Сергей Владимирович Муратов

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Муратов, Сергей Владимирович»)
Перейти к: навигация, поиск
Сергей Владимирович Муратов
C.B.Muratov.jpg
Дата рождения: 12 июня 1881
Место рождения: Санкт-Петербург
Дата смерти: 2 мая 1949
Место смерти: Свердловск
Ошибка: В одном из подзапросов не указано правильного знака условия.

Сергей Владимирович Муратов — основатель отечественной школы инженеров точной механики оптики, видный представитель научно-технической интеллигенции Петербурга конца XIX века и первой половины XX века, учредитель и активный почётный член Русского общества любителей мироведения.

Сведения о родителях[править]

Сергей Владимирович Муратов — единственный сын Владимира Николаевича Муратова (в то время имевшего звание коллежского асессора и служившего в должности наблюдателя Главной Геофизической обсерватории Академии Наук) и Софьи Федоровны Муратовой (в девичестве Закаменной, 1856—1918), дочери коллежского асессора.

Жизнь и деятельность[править]

Канвой для публикуемых ниже материалов о его жизни послужило жизнеописание, составленное в виде рукописи им самим. Интерес к астрономии определился у меня внезапно — пишет он в своей ранней автобиографии. [1] Когда мне было 12 лет, мне в руки попалась маленькая книжка Парвилля — «Астрономия в вопросах и ответах» в переводе С. П. Глазенапа. В сведениях, которые сообщала книжка, почудилось мне что-то уже знакомое и все содержимое книжки запомнилось с первого раза. От книг меня потянуло к самостоятельному ознакомлению с небом, конечно, простым глазом, так как о телескопе нельзя было и мечтать. В России телескопов не строили. Приходилось довольствоваться простым созерцанием неба и запоминанием созвездий и названий отдельных звезд. Никто не давал указаний на те способы, пользуясь которыми, я мог бы самостоятельно вести научно-полезные астрономические наблюдения. Первой книгой, которая помогла мне в этом отношении, был «Путеводитель по небу» К. Д. Покровского, а первым пособием была двухдюймовая зрительная труба, которую достал мне отец… Реальное училище, в котором я учился, позволило мне столкнуться с астрономией только в последнем классе… В училище я увлек несколько человек занятиями астрономией, а отец раздобыл мне телескоп диаметром 75 миллиметров. На чердаке нашего дома он прорубил мне квадратное отверстие с дверцей, чтобы можно было пользоваться этим телескопом. Но…телескоп имел лишь один земной окуляр, и притом очень слабый. А где купить астрономические окуляры, я не знал. Однажды мне попался старый том французского журнала «L’Astronomie», на обложке которого было помещено объявление парижской астрономической фирмы Барду с перечислением типов телескопов, которые она изготовляет. В училище мы читали на уроках французского языка …"Парашу сибирячку" и, естественно, прочесть научный журнал и даже объявление в нем я не умел. Но…я преодолел отвращение к французскому языку…и со словарем начал разбираться в журнале. Так я научился читать по-французски, по-немецки и по-английски [2]. (Позже он таким же образом овладел и итальянским). Было что-то особенно приятное знакомиться с работами астрономов из первых рук…Оказалось, что чем крупнее ученый, тем лучше он знал ремесла токарное, слесарное и оптическое. Наиболее выдающиеся наблюдатели сам делали свою аппаратуру… Выдержав испытания по курсу дополнительного класса престижного Первого Санкт-Петербургского Реального Училища по основному отделению, Сергей Владимирович 2 июня 1898 года, поступил по настоянию своей матери в Горный Институт Императрицы Екатерины II. 15 декабря 1906 года он окончил курс наук в Горном Институте по I разряду, (что давало ему большие возможности в выборе места работы) по специальности горнозаводской механики со званием горного инженера и с правом на чин коллежского секретаря при поступлении на государственную службу. В июне 1905 г. он поступил на службу в отдельную съемку Белого моря в качестве геодезиста. К этому времени у православного священника Шаблон:Леонид Михайлович Тихомиров подросла дочь Любовь Леонидовна. С благословления родителей и одобрения своих друзей Сергей Владимирович и Шаблон:Любовь Леонидовна Тихомирова вступили в брак. 5 января 1907 года Сергей Владимирович поступил на службу в Монетный Двор в Санкт-Петербурге в качестве помощника пробирер — контролера. Полученная специальность не очень увлекала Сергея Владимировича и, хотя к исполнению служебных обязанностей он относился весьма ревностно, ему больше по душе была точная механика и новая для России того времени наука — оптика. Эта наука давала при своем использовании возможность обеспечить необходимыми приборами астрономические наблюдения, позволявшими заглянуть в далекие уголки Вселенной — занятие, которому с увлечением предавался Сергей Владимирович до конца своих дней. Новое семейство проживало в обширной квартире Леонида Михайловича в доме № 40 по Первой линии Васильевского острова.

Ссылки[править]

  1. Муратов С. В. Автобиография. Архив Уральского государственного университета. 22 июня 1946г
  2. Проф. С. В. Муратов «Как я стал астрономом» — «Техника — смене» № 5, май 1936 г.

Дети[править]

22 октября 1907 года в Петербурге у Сергея Владимировича и Любови Леонидовны родился первый сын — Ростислав. А в 1909 году второй сын — Гелий. Это имя было дано ему в честь открытия на Солнце ранее неизвестного элемента — гелия, что было воспринято в научных кругах с воодушевлением как триумф спектрального анализа, ставшего мощным инструментом исследования Вселенной.

Инженеры точной механики и оптики -(слева-направо) Гелий Сергеевич,Сергей Владимирович и Ростислав Сергеевич Муратовы

Организация русского общества любителей мироведения[править]

В 1908 г. Сергей Владимирович вступает в Российское Астрономического Общество (РАО), состоявшее из профессионалов, а летом 1908 г. он совместно со своим отцом и тестем, а также несколькими своими друзьями, собравшись на одной из дач Леонида Михайловича Тихомирова в его имении «Мирное»[1], решают основать Русское Общество Любителей Мироведения (РОЛМ) и составляют проект его устава. [2] .

31 января 1909 Сергей Владимирович пригласил от имени учредителей РОЛМ на должность Председателя Общества своего старшего друга, известного народника, вышедшего по амнистии из заключения — Николая Александровича Морозова [3], а также [4] и [5]. Товарищем Председателя был избран С. В. Муратов, каковым и являлся в течение трех сроков, после чего, по образованию астрономической секции РОЛМ в 1912 г, перешел в нее в качестве ученого секретаря. В дальнейшем Сергей Владимирович был избран Почетным членом Общества и Заместителем Председателя астрономической секции.

Чувствуя свою недостаточную подготовку в деле изготовления астрономических инструментов, Сергей Владимирович, одновременно с поступлением на службу на Монетный Двор, поступил и в Главную Физическую Обсерваторию учеником в механическую мастерскую. Здесь он проработал по вечерам 6 лет, пройдя все стадии — ученика, подмастерья и мастера, после чего мог уже самостоятельно задумать, спроектировать и сделать любой прибор. В 1910 г. то есть к 29 годам жизни он обзаводится токарным станком и делает себе настоящий инструмент — экваториал рефлекторного типа с зеркалом 160 мм.

В 1911 г, Сергей Владимирович построил экваториал для Севастопольской Морской Обсерватории и ряд других инструментов. К занятиям астрономией он приобщал и своих сыновей. С 1911 по 1914 г. Сергей Владимирович работал в РОЛМ и РАО, выступал с докладами, главным образом в области конструкций астрономических приборов. 25 января 1913 г. он был назначен инженером для технических поручений Монетного Двора. С апреля по май 1913 г он исполнял обязанности архитектора Монетного Двора и старшего помощника Пробирер контролера. В 1914 г. он спроектировал и построил для РАО два коронографа для наблюдения предстоящего солнечного затмения. 28 марта 1914 г. он назначен младшим помощником Управления монетными переделами Монетного Двора. На последних монетах рублевого достоинства, выпущенных до февраля 1917 г. стоят его инициалы. В 1916 г. С. В. Муратов меняет место работы и переходит на Государственный фарфоровый и стекольный завод заведующим оптико-механическим отделением, а в 1917 г. назначается заместителем помощника директора завода. В том же году из-за невозможности наладить оптико-механическое производство в связи с подготовкой эвакуации завода и мобилизацией работников на фронт, он возвращается на Монетный Двор. Здесь он работает по своей горной специальности и при этом заслуженно пользуется уважением сотрудников, которые 18 февраля 1917 года преподнесли ему в дар серебряный чернильный прибор с надписью: "Глубокоуважаемому Сергею Владимировичу на добрую память от мастеровых монетных переделов Монетного Двора ". Ввиду предполагавшегося закрытия Монетного Двора С. В. Муратов перешел в 1919 г. на работу в Главную Физическую Обсерваторию и поступил на работу по совместительству в Научный институт им. Лесгафта, где директором был Н. А. Морозов. После окончания военных действий в гражданской войне и серий восстаний населения против большевистского режима (Третья Революция) [6] , и [7]), последовал НЭП. Вновь стал выходить журнал «Мироведение», а также «Астрономический бюллетень», «Бюллетень геофизики и фенологии». Стали рассылаться наблюдателям и корреспондентам общества экстренные сообщения о наиболее интересных событиях в астрономии. В 1918 г, уже при новом режиме, Сергей Владимирович назначается членом Коллегии по управлению Монетным Двором и командируется в Екатеринбург для приискания места для эвакуации Монетного Двора в связи с реальной опасностью захвата Петрограда немецкими войсками. В свободное от основных занятий время, по вечерам, он преподает математику на образовательных курсах для матросов Балтийского флота в казармах имени Рошаля. Такой же педагогической деятельностью занималась и Любовь Леонидовна.

В это время преподавательская рутина несколько разнообразилась сообщениями не только о Красном терроре, но и о приближении к городу войск Юденича, о котором шли слухи, что всех, посещающих лекции, он немедленно расстреливает, а лекторов предпочитает вешать. В эти годы в семье делается попытка заняться коммерцией. При помещении упраздненной церкви св. Екатерины, на Кадетской линии Васильевского острова, Владимир Николаевич, Сергей Владимирович и Леонид Михайлович создают мастерскую по производству морских навигационных приборов, на которых гравируется эмблема «МоНаПри», однако мастерская просуществовала недолго. Инициатором создания такой мастерской выступал еще начальник гидрографического управления Андрей Вилькицкий [8].

В 1920 −21 гг. Сергей Владимирович Муратов работает на Ладожской экскурсионной станции у маяка Осиновец, и в 1921 г., ввиду назначения заведующим обсерваторией Института имени Лесгафта, отказывается от остальных служб. В период с 1921 по 1925 гг. он проводил текущую работу в этой обсерватории, вел систематические наблюдения Луны и планет, результаты которых публиковал в «Известиях Русского Астрономического Общества» и созданного по инициативе Святского, Даниила Осиповича, журнала «Известия Русского Общества Любителей Мироведения», переименованного еще в 1917 г. в журнал «Мироведение». В этом же здании по адресу ул. Союза печатников 25а С. В. Муратов получает квартиру, размеры которой были настолько велики, что позволяли его детям ездить по ней на велосипеде. На крыше здания Сергей Владимирович немедленно создает астрономическую обсерваторию, спроектировав для нее первый в истории советской астрономии вращающийся купол диаметром 5,6 метра. Это дало ему право записать в автобиографии, что им была построена первая советская астрономическая обсерватория.

В 1925 г старший сын Сергея Владимировича — Муратов, Ростислав Сергеевич[9] «год и место рождения 1907, октябрь 22, С. Петербург, национальность - русский, соц. происхождение — из дворян…» - (как это следует из личного листка по учету кадров), оканчивает школу-девятилетку. При этом с 1924 г. параллельно с учебой в школе он работает в производственном отделе НИИ им. Лесгафта рабочим-оптиком. Событием в работе общества стало полное солнечное затмение 29 июня 1927 г.

Ссылки[править]

  1. Тихомиров, Леонид Михайлович
  2. Список членов Русского Общества Любителей Мироведения, его научных корреспондентов, сотрудников и наблюдателей. Государственная типография им. Волковича. Ленинградский Гублит, 1927 г.
  3. Бронштэн В. А. «Разгром Общества Любителей Мироведения». Журнал ПРИРОДА, 1990 г., № 10, стр.122-126 .
  4. Морозов, Николай Александрович (революционер)
  5. Русское общество любителей мироведения (РОЛМ)
  6. Михаил Магид. За советы без коммунистов! http://www.avtonom.org/lib/theory/magid_sovety.html
  7. Мельгунов «Красный террор в России 1918—1923 гг.», http://lib.ru/POLITOLOG/MELGUNOW/terror.txt
  8. Вилькицкий,Андрей Ипполитович.http://bse.sci-lib.com/article005025.html
  9. Муратов, Ростислав Сергеевич

Создание Ленинградского Института Точной Механики и Оптики (ЛИТМО)[править]

Через год после открытия Российской Академии Наук в ней была создана кафедра оптики. В течение многих десятков лет в стране создается множество училищ, среди которых выделялось Ремесленное училище имени Цесаревича Николая в Санкт-Петербурге, которое было создано 27 июня 1875 г. Это училище стало первым в России учебным заведением, призванным обеспечить подготовку слесарно-механических подмастерий и подмастерий по оптическим приборам. Как сообщается в сборнике, училище было создано в память Цесаревича и Великого князя Николая Александровича (1843—1865), безвременно скончавшегося в Ницце от туберкулезного менингита. В настоящее время на месте здания училища выстроен корпус Военно-Механического института.

28 февраля 1900 г. Государственный Совет вынес решение об организации в этом училище механико-оптического и часового отделений. О важности этого решения говорит то, что председателем совета училища был назначен член Государственного Совета, «Отец русской индустрии», граф Сергей Юльевич Витте. С этого дня принято отсчитывать время существования учебного заведения, ставшего потом Институтом Точной Механики и Оптики.

13 марта 1900 г. в училище были Норбертом Болеславовичем Завадским созданы специальные механо-оптическое и часовое отделения, которые в 1917 году преобразовались в Техническое училище. Здание, находившееся по адресу: Демидов (ныне Гривцов) переулок 10, было надстроено. И сюда переехала комиссия по погашению долгов Русского государства странам Антанты. Пришедшие к власти большевики долги платить отказались, в ответ началась вяло осуществляемая интервенция, переросшая в соответствие с действиями большевиков по реализации лозунга Ленина: «Превратить войну империалистическую в войну гражданскую», в ожесточенную Гражданскую войну. Интервенция была организована из рук вон плохо, поскольку бывшие союзники не договорились о разделе сфер влияния в России, и большевикам удалось у власти удержаться. В опустевшее здание и переехало Механико-оптическое отделение училища Цесаревича Николая.

Затем, уже в 1922 г., на базе этого отделения училища были созданы: Техническая школа Точной механики и оптики и Техникум точной механики и оптики. Впоследствии они были преобразованы Н. Б. Завадским и С. В. Муратовым, продолжившими дело, начатое С. Ю. Витте, в высшее учебное заведение — Институт Точной механики и оптики. В 1925 г. Сергей Владимирович приглашается в Техникум Точной Механики и Оптики для того, чтобы создать, а затем и читать курс астрономических и геодезических инструментов. Одновременно его пригласили и в Ленинградский Фото-Кино-Техникум для создания курса по астрономической фотографии и его чтения. Тогда же он построил двойной короткофокусный астрограф. В 1926 г. Сергей Владимирович организует оптическую и механические мастерские при астрономической обсерватории Института Лесгафта. В это же время он спроектировал и построил солнечный телескоп и вел на нем систематическое фотографирование Солнца, спроектировал и построил прибор для изучения мерцания звезд. В этом же году его старший сын Ростислав Сергеевич поступает на учебу в Ленинградский Техникум Точной Механики и Оптики. В 1927 г. Сергей Владимирович собрал 5-дюймовый экваториал для филиала обсерватории в селе Борисовка Курской области (имении Н. А. Морозова) и летом этого же года систематически фотографировал на нем различные области Млечного Пути. В этом же году он был избран членом Совета Русского Астрономического Общества.

В 1928 г. Сергей Владимирович проводил систематическую фотосъемку поверхности Луны с целью изучения морфологии ее поверхности на базе обсерватории Института Лесгафта.

В 1929 г. он был избран Ученым Секретарем Научно-Исследовательского Института им. Лесгафта, а в Техникуме Точной Механики и Оптики был назначен заведующим учебными мастерскими. Ввиду большой загрузки работой отказался от участия в Совете РОЛМ.

Диплом Honoris Causa Муратова С. В.

.В 1930 Сергей Владимирович был назначен Заведующим Учебной Частью Техникума Точной Механики и Оптики и отказался, ввиду занятости, от остальных должностей.

Логически оправданным следующим шагом в деятельности Сергея Владимировича было повышение статуса Техникума до статуса Учебного Комбината, имевшего право давать высшее образование. Естественно, этого не могло бы произойти, не будь государство крайне заинтересовано в собственных инженерных кадрах в области оптико-механической промышленности, справедливо считавшейся одним из столпов формируемого в ущерб решению острейших социальных проблем Военно-Промышленного Комплекса. Президент Академии Наук Шаблон:Карпинский также считал «…своевременным и целесообразным учреждение высшего учебного заведения по подготовке инженеров — точных механиков, оптиков и часового производства…», поскольку тогда объективно существовала острая нехватка кадров высшей квалификации по этим направлениям.

Для прирожденного педагога Сергея Владимировича содействие государства в области создания кадров высшей квалификации было подарком судьбы. Кроме того, он имел еще и сугубо личную заинтересованность, поскольку для его выросших сыновей Ростислава и Гелия, двери любого ВУЗа (высшего учебного заведения.) были наглухо закрыты из-за их дворянского происхождения. В решении совещания Главпромкадра от 5 апреля 1930 г. была признана целесообразной организация учебного комбината в составе института точной механики, техникума и профшколы. Процесс организации комбината длился с апреля по октябрь 1930 г.

В течение этого времени производилось укомплектование всех курсов профессорско-преподавательским составом, разрабатывались программы, обеспечивался надлежащий контингент студентов, оборудовались лаборатории. В этой работе активное участие принимали специалисты Шаблон:ВТОМПа (Всесоюзного треста оптико-механической промышленности.) и Шаблон:ГОИ (Государственного оптического института.)

Сергей Владимирович принял на себя основной объем работы и в этом же году организовал Комбинат Точной Механики и Оптики в составе Института, дневного и вечернего Техникумов и Профшколы, и был назначен Заведующим Учебной частью комбината. На заседании научного сектора ВТОМПа 11 октября 1930 г. он докладывает: " Созданный Учебный комбинат состоит из института с 3,5 годичным сроком обучения, дневного и вечернего техникумов и профшколы со следующим распределением учащихся: на первом курсе института- 265, на втором — 111, на третьем 79 и на четвертом — 61 студент. (Появление студентов на старших курсах объяснялось переводом студентов из старших групп техникума и приемом студентов из других вузов) ".

В этом же году Сергей Владимирович был избран профессором Института Точной Механики и Оптики, (ставшего по существу первым в России приборостроительным вузом) по курсу астрономических и геодезических приборов и деталей точной механики. Одновременно без защиты диплома он был удостоен введенной впервые в России квалификации инженера точной механики и оптики и в честь признания его заслуг получил персональный диплом за № 2..

Диплом № 1 был выдан Директору Комбината, профессору Норберту Болеславовичу Завадскому, Наконец, в этом же году Сергей Владимирович спроектировал и построил спектральный прибор для наблюдения солнечных протуберанцев.

Ссылки[править]

Разгром РОЛМ[править]

Еще в 1908 г. Сергей Владимирович вступает в Российское Астрономического Общество (РАО), состоявшее из профессионалов, а летом 1908 г. он совместно со своим отцом и тестем, а также несколькими своими друзьями, собравшись на одной из дач Леонида Михайловича Тихомирова в его имении "Мирное ", решают основать Русское Общество Любителей Мироведения (РОЛМ) и составляют проект его устава.

Товарищем Председателя был избран С. В. Муратов, каковым и являлся в течение трех сроков, после чего, по образованию астрономической секции РОЛМ в 1912 году, перешел в нее в качестве ученого секретаря.

От имени учредителей РОЛМ С. В. Муратов пригласил на должность Председателя Общества известного народника, вышедшего в 1905 году по амнистии из заключения--Николая Александровича Морозова, имевшего негласный титул «Морозов Шлиссельбургский». Морозов был избран 30 января (12 февраля) 1910 г., ставши единственным его Председателем за все время существования Общества (до 1932 года). Со стороны Совета РОЛМ этот акт был обусловлен не только признанием заслуг Морозова перед наукой. Этим актом мироведы (так называли себя члены общества) недвусмысленно декларировали гражданскую позицию членов Общества. К началу 30 годов Русское Общество Любителей Мироведения жило полнокровной общественно-научной жизнью и сделало большие успехи в отношении, как численного роста своих членов, так и в области расширения и углубления тематики. Так, если в 1909 г. в Обществе было всего 20 членов, то к 1929 году их число возросло до 2400. На втором съезде любителей мироведения — астрономии и геофизики в 1928 г. была высказана идея создания Всесоюзного астрономо-геодезического общества (ВАГО), в

После 1929 г., в котором развернулись массовые компании по уничтожению единоличных, твердо стоявших на ногах крестьянских хозяйств, (так называемое раскулачивание крестьян) и вообще планомерному ущемлению и дальнейшему уничтожению частного сектора (так в советской историографии назывался составляющий основу любого экономически здорового общества средний класс населения), начались гонения на всевозможные творческие общества, союзы и кружки, ставшие реальной угрозой определенно берущей верх унифицированной тотальной идеологии коммунистической партии. Пришла пора и Русского Общества Любителей Мироведения, и дело было лишь за поиском повода для открытия дела.

По старой заведенной традиции члены Совета Общества собирались по вечерам в квартире Сергея Владимировича и Любови Леонидовны в квартире № 30 в здании Лесгафтовского института на углу Английского проспекта и Торговой улицы. Здесь за чашкой чая велись беседы в свободной и непринужденной обстановке на любые, в том числе и опасные темы.

Непременным участником этих бесед был старинный, еще со студенческих лет, друг Сергея Владимировича, Шаблон:Владимир Алексеевич Казицын, ученый секретарь РОЛМ. Он имел обычай вести дневник, в который записывал и содержание этих бесед. Нередко эти записи содержали фразу: "Как сказал Сергей Владимирович… ", а остроумный и не лезший в карман за метким словом Сергей Владимирович мог сказать многое и при том всегда по существу. Позже в показаниях по делу РОЛМ записано: "Я часто ругал существующий строй, так как нам не давали работать в том объеме, как это нужно. Вторым моментом, объясняющим выражение недовольства существующим строем в нашем кругу объясняется тем, что мы — дореволюционная интеллигенция всегда стояли в оппозиции к существующему строю, так как это впитывается в плоть и кровь нашими родителями ".

Как указано в протоколе задержания от 4 января 1931 г "… по обвинению Турчиновича Н. Т., Муратова С. В., Кузнецова Н. Н. и других ". "…Возраст — 1881 г., Происхождение и социальное положение — потомственный дворянин, Местожительство — ул. Союза Печатников д.25а, кв. 30, Род занятий — Зав. Учебной частью комбината точной механики и оптики и там же читаю лекцию… ", он был обвинен в преступлении, предусмотренном статьей 58 −10-11-14 Уголовного Кодекса РСФСР и препровожден в тюрьму. На него, как и на других арестованных мироведов, было открыто дело № 4897.

До следствия подозреваемые были помещены в тюрьму, называемую «Кресты», которая после своей постройки стала самой крупной тюрьмой Европы. Порядки в этой тюрьме в те годы еще мало отличались от порядков царского времени — по отношению к заключенным еще не применялись меры физического воздействия и их еще не пытали. Об относительной мягкости режима говорит и то, что во время следствия Сергей Владимирович смастерил в своей камере из бумаги действующие часы. По рассмотрению следственного материала было принято постановление) о том, что… « Муратов Сергей Владимирович достаточно изобличается в том, что состоит членом антисоветской группы, ведет а/советскую агитацию и в своей работе проводит вредительскую линию». В постановлении Полномочного Представительства ОГПУ по этому дела от 7 апреля 1931 г. содержится ходатайство о применении к Муратову Сергею Владимировичу следующей меры социальной защиты: 5 лет концлагеря.

Выездная сессия Коллегии ОГПУ от 12 апреля 1931 г. постановила выслать его на Урал сроком на ТРИ ГОДА, считая срок с 4 января 31 г. Он должен был жить безвыездно и регулярно, каждые 10 дней, отмечаться, подтверждая, что он никуда не уезжал. Преподавал физику и математику в сельскохозяйственном и медицинском техникумах г. Кудымкар Коми-Пермяцкого округа.

Совершенно неожиданно благодаря совершенно невероятному стечению обстоятельств он был переведен в Свердловск. Оказалось, что его дело рассматривал весьма высокий чин, который оказался Федором Клоповым, сыном садовника Владимира Николаевича Муратова. У него остались самые приятные воспоминания о годах своего детства, когда Любовь Леонидовна усаживала его за стол вместе с господскими детьми и никогда, ни при каких обстоятельствах не подчеркивала их социальной разницы. В результате оба они до конца жизни имели возможность вести преподавательскую работу в самых серьезных ВУЗах Свердловска Морозов отделался легко он удалился в свое имение Борок. Однако, его контакты с Сергеем Вдадимировичем не прекратились. Вот последнее письмо Морозова:‘‘Дорогой Сергей Владимирович! Пишу Вам только маленькую приписочку. Благодаря тому, что завершаю огромную работу «Основы теоретической Метеорологии и Геофизики», в которую ввел не только действие Солнца и Луны, но и невидимых центров нашего галактического Космоса. Я так погрузился в работу, что не имею времени для чего-нибудь другого, и Ксана пишет письма не только за себя, но и за меня. Крепко обнимаю Вас и уверен, что мы еще не раз свидимся. Всем сердцем Ваш. Николай Морозов. 16 янв. 1942‘‘.

Ссылки[править]

Основание астрономической школы на Урале[править]

Сергей Владимирович и Гелий Сергеевич Муратовы на строительстве обсерватории в Сведловске

После переезда в Свердловск, уже в 1933 г., Сергей Владимирович организовал при Свердловском Университете механическую мастерскую, в которой построил приборы для астрономической обсерватории и кабинета. Одновременно он читал курсы общей, сферической и практической астрономии. В этом же году он назначается заведующим кафедрой астрономо-геодезии и гравиметрии Университета, став, таким образом, первым заведующим кафедрой по этой специальности в городе .

В 1934 г он проектирует и строит с помощью студентов из досок от железнодорожных вагонов 3 павильона с вращающимися куполами для универсала, 5-ти дюймового рефрактора и 8-и дюймового рефлектора и раздвижной павильон для пассажного инструмента, а также проектирует и строит упомянутые инструменты, создав, таким образом, первую на Урале профессиональную астрономическую обсерваторию.

В 1935 г. Сергей Владимирович организовал и наладил учебную практику студентов на обсерватории и в кабинете. "Нас, студентов, он поразил общей культурой и интеллигентностью " — вспоминает Леонид Федорович Мельчаков В 1936 г. С. В. Муратов организовал систематический прием радиосигналов времени и передачу этих сигналов учреждениям и гражданам Свердловска по телефону. Он же организовал экскурсию студентов в полосу полного солнечного затмения. На эту экскурсию была приглашена и, бывшая студенткой — членом астрономического кружка, руководимого Сергеем Владимировичем — Клавдия Александровна Бархатова .

В 1937 г. он заказал мастерской Ленинградского Университета 5-ти секундный универсал. Окончил постройку электрического секундного маятника с кварцевым стержнем для астрономических часов. Недремлющим оком работники отдела кадров разглядели, что по образованию Сергей Владимирович является горным инженером, диссертации не защищал за неимением на то времени, и потому для руководства кафедрой астрономии из Казани был приглашен профессор Шаблон:Авенир Александрович Яковкин. В принципе они превосходно дополняли друг друга, олицетворяя единство тории и практики. Но Сергей Владимирович перешел в Государственный Педагогический Институт, на его географический факультет, продолжая читать в Университете курсы общей астрономии, астрофизики и звездной астрономии. Он прекрасно понимал, что без хорошо подготовленных учителей астрономии самостоятельной Уральской научной школы в области астрономии не создать.

В 1938 −39 гг. Сергей Владимирович разрабатывает проект станка для шлифовки реверсионных уровней и станка для нанесения дальномерных штрихов геодезических приборов, публикуя сообщение об этом в журнале «Оптико-механическая промышленность». В этом деле принимает участие и Гелий Сергеевич.

В 1939 г. Сергей Владимирович спроектировал и построил клиновой астрофотометр и клиновой микрофотометр. Спроектировал и построил лабораторный спектрограф. Разработал программу практических занятий по астрофизике.

В 1940 г. Он спроектировал и построил два павильона с откатными крышами для астрографа и универсала. Тогда же собрал полученный из Дальневосточного Университета двойной астрограф, спроектировал и создал для него камеру и вел на нем практические занятия со студентами. В этом же году завершил организацию в Пединституте астрономо-геодезического кабинета, спроектировав и построив для него наглядные учебные пособия, а также построил павильон для 4-х дюймового телескопа, установка которого выполнена в мастерской Университета по его проекту. Составил конспект лекций по астрофизике для Университета и по топографии для географического факультета Педагогического Института.

В 1943 г. Сергей Владимирович построил опытный образец прибора для фотографирования метеоров и разработал его теорию. Сделал с ним пробные снимки. Участвовал в разработке технологии изготовления уровней для военных нужд. Разработал проекты регуляторов для часовых механизмов и дозировки химических процессов.

В 1944 °C. В. Муратов работал по улучшению разработанных ранее приборов и вел научно-просветительную пропаганду, в частности в лектории Свердловского Университета. При этом, несмотря на очень сложную и тяжелую жизнь, он неизменно сохранял чувство юмора и никогда не бывал в подавленном настроении.

Ссылки[править]

Последние годы жизни[править]

Еще в 1945 г. после отъезда Яковкина Сергей Владимирович вернулся в штат Университета в качестве и.о. зав. кафедрой астрономии. После окончания войны он разработал проект капитального ремонта обсерватории и руководил экспериментальной работой аспиранта. Установил телескоп непосредственно под окнами своего кабинета. В этом году был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной Войне» и нагрудным знаком «Отличник народного просвещения».

Последние годы своей жизни он посвятил интенсивной преподавательской деятельности, активно участвуя в лекционной работе, в том числе в «Обществе по распространению политических и научных знаний».

Достигнутая совместно со странами Запада победа над нацизмом поколебала долгое время культивируемый миф о Советском Союзе, как об осажденной врагами крепости, население которой обязано своим спасением от вражеских происков исключительно успешному руководству со стороны властей.

И против этого ими было принято веками проверенное средство, основанное на разворачивании патриотической кампании по всемерному поощрению ксенофобии. В этот раз это была борьба с «космополитизмом», то есть с «преклонением перед иностранщиной».

Напряженная работа и смерть младшего сына, с точностью до недели в конце 1947 г. предсказанная при его рождении мироведами, сильно подорвали здоровье Сергея Владимировича. Оставаясь остроумным, внешне спокойным и, даже, веселым, он беспрестанно курил, что говорило о его глубоко упрятанных от посторонних глаз переживаниях. Но предел его силам наступил в конце 40-х годов, когда идеологическая машина коммунистической партии развязала компанию, сопровождавшуюся травлей многих достойных представителей интеллигенции. Политика партии и правительства вела к изоляции государства от многих направлений научно-технического прогресса. Во всем этом Сергей Владимирович участвовать не мог, и после серии повторяющихся конфликтов с представителями идеологического фронта, 2 мая 1949 он скончался. Официальной причиной его смерти была названа эмфизема легких

"…Сергей Владимирович был любимцем Университета и Пединститута. Он умел все — и строить павильоны и создавать астрономические инструменты, и увлекать молодежь. Даже его лекция о календарях слушалась, как приключенческий рассказ…Студенты возле него держались, и от помощников отбоя не было…. читал свободно, без всяких записей. Начинал и заканчивал точно по звонку, кланялся и уходил; студентов называл по имени-отчеству,…Будучи страстным энтузиастом астрономии, прекрасным лектором и автором ряда книг по оптическому приборостроению, за короткое время сплотил вокруг себя студентов — любителей астрономии, силами которых и создавалась при Университете Астрономическая обсерватория… ". (См. ссылку 21)

Последний путь

И за его гробом, который через весь город от Университета до кладбища по центральному проспекту города Свердловска несли на руках его студенты и коллеги, шла многочисленная колонна, в которой были практически все сотрудники Университета. Движение по проспекту было остановлено, и постовые милиционеры отдавали честь.

К числу лиц, деятельность которых создавала неповторимую культурную атмосферу первой половины XX века относятся не только лишь лица свободных профессий. В их число входят и деятели науки, а также представители технической интеллигенции, обеспечивавшие беспрецедентный в истории Российского государства технический прогресс во всех областях научной, хозяйственной и производственной деятельности. К их числу относится и Сергей Владимирович Муратов Лишь 29 сентября 1989 г, то есть после 40 лет забвения, когда многие из тех, кто лично знал Сергея Владимировича ушли из жизни, уже новый состав Прокуратуры г. Ленинграда на основании статьи I Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года « О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв политических репрессий, имевших место в период 30 −40-х и начала 50-х годов» реабилитировала Муратова Сергея Владимировича.

Примечания[править]

  1. а б Муратов С. В. Автобиография. Архив Уральского государственного университета. 22 июня 1946 г.
  2. а б Проф. С. В. Муратов «Как я стал астрономом» — «Техника — смене» № 5, май 1936 г
  3. Бронштэн В. А. «Разгром Общества Любителей Мироведения». Журнал ПРИРОДА, 1990 г., № 10, стр.122-126
  4. Шаблон:Морозов,Николай Алесандрович
  5. Шаблон:Русское общество любителей мироведения
  6. Шаблон:Михаил Магид. За советы без коммунистов! http://www.avtonom.org/lib/theory/magid_sovety.htm
  7. http://lib.ru/POLITOLOG/MELGUNOW/terror.txt
  8. Шаблон:Андрей Вилькицкий
  9. Муратов, Ростислав Сергеевич

Ссылки[править]

  • Муратов Сергей Владимирович (1881—1949).

http://museum.ifmo.ru/?out=person&per_id=50. Виртуальный музей ЛИТМО (СПб госуниверситет инф. технологий, механики и оптики).

  • Уральский государственный университет в биографиях.

Муратов Сергей Владимирович. http://www.eunnet.net/USUbio/?base=mag&id=0249.

  • Энциклопедия Санкт-Петербурга.

Репрессии политические. http://www.encspb.ru/ru/article.php?kod=2804022318.

  • Муратов Сергей Владимирович (1881—1949).

http://www.encspb.ru/ru/persarticle.php?kod=2803952476.

  • Астрономические общества в России.

http://crydee.sai.msu.ru/Universe_and_us/1num/v1pap7.htm.