Никон (Софийский)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Никон (в миру Николай Андреевич Софийский) (14 мая 1861, село Озарниково Чухломского уезда Костромской губернии — 28 мая 1908, Тифлис) — архиепископ Карталинский и Кахетинский, Экзарх Грузии.

Семья[править]

Родился в семье сельского священника Андрея Павловича Софийского и его жены Марии Онисимовне. Когда Николаю было три года, умер отец. Семья, в которой было семь детей (шесть мальчиков и одна девочка), и без того жившая бедно, осталась без средств к существованию. Смог получить образование только благодаря трудам его матери, которая кормила семью, занимаясь тяжёлой крестьянской работой. Точно так же и другие дети получили образование (исключая родившегося глухонемым брата Василия), а старший брат Иван позднее был протоиереем в чухломском Преображенском соборе.

Жена — Серафима Фёдоровна, урождённая Панина, дочь соборного священника города Макарьева. Умерла в 1884; их брак длился лишь один год и три месяца.

Образование[править]

Окончил Солигаличское духовное училище, Костромскую духовную семинарию (1882). Был одним из лучших воспитанников, но отказался поступать в академию, предпочитая духовной карьере жизнь сельского священника. После смерти жены поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, которую окончил со степенью кандидата богословия в 1888 (тема кандидатской работы: «Происхождение, характер и значение фарисейской секты в истории иудейства»). Рецензент сочинения доцент И. Г. Троицкий в своём отзыве, в частности, писал, что

к наиболее выдающимся местам сочинения следует отнести сделанную автором характеристику фарисеев и их учения, каковая по свое художественности и полноте может быть названа лучшей между подобными себе.

Священник, монах, педагог[править]

  • С 27 августа 1882 — надзиратель Макарьевского духовного училища.
  • 20 февраля 1883 рукоположен во священника.
  • С февраля 1883 — священник села Мамонтово Макарьевского уезда.
  • В 1887 пострижен в монашество.
  • С 1888 — инспектор Санкт-Петербургской духовной семинарии.
  • С 30 марта 1891 — ректор Владимирской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита.

Был известен как строгий наставник, деятельность которого вызывала недовольство многих семинаристов. Митрополит Евлогий (Георгиевский), служивший под его началом во Владимирской духовной семинарии, дал такую характеристику владыки Никона, объясняющую его действия:

Это был красивый, здоровый, могучий человек, монашества не любивший. «Мне бы не монахом, а крючником на Волге быть…» — говорил он. О. Никон принял постриг не по влечению, а по необходимости, дабы как-нибудь устроить свою горемычную судьбу вдового священника… О. Никон мучительно переживал навязанное ему внешними обстоятельствами монашество и периодами впадал в мрачное уныние, близкое к отчаянию… Он сам понимал, что в монахи он не годится. «Из попа да из солдата хорошего монаха не выкроишь», — говорил он… Тяжёлая участь о. Никона наложила на него след. Честный, умный, способный, он замкнулся в рамках строгой законности, чуждой любви и идеализму. Дисциплину он поддерживал жестокими мерами: устрашением и беспощадными репрессиями. В семинарии создалась тяжёлая атмосфера, насыщенная злобой, страхом и ненавистью по отношению к начальству…

В то же время при прощании с воспитанниками в 1898 о. Никон изложил собственную точку зрения на свои административные мероприятия:

Строжил я для вразумления и исправления. Но все строгие взыскания, предписываемые законом и совестью, я всегда растворял милостью; лишь не посвященным в дело они казались сухою правдою. Теперь без вреда для вас могу сказать, что иногда и совершенно прощал даже крупные проступки, когда они не были разглашены, когда не соблазняли и когда помилование, как тайное, не могло подать повода считать проступки дозволенными и, таким образом, служит поводом к распущенности заведения. Теперь без вреда для вас могу сказать и то, что детских шалостей ваших часто, видя, не видел и, слыша, не слышал, когда они не свидетельствовали о нравственной испорченности.

Жёсткие меры ректора академии привели к покушению на его жизнь, которое совершил один из семинаристов, человек, психически неуравновешенный. Чудом оставшийся в живых, о. Никон добился освобождения покушавшегося (он был помещён в больницу) и позднее, став епископом, назначил его псаломщиком. После покушения духовные власти предложили ему перейти на другую, более лёгкую и выгодную должность, но он отказался и ещё в течение трёх лет продолжал служить ректором.

Возглавляя семинарию, проявил способности хорошего хозяйственника: при нём был проведён капитальный ремонт семинарского храма.

Архиерей[править]

С 8 марта 1898 — епископ Вольский, викарий Саратовской епархии. В июле того же года был назначен временно управляющим Таврической епархией в связи с болезнью, а затем и кончиной её правящего архиерея, епископа Михаила (Грибановского).

С 6 февраля 1899 — епископ Нарвский, викарий Санкт-Петербургской епархии. Был главным наблюдателем за преподаванием Закона Божия в светских средних и низших учебных заведениях Петербурга. В 1901 стал одним из основателей Костромского благотворительного общества в Петербурге, задачей которого была помощь костромичам, жившим в столице, в том числе малолетним, сиротам, престарелым, учащимся.

Епископ Вятский и Слободской[править]

С 10 декабря 1901 — епископ Вятский и Слободской. Посетил почти все приходы епархии, побывав даже в тех из них, жители которых ни разу не видели в своих храмах своего архиерея. По его предложению, в городских церквях Вятки по воскресеньям, после вечерни, организовывались нравоучительные чтения. Организовал ремонт Вятского кафедрального собора и архиерейского дома. Смог урегулировать конфликт с воспитанниками Вятской духовной семинарии таким образом, что было уволено меньшее число учащихся, чем ожидалось, причём многие из уволенных были позднее вновь приняты в семинарию, завершив тем самым образование (видимо, он учёл сложный опыт своего ректорства во Владимире).

Поддерживал единоверческое движение (сторонники которого служат по старым книгам, но находятся в юрисдикции Русской православной церкви) в противовес старообрядчеству. В его бытность епархиальным архиереем были заложены два единоверческих храма. Причём при начале строительства одного из них — в деревне Осипинской Глазовского уезда — епископ лично совершил по древним книгам всенощное бдение, продолжавшееся около пяти часов.

Поощрял миссионерскую деятельность среди черемисов (марийцев), татар, вотяков (удмуртов), поощрял переводы религиозных текстов на национальные языки. Организовал в Вятке миссионерские инородческие курсы, на которых учились представители этих народов, которые по окончании становились псаломщиками и учителями церковно-приходских школ, а затем и священниками. Сам преподавал на курсах Священное писание. Крестьяне одного из приходов Уржумского уезда благодарили своего архипастыря за то, что он по их просьбе направил к ним священника-марийца:

Новый священник приехал к нам черемисин же. Он нас учит везде в Церкви и по домам по черемиски на понятном нам языке, крестит, венчает и хоронит по черемиски… Теперь слава Богу мы знаем, об чём молятся во время обедни, теперь нам понятно, какое евангелие читали и какой праздник бывает, теперь мы понимаем, зачем крестят ребят, об чём молиться во время венчания и похорон, прежде ничего не понимали этого.

Владимирский архиерей[править]

С 27 ноября 1904 — епископ Владимирский и Суздальский. Инициировал строительство нового здания для женского епархиального училища, для чего куплено место в лучшей части города. В условиях волнений семинаристов добился того, что семинария не была закрыта, а арестованные гражданскими властями учащиеся освобождены. По его инициативе при Братстве св. Александра Невского была открыта миссионерская школа. Много проповедовал, часто совершал поездки по епархии.

С 6 мая 1906 — архиепископ.

Экзарх Грузии[править]

С 9 июня 1906 — архиепископ Карталинский и Кахетинский, Экзарх Грузии, постоянный член Святейшего Синода.

Был назначен в Грузию в ситуации, когда местное духовенство активно требовало восстановления церковной автокефалии, которую Грузинская церковь лишилась в 1810. При этом Русская церковь не хотела предоставлять грузинам автокефалию, ссылаясь на то, что этот вопрос может быть решён только на Поместном соборе. Таким образом, любой присланный из Петербурга архиерей неизбежно оказывался в конфронтации с большинством клира. Позднее «Биржевые ведомости» писали: Никто не хотел ехать в Грузию. Прочили Никона. Так условлено, что «монах не имеет своей воли». Никон поехал…

Во время его прибытия в Тифлис 26 августа 1906 грузинское духовенство отказалось встречать Экзарха. В Кафедральном Сионском соборе владыку Никона встречали только русские священники и единственный грузин епископ Горийский Пётр, который в приветственной речи пожелал, чтобы новоназначенный Экзарх сам добивался автокефалии Грузинской церкви. Однако владыка Никон отказался поддержать требования о восстановлении автокефалии — в результате грузинское духовенство объявило ему бойкот. Считал возможным выделить из состава Грузинского Экзархата части с русским и греческим населением и присоединить их к русским епархиям; грузинским же частям Экзархата предоставить известную долю самостоятельности.

По его инициативе был начат ремонт знаменитого памятника грузинской церковной древности — Мцхетского собора, на что он исходатайствовал у Святейшего Синода значительные средства. Также инициировал начало пересмотра и исправления священных и богослужебных книг на грузинском языке, для чего была образована особая комиссия. Владыка Никон добился введения выборности духовенства Тифлисской епархии и города Баку (что было беспрецедентно для России), в грузинских духовно-учебных заведениях богословские предметы стали преподавать на грузинском языке. По его ходатайству были выделены значительные средства на благоустройство церковно-приходских школ. Поддержал создание в Тифлисе религиозно-философского общества. Со временем грузинское духовенство постановило частично снять бойкот и, не признавая в Экзархе законного архипастыря Грузии, стало, однако, входить с ним в административно-служебные отношения.

Архиепископ Никон также добился ассигнования средств для исправления издания Библии и богослужебных книг на осетинском и абхазском языках. После его гибели епископ Сухумский Димитрий (Сперовский) так оценивал деятельность Экзарха:

Благодаря властной поддержке, абхазская переводческая комиссия в продолжение одного года успела перевести и напечатать чины божественной литургии, крещения, венчания и погребения, причём священные песнопения положены на ноты. Осенью в минувшем году мы имели возможность торжественно открыть в моём личном присутствии богослужение на абхазском языке. Услышав слово Божие и молитвы на родном языке, абхазцы пришли в великую радость. Это было великое апостольское дело, которое сотворил для них почивший архипастырь-мученик.

Трагическая гибель[править]

В свой последний приезд в Петербург в 1907 в беседе с земляками владыка Никон говорил, что

может статься, что и убьют меня, но смерти я не страшусь. Умирать ведь надо и в тихих епархиях, и в мирное время. Так лучше умереть в борьбе за правое дело, за истину святую, на посту воина среди яростных врагов. Это смерть почетная! А что величественного умереть в келий, защищенной даже и от сквозного ветра. Но за что, однако же, грузинам убивать меня?

28 мая 1908 был смертельно ранен выстрелами из пистолета на лестнице Грузино-Имеретинской Синодальной конторы. Двое убийц скрылись с места преступления. По воспоминаниям современников, он и умирал героем: ни ахов, ни стонов, ни жалоб, ни проклятий. Скончался спустя 20-30 минут после покушения.

Архиепископ Никон, согласно своему завещанию, был похоронен в городе Владимире в кафедральном соборе.

В причастности к гибели владыки противники автокефалистов обвиняли приверженцев грузинской автокефалии (в том числе и из числа иерархов), но доказать ничего не удалось. Официально грузинские церковные деятели выразили соболезнования в связи с трагедией. Так, архимандрит Амвросий (Хелая) (будущий Католикос-Патриарх Грузии, подозревавшийся в соучастии в убийстве, но полностью оправданный в 1910) заявил:

Потеряны христианские начала, сдержавшие страсти человеческие; упала в людях вера и сказалась натура зверская — жажда крови своего ближнего. Вот пред нами жертва этого ужасного времени, нами переживаемого. Беспримерна такая жертва в истории христианской Церкви.

Библиография[править]

  • Высокопреосвященный Никон, архиепископ Карталинский и Кахетинский, Экзарх Грузии (1861—1908). М., 1909.

Ссылки[править]