Николай Николаевич Раевский

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Николай Николаевич Раевский
Rajevskij N N.jpg
Портрет Н. Н. Раевского работы Дж. Доу.
Военная галерея Зимнего дворца[1]
Род деятельности: военный
Дата рождения: 25 сентября 1771
Место рождения: Санкт-Петербург
Дата смерти: 28 сентября 1829
Место смерти: Болтышка, Чигиринский уезд, Киевская губерния
Отец: Николай Семёнович Раевский
Мать: Екатерина Николаевна Самойлова
Супруга: Софья Алексеевна Константинова
Дети: Александр, Екатерина, Николай, Софья, Елена, Мария, Софья
Вероисповедание: православный
УДК 92

Николай Николаевич Рае́вский (14 (25) сентября 1771, Санкт-Петербург — 16 (28) сентября 1829, Болтышка, Чигиринский уезд, Киевская губерния) — русский полководец, герой Отечественной войны 1812 года, генерал от кавалерии (1813). Участник Бородинского сражения, «Битвы народов» и взятия Парижа. Был близко знаком со многими декабристами, дружил с А. С. Пушкиным.

Краткая биография[править]

Дальний родственник Рюриковичей. Внук участника Полтавской битвы Семёна А. Раевского. Родился в семье Николая Семёновича Раевского, умершего за несколько месяцев до его рождения в звании полковника, и Екатерины Николаевны Самойловой, приходившейся племянницей Г. А. Потёмкину-Таврическому. Детство провёл в доме своего деда графа Н. Б. Самойлова. Здоровьем с рождения не отличался.

В 1789 году впервые попал под начало М. И. Голенищева-Кутузова, а также М. И. Платова. Принял участие и в войне в Польше, где в 1792 году попал под начало ещё одного будущего полководца Отечественной войны — А. П. Тормасова.

В июне 1794 года был назначен командиром Нижегородского драгунского полка с переводом на Северный Кавказ.

После вступления на престол Павла I 10 мая 1797 года был исключён со службы, но позднее был возвращён на неё Александром I, получив звание генерал-майора. В 1807 году попал под начало П. И. Багратиона.

Принял участие в очередной русско-шведской войне, после чего добился перевода в Молдавскую армию, в результате чего принял участие и в очередной русско-турецкой войне, покуда не был выслан из армии генералом Н. М. Каменским за критику его действий.

В начале 1811 года добился перевода на западную границу, где был сначала назначен командиром 26-й пехотной дивизии, а затем 7-го пехотного корпуса, входившего в состав 2-й Западной армии П. И. Багратиона.

В бою под Салтановкой повёл солдат в контратаку вместе с двумя малолетними сыновьями, что по прошествии времени начисто отрицал, проговорившись однако, что пуля прострелила младшему панталоны.

На Бородинской позиции лично руководил созданием артиллерийской батареи на Курганной высоте.

На военном совете в Филях высказался за оставление Москвы.

В сражении под Малоярославцем бросил в бой сразу обе дивизии своего корпуса, почти уничтожив итальянскую гвардию.

В сражении под Лейпцигом фактически спас императора Александра и двух других монархов.

В начале 1826 года был пожалован в члены Государственного совета.

Похоронен в родовом имении Болтышка (могила не сохранилась).

Семья и родственные связи[править]

Старший брат, Александр Николаевский Раевский, рано начал военную службу, принял участие в русско-турецкой войне 1787‒1791 годов и 11 декабря 1790 года был убит при штурме Измаила.

Единоутробными братьями Н. Н. Раевскому приходились Пётр, Александр и Василий Давыдовы;[?] двоюродным братом — Д. В. Давыдов.

Н. Н. Раевский обвенчался с Софьей Алексеевной Константиновой (дочерью А. А. Константинова, грека по национальности, библиотекаря императрицы Екатерины II[2]), которая приходилась внучкой М. В. Ломоносову. 16 ноября 1795 года у них родился первенец, которого назвали Александром в память о старшем брате Н. Н. Раевского. Он сыграл определённую роль в русской культуре, став «демоном» А. С. Пушкина и послужив, по убеждению литературоведа В. Я. Лакшина, одним из основных прототипов Евгения Онегина.

Наибольшую славу из детей Раевского приобрела младшая дочь Мария, воспетая в поэме Н. А. Некрасова в качестве символа русской женщины. Сам же Раевский решение Марии Николаевны ехать с мужем в Сибирь сначала считал блажью, приписывал его влиянию «Волконских баб», называл дочь «дурочкой». Позднее же, держа в руках портрет дочери, генерал сказал сыну Александру:

Вот самая удивительная женщина, которую я знал.

В 1823 году к Марии Раевской (впоследствии Волконской) сватался предводитель киевского дворянства польский граф Г. Олизар, но получил отказ по причинам национальным и религиозным.[3]

Цитаты[править]

  • «…в прошлую войну против французов брали награждения не достойные одни, но хитрые и наглые, а наказывались безгласные» (6 апреля 1810)
  • «Князь Пётр Иванович получил… приказание подкреплять Платова, который был в Белом Стоку с 8-ю казачьими полками. Платову же приказано ударить на их [то есть французов] тыл. Сия слабая диверсия в то время, когда главная армия ретируется, поставила нас в опасность быть отрезану» (28 июня 1812)
  • «Я боюсь прокламаций, чтобы не дал Наполеон вольности народу, боюсь в нашем краю внутренних беспокойств» (конец июня 1812)[4]
  • «Я рассудил, что ежели неприятель успеет занять Смоленск и перейти к нам на правый берег реки Днепра, то отрежет обеим [Западным] армиям продовольствие и сообщение с городом Москвою» (август 1812)
  • «…великий Наполеон сделал набег на Россию, не разочтя способов, потерял свою славу и бежит как заяц. <…> Можно считать, что настал перелом счастья Бонапарте. Русский Бог велик! <…> …злодей наш осквернил и ограбил храмы Божьи — теперь едва уносит ноги свои» (23 октября 1812)[5]
  • «Бернадот — человек талантливый, быть может, он откроет глаза Императору на нашу глупость и даст хорошие советы» (29 июля 1813)
  • «Великий Наполеон, став весьма маленьким, бежит менее чем со ста тысячами человек, я надеюсь, что лишь Рейн нас остановит… Наш дорогой человек[sic] спустился с ходуль — вот они великие люди. Они мельчают при ближайшем рассмотрении» (октябрь 1813)

Личность Раевского[править]

По утверждению историка Ю. Л. Епанчина, ни идейных, ни организационных связей с декабристскими обществами Раевский, несмотря на окружение, не имел. Более того, принадлежности к антиправительственным организациям Раевские не прощали и даже невольно «сбили с пути» некоторых декабристов.

По данным же Н. К. Шильдера, в 1826 году при разборе бумаг императора Александра I была обнаружена записка, датируемая 1824 годом, в которой он писал о росте «пагубного духа вольномыслия» в войсках, о существовании «по разным местам тайных обществ или клубов», с которыми связаны влиятельные лица из военных — А. П. Ермолов, Н. Н. Раевский, П. Д. Киселёв, М. Ф. Орлов и др.[6]

Отзывы и воспоминания современников[править]

Наполеон якобы сказал о Раевском, что «этот генерал из того материала, из которого делаются маршалы».

Полковник М. Ф. Орлов писал о битве под Фридландом, что Раевский «первый вошёл в бой и последний из него вышел. В это гибельное сражение он сам несколько раз вёл на штыки вверенные ему войска и не прежде отступал, как тогда только, когда не оставалось уже ни малейшей надежды на успех».

Тот же Орлов писал о сражении под Лейпцигом:

В сем ужасном сражении судьба Европы и всего мира зависели от твердости одного человека… Корпус гренадер под командою Раевского, свернувшись в каре, стоял непоколебимо и, окруженный со всех сторон неприятелем, везде отражал его усилия… Тяжело раненый картечью в правое плечо… Раевский… остался на лошади и командовал корпусом до окончания сражения, хотя рана была жестокая и кость раздроблена. За сей подвиг он произведен в генералы от кавалерии.[7]

А. П. Ермолов отмечал:

Немногие из генералов решились бы на то, что Раевскому не казалось исполнить трудным. Раевскому была свойственна в бою твердость.[7]

Граф А. Н. Самойлов писал своему племяннику 6 декабря 1812 года:

Дай Боже, чтобы все ваши заслуги награждены были достойным образом. Должно сего надеяться непременно, ибо они не такого рода, чтобы могли, так сказать, между глаз проскочить: дело ваше под Смоленском сделало бы честь и самому главнокомандующему тогда армиями.

И. И. Лажечников описал манеру Раевского обращаться с подчинёнными:

Николай Николаевич никогда не суетился в своих распоряжениях: в самом пылу сражения отдавал приказания спокойно, толково, ясно, как будто был у себя дома; всегда расспрашивал исполнителя, так ли понято его приказание, и если находил, что оно недостаточно понятно, повторял его без сердца,[8] называя всегда посылаемого адъютанта или ординарца голубчиком или другими ласковыми именами. Он имел особый дар привязывать к себе подчиненных.

Австрийский полковник И. Кроссар говорил о Раевском как об «одном из самых замечательных людей эпохи как по своим познаниям, своему военному гению, так и по своей храбрости и своему невозмутимому хладнокровию».

А. С. Пушкин, хорошо знавший семью Раевского, писал брату:

Мой друг, счастливейшие минуты жизни провел я посереди семейства почтенного Раевского. Я не видел в нем героя, славу русского войска, я в нем любил человека с ясным умом, прекрасного душой, снисходительного, попечительного друга, всегда милого, ласкового хозяина. Свидетель екатерининского века, памятник двенадцатого года, человек без предрассудков, с сильным характером и чувствительный, он невольно привяжет к себе всякого, кто только достоин понимать и ценить его высокие качества.[9]

Награды[править]

Киновоплощения[править]

Историография[править]

Многие авторы в советской и некоторые авторы в дореволюционнной российской историографии (например, И. П. Липранди, Е. В. Тарле, Н. Ф. Гарнич, П. А. Жилин, Л. Г. Бескровный) умудрились принизить действия Раевского в Бородинском сражении. При этом даже путали фамилию французского дивизионного генерала, овладевшего в первый раз Курганной батареей.

Статьи о Раевском, как и о многих других видных русских генералах, нет в вышедшей в Париже в 1987 году «Наполеоновской энциклопедии» (Dictionnaire Napoleon).[12]

Сценарист В. И. Романов в своей повести «Генерал нежного сердца» (М., 1989) действия Раевского в Бородинской битве оценивал оскорбительно для его памяти: «растерялся», «спасовал», проявил «ротозейство».

Интересные факты[править]

  • Раевский отказался от предложенного ему графского титула.
  • 14 января 1826 года прямо в доме Раевского был арестован А. В. Капнист.
  • Уже на смертном одре родственники С. Г. Волконского передали Раевскому управление имениями декабриста, повесив вместе с тем на старика 339 605 рублей долга.

Примечания[править]

  1. Дж. Доу. Портрет Николая Николаевича Раевского, ок. 1825. Холст, масло. 70 × 62,5 см. Военная галерея Зимнего дворца, Санкт-Петербург.
  2. Мешалкина Ю. В. Мария Николаевна Волконская // Вопросы истории. — 2006. — № 1. — С. 148.
  3. Стратановский С. После фильма «Катынь» // Звезда. — 2009. — № 10.
  4. Цит. по: Бычков Л. Война 1812 года и крестьянство России // Исторический журнал. — 1937. — № 8. — С. 63.
  5. Цит. по: Ивченко Л. Кутузов. — М.: Молодая гвардия, 2012. — С. 428. ISBN 5-235-03527-0 (ЖЗЛ)
  6. Федоров В. А. Александр I // Вопросы истории. — 1990. — № 1. — С. 71.
  7. а б Цит. по: Лазарев С. Е. Военная кампания 1813 года в Германии // Новая и новейшая история. — 2014. — № 1. — С. 110.
  8. В смысле «не сердился».
  9. Цит. по: Мешалкина Ю. В. Мария Николаевна Волконская // Вопросы истории. — 2006. — № 1. — С. 148.
  10. Создатели фильма: Звезда пленительного счастья // КиноПоиск
  11. Звезда пленительного счастья // KinoExpert.ru
  12. Сироткин В. Г., Безотосный В. М. Наполеоновская энциклопедия // Вопросы истории. — 1989. — № 1. — С. 150.

Литература[править]

Научная[править]

  • Епанчин Ю. Л. Батарея Раевского // Вопросы истории. — 1991. — № 2‒3. — С. 252‒254.
  • Епанчин Ю. Л. Роль седьмого корпуса Н. Н. Раевского в Бородинской битве // Вопросы истории. — 1996. — № 8. — С. 144‒146.
  • Епанчин Ю. Л. Николай Николаевич Раевский // Вопросы истории. — 1999. — № 3. — С. 59‒81.
  • Епанчин Ю. Л. Генерал Н. Н. Раевский в 1814 году // Заграничные походы русской армии 1813‒1815 гг. (К 190-летию): Доклады академии военных наук. — 2004. — № 12. — С. 20‒26.
  • Кошелев В. А. «Подвиг Раевского» и библейские установления // Проблемы исторической поэтики. — Петрозаводск, 2008. — Вып. 8: Евангельский текст в русской литературе XVIII‒XX веков : цитата, реминисценция, мотив, сюжет, жанр : сб. науч. тр., вып. 5. — С. 84‒103. ISBN 978-5-8021-0860-4

Популярная[править]