Любовь в трудах Фромма

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Шаблон:Любовь в трудах Фромма

Любовь — зрелый ответ на проблему человеческого существования[1].

Содержание

Любовь — это абстракция[править]

Карл Маркс критикует ошибочность превращения предиката (то есть абстракции) в субъект. В результате такого действия любовь превращается в Молоха[2]. Эрих Фромм обращает внимание на то, что любовь это абстракция, и «в действительности же существует лишь акт любви»[3].

Любовь — это не вещь, а процесс, действие, акт[править]

Идиоматические изменения происходящие в языке делают любовь вещью: «у меня огромная любовь к вам». Такое выражение бессмысленно[4]. Можно говорить о любящем человеке, о любви человека и нельзя говорить о человеке любви. «Существительное „любовь“ как некое понятие для обозначения действия „любить“ отрывается от человека как субъекта действия. Любовь превращается в богиню, в идола, на которого человек проецирует свою любовь; в результате этого процесса отчуждения он перестает испытывать любовь, его способность любить находит свое выражение в поклонении „богине любви“. Он перестал быть активным, чувствующим человеком; вместо этого он превратился в отчужденного идолопоклонника»[5].
«Такую же функцию выполняют и некоторые существительные: например, любовь, гордость, ненависть, радость, они создают видимость постоянных, неизменных субстанций, однако за ними не стоит никакая реальность; они только мешают понять то, что мы имеем дело с процессами, происходящими в человеческом существе»[6].

Любовь — это не только чувство[править]

Эротическая любовь — «это не просто сильное чувство, это решимость, это разумный выбор, это ответственность, это поступок. Если бы любовь была только чувством, то не было бы основания обещать любить друг друга вечно. Чувство приходит и уходит. Как я могу знать, что оно останется навечно, если мое действие не включает разумного выбора и решения?»[7].

Две противоположные формы любви[править]

Эрих Фромм сравнивает две противоположные формы любви: любовь по принципу бытия или плодотворную любовь, и любовь по принципу обладания или неплодотворную любовь. Если первая «предполагает проявление интереса и заботы, познание, душевный отклик, изъявление чувств, наслаждение и может быть направлена на человека, дерево, картину, идею. Она возбуждает и усиливает ощущение полноты жизни. Это процесс самообновления и самообогащения»[8], то вторая означает лишение объекта своей «любви» свободы и держание его под контролем. «Такая любовь не дарует жизнь, а подавляет, губит, душит, убивает ее»[9]. Он также говорит о глубоком отличии зрелой любви от её незрелых форм[10].

Любовь по принципу бытия или плодотворная любовь[править]

Такие мировые религии как Буддизм, Иудаизм, Христианство, и ряд других религий и учений посвящены культуре плодотворной любви[11].
Но плодотворная любовь является скорее исключением, чем правилом[12], и это замечание перекликается с библейским «…тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Матф.7:14)[13][14].
Для понимания природы любви необходимо понимать природу человека: «Человек может адаптироваться к рабству, но он реагирует на него снижением своих интеллектуальных и моральных качеств; он может адаптироваться к культуре, проникнутой всеобщим недоверием и враждебностью, но он реагирует на такую адаптацию ослаблением своих сил и бесплодностью. Человек может адаптироваться к культурным условиям, требующим подавления сексуальных влечений, но при такой адаптации, как показал Фрейд, у него развиваются невротические симптомы. Человек может адаптироваться почти к любой культурной системе, но в той мере, в какой эти системы противоречат его природе, у него развиваются ментальные и эмоциональные нарушения, принуждающие его, в конце концов, к изменению этих условий, так как он не может изменить свою природу»[15]. Важное место в учении о природе человека занимает раздел об экзистенциальных и исторических дихотомиях человека[16], о доминанте гуманистической а не авторитарной этики[17][18].
Только если человек «осознает человеческую ситуацию, дихотомии, присущие его существованию, и свою способность раскрыть свои силы, он будет в состоянии успешно решить эту свою задачу: быть самим собой и для себя, и достичь счастья путем полной реализации дара, составляющего его особенность, — дара разума, любви и плодотворного труда»[19].

Любовь по принципу обладания или неплодотворная любовь[править]

Переход от «влюбленности» к иллюзии любви-«обладания» можно часто со всеми конкретными подробностями наблюдать на примере мужчин и женщин, «влюбившихся друг в друга». В период ухаживания оба еще не уверены друг в друге, однако каждый старается покорить другого. Оба полны жизни, привлекательны, интересны, даже прекрасны — поскольку радость жизни всегда делает лицо прекрасным. Оба еще не обладают друг другом; следовательно, энергия каждого из них направлена на то, чтобы быть, то есть отдавать другому и стимулировать его. После женитьбы ситуация зачастую коренным образом меняется. Брачный контракт даёт каждой из сторон исключительное право на владение телом, чувствами и вниманием партнера. Теперь уже нет нужды никого завоевывать, ведь любовь превратилась в нечто такое, чем человек обладает, — в своего рода собственность. Ни тот, ни другой из партнеров уже больше не прилагает усилий для того, чтобы быть привлекательным и вызывать любовь, поэтому оба начинают надоедать друг другу, и в результате красота их исчезает. Оба разочарованы и озадачены. Разве они уже не те люди, которыми были прежде? Не ошиблись ли они?
Как правило, каждый из них пытается отыскать причину подобной перемены в своем партнере и чувствует себя обманутым. И ни один из них не видит, что теперь они уже не те, какими были в период влюблённости друг в друга; что ошибочное представление, согласно которому любовь можно иметь, привело их к тому, что они перестали любить. Теперь вместо того, чтобы любить друг друга, они довольствуются совместным владением тем, что имеют: деньгами, общественным положением, домом, детьми. Таким образом, в некоторых случаях брак, основывавшийся сначала на любви, превращается в мирное совместное владение собственностью, некую корпорацию, в которой эгоизм одного соединяется с эгоизмом другого и образует нечто целое: «семью».
Когда пара не может преодолеть желания возродить прежнее чувство любви, у того или другого из партнеров может возникнуть иллюзия, будто новый партнер (или партнеры) способен удовлетворить его жажду. Они чувствуют, что единственное, что им хочется иметь, — это любовь. Однако для них любовь не является выражением их бытия; это богиня, которой они жаждут покоряться. Их любовь неизбежно терпит крах, потому что «любовь — дитя свободы» (как поется в одной старинной французской песенке), и тот, кто был поклонником богини любви, становится в конце концов настолько пассивным, что превращается в унылое, надоедливое существо, утратившее остатки своей прежней привлекательности.
Все это не означает, что брак не может быть наилучшим решением для двух любящих друг друга людей. Вся трудность заключается не в браке, а в собственнической экзистенциальной сущности обоих партнеров и в конечном счете всего общества. Приверженцы таких современных форм совместной жизни, как групповой брак, смена партнеров, групповой секс и т. д., пытаются, насколько я могу судить, всего лишь уклониться от проблемы, которую создают существующие для них в любви трудности, избавляясь от скуки с помощью все новых и новых стимулов и стремясь обладать как можно большим числом «любовников» вместо того, чтобы научиться любить хотя бы одного[20].

Две противоположные ориентации характера[править]

«Любовь – это не обязательно отношение к определенному человеку; это установка, ориентация характера, которая задает отношение человека к миру вообще, а не только к одному "объекту" любви. Если человек любит только кого-то одного и безразличен к остальным ближним, его любовь – это не любовь, а симбиотический союз»[21].
Типы характера: неплодотворные ориентации
а) Рецептивная ориентация
б) Эксплуататорская ориентация
в) Стяжательская ориентация
г) Рыночная ориентация
Плодотворная ориентация. [22].

Любовь — это искусство[править]

Большинство людей исходят из предпосылки, что «любовь — божий дар, выпадающий человеку как счастливый случай, удача»[23], однако проведя исследование природы любви Эрих Фромм показывает, что «любовь — искусство, такое же, как искусство жить»[24], и это искусство требует «знаний и усилий»[23].
Фромм в своих работах отражает много граней любви: искусство, самообновление, самообогащение, наслаждение и т. п., и при изложении теории любви он даёт такое определение: «Любовь — это активная заинтересованность в жизни и развитии того, к кому мы испытываем это чувство»[25].
Он также исследует мотивацию активности и показывает, что активность бывает двух видов, и активность творца отличается от «пассивной» активности «жертвы»[26].

Фактор когнитивности[править]

Кластер когнитивности охватывает такие понятия как «сигнал», «ощущение», «образ», «сознание», «разум»[27].
«Если бы кто-то взялся изучить воздействие матери, по-настоящему любящей себя, он смог бы увидеть, что нет ничего более способствующего привитию ребенку опыта любви, радости и счастья, чем любовь к нему матери, которая любит себя»[28].
В противоположность этому «Истории известны случаи, когда в джунглях теряли младенцев, и они вырастали среди зверей. И ни один из найденных детей не смог стать полноценным человеком, не смог влиться в нашу человеческую общность»[29][30][31].

Теория любви[править]

Любовь — ответ на проблему человеческого существования[править]

Человек — это осознающая себя жизнь, для которой невыносимо переживание отчужденности от природы, от других людей. Поэтому глубочайшей, стержневой потребностью человека является стремление покинуть тюрьму своего одиночества, стремление обрести единение с другими людьми. «История религии и философии есть история поисков ответов на этот вопрос»[32].
И полное единение возможно только «в достижении межличностного единения, слияния своего „я“ и „я“ другого человека, то есть в любви»[33]. Однако кроме истинной, зрелой формы любви существуют незрелые формы любви, которые могут быть названы симбиотическим союзом. «Пассивная форма симбиотического союза — это подчинение, или, если воспользоваться клиническим термином, мазохизм»[34]. «Активная форма симбиотического союза — господство, или, используя клинический термин, соотносимый с мазохизмом, садизм»[35]. «Гитлер поступал прежде всего как садист по отношению к народу, но как мазохист – по отношению к собственной судьбе...»[36].
«В противоположность симбиотическому союзу любовь — это единение при условии сохранения собственной целостности, индивидуальности. Любовь — это активная сила в человеке, сила, которая рушит стены, отделяющие человека от его ближних; которая объединяет его с другими. Любовь помогает ему преодолеть чувство изоляции и одиночества, при этом позволяя ему оставаться самим собой и сохранять свою целостность. В любви имеет место парадокс: два существа становятся одним и остаются при этом двумя»[37]. «Установлено, что фрустрация потребности в любви приводит к ухудшению соматического и психического состояний»[38].

Любовь между родителями и детьми[править]

Новорождённый воспринимает мать как источник тепла и пищи, он пребывает в эйфорическом состоянии удовлетворения и безопасности, в состояние нарциссизма. Позже к нему приходят переживания «гарантированной» любви матери «я любим, потому что это я». Если материнская любовь есть, то она «равна блаженству, если же ее нет, это все равно как если бы все прекрасное ушло из жизни — и ничего нельзя сделать, чтобы эту любовь искусственно создать»[39]. Проходит время и к ребёнку приходит ощущение способности возбуждать любовь своей собственной активностью. «Впервые в его жизни идея любви из желания быть любимым переходит в желание любить, в сотворение любви».

Много лет пройдет с этого первого шага до зрелой любви. В конце концов ребенку, может быть уже в юношеском возрасте, предстоит преодолеть свой эгоцентризм, увидев в другом человеке не только средство для удовлетворения собственных желаний, а самоценное существо. Потребности и цели другого человека станут так же, если не более, важны, как собственные. Давать, дарить окажется куда более приятно и радостно, чем получать; любить даже более ценно, чем быть любимым. Любя, человек покидает тюрьму своего одиночества и изоляции, которые образуются состоянием нарциссизма и сосредоточенности на себе. Человек переживает счастье единения, слиянности. Более того, он чувствует, что способен вызывать любовь своей любовью, — и ставит эту возможность выше той, когда любят его. Детская любовь следует принципу «Я люблю, потому что я любим», зрелая — «Я любим, потому что я люблю». Незрелая любовь кричит: «Я люблю тебя, потому что я нуждаюсь в тебе». Зрелая любовь говорит: «Я нуждаюсь в тебе, потому что я люблю тебя»[40].

В родительской любви каждого взрослого человека есть материнское и отцовское начала. Материнская любовь (материнское начало) безусловна, а отцовская любовь (отцовское начало) обусловленна. «…зрелый человек соединяет в своей любви материнское и отцовское чувства, несмотря на то, что они, казалось бы, противоположны друг другу. Если бы он обладал только отцовским чувством, то был бы злым и бесчеловечным. Если бы обладал лишь материнским, то был бы склонен к утрате здравомыслия, препятствуя себе и другим в развитии»[41]. И одного начала недостаточно для нормального развития личности.

Объекты любви[править]

Способность любить тесно связана с отношением человека к миру вообще, а не только к одному «объекту» любви. Поэтому любовь — это установка, ориентация характера. Однако большинство людей уверены, что любовь зависит не от собственной способности любить, а от свойств объекта любви. «Они даже убеждены, что, раз они не любят никого, кроме „любимого“ человека, это доказывает силу их любви»[42], однако это не любовь, а симбиотический союз.
Таким образом любовь — это ориентация, которая направлена на всё, а не на что-то одно. Однако же существуют различия между разными типами любви, зависящими от видов объекта любви.

Братская любовь[править]

Братская любовь, Адольф Вильям Бугро

«Наиболее „фундаментальный“ вид любви, составляющий основу всех её типов, — это братская любовь»[43]. Под ней разумеется ответственность, забота, «уважение, обстоятельное знание другого человеческого существа, желание продлить его жизнь. Об этом виде любви идет речь в Библии, когда говорится: „Возлюби ближнего своего, как самого себя“. Братская любовь — это любовь ко всем человеческим существам; её характеризует полное отсутствие предпочтения. Если я развил в себе способность любви, я не могу не любить своих братьев»[44].
«Братская любовь — это любовь между равными; но даже равные не всегда „равны“. Как люди, все мы нуждаемся в помощи. Сегодня я, завтра ты. Но эта потребность не означает, что один всегда беспомощен, а другой всесилен. Беспомощность — это временное явление; умение обходиться собственными силами — устойчивое состояние»[45]. «Истинная же любовь начинает проявляться только в отношении тех, кого мы не можем использовать в своих целях»[46].

Материнская любовь[править]

Любовь матери, Адольф Вильям Бугро

Материнская любовь имеет два аспекта: один — это забота, ответственность, знание и уважение абсолютно необходимые для сохранения здоровья ребёнка и его биологического роста. «Другой аспект выходит за пределы простого сохранения жизни. Это установка, которая внушает ребенку любовь к жизни, которая даёт ему почувствовать, что хорошо быть живым, хорошо быть мальчиком или девочкой, хорошо жить на этой земле! Два этих аспекта материнской любви лаконично выражены в библейском рассказе о творении. Бог создал мир и человека. Это соответствует простой заботе и утверждению существования. Но Бог вышел за пределы этого минимального требования. Всякий день после творения природы — и человека — Бог говорит: „Это хорошо“. Материнская любовь на этой второй, высшей ступени заставляет ребёнка почувствовать, как хорошо родиться на свет; она внушает ребенку любовь к жизни, а не только желание существовать»[47].
При этом женщина должна быть не только хорошей матерью, но и счастливым человеком.
«Но ребёнок должен расти. Он должен покинуть материнское лоно, оторваться от материнской груди, наконец, стать совершенно независимым человеческим существом. Сама суть материнской любви — забота о росте ребёнка — предполагает желание, чтобы ребёнок отделился от матери. В этом основное её отличие от любви эротической. В эротической любви два человека, которые были обособлены, становятся едины. В материнской же любви два человека, которые были едины, становятся отдельными друг от друга. Мать должна не просто смириться, а именно хотеть и поощрять отделение ребёнка. Именно на этой стадии материнская любовь возлагает на себя столь трудную миссию, требующую бескорыстности способности отдавать все и не желать взамен ничего, кроме счастья любимого человека. Именно на этой стадии многие матери оказываются не способны к настоящей любви»[48].
«Материнская любовь к растущему ребенку, любовь, которая ничего не желает для себя, — это, возможно, наиболее трудная форма любви из всех достижимых и наиболее обманчивая из-за легкости, с которой мать любит свое дитя в младенчестве»[49].

Эротическая любовь[править]

Помпео Батони. Диана и Купидон (1761). Холст, масло. Музей Метрополитен, Нью-Йорк.

Общим для братской и материнской любви является то, что они по своей сути не ограничиваются одним человеком. Любовь к ребенку не останавливается на одном моем ребенке, она распространяется на всех моих детей; более того она распространяется и на всех чужих детей, которые нуждаются в моей помощи. Братская любовь не успокаивается на любви только к одному брату, она распространяется на всех братьев.
Противоположная ситуация с эротической любовью, которая жаждет полного единения, слияния с одним-единственным человеком. Она по своей сути исключительна, а не всеобща.
Эротическая любовь — это самая обманчивая форма любви. Эротическую любовь часто путают с живым, подвижным, бурным переживанием «влюбленности» (романтической любви[50]), когда волшебным образом сокрушаются препятствия, имевшиеся до известного момента между двумя чужими людьми. Но это переживание внезапной близости по самой своей природе кратковременно. Эта ситуация отражена в притче об Адаме и Еве, для которых близость утверждается, прежде всего, через половой контакт, но которые ещё не научились любить друг друга («что вполне понятно хотя бы из того, что Адам оправдывал себя, обвиняя Еву, вместо того чтобы пытаться защитить ее»[51]).
Близость. Но «влюбленными» за преодоление отчужденности, за близость, также принимаются и гнев, и ненависть, и несдержанность, и детскость, и ребячливость, и разговоры о своей личной жизни, о собственных тревогах и надеждах. «Но во всех этих случаях близость с течением времени имеет тенденцию сходить на нет»[52]. И тогда возникает желание сближения с другим человеком, и история повторяется. Это также связано с обманчивым характером полового желания.
Половое желание. Половое желание жаждет соития, но оно (физическое влечение) основывается не только на желании избавиться от болезненного напряжения. Особенностью полового желания является то, что оно провоцируется, или свободно соединяется с любой другой сильной эмоцией. Оно может быть «нашептано» не только любовью, но и смятением, и обеспокоенностью, и волнением, и одиночеством, и сиротливостью, и тщеславием, и надменностью, и высокомерием, и жаждой покорять и жаждой быть покоренным, потребностью причинять боль и даже унижать. Оно зажигает на непродолжительное время химеру единения, однако без любви «оно оставляет людей такими же чуждыми друг другу, какими они были прежде»[53]. Более того, иногда половое желание «заставляет их впоследствии стыдиться и даже ненавидеть друг друга, потому что, когда иллюзия исчезает, они ощущают свою отчужденность еще сильнее, чем прежде»[53].
Нежность. В тех же случаях, когда физическая близость является следствием любви, то она лишена жадности, потребности покорять или быть покоренным, но исполнена нежности. «Нежность не означает, как думал З.Фрейд, сублимацию полового инстинкта; это прямой результат братской любви, и она присутствует как в физической, так и в нефизической форме любви»[53].
Часто под эротической любовью понимается неплодотворная форма любви — любовь, основанная на обладании, или эгоизм вдвоем. «Их переживание соединённости — иллюзия. Истинная любовь делает свой выбор, но в другом человеке она любит все человечество, все, что есть живого. Она предпочтительна только в том смысле, что я могу соединить себя целиком и прочно лишь с одним человеком. Эротическая любовь исключает любовь к другим только в отношении эротического слияния, полного соединения во всех аспектах жизни, но не в смысле глубокой братской любви»[54].
Общее и единичное. Воля и уникальное влечение. Постольку, поскольку все мужчины — часть Адама, а все женщины — часть Евы, то любовь должна быть актом воли, решимостью целиком соединить свою жизнь с жизнью другого человека. Но постольку, поскольку каждый из нас — уникальное, неповторимое существо, то «эротическая любовь требует определённых, в высшей степени индивидуальных элементов, которые наличествуют далеко не у всех людей»[55].
Брак. «Верны обе точки зрения — и та, что эротическая любовь — это от начала до конца уникальное влечение двух конкретных людей, и другая, утверждающая: эротическая любовь не что иное, как проявление воли. Или, если выразиться более точно, неверна ни та, ни другая. Мысль о том, что отношения могут быть легко расторгнуты, если они безуспешны, ошибочна точно так же, как и идея, провозглашающая, что отношения не должны быть расторгнуты ни при каких обстоятельствах»[56].

Любовь к себе[править]

Утверждение, что добродетельно любить других людей («возлюби ближнего, как самого себя») и грешно любить себя, внутренне противоречиво, постольку, поскольку я тоже человек. Любовь — это активная борьба за развитие и счастье любимого человека, исходящая из самой способности любить, и установка на любовь к себе присутствует у всех, кто способен любить других.[57].
Напротив эгоист из-за отсутствия созидательности не способен любить других, но точно так же он не способен любить и самого себя.
Эгоизм может проявляться также в форме «неэгоистичности».
«Человек, лишённый эгоизма, „ничего не желает для себя“, „живет только для других“, гордится тем, что не считает себя сколько-нибудь заслуживающим внимания. Его озадачивает, что вопреки своей неэгоистичности он несчастен и его отношения с близкими людьми неудовлетворительны. Анализ показывает, что полное отсутствие эгоизма — один из его признаков, причем зачастую самый главный. У человека парализована способность любить или наслаждаться чем-то, он проникнут враждебностью к жизни; за фасадом неэгоистичности скрыт утонченный, но от этого не менее сильный эгоцентризм. Такого человека можно вылечить, только если признать его неэгоистичность болезненным симптомом и устранить её причину — нехватку созидательности»[58].
«Если индивид в состоянии любить созидательно, он любит также и себя; если он любит только других, он вообще не может любить»[59].

Любовь к Богу[править]

Основу религиозной формы любви, любви к Богу, также составляет переживание одиночества и вытекающая отсюда потребность преодолеть тревогу одиночества посредством объединения.
В примитивных религиях животное превращается в тотем, на более поздней стадии — это идолы — творение рук человеческих. Позже появляется антропоморфный бог и две тенденции. «Одна исходит из женской или мужской природы Бога, другая отталкивается от уровня достигаемой человеком зрелости, уровня, который определяет природу его богов и природу его любви к ним»[60].
Развитие идет дальше и «Бог стал тем, чем он потенциально является в монотеистической теологии, безымянным Единым, чем-то невыразимым, понимаемым как единство, составляющее основу всего феноменального мира, основу всякого существования; Бог стал истиной, любовью, справедливостью. Бог — это я, насколько сам я — человек»[61].
Появляются нетеистические системы (ранний буддизм, даосизм). «В нетеистической системе не существует духовного мира, внешнего человеку или трансцендентного ему, а мир любви, разума, справедливости существует как реальность только потому и лишь в той степени, в какой человек способен развивать эти силы в себе в процессе своей эволюции. С этой точки зрения в жизни нет никакого смысла, кроме того, какой человек придает ей сам; человек абсолютно одинок, если он не помогает другому человеку»[62]. И точки зрения строгого монотеизма и нетеистической системы «не должны бороться друг с другом»[63]. Различие в религиях, системах и учениях лежит также и в различие логических систем, которые положены в их основу. Это Аристотелева логика, которая «ведет к католической церкви, к догме и науке, к открытию атомной энергии»[64]. И парадоксальная логика.
«Учителя парадоксальной логики говорят, что человек может постигать реальность только в противоречиях и никогда не может постичь в мысли высшую реальность — единство, Единое само по себе. Это ведет к тому, что человек не должен искать как высшей цели ответа именно в мышлении. Мысль может привести нас только к знанию, что она не может дать нам окончательного ответа. Мир мысли оказывается в плену парадокса. Единственный способ, которым мир в его высшем смысле может быть охвачен, состоит не в мышлении, а в действии, в переживании единства. Так, парадоксальная логика ведет к выводу, что любовь к Богу не познание Бога мыслью, не мысль о собственной любви к Богу, а акт переживания единства с ним»[65].
«Это ведет к усугублению значения правильного образа жизни. Все в жизни — всякое мелкое и всякое важное действие — посвящено познанию Бога, но познанию не с помощью правильной мысли, а посредством правильного действия»[66].
«В Новое время тот же принцип был выражен Спинозой, Марксом и Фрейдом. В философии Спинозы центр тяжести смещен с правильной веры на правильное поведение в жизни. Маркс утверждал тот же принцип, говоря, что философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его. Фрейдовская парадоксальная логика привела его к психоаналитической терапии, все углубляющемуся переживанию человеком самого себя»[67]. Парадоксальная логика утверждает что «суть не в мысли, а в действии»[68]. Эта установка во-первых ведет к терпимости, во вторых она «ведет к подчеркиванию значения изменения человека в большей степени, чем значения развития догматов, с одной стороны, и науки, с другой»[69].
«Теперь мы можем вернуться к важной параллели между любовью к собственным родителям и любовью к Богу. ребёнок начинает жизнь с привязанности к своей матери „как основе всякого бытия“. Он чувствует беспомощность и необходимость всеобъемлющей любви матери. Затем он обращается к отцу, как к новому центру его привязанности; отец становится руководящим началом мысли и действия. На этой стадии поведение ребёнка мотивировано необходимостью достичь отцовской похвалы и избежать его недовольства. На стадии полной зрелости он освобождается от матери и отца как опекающих и направляющих сил, утверждая в самом себе материнский и отцовский принципы. В истории рода человеческого мы видим — и можем предвидеть наперед — то же развитие: от первоначальной любви к Богу как беспомощной привязанности к матери-богине, через послушную привязанность к Богу-отцу, — к зрелой стадии, когда Бог перестает быть внешней силой, когда человек вбирает в себя принципы любви и справедливости, когда он становится единым с Богом, наконец, к той точке, где он говорит о Боге только в поэтическом, символическом смысле.
Из этих размышлений следует, что любовь к Богу нельзя отделить от любви к своим родителям. Если человек не освобождается от кровной привязанности к матери, клану, народу, если он сохраняет детскую зависимость от карающего и вознаграждающего отца или какого-либо иного авторитета, он не может развить в себе более зрелую любовь к Богу; следовательно, его религия такова, какой она была на ранней стадии развития, когда Бог воспринимался как опекающая всех мать или карающий-вознаграждающий отец.
В современной религии мы находим все стадии: от самого раннего и примитивного развития до высшей стадии. Слово „Бог“ обозначает как племенного вождя, так и „абсолютное ничто“. Таким же образом и каждый индивид сохраняет в себе, в своем бессознательном, как было показано З.Фрейдом, все стадии, начиная со стадии беспомощного младенца. Вопрос в том, до какой стадии человек дорос. Одно вполне определённо: природа его любви к Богу соответствует природе его любви к человеку. Действительный характер его любви к Богу и человеку часто остается бессознательным, будучи скрыт и рационализован более зрелой мыслью о том, что есть его любовь. Далее, любовь человека, хотя непосредственно она вплетена в его отношения со своей семьей, в конечном счете определяется структурой общества, в котором он живёт. Если социальная структура основана на подчинении авторитету — явному авторитету или анонимному авторитету, допустим рынка и общественного мнения, — его понятие Бога по необходимости оказывается инфантильным и далеким от зрелости»[70].

Смотрите также[править]

Список работ Эрика Фромма[править]

  • Fromm, Erich. The Art of loving. An Enquiry into the Nature of Love. N.Y.: Harper & Row, 1956.

Ранние работы на Немецком языке[править]

  • Das jüdische Gesetz. Ein Beitrag zur Soziologie des Diaspora-Judentums., Promotion, 1922. ISBN 3-453-09896-X
  • Über Methode und Aufgaben einer analytischen Sozialpsychologie. Zeitschrift für Sozialforschung, Bd. 1, 1932, S. 28-54.
  • Die psychoanalytische Charakterologie und ihre Bedeutung für die Sozialpsychologie. Zeitschrift für Sozialforschung, Bd. 1, 1932, S. 253-277.
  • Sozialpsychologischer Teil. In: Studien über Autorität und Familie. Forschungsberichte aus dem Institut für Sozialforschung. Alcan, Paris 1936, S. 77-135.
  • Zweite Abteilung: Erhebungen (Erich Fromm u.a.). In: Studien über Autorität und Familie. Forschungsberichte aus dem Institut für Sozialforschung. Alcan, Paris 1936, S. 229-469.
  • Die Furcht vor der Freiheit, 1941 (In English, "Fear/Dread of Freedom"). ISBN 3-423-35024-5
  • Psychoanalyse & Ethik, 1946. ISBN 3-423-35011-3
  • Psychoanalyse & Religion, 1949. ISBN 3-423-34105-X (The Dwight H. Terry Lectureship 1949/1950)

Более поздние работы на Английском языке[править]

  • Escape from Freedom (US), The Fear of Freedom (UK) (1941)
  • Man for himself, an inquiry into the psychology of ethics (1947)
  • Psychoanalysis and Religion (1950)
  • Forgotten language; an introduction to the understanding of dreams, fairy tales, and myths (1951)
  • The Sane Society (1955)
  • The Art of Loving (1956)
  • Sigmund Freud's mission; an analysis of his personality and influence (1959)
  • Psychoanalysis and Zen Buddhism (1960)
  • May Man Prevail? An inquiry into the facts and fictions of foreign policy (1961)
  • Marx's Concept of Man]] (1961)
  • Beyond the Chains of Illusion: my encounter with Marx and Freud]] (1962)
  • The Dogma of Christ and Other Essays on Religion, Psychology and Culture]] (1963)
  • The Heart of Man, its genius for good and evil (1964)
  • Socialist Humanism (1965)
  • You Shall Be as Gods: a radical interpretation of the Old Testament and its tradition (1966)
  • The Revolution of Hope, toward a humanized technology (1968) ISBN 9781590561836
  • The Nature of Man (1968)
  • The Crisis of Psychoanalysis (1970)
  • Social character in a Mexican village; a sociopsychoanalytic study (Fromm & Maccoby) (1970)
  • The Anatomy of Human Destructiveness (1973)
  • To Have or to Be? (1976)
  • Greatness and Limitation of Freud's Thought (1979)
  • On Disobedience and other essays (1981)
  • The Art of Being (1993)
  • The Art of Listening (1994)
  • On Being Human (1997)

Названия работ на русском языке[править]

  • Иудейский Закон. К социологии диаспорного еврейства.[71]. (Das jüdische Gesetz. Ein Beitrag zur Soziologie des Diaspora-Judentums., 1922).
  • О методе и задаче аналитической социальной психологии. Заметки о психоанализе и историческом материализме[72]. (Über Methode und Aufgaben einer analytischen Sozialpsychologie, 1932).
  • Эрих Фромм. Психоаналитическая характерология и ее значение для социальной психологии[73]. (Die psychoanalytische Charakterologie und ihre Bedeutung für die Sozialpsychologie., 1932).
  • Эрих Фромм. Социально-психологическая часть сборника Исследования авторитета и семьи[74]. (Sozialpsychologischer Teil. In: Studien über Autorität und Familie., 1936).
  • Второй раздел: опрос. сборника Исследования авторитета и семьи. (Zweite Abteilung: Erhebungen (Erich Fromm u.a.). In: Studien über Autorität und Familie., 1936).
  • Эрих Фромм. Социалистический гуманизм.[77]. (Socialist Humanism, 1965).
  • Эрих Фромм. Вы будете как боги: радикальная интерпретация Ветхого завета и его традиции.[78]. (You Shall Be as Gods: a radical interpretation of the Old Testament and its tradition, 1966).
  • Эрих Фромм. Природа человека. (The Nature of Man, 1968).
  • Э. Фромм и М. Маккоби. Социальный характер мексиканской деревни.[79]. (Social character in a Mexican village; a sociopsychoanalytic study (Fromm & Maccoby), 1970).
  • Эрих Фромм. О повиновении и другие эссе.[80]. (On Disobedience and other essays, 1981).
  • Эрих Фромм. За любовь к жизни.[80]. (The Art of Being, 1993).
  • Эрих Фромм. Искусство слушать. (The Art of Listening, 1994).
  • Эрих Фромм. О Бытии человека. (On Being Human, 1997).

Работа на русском языке, не указанная в английской и немецкой Википедии[править]

Примечания[править]

  1. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Итак, что же мы будем иметь в виду…».
  2. К. Маркс и Ф. Энгельс. «Святое семейство, или критика критической критики. Против Бруно Бауэра и компании». «Глава четвёртая. Критическая критика как спокойствие познавания, или критическая критика в лице г-на Эдгара». Подзаголовок «3) Любовь»
  3. Эрих Фромм. Иметь или быть Абзац: «Может ли человек…»
  4. Эрих Фромм. Иметь или быть Абзац: «Приведу еще один пример:…»
  5. Эрих Фромм. Иметь или быть Абзац: «В ответ Маркс и Энгельс…»
  6. Эрих Фромм. Иметь или быть Абзац: «Важным фактором…»
  7. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Эротическая любовь…».
  8. Эрих Фромм. Иметь или быть Абзац: «Может ли человек…»(Проверено 18 августа 2009)
  9. Эрих Фромм. Иметь или быть Абзац: «Если человек испытывает…»(Проверено 18 августа 2009)
  10. «Итак, что же мы будем…» // Эрих Фромм. Искусство любить
  11. Эрих Фромм. Иметь или быть Абзац: «Эта способность творческого…»
  12. Эрих Фромм. Иметь или быть Абзац: «Когда люди говорят о любви…»
  13. Нагорная проповедь. Входите тесными вратами…
  14. Нагорная проповедь. Потому что тесны врата и узок путь…
  15. Эрих Фромм. Человек для себя. Абзац: «Человек может адаптироваться…»
  16. Эрих Фромм. Человек для себя. От абзаца: «В одном индивиде представлен…» до абзаца «Самой поразительной особенностью…» и далее.
  17. Эрих Фромм. Человек для себя. Глава I. Проблема.
  18. Эрих Фромм. Человек для себя. Глава II. Гуманистическая этика: прикладная наука искусства жить.
  19. Эрих Фромм. Человек для себя. Абзац: «Человек может реагировать…».
  20. Эрих Фромм. Иметь или быть От абзаца: «Переход от „влюбленности“…» до абзаца: «Одна из основных тем…»
  21. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Любовь — это не обязательно…».
  22. Эрих Фромм. Человек для себя. Абзац: «Типы характера: неплодотворные ориентации…».
  23. а б Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Является ли любовь…».
  24. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Первый шаг, который …».
  25. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Любовь — это активная…».
  26. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Когда мы говорим…».
  27. Общая психология. Словарь. Категориальная система психологии. Абзац: «Протопсихологический уровень…».(Проверено 7 августа 2009)
  28. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Природа неэгоистичности…».(Проверено 7 августа 2009)
  29. Трошагин Михаил Иванович. Почему «Маугли» — сказка?. Абзац: «С этого вопроса я начинал…».(Проверено 7 августа 2009)
  30. О любви. maksimka. Абзац: "3. «Истории известны…».(Проверено 7 августа 2009)
  31. Межличностные отношения. От абзаца «С самого рождения…» до абзаца «В диссертации…»(Проверено 7 августа 2009)
  32. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Во все времена во всех культурах…».
  33. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Единение, достигаемое…».
  34. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Пассивная форма…».
  35. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Активная форма…».
  36. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Садист зависит…».
  37. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «В противоположность…».
  38. Общая психология. Словарь. Любовь.
  39. Эрих Фромм. Искусство любить. От абзаца: «Младенец в момент …» до абзаца «Для большинства детей…».
  40. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Для большинства детей…».
  41. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «В конечном счете…».
  42. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Любовь — это не обязательно…».
  43. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Наиболее „фундаментальный“ вид любви…».(Проверено 7 августа 2009)
  44. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Наиболее „фундаментальный“ вид любви…».(Проверено 7 августа 2009)
  45. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Братская любовь…».(Проверено 7 августа 2009)
  46. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «И все же любовь…».(Проверено 7 августа 2009)
  47. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Мы уже касались вопроса…».(Проверено 18 августа 2009)
  48. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Но ребёнок должен…».(Проверено 18 августа 2009)
  49. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Материнская любовь…».(Проверено 18 августа 2009)
  50. Что такое любовь. Абзац: «Вожделение, естественно…».
  51. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Переживание отчужденности…».
  52. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Прежде всего…».
  53. а б в Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Половое желание…».
  54. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «В эротической любви…».
  55. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Принимая во внимание…».
  56. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Верны обе точки зрения…».
  57. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Теперь мы подошли…».
  58. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Эта теория природы…».
  59. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Любовь к людям выступает…».
  60. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Развитие рода человеческого…».
  61. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Следующая зрелая идея…».
  62. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Во всех теистических системах…».
  63. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Поскольку я говорил…».
  64. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Короче говоря…».
  65. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Я рассмотрел различие…».
  66. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Это ведет к усугублению…».
  67. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «В Новое время…».
  68. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «С точки зрения парадоксальной…».
  69. Эрих Фромм. Искусство любить. Абзац: «Во-вторых, парадоксальная…».
  70. Эрих Фромм. Искусство любить. От абзаца: «Теперь мы можем вернуться…» включая абзац: «В современной религии…».
  71. Райнер Функ. Эрих Фромм: Страницы документальной биографии Абзац: «Чтобы лучше понять…»
  72. Райнер Функ. Эрих Фромм: Страницы документальной биографии Абзац: «То, что Фромм впервые…»
  73. Райнер Функ. Эрих Фромм: Страницы документальной биографии Абзац: «Зигмунд Фрейд, а затем и…»
  74. Райнер Функ. Эрих Фромм: Страницы документальной биографии Абзац: «Марксову пониманию общества…»
  75. Райнер Функ. Эрих Фромм: Страницы документальной биографии Абзац: «Некрофилия является непродуктивной…»
  76. Эрих Фромм. Человек для себя. Исследование психологических проблем этики
  77. Электронная еврейская энциклопедия. Эрих Фромм. Абзац: «Особое место в наследии Фромма…»
  78. Культурология. Библиотека. ПЕрсоналии. Эрих Фромм. Абзац: «В числе важнейших работ Фромма…»
  79. Эрих Зелигман Фромм - биография. Абзац: «Особое место в наследии Фромма…»
  80. а б Электронная еврейская энциклопедия. Эрих Фромм. Абзац: «Данное Фроммом определение…»

Ссылки[править]


Любовь в трудах Фромма (подставьте и проставьте ударения) (лат. на языке оригинала, замените также код языка, «буквально») — Родовое понятие,…

Литература[править]

Статей о книгах по предмету «Любовь в трудах Фромма» в «Традиции» не найдено

Примечания[править]