Ландфольк

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Ландфольк (нем. Landvolkbewegung) [1] — народное протестное движение в Шлезвиг-Гольштейне в конце 1920-х годов, охватившее затем и другие части Германского Реха. Состояло из двух фракций: «умеренных», возглавляемой Вильгельмом Хамкенсом,[2] и «неистовых» во главе с Клаусом Хаймом.[3]

Причина возникновения[править]

Мировой экономический кризис 1920-х годов имел для немецкого сельского хозяйства катастрофические последствия. Кризис уничтожил сбережения крестьян и многие хозяства. Фермеры были вынуждены искать новые кредиты. В отличие от кредитов от довоенного уровень процентных ставок был невыносим. К тому же в 1925 году Германский Рейх был вынужден перезаключать международные торговые соглашения, что открыло немецкий рынок, в основном для сельскохозяйственного импорта — в ущерб местным фермерам. Произошёл рост налогов и пошлин.

Движение «Ландфольк» считалась крестьянским, так как его члены бурно среагировали на понижение покупательной способности горожан, которое повлекло падение спроса на сельскохозяйственные продукты. Это больно ударило и по батракам, и по зажиточным крестьянам, нанимавшим десятки батраков, и по потомственным землевладельцам, дворянам-юнкерам. Среди вожаков «Ландфолька» были также титулованные особы.[4]

Тактика и цели[править]

Флаг с эмблемой «Ландфолька».

Чтобы продемонстрировать символическую волю к единству, осенью 1928 года все крестьянское движение в Шлезвиг-Гольштейне получило название «Ландфольк». «Ландфольк» не был, организованным движением. У него даже не было ни одного постоянного оратора. Их заменяли «доверенные лица» из числа личных друзей Хамкенса и Хайма, которые вели осторожную агитацию среди крестьянства. Поначалу «Ландфольк» нападал только на органы власти. Его агитация имела отчетливо выраженный националистический оттенок. Это было предопределено тесными связями Хайма с Людендорфом, а Хамкенса с союзом «Танненберг». Уже в своих первых листовках новое движение подчеркивало необходимость борьбы с еврейско-парламентской системой и коррупцией в органах власти. Члены «Ландфолька» категорически отвергали «братоубийственную классовую борьбу».

В начале 1929 года была выпущена «Газета „Ландфолька“»,[5] которая стала официальным печатным органом этого движения.

Основной целью «Ландфолька» стала борьба против договоров и обязательств, которые уничтожали крестьянство, передавая его в руки олигархов. «Ландфольк» должен был объединить общество, как это произошло в 1914 году. Но теперь поводом для единства должен был быть отказ от сотрудничества с системой. Согласно взглядам Хайма и Хамкенса, коррумпированность системы была всего лишь отражением еврейского отравляющего духа, который пронизывал газеты, театр, литературу. Для них евреи были главными врагами. Чтобы прекратить их разлагающее действие, всех евреев надлежало изолировать. Делая краеугольным камнем своей идеологии понятие «народность», которая являлась совокупностью кровного и расового родства, немецкой семьи и культуры, «Ландфольк» собирался бороться за свободное немецкое пространство и свободное немецкое достояние.

Действия и протесты[править]

Клаус Хайм
Вильгельм Хамкенс

Благодаря спонтанности, идеологической и организационной мобильности «Ландфольк» смог объединить не только местные «фёлькише»-группы, но и большинство существовавших ранее крестьянских организаций, например очень авторитетный Крестьянский союз. В первом протесте 28 января 1928 участвовало в общей сложности 140 000 человек на западном побережье земли Шлезвиг-Гольштейн В конце августа 1928 года на востоке страны вновь начались массовые демонстрации. На этот раз акции были нацелены на организацию «налоговой стачки». Это должна была быть пассивная форма сопротивления, выражавшегося в отказе платить налоги. Крестьяне собирались на сходы и публично сожгли свои налоговые счета.

Крестьяне также пытались мешать действиям. Особенно хорошо известен случай, когда 19 ноября 1928 года во время попытки захвата двух волов, около 200 крестьян, вооруженных палками исколотили приставов.

Но Клауса Хайма уже не устраивали подобные методы борьбы — он призывал к более решительным действиям. Он считал, что пришло время начать вооруженную борьбу с государством, которое не стеснялось применять силу в отношении крестьян. Хайм начал с того, что собрал вокруг себя наиболее активных и категорически настроенных людей, из которых летом того же года сформировал «Молодежную оборону Северной марки» и «Караульное объединение». Эти группы были построены по военному образцу и состояли крайне радикальных элементов. В большинстве своем это были бывшие члены «Стального шлема» и «Бригады Эрхардта», которым было не впервой держать оружие в руках и давать отпор полиции. Официальная пресса ставила знак равенства между созданием вооруженных групп и пассивным сопротивлением неплательщиков налогов. Для нее все это было опасной подрывной деятельностью. Но сами крестьяне подобной точки зрения, безусловно, не разделяли. Даже достаточно умеренные крестьянские организации надеялись, что радикалам удастся хоть как-то улучшить условия жизни селян.

Со временем движение «Ландфольк» вышло далеко за региональные рамки Шлезвиг-Гольштейна. Свою «политическую школу» оно проходило уже в Силезии, Саксонии и Баварии. Выборы в саксонский ландтаг показали, что требования крестьянских радикалов способны оказывать влияние на всю общенациональную политику. Но в марте 1929 года Хамкенс допустил непростительную ошибку. Он призвал членов «Помощи нуждающимся» к открытой борьбе против государства. Более того, высказал идею об отделении от Берлина и формировании своего собственного, крестьянского, правительства.

Это неосторожное высказывание дало правительству повод для ареста лидеров «Помощи нуждающимся». Их обвинили в измене родине. В обмен на освобождение лидеров крестьянского сопротивления правительство потребовало прекратить манифестации. Это была бесспорная победа правительства. В Шлезвиг-Гольштейне оказались запрещенными не только мероприятия «Ландфолька», но и НСДАП и КПГ. Но это была пиррова победа. Подобное «решение» проблемы еще больше усиливало недовольство крестьянских масс. Именно в то время к крестьянскому движению примкнул известный национал-революционер Бруно фон Заломон.,[6] — старший брат писателя Эрнста фон Саломон. Он начал сотрудничать с «Газетой „Ландфолька“» еще в марте 1929 года. Его статьи, полные ненависти и негодования, были очень популярны среди крестьян. «Ландфольк» приобрел новых сторонников. Об этом говорил хотя бы тот факт, что «Газета „Ландфолька“» буквально по мановению палочки из еженедельника превратилась в ежедневное издание, тираж которого достигал 9 тысяч экземпляров. Не скрываясь, фон Заломон призывал к атаке на государство, которое вело страну к пропасти.

Интеллектуалы, сочувствовавшие крестьянскому движению, надеялись, что, прибегнув к репрессивной политике, государство сформирует у крестьян политическое сознание. В этом они видели залог успеха «национальной революции». В октябре 1929 года только число подписчиков на «Газету „Ландфолька“» достигло 10 тысяч. Какое количество продавали с рук, установить очень сложно. Можно смело сказать, что она стала самым влиятельным средством массовой информации в Шлезвиг-Гольштейне. Многочисленные запреты на продажу «Газеты „Ландфолька“», судебное преследование крестьян, отказывавшихся платить налоги, только усиливали желание свергнуть ненавистную республику. Экстремистское крыло «Ландфолька» росло как на дрожжах. Теперь идеология движения начала распространяться среди всего крестьянства. Она была уже не просто набором националистических фраз, а вполне сложившимся зрелым мировоззрением. Конечно, это не произошло бы так быстро, если бы не помощь братьев фон Заломон и многих других оппозиционных интеллектуалов. Они не просто поддерживали связи с крестьянским движением, а становились его функционерами, продолжая систематическую критику власти и государства. Так, например, один адвокат, специализировавшийся на защите правых радикалов, превратил судебный процесс против крестьян в спектакль, в фарс, в народный трибунал против системы. Прозвучавшие на судебном разбирательстве идеи крестьянского движения не только усилили «Ландфольк», но и нанесли ощутимый удар по Веймарской республике. Но суд оказался непреклонным. В марте 1929 года земельный суд во Фленсбурге приговорил Хамкенса к крупному денежному штрафу. Сами того не подозревая, судьи превратили Вильгельма Хамкенса в национального героя, крестьянского мученика, чем еще больше усилили «Ландфольк». Он стал известен по всей стране.

Демонстрация «Ландфолька»

Постепенно на беспорядки в Шлезвиг-Гольштейне обратили внимание все радикальные и экстремистские организации. Они увидели в оппозиционном крестьянском движении прекрасную почву для насаждения своей идеологии. Эти края почти моментально заполонили пропагандисты «Стального шлема», НСДАП, КПГ, «Младогерманского ордена», Немецкой народной партии свободы. Если верить братьям фон Заломон, то сам Эрхардт не раз пытался связаться с крестьянскими лидерами. В 1929 году «Ландфольку» сочувствовали все, начиная от бывшего канцлера Куно до Гитлера, от Гугенберга до вождей «Пангерманского союза», от «вервольфов» до лидеров организации «Консул». Благодаря их поддержке «Ландфольк» приобрел широкую известность, за его акциями следили по всей Германии. Хамкенсу удалось вырваться за пределы своего региона. С его подачи Фридрих Дёпнер создал отделение «Ландфолька» в Восточной Пруссии, а Фридрих Глёкнер — в Силезии. В апреле 1929 года лидеры крестьянского движения взяли на вооружение ультранационалистические идеи писателя Кенстлера (нем. August Georg Kenstler). Его журнал «Кровь и почва» пользовался в Тюрингии большой популярностью. Тем временем ненасильственное сопротивление, проповедуемое Хамкенсом, вытеснялось экстремизмом, на который делали ставку Бруно фон Заломон и Клаус Хайм. Фон Заломон был твердо убежден, что массовые демонстрации, проходившие по поводу ареста Хамкенса, могли в один момент вылиться в вооруженное восстание. Ожидания его не подвели. В некоторых местах вооруженные косами и вилами крестьяне совершили нападения на полицейские участки. Чтобы скоординировать свои действия, летом 1929 года Бруно фон Заломон встречался с Эрнстом Юнгером, Эрнстом Никишем, Бодо Узе. Они должны были призвать своих сторонников всячески поддерживать движение Клауса Хайма. Но Хайм и Хамкенс по-разному относились к политическому насилию. Умеренное крыло «Ландфолька» во главе с Хамкенсом после процесса по делу «Помощи нуждающимся» не хотело давать правительству повода для преследования крестьянского движения. Хайм смотрел по-другому на эти вещи. Он полагал, что террор и прямые действия быстрее приведут к крушению системы, нежели бойкоты и отказ платить налоги.

После того как в январе 1929 года полиция изъяла в местечке Мюхльхайм 50 килограммов динамита и 700 детонаторов, Клаус Хайм был вынужден уйти в подполье. Это было не простое совпадение. Боевики из «Ландфолька» при поддержке эрхардтовского «Консула» собирались наладить производство бомб. Но меры полиции оказались недостаточными. В апреле 1929 года произошло первое покушение. Неизвестные закидали гранатами противников «Ландфолька». 23 мая взрыв прогремел в земельном бюро местечка Итцехо. 3 июня бомба взорвалась в финансовом управлении г. Ольденбург. 6 сентября взрывы потрясли многие административные здания Шлезвиг-Гольштейна. 9 сентября полиция начала массовые аресты, почти все видные деятели «Ландфолька» оказались под полицейским надзором. Полиции удалось выявить 35 бомбометателей. Среди арестованных оказался и Клаус Хайм. Правительство, не стесняясь в средствах и методах, собиралось положить конец терроризму.

В 1930 году начался процесс по делу крестьянских бомбистов. Он превратил Клауса Хайма в культовую личность. Его почитали не только в национал-революционные кругах, но и у коммунистов, и у нацистов. Но уже в январе 1930 года крестьянство на севере страны утратило прошлое единство. Движение «Ландфольк» оказалось расколотым. На одной чаше весов находились «умеренные» Вильгельма Хамкенса, на другой «неистовые» Клауса Хайма. В среде экстремистов наибольшее распространение получили идеи национал-революционеров и революционных национал-социалистов. Но, лишившись лидера, радикальное крыло очень быстро развалилось. Сторонники умеренного крыла стали присоединяться к НСДАП или КПГ.

См. также[править]

Ссылки[править]