Эрих Людендорф

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Э. Людендорф

Э́рих Фри́дрих Вильге́льм Лю́дендорф (нем. Erich Friedrich Wilhelm Ludendorff, 9 апреля 1865, Крушевня, близ Познани, Пруссия — 20 декабря 1937, Тутцинг, Бавария, Третий Рейх) — немецкий генерал-полковник. Автор концепции «тотальной войны». С начала Первой мировой войны — начальник штаба у П. фон Гинденбурга, вместе с которым получил общенациональную известность после победы под Танненбергом; с августа 1916 года фактически руководил всеми операциями германской армии. После окончания войны близко сошёлся с А. Гитлером, принимал участие в Пивном путче, но вскоре разочаровался в нацистах и в 1928 году перестал участвовать в общественной жизни.

Биография[править]

27 сентября 1916 года в разговоре со шведским прогерманским публицистом С. Хедином заметил, что вступление Швеции в войну уже не имеет военного значения.[1]

Во время брест-литовских переговоров первым предложил идею о сепаратном мире с Украинской Народной Республикой.[2]

В 1920‒1923 гг. — казначей русско-германского Общества Ауфбау.

В 1924‒1928 годы депутат рейхс­та­га от Национал-со­циа­ли­стической пар­тии сво­бо­ды. В мар­те 1925 года бал­ло­ти­ро­вал­ся на пост пре­зи­ден­та Гер­ма­нии, но по­лу­чил лишь 1,1 % го­ло­сов из­би­ра­те­лей.

7 сентября 1925 года создаёт «Танненбергский союз» (нем. Tannenbergbund),[3] как свой политический клуб в противовес СА, НСДАП и Стальному шлему. Фактическим организатором Союза является Константин Хирль.

В 1926 году женится на Матильде.[4]

В 1928 году Людендорф, ув­лёк­ший­ся мис­ти­кой, ра­зо­шёл­ся с Гит­ле­ром по ря­ду по­ли­тических и идео­ло­гических во­про­сов. В мар­те 1930 года осно­вал эзо­те­рическое общество «Немецкий на­род» («Deuts­ch­volk»; за­пре­ще­но на­ци­ст­ски­ми вла­стя­ми, как и «Со­юз Тан­нен­берг», в сентябре 1933 года). В 1935 году от­ка­зал­ся при­нять от Гит­ле­ра зва­ние генерал-фельд­мар­ша­ла. Не­за­дол­го до смер­ти до­бил­ся со­гла­сия на­ци­ст­ских вла­стей на во­зоб­нов­ле­ние дея­тель­но­сти ос­но­ван­ных им об­ществ, объ­е­ди­нён­ных в «Со­юз германского по­зна­ния Бо­га» («Bund für Deutsche Gotterkennt­nis»; организация дей­ст­ву­ет по­ны­не).[5]


Цитаты[править]

  • «К морю слёз и крови привёл римский Иуда наш народ. Лучших немецких мужчин он посылал в крестовые походы в пустыни востока, где они изнемогали от жары и падали от меча турка. Эти папские мероприятия окончились ничем, кроме разве что уничтожения нордической крови у других народов — испанцев и французов. Когда-то и в Испании и Франции была нордическая кровь, так как кельты такие же арийцы и братья германцам.»[6]

Из переписки и т. п.[править]

  • «Прогнозы на новый год… крайне тревожны, в особенности нас беспокоит то, что Россия подготовила новые сильные кадры… Наше положение стало исключительно трудным, и почти невозможно найти выход… Если война продолжится, наше поражение представляется неизбежным» (конец 1916)[7]
  • «Большевизм с поддержкой Антанты или без неё, безусловно, является для нас очень опасно вредным»[8]
  • «Если мы ничего не предпримем на Восточном фронте, то Великороссия прикончит Украину» (5 февраля 1918)[9]
  • «Наше правительство поступило в военном отношении правильно, если оно поддержало Ленина деньгами»[10]

Из воспоминаний[править]

  • «Занятие обширных областей на востоке, очищение от неприятеля Балканского полуострова и открытие сообщения с Турцией значительно улучшили наше военно-экономическое положение. Румыния более охотно поставляла свои продукты, так как не имела для своих запасов другого сбыта за границу. 1915 год кончился для нас плюсом»[11]
  • «Наша победа там [в Румынии] стала возможной только благодаря их [русских] отсутствию»[12]
  • «Неограниченная подводная война является последним средством закончить войну победоносно, не затягивая её до бесконечности. Если подводная война в такой форме могла стать решающей, — а флот надеялся на это, — то она при нашем военном положении становилась долгом по отношению к германскому народу»[13]
  • «Верховному командованию приходилось считаться с тем, что подавляющее численное и техническое превосходство неприятеля в 1917 году будет ощущаться нами, ещё острее, чем в 1916. … Наше поражение казалось неминуемым»[14]
  • «Царь был свергнут революцией, которую фаворизировала Антанта. Причины поддержки Антантой революции не ясны. Судя по всему, Антанта ожидала, что революция принесет ей какие-то преимущества. Царь, который начал войну за Антанту, теперь должен был быть низложен»[15]
  • «Я не сомневался, что разгром русской армии и русского народа представит собой для Германии и Австрии чрезвычайную опасность… Правительство наше, отправляя Ленина в Россию, взяло на себя огромную ответственность! Поездка с военной точки зрения полностью оправдывалась: было необходимо, чтобы Россия пала. Но наше правительство должно было остерегаться, чтобы и Германия не пала в свою очередь»[16]
  • «С конца ноября [1917 года] с востока на запад беспрерывно потянулись воинские поезда. Дело заключалось уже не в обмене выдохшихся на западе дивизий на свежие с востока, а в действительном усилении численности западного фронта»[17]
  • «Всякому не вполне слепому человеку становилось [по ходу переговоров в Брест-Литовске] совершенно ясно, что цели большевиков сводятся к тому, чтобы вызвать у нас революцию, а следовательно и разгром Германии»[18]
  • «Иоффе в Берлине раздавал деньги и воззвания и подготовлял революцию… В конце октября [1918 года] Иоффе был наконец выслан, и мы вновь перешли в состояние войны с Россией»[19]
  • «В период времени между 191013 годами я, будучи правоверным масоном… сделал глубоко потрясшее меня открытие. Мне удалось узнать о плане убийства эрц-герцога, как повода для возникновения мировой войны, конечным результатом которой должно явиться низвержение тронов и алтарей. Об этом открытии я не счёл нужным умолчать и обратился в соответствующую инстанцию. Ответ, полученный мною, был тот, что всё мною изложенное, касается лишь масонских лож, к которым мне по этому делу и надлежит обратиться» (1927)[20]

Отзывы современников[править]

Л. Красин писал своей жене Любови 10 июня 1918 года о беседе с Людендорфом в некоем замке на оккупированной территории Франции:

На портретах Людендорф мало похож. У него нет придаваемого ему демонического вида, просто жирное немецкое лицо со стальным, не мрачным, а скорее злым взглядом, кричащий голос, несколько более высокий, чем должно было бы быть по объему тела. <…> Выслушал меня не прерывая, лишь время от времени мимикой, покачиванием головы, легкой усмешкой, выражая свое отношение к содержанию той или иной части речи. По окончании моей речи… генерал начал свой ответ любезным обращеньем по моему лично адресу («благодарю за откровенность и сам выскажусь столь же прямо и без обиняков»), затем сменил тон на более официальный и резкий и начал чесать уже по адресу большевистского правительства… Мы, говорит, не имеем ни малейшей охоты наступать и мне жаль каждого солдата, павшего на восточном фронте, но нас вынудили агрессивные поступки б[ольшеви]ков. И т. д. в этом роде. Вкратце резюмируя речь его, надо ожидать, что если в России наладится кое-какой порядок и Германия сможет получать оттуда нужное ей сырье, то, вероятно, дальнейшего наступления не последует, если же товарообмен не наладится вовсе или будет совсем незначительным, то можно ждать дальнейших нападений. Совершенный щедринский волк: «А может быть и помилую!». Питер и Москву брать у нас никакого желанья нет, иначе мы, может быть, это уже сделали бы. В Крым мы пошли лишь после того, когда ваши суда начали делать набеги из Севастополя и поубивали наших людей. Конечно, мы на каждый удар отвечаем двумя ударами и не потерпим положения, при котором нам грозит какая-либо опасность. Внутренние ваши дела нам безразличны, лишь бы был от вас толк (в смысле сырья etc.)… …самое интересное во всем происшествии это самый факт свидания. Если в самый разгар боев он нашел нужным потратить несколько часов на эту поездку и разговор, то, очевидно, у них все-таки есть большой интерес прийти с Россией к более или менее удовлетворительному соглашению, тем более [что] с Украиной дела у них все еще неважны.[21]

Публицист Т. Вольф записал в своём дневнике о периоде агонии германской монархии, что Людендорф «более двух лет правил Германией как диктатор».[22]

Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) в проповеди 26 июня 1941 года, на пятый день Великой Отечественной войны, заявил, что Людендорф призвал «бросить Христа и кланяться лучше древнегерманским идолам — Вотану и другим».[23]

Интересные факты[править]

Врангель был германофилом. В связи с отходом Врангеля с русской боевой арены … одновременно означает поражение первого русского полководца, симпатизирующего Германии, … были вывезены за границу заманчивыми обещаниями правительства изобилием продовольствия. Казаки были враждебно настроены к Врангелю, которого окрестили Крымским Ханом… Все привезенное в мае месяце на японском крейсере из Владивостока колчаковское золото вывезено за границу для обеспечения глав правительства, рядовые же офицеры, как и при деникинском разгроме, оставлены на милость большевистского чека… Сам по себе Врангель ни под каким видом не является серьезной угрозой для советской России… России Врангель ничего хорошего не дал бы. Я крайне жалею офицеров, введенных им в заблуждение. Единственным результатом врангелевской экспедиции является предоставление крупной территории Польше и несказанное кровопролитие.[24]

Примечания[править]

  1. Козлов Д. Ю. Роль российского Балтийского флота в экономической блокаде Германии. 1914‒1917 гг. // Вопросы истории. — 2010. — № 9. — С. 76.
  2. Макаренко П. В. Большевики и Брестский мир // Вопросы истории. — 2010. — № 3. — С. 8.
  3. de:Tannenbergbund
  4. Mathilde Ludendorff. La lancia che non si spezza
  5. de:Bund für Deutsche Gotterkenntnis
  6. «Rom-Juda». 1930
  7. Цит. по: Дьяков И. Летопись славянства. Народ-мученик // Наш современник. — 2000. — № 11. — С. 193.
  8. Цит. по: Макаренко П. В. Большевики и Брестский мир // Вопросы истории. — 2010. — № 3. — С. 7.
  9. Цит. по: Макаренко П. В. Большевики и Брестский мир // Вопросы истории. — 2010. — № 3. — С. 8.
  10. Цит. по: Арутюнов А. А. Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Свидетельства. — М.: Вече, 1999. ISBN 5‒7838‒0530‒0
  11. Цит. по: Айрапетов О. Р. Балканы. Стратегия Антанты в 1916 году // Вопросы истории. — 1997. — № 9. — С. 50.
  12. Цит. по: Айрапетов О. Р. Балканы в стратегии Антанты и ее противников (1914‒1918 гг.) // Новая и новейшая история. — 2003. — № 5. — С. 223.
  13. Цит. по: Шацилло В. К. США и подводная война Германии в 1914‒1918 годах // Вопросы истории. — 1996. — № 7.
  14. Цит. по: Холяев С. В. Россия и страны Запада накануне революции 1917 года // Новая и новейшая история. — 2012. — № 3. — С. 232.
  15. Цит. по: Пагануцци П. Правда об убийстве Царской Семьи. — М.: ТРХ, 1992. — С. 27. ISBN 5‒8402‒0024‒7
  16. Цит. по: Вильтон Р. Последние дни Романовых / Пер. с англ. Князя А. М. Волконского. — Берлин: Град Китеж, 1923.
  17. Цит. по: Арутюнов А. А. Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Свидетельства. — М.: Вече, 1999. ISBN 5‒7838‒0530‒0 [1]
  18. Цит. по: Мальков В. Л. Вудро Вильсон и новая Россия (февраль 1917 — март 1918 г.) // Новая и новейшая история. — 2000. — № 1. — С. 128.
  19. Цит. по: Арутюнов А. А. Досье Ленина без ретуши. Документы. Факты. Свидетельства. — М.: Вече, 1999. ISBN 5‒7838‒0530‒0 [2]
  20. Цит. по: Воробьевский Ю. Стук в Золотые врата
  21. Л. Б. Красин. Письма жене и детям. 1917‒1926: [Продолжение] // Вопросы истории. — 2002. — № 2. — С. 101‒102.
  22. Цит. по: Гостенков А. В. Интересный источник по истории первой мировой войны // Вопросы истории. — 1989. — № 2. — С. 166.
  23. Селищев Н. Откуда приплыли викинги? Часть 1 // Русский Вестник. — 13 мая 2011.
  24. Цит. по: Кикнадзе В. Г. Советская радиоразведка об эвакуации Белой армии из Крыма // Вопросы истории. — 2007. — № 5. — С. 148.

Литература[править]

  • Станков Н. Н. Мюнхенский путч 1923 г. и Чехословакия // Вопросы истории. — 2007. — № 7. — С. 152‒158.

Авторских статей, которые написал «Эрих Людендорф» в «Традиции» не найдено