Немецкое засилье в России

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Немецкое засилье в России — теория о чрезмерном, на взгляд некоторых наблюдателей, влиянии немцев в Российской Империи.

Историк А. Б. Каменский писал в конце 1980-х годов о Екатерине II:

Приводя девичье имя и титул этой российской императрицы, иные из современных беллетристов… принимаются рассуждать о том, что этой немке, конечно, были чужды интересы русского народа. Не пытаясь оспорить эту очевидную мысль, замечу, однако, что императрица Анна Ивановна, отдавшая Россию на откуп немцам, была чистокровной русской.[1]

Спустя пять лет тот же Каменский писал уже такое:

Имя Бирона обычно ассоциируется со словосочетанием «засилье иностранцев». Считается, что в годы царствования Анны Ивановны страной по сути дела правил этот немец и его приспешники, безжалостно грабившие чужую и безразличную им державу. Олицетворением праведного гнева народа и возникшего на этой волне патриотического движения был принявший мученическую смерть Артемий Волынский. В действительности все было несколько иначе. Во-первых, во главе управления страной стояли отнюдь не только иностранцы, но и русские (тот же Волынский). Во-вторых, Бирон и его присные набивали карманы ничуть не более интенсивно, чем, скажем, любимец Петра I светлейший князь А. Д. Меншиков. В-третьих, при единодушно враждебном отношении к Бирону самых различных людей, попадавших за неосторожные высказывания в Тайную канцелярию, антинемецких настроений в этих высказываниях почти не содержалось. Наконец, патриотические мотивы заговора Волынского были далеко не важнейшими. Для него Бирон был прежде всего соперником в борьбе за власть.[2]

А. П. Ермолову приписываются следующие слова в разговоре с императором (то ли с Александром I, то ли с Николаем I), желавшим вознаградить его:

Государь, сделайте меня немцем.[3]

Генерал М. Д. Скобелев заявил в феврале 1882 года в Париже сербским студентам:

Я должен сказать вам, признаться перед вами, почему Россия не всегда стоит на высоте своих патриотических обязанностей и своей славянской роли, в частности. Это потому, что как внутри, так и извне ей приходится вести борьбу с чужеземным влиянием.

Мы не хозяева в своем собственном доме.

Да! Чужеземец у нас везде. Рука его проглядывает во всем. Мы игрушки его политики, жертвы его интриг, рабы его силы… Его бесчисленные и роковые влияния до такой степени властвуют над нами и парализуют нас, что если, как я надеюсь, нам удастся когда-нибудь избавиться от них, то не иначе как с оружием в руках.

И если вы желаете узнать от меня, кто этот чужеземец, этот пролаз, этот интриган, этот столь опасный враг русских и славян, то я вам назову его.

Это виновник «Drang nach Osten» — вы все его знаете! — это немец!

Повторяю вам и прошу не забывать, наш враг — немец!

Борьба между славянами и тевтонами неизбежна…

Она даже близка…

Это будет продолжительная, кровопролитная, страшная борьба, но, что касается меня, то я убежден, что в конце концов победят славяне.[4]

Однако по предположению В. М. Муханова, Скобелев произносил свои антинемецкие речи под непосредственным влиянием масонов из ордена Великий Восток Франции.[5]

М. О. Меньшиков в 1908 году утверждал, что «немцы, которых 1 % в империи, захватили кое-где уже 75 % государственных должностей», и это засилье «обесцветило нашу дипломатию и военное ведомство».[6]

В августе 1915 года в результате давления правых и равнодушия Прогрессивного блока в Государственной думе была создана Комиссия «о борьбе с немецким засильем» во всех областях русской жизни, а в марте 1916 года Совет министров выступил с инициативой создания Особого комитета по борьбе с немецким засильем, во главе которого император Николай II вначале поставил генерал-адъютанта Ф. Ф. Трепова-младшего, сторонника решительной борьбы с «германизмом».[7]

Летом 1917 года ряд российских политиков начал нелепо оправдываться, пытаясь снять с себя ответственность за циничное использование «немецкого засилья» как идеи-символа.[8]

Интересные факты[править]

Это настоящий русский, в нем, по крайней мере, течет русская кровь.[9]

  • По некоторым сведениям, существует мемуарная запись, будто император Александр III, узнав о том, что Павел I мог не быть сыном Петра III, перекрестился: «Слава Богу, мы русские!» А услышав опровержение, снова перекрестился: «Слава Богу, мы законные!».[10]
  • Тот же Александр III писал в 1886 году К. П. Победоносцеву:

Есть господа, которые думают, что они одни Русские, и никто более. Уже не воображают ли они, что я Немец или Чухонец? Легко им с их балаганным патриотизмом, когда они ни за что не отвечают. Не я дам в обиду Россию.[11]

Примечания[править]

  1. Каменский А. Б. Екатерина II // Вопросы истории. — 1989. — № 3. — С. 62.
  2. Каменский А. Б. Иван VI Антонович // Вопросы истории. — 1994. — № 11. — С. 52.
  3. История XIX века / Под ред. Лависса и Рамбо. — М.: Соцэкгиз, 1938.
  4. Цит. по: Генерал М. Д. Скобелев: «Мы не хозяева в своем собственном доме» / Публ. Л. Рябченко // Источник. — 1993. — № 5‒6. — С. 59.
  5. Муханов В. М. Михаил Дмитриевич Скобелев // Вопросы истории. — 2004. — № 10. — С. 78.
  6. Цит. по: Лукьянов М. Н. «Россия — для русских» или «Россия — для русских подданных»? Консерваторы и национальный вопрос накануне Первой мировой войны // Отечественная история. — 2006. — № 2. — С. 40.
  7. Соболев Г. Л. Тайна «немецкого золота». — СПб.: Нева; М.: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2002. — С. 17. ISBN 5-7654-1506-7, ISBN 5-94849-016-5
  8. Архипов И. Похороненная революцией. Феномен IV Государственной думы (1912‒1917) // Звезда. — 2000. — № 3.
  9. Цит. по: Фомин С. Деньги и власть // Исторический музей «Наша Эпоха»
  10. Володихин Д., Елисеева О., Олейников Д. История России в мелкий горошек. — М.: «Мануфактура», «Единство», 1998. ISBN 5-900032-04-3
  11. Цит. по: Ольденбург С. С. Царствование императора Николая II. — СПб.: Петрополь, 1991. — С. 15. ISBN 5-88560-088-0

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Были ли Романовы Романовыми? // Вопросы истории. — 1990. — № 8. — С. 186‒187.
  • Аржанов Н. П. А было ли засилье? // Провизор. — 2007. — № 16.