рязанский Олег, которому было обещаны завоевания Мамая в Великом княжении за совместное выступления против Дмитрия Ивановича. Однако в конце августа Олег оповестил Дмитрия о вторжении Мамая и Ягайло в Рязанскую землю.

Поход Мамая начался в июне или в начале июля 1380 года. 23 июля Дмитрий от заставы на Дону получил первое известие о вторжении огромного монголо-татарского войска.

Дмитрий Донской

Сосредоточение русской армии[править]

Дмитрий Иванович немедленно разослал гонцов по всем областям Великого Княжения с призывом собирать войска и вести их в Коломну, куда войска должны были прибыть 31 июля. Призыв Дмитрия вооружаться был воспринят народом с огромным одушевлением. Началось интенсивное вооружение и стягивание русских войск в Коломну и Москву для похода на Мамая. Дмитрий, ожидая сосредоточения войска, вёл усиленную разведку. Навстречу Орде на реки Быструю и Тихую Сосну были посланы две «сторожи» — разведывательные отряды из отборных всадников, численностью 70 и 33 человека. Ими был взят высокопоставленный, хорошо осведомлённый «язык», сообщивший, что Мамай не торопится с нападением, ожидая литовское войско.

Поход за Дон[править]

Утром 20 августа русское войско выступило из Москвы, и 24 августа подошли к Коломне, преодолев за 3 дневных перехода более 100 километров. Русская армия собралась на просторном Девичьем поле. Летописец пишет, что "от начала мира не была такова сила русских князей. Численность собравшихся в Коломне войск Н. М. Карамзин и С. М. Соловьев оценивал более чем в 150 тысяч. Общую численность русских войск на Лопасне, где с главным войском соединились последние из остававшихся в Москве войска (собственно Московская дружина) по оценке Карамзина и Нечволодова, составляла до 200 тысяч человек. Советские историки (А. А. Строков, Е. А. Разин) считают эти цифры завышенными. По их оценкам, общая численность войск, соединившихся на Лопасне и в Заочье, составляла 70 — 100 тысяч человек.

От Коломны до Куликова поля, куда подходил Мамай, вела хорошо знакомая воеводам дорога длиной примерно 150 километров, которой воспользовались «сторожи». Однако эта дорога проходила по Рязанскоим владениям. Рязанский князь Олег занимал колеблющуюся позицию и вторжение в его земли могло подтолкнуть его к прямому союзу с Мамаем. Дмитрий Иванович решил обойти Рязанское княжество с запада. Одновременно этот маневр отрезал Мамая от литовской помощи. 26 августа, Дмитрий Иоаннович, с братом Владимиром Андреевичем получив благословения святого Сергия, выступили из Коломны вдоль берега Оки к устью Лопасни. Сюда же подошла Московская дружина во главе с московским тысяцким Тимофеем Васильевичем Вельяминовым, которой в сражении предстояло составить большой полк. В конце августа русское войско начало переправляться за Оку. Переправа заняла два дня.

В это время тумены Мамая находились возле Дона. Литовские полки Ягайло, двигавшиеся на соединение с ним, находились возле Одоева, примерно в 115 километрах от Куликова поля. Русскому войску до Куликова поля предстояло пройти около 125 километров, и иметь в запасе время, чтобы разгромить Мамая до подхода союзника[2]. Русское войско стремительно двинулось на юг. Вперед была отправлена третья «стража» — "бывалых людей 90 человек. Им было велено установить местоположение вражеской рати — своими очами увидиться с татарскими полками.

4 сентября русские полки прибыли на "место, называемое Березуй, за тридцать три версты от Дона. Здесь с Дмитрием Ивановичем соединились литовские князья Ольгердовичи — Андрей Полоцкий со псковичами и его брат, Дмитрий Брянский с брянской дружиной; с ними же прибыл воевода Дмитрий Боброк Волынец. Встретившие их здесь же разведчики сообщили, что Мамай стоит на Кузьмине гати, ждет соединения с Ягайло и не осведомлён о подходе русского войска, а после трех дней будет он на Дону. Утром 6 сентября русские полки достигли Дона неподалёку от устья Непрядвы. Две армии были разделены одним переходом. В деревне Черново собрались на совет русские князья и воеводы, на котором обсуждалось, на каком берегу Дона дать сражение — остаться на левом до подхода врага или переправиться на правый и идти в степь навстречу Мамаю. В этот же день Дмитрий Иванович получил писимо от Св. Сергия, в котором он благославлял его на битву. Дмитрий, сказав: «час суда Божия наступает», приказал переправляться через Дон. 6 сентября переправился сторожевой полк, 7 сентября в течение всего дня происходила общая переправа русского войска в 1 — 2 километрах от устья Непрядвы. Согласно Киприановской редакции «Сказания о Мамаевом побоище» после перехода через реку мосты были разрушены. Тем самым были уничтожены пути отступления и предотвращена возможность глубокого обхода и удара ордынцев с тыла.

Развёртывание русской армии перед битвой[править]

«Сопоставление источников Куликовского цикла даёт повод считать, что основополагающее построение русского войска произошло на берегу Дона накануне битвы. Сообразно топографии местности и другим особенностям новой позиции взаимное расположение полков могло быть несколько изменено. Как бы то ни было, войска, выстроившееся на Куликовом поле, в любой момент могли принять ближний бой.»[3]. Согласно основной редакции «Сказания о Мамаевом побоище», построением полков руководил Дмитрий Михайлович Боброк. Армия была разделена на 6 полков — сторожевой, передовой, большой, полки правой и левой руки и засадный полк. В передовом полку находились князья литовские, Андрей и Дмитрий Ольгердовичи, Феодор Романович Белозерский и боярин Николай Васильевич; в Великокняжеском полку — бояре Иоанн Родионович Квашня, Михаил Брянок, князь Иоанн Васильевич Смоленский; на правом крыле князья Андрей Феодорович Ростовский, Андрей Феодорович Стародубский и боярин Феодор Грунка; на левом — князь Василий Васильевич Ярославский, Феодор Михайлович Можайский и боярин Лев Морозов; в сторожевом полку — боярин Михаил Иоаннович, князья Симеон Константинович Оболенский, его брат князь Иоанн Торусский и Андрей Серкиз. В засадном полку — князь Владимир Андреевич Серпуховский, Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский, Роман Михайлович Брянский, Василий Михайлович Кашинский и сын Романа Новосильского.[4]

Куликовская битва[править]

С победой. Куликовская битва.

Продолжительность битвы на Куликовом поле рознится в разных источниках. По показанию летописной повести, считающейся достоверной, от столкновения сторожевого полка с передовыми силами татар до начала всеобщего бегства последних продолжалась она 4 часа — от шестого часа до десятого (в переводе от 11.35 до 15.35)[5].

Битва началась поединком двух богатырей Пересвета и Челубея. В этом поединке погибли оба. Затем в бой вступили сторожевой полк и передовые войска татар. За ними с широких возвышенностей на относительно узкое Куликово поле спускались главные силы сторон. Русские шли не торопясь, татары — быстрее. Однако татарская рать на некоторое время приостановила движение. Эта остановка объяснена в Киприановской редакции «Сказания о Мамаевом побоище»:…ибо несть места, где им разступитися. Куликово поле в то время в доступной для движения полков части имело ширину не более 2.5 — 3 километра при длине около 4 километров.

Сразу после гибели поединщиков татарская конница, смяв Передовой полк, начала теснить Большой полк. Русское войско понесло большие потери. В первые минуты боя был убит сражавшийся в Большом полку в доспехах великого князя и под его знаменем боярин Михаил Бренок. Дмитрий Иванович в одежде рядового воина бился в рядах того же полка. Натиск монголо-татар в центре был задержан вводом в действие резерва. Мамай перенес главный удар на левый фланг и начал теснить русские полки. Неожиданный мощный удар свежих сил Засадного полка в тыл и фланг татаро-монгольскому войску и наступление других русских полков привели к сокрушительному разгрому Мамаевой рати, остатки которой русские полки преследовали и уничтожали на протяжении 50 верст от Куликова поля.

Куликовская битва имела историческое значение в борьбе русского и других народов с татаро-монгольским игом. Хотя она не привела к ликвидации монголо-татарского ига на Руси, однако, на Куликовом поле был нанесен сильнейший удар по господству Золотой Орды, ускоривший ее последующий распад.

История поиска и изучения места битвы[править]

Первоначально сведения о битве содержались, кроме летописных сводов, в широко распространённом на Руси литературном памятнике, известном под названием «Сказание о Мамаевом побоище». О его огромной популярности говорит тот факт, что до нашего времени сохранилось более 150 списков этого произведения в разных редакциях, первоначальное же их количество могло исчисляться тысячами. Сюда следует добавить и печатный вариант Синопсиса, неоднократно переиздававшийся в конце XVII—XVIII веке.

Судя по текстам, у русских людей всегда сохранялось точное представление о месте этого выдающегося события. Хотя некоторые современные историки подвергают сомнению сведения «Сказания» за их красочность и, по их мнению, чрезмерную подробность.

Главная проблема состояла в том, что после событий 1380 года вся огромная территория между верховий Оки и Дона была Диким полем, где не было оседлого населения, не проводились писцовые описания. Люди вернулись сюда лишь почти через триста лет, поэтому ни о какой местной устной традиции не могло быть и речи. Тем не менее, начало активного освоения этого пространства могло способствовать поддержанию исторической памяти.

Всё кардинально изменилось с началом преобразований Петра Первого, когда местные крестьяне, солдаты, а затем и пленные шведы стали рассматриваться как рабочая сила, не имеющая собственной воли, памяти. Грандиозное строительство шлюзов Ивановского канала непосредственно на месте бывших переправ войска Дмитрия Донского никоим образом не отразилось на возрождении памяти о том эпохальном событии. А с началом строительства Санкт-Петербурга акцент и вовсе переместился из этих мест. Тысячи строителей канала так и остались лежать в безымянных могилах.

В течении всего XVIII века происходило постоянное переселение крестьян целыми деревнями их владельцами. Необходимость элементарно выживать заглушала природную любознательность, интерес к окружающему миру.

Вот на этом фоне в конце XVIII века в зарождающейся исторической науке начал оживляться интерес к Мамаеву побоищу. Наполеоновские войны ещё больще способствовали патриотическим настроениям. Николай Михайлович Карамзин, создавший эпохальную «Историю Государства Российского», впервые в 5 томе своего труда назвал грандиозное сражение «Славной битвой Куликовской», по упоминаемому в древних текстах Куликову полю.

Дополнительные материалы[править]

Видео[править]

Лебеди Непрядвы. Союзмультфильм, 1980 г.
Фильм посвящён 600-летию победы русского оружия на Куликовом поле. В героико-романтической форме фильм рассказывает о подготовке и ходе Куликовской битвы.


Cсылки[править]

  1. Численность войск Мамая указывается единогласной оценке отечественных справочных изданий (Большая Советская Энциклопедия, 3-е изд., Военный энциклопедический словарь, 2-е изд., Советская Военная Энциклопедия. Превосходство противника в численности не вызывала сомнений у Карамзина:«сила Татар ещё превосходила нашу» История Государства Российского. Т 5. Российское академическое издательство «Наука» 1993. Стр. 38-46
  2. В. В. Каргалов. Полководцы X—XVI вв. М.:ИЗД. ДОСААФ СССР 1989 СТР. 125—138
  3. А. Н. Кирпичников. Великое Донское побоище. "Сказания и повести о Куликовской битве. Издательство «Наука» Ленинград, 1982.
  4. Н. М. Карамзин. История государства Российского
  5. Cутки в Древней Руси делились на светлую (день) и тёмную (ночь) части. Часы в каждой половине суток считались отдельно. Шестой час дня означал шестой час после восхода солнца.