Новое русское слово, — со старыми заплатами

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Новое русское слово, — со старыми заплатами…

«Новое русское слово, — со старыми заплатами: в форме не расширенного серийного издания „Занимательная этимология, и/или… — эти мол, логические размышления“, кои есть, в причин… но видимых изысканиях не токмо словесности русской и иноземноставшей, а и соседствующей с нашей — по городам и весям оным».


Автор:
Алексей Погребной-Александров 
Aleksey Pogrebnoj-Alexandroff



ББК:
80/84
УДК:
80
Опубликовано:
2015
Дата публикации:
1979-2015


Язык оригинала:
русский

Издание:


Серия:
Занимательная этимология, и/или… — эти мол, логические размышления.
Издательство:
US CS, inc.
Страниц:
228


Ссылки в «Традиции»: В Сети:


«Новое русское слово, — со старыми заплатами: в форме не расширенного серийного издания „Занимательная этимология, и/или… — эти мол, логические размышления“, кои есть, в причин… но видимых изысканиях не токмо словесности русской и иноземноставшей, а и соседствующей с нашей — по городам и весям оным».

Описание[править]

В очередной книге сборных работ Алексея Николаевича Погребного-Александрова «Русское произношение слова, или, Новое русское слово, — со старыми заплатами: в форме не расширенного серийного издания „Занимательная этимология, и/или… — эти мол, логические размышления“, кои есть, в причин… но видимых изысканиях не токмо словесности русской и иноземноставшей, а и соседствующей с нашей — по городам и весям оным», Москва — Франкфурт — Париж — Нью-Йорк, 1979 ‒ 2015 гг., затронуты вопросы исторического развития русской словесности, в рамках увлекательного путешествия по миру лингвистических изысканий с графическими, морфологическими, морфемными, а также социальными или социологическими, географическими и иными составляющими слов в речи человека, при логическом анализе и обоснованиях, как с профессиональной, так и с любительской точки зрения.

О сложносоставных наименованиях народов и сообществ, — А. Н. Погребной-Александров (Pogrebnoj-Alexandroff) сообщает следующее.

Лингвистически историческая справка[править]

Во все времена́ и на любо́м простра́нстве, отде́льные се́мьи и отделя́ющиеся от них лю́ди, объединя́лись в разли́чные сою́зы и соо́бщества но́вые — для веде́ния о́бщего хозя́йства и́ли защи́ты от враго́в из банд-формирова́ний и жела́ющих поживи́ться за счёт сторо́ннего труда́, халя́вщиков. Во вре́мя обще́ния, выделя́лись каки́е-то осо́бенности — скла́дывающиеся в кра́ткость сло́гана и́ли позывно́го, станови́вшихся — впосле́дствии, и назва́нием их.

В наименова́ниях наро́дов прису́тствовали разли́чные усло́вные составля́ющие, как определя́ющие их сравни́тельные характери́стики, так и места́ исхо́да и́ли жизнеде́ятельности и обита́ния, а та́кже — не́кой шутли́вости в имена́х, и — коне́чно же, — устраше́ний, для понима́ющих язы́к проти́вника, и́ли — в назида́нии «во́ли бого́в», пе́реданных ора́кулами и ины́ми носи́телями спосо́бностей обще́ния с Ду́хами (и́ли Ду́шами) пре́дков и потусторо́ннего Ми́ра живы́х и мёртвых.

Не́которые соо́бщества именова́лись отде́льным кра́тким сло́вом, но бы́ли и таки́е, кото́рые — в назва́нии своём, носи́ли це́лые словосочета́ния и да́же кра́ткие предложе́ния, что мо́жно обнару́жить и в настоя́щее вре́мя — не отлича́ющееся си́льно уж от далёкого про́шлого (е́сли не бра́ть во внима́ние не́которые технологи́ческие осо́бенности разви́тия). Приме́ром двойно́го наименова́ния наро́да явля́ются слова́ «белору́сы» и Белору́сь (как и Белору́ссия и́ли белору́сский) — бе́лая Русь и́ли сия́ бе́лая Русь, Украи́на и украи́нцы — у кра́йны и́ли у окра́ины грани́ц и террито́рий, Росси́я и ру́сский — сия́ Рось и свято́й рус, Герма́ния и герма́нцы — сою́з уважа́емых люде́й, Алема́ния — э́то и е́сть лю́ди, Этру́ск (а́но) — эт ру ск (ан нон), Херу́ск — це ру ск, Рус и ру́сск(ий) — рус ск (и е), и́ли — свято́й рус; Прус — «пру», напо́ристые, а возмо́жно и «пе́рво-» и́ли «пра́во-ру́сы» (пи́шущие и́ли живу́щие по пра́вую сто́рону, и́ли пра́вые в чём-то), помо́ры и т. п. И э́то не учи́тывая а́фро-америка́нцев, ха́лха-монго́лов, фра́нко-швейца́рцев, бара-бодо́, финля́ндцев (земля́ фи́нов), самое́дов (самоди́йцы, самоя́дь), ко́ми-зыря́н, ко́ми-иже́мцев, ко́ми-пермяко́в, ко́ми-язьви́нцев (или ко́ми-я́зьвинцев), кры́мских тата́р, кото́рые не про́сто тата́ры (та́та-ар — с земе́ль отцо́в), а́нгло-са́ксов (как и отде́льных — а́нглов и са́ксов, а та́кже — брита́нцев), ру́сских не́мцев и́ли го́рских, грузи́нских, буха́рских, йе́менских, эфио́пских и т. п. евре́ев (кото́рые так и имену́ют себя́, — определя́я иуде́йскую ра́зницу) и т. д. В да́нном слу́чае, не учи́тывается и администрати́вный формали́зм — с за́писями в докуме́нтах, — а не самоназва́ние наро́дов.

Что-то, — из доше́дшего до нас, — не явля́лось реа́льным наименова́нием того́ и́ли ино́го сою́за племён и наро́дов, одна́ко — отража́ло отноше́ние к ним сосе́дей и́ли при́шлых во́инов, а возмо́жно и пало́мников. Ко́е-что, — из наименова́ний, — дошло́ до нас в искажённой фо́рме диалекти́ческого и инозе́много го́вора. Каки́е-то заи́мствования яви́лись противополо́жностью в пренебреже́нии к отде́льным лю́дям про́шлого и ста́ли нести́ не́сколько ино́й хара́ктер значе́ний, в слова́х и те́рминах, как — ци́ники и́ли киники́йцы.

В како́й-то истори́ческий пери́од разви́тия и сосуществова́ния наро́дов, их наименова́ния могли́ меня́ться — при объедине́нии и́ли разделе́нии и вражды́. Одно́ из ра́нних и промежу́точных наименова́ний ру́сских наро́дов бы́ло «Роусьс’ки́й», образо́ванное от слия́ния слов Рось и Русь — при добавле́нии «свя́тости» и́ли «возвы́шенности» в сло́ве «ский», ста́вшим впосле́дствии лишь ничего́ незна́чащим су́ффиксом и́ли приста́вкой — «ск». И зде́сь соверше́нно нет и не́было отли́чий, в образова́нии имён ли́чных и фами́льных впосле́дствии, и́ли — в назва́нии племенны́х сою́зов и ины́х обще́ственных формирова́ний.

Коне́чно же, не зна́я языка́ и составля́ющих того́ и́ли ино́го сло́ва, тру́дно осозна́ть и сло́жность в заи́мствовании кальки́рованных и транс-литерату́рных наименова́ний наро́дов, кото́рые для иностра́нца и да́же для не́которого совреме́нного поколе́ния, — с искажённым диале́ктом пра́щуров, — всегда́ бу́дут каза́ться одни́м и еди́ным те́рмином.

Нельзя́ утвержда́ть, что соверше́нно не существова́ло и подо́бий в вариа́нтах совреме́нных словофо́рм в далёком про́шлом, — лишь по той причи́не, что до на́шей совреме́нности не дошло́ лингвисти́ческих составля́ющих, в фо́рме графе́м на носи́телях информа́ции, в то́чно-тако́м же ви́де. Пи́сьменность не всегда́ отража́ла и отража́ет ре́чь челове́ка в по́лной ме́ре, и — тем бо́лее, в предположе́ниях иссле́дователей дре́вней слове́сности, да́же в том слу́чае, е́сли мы име́ем поясне́ния того́ и́ли ино́го «учёного» (писа́теля, скази́теля и́ли ска́зочника и филосо́фствующего поэ́та) про́шлого. Где вероя́тность того́, что э́то не его́ и́ли её умозаключе́ния, а не реа́лии персона́льной наблюда́тельности в обще́нии? Хотя́ и обще́ние, — в да́нном слу́чае, — нельзя́ рассма́тривать за неоспори́мый факт доказа́тельства и́стины, е́сли в ва́ми иностра́нец, и — ре́чь его́, осозна́ют не по пра́ву родства́ и одноро́дности воспита́ния во взросле́нии.

Как и в настоя́щее вре́мя, бы́ли места́ на на́шей плане́те и лю́ди в соо́бществах и сою́зах состоя́щие, кото́рые не оста́вили пи́сьменности свое́й (как крестья́нин в по́ле и́ли пу́тник без записно́й кни́жки), но вполне́ возмо́жно — обща́лись так же как и мы, в совреме́нности; забыва́я слова́ бо́лее ста́рые и обрета́я но́вые, а — со вре́менем и мигра́циями, — та́кже восстана́вливая слове́сность свою́ от встре́чных и сосе́дствующих, и — соверше́нно не обяза́тельно, что — в не́сколько искажённом ви́де: что-то могло́ бы́ть возвращено́ и в досло́вностях забы́тых кем-то и когда́-то переска́зов.

Краткая информация об авторе[править]

Алексей Николаевич Погребной-Александров (лат. Aleksey Pogrebnoj-Alexandroff), доктор философии, биолог, инженер-зоолог; в прошлом — рабочий, экскурсовод и заведующий научно-просветительным отделом карагандинского зоопарка, лектор общества Знание, активист всесоюзного общества охраны природы, методист областного научно-методического центра управления культуры облисполкома, общественно-политический деятель, лауреат и медалист ВДНХ СССР, президент и директор школы милосердия, а также — фонда и объединения гражданских инициатив и народной дипломатии (ОГИ), организатор и вдохновитель идей развития международных словарно-энциклопедических проектов в интернете на основе вики-программирования, инклюзионист, космополит и гражданин Мира, свободный и не принадлежащий ни одной политической системе человек, участник многих интернет-проектов и вдохновитель многих идей, сайтов и порталов; русский поэт, писатель, учёный и исследователь времён советского и пост-советского периода — второй половины XX, начала XXI веков.

Главы из книги[править]

Я, ты, он, она… Вместе, — целая страна![править]

Личные местоимения… Мы обращаемся друг к другу, используя безликие слова, и — иной раз, — задумываемся над тем, почему же некоторые из них не стыкуются с традициями и правилами русской словесности… Почему при обращении к персоне в единственном лице, звучит — множественное? Это шизофрения, алкогольный бред — с двоением и троением в глазах; чиноугодничество или чинопочитание, маразм или рабская… — холопская и халдейская привычка, промежуточного прошлого, от которой трудно избавиться и современным поколениям? Разве такое было всегда и во все времена, на земле русской? Нет, — небыло.

Как же на Руси выкать-то стали?[править]

Как довели до абсурда использование русско-славянских местоимений? Как довели до абсурда безликие местоимения «ты» и «вы»? Да очень просто.

Заставь дурака Богу молится, — как говаривали предки нашей далёкой древности, — он и лоб расшибёт. И небеспочвенно ведь говорили. До сих пор вторят современники, от случая к случаю. О том, когда появилась условная традиция выкать персоне в единственном лице, — задаются вопросом не многие. Кто-то знает, кто-то и не задумывается. Для кого-то это стало на столько привычным, что и осознать трудно правильность, и — конечно же, попытаться исправить положение дел. Некто утверждает, что выкать — традиция Запада, и была она привнесена нам Петром — в подражании и заимствовании. А случилось это в то же самое время, когда первый император России (до того, — Московия была лишь, или — Московское княжество, Московское царство, Тартария московская и Московская орда) отменил русский календарь, и… история потеряла Лет 5509 — от сотворения мира в Звёздном храме, а то и — по-боле того будет: памятного и легендарного — из забыто и забито. Да и Запад, тут — к слову, — не при чём: там тоже «тыкали» и «выкали» вполне уместно, и — лишь к месту, да по надобности. Толмачи — скорее всего, — что-то не учли, иль — недоразумели (в подборе синонимов для пояснений). Да и как можно было уразуметь что-то, когда — рождались в одном месте, с детства воспитывались в другом или с няньками иноземными, а затем… шли в люди — учить уму-разуму, — совсем на иные земли (о которых слыхом не слыхивали иль знали, порой — о жизни той, — лишь понаслышке).

Многие современники, — обучавшиеся в советских национальных школах, — речи русской, в полной мере недопонимают, а что уж о забугорных дьячках и студентишках прошлого поминать: с их, русско-славянского — нераздельного письма, осознанием, а зачастую и без огласовок записанного. Ещё же, и важности нагнать надо было: таинств заморских напустить, народ «необученный» принизить словами непонятными (особенно, когда не знаешь перевода и соответствий местного диалекта). А народ-то наш — гостеприимен и наивен был: привечал путника — накормить, напоить гостя старался, и… спать укладывал (как чукчи до сих пор делают, к дочерям и жёнам подкладывая) рядышком.

Так и жили — не тужили (в язычестве): с природой в ладу были; богов и силы природные с духами на Ты величали, почетая предков своих с пращурами божественными. Гордились прошлым, при этом, не забывая кто они — чьими потомками на Свет божий явили ся.

Не понимаю, как можно выкать на человека, когда он в единственном лице: представляет лишь самого себя и своё собственное мнение. Неужели раздвоение личности или вновь нетрезвый взгляд в противоположную сторону? Это же должно быть просторечное хамское неуважение к собеседнику и человеку, при постоянном обращении — Вы…

Общаясь при встрече и выводя в письменном виде обращение «Вы», мы, вроде бы выражаем своё «почтительное» и «уважительное отношение» к тому или иному человеку: к вышестоящему по рангу или сословию, старшинству и незнакомцу, что — возможно, привычно с детства и кажется — обращение во множественном числе к отдельно-взятой персоне, — принято издревле. Но почему же, родным и близким мы говорим — ты? Неужели мы уважаем их меньше, чем чужих?

Не странно ли, что и к Богу или к Высшим силам, мы тоже обращаемся на равных и в единственном числе — Ты (…да святится имя Твоё; Да придёт Царствие Твое; да будет воля Твоя во веки веков), а ко всякому мелкому чинуше и начальствующему персоналию — на Вы? Неужели — Творец всего Сущего, меньшего уважения достоин, чем любой проходимец у власти или некий прохожий на улице, к которому мы обращаемся во множественном числе и на — Вы, с большой буквы? Мы обращаемся к святым и к святыням нашим, на ты, а к грешным… — на, Вы?! Парадокс и абсурд.

Может быть дело не в неком — нашем, уважении, а в чём-то ещё? Давайте обратимся в прошлое, дабы понять и осознать причин.., но — следственные связи: …откуда ноги растут — у явления этого, и — с чего же голова гнить начала, с брюхом подпорченным.

У всех народов и во всех языках, прошлых и уж очень древних для нас: древнегреческом, латинском, славянском и древнерусском… обращение к любой персоне — в единственном числе, было лишь на «ты». И это вполне понятно: коль един человек (не учитывая отца, сына и святого духа — их, иль отдельного от них, — не важно), то и говорить, — обращаясь к каждому по-отдельности, — необходимо в единственном числе, — «ты» (мой дорогой, любимы, уважаемый, ситный друг и т. д.).

Ты, — мне сказать,
иль — Вы, — печатать сноще?
 — …на Ты, или на Вы вас величать?
Порою, мне послать подальше проще,
Того, кто всем привык без у́стали кричать,
Чтобы его, иль даму в интернете,
Ценил, ува́жал и приве́тил,
И хамство снёс, и всё простил,
За глупость поблагодарил,
И непременно —
С рабским видом,
На «Вы» боярский чин просил;
Был снисходительным к советам,
И молча слушал вас, при этом,
Не пререкаясь каждый раз,
Коль не согласен… —
Вне́мли нас!

***

Резонно ли предъявлять какие-либо претензии человеку и требовать некого «уважения» в интернете, анонимам, задаваясь вопросом на «Вы» или на «ты», даже — если они самостоятельно и добровольно именовались интернетовским ником, позывным или кличкой?

Вопрос конечно интересный, и я бы заметил — не спорный. Конечно же, — нет!

Прежде всего, — представьтесь. И не обязательно, скоропостижно или Богу. Сообществу и собеседнику по комментариям, хотя бы. Необходимо самим уважительно относиться к оппоненту. И… — кроме того, что выше было изложено, — предъявите полные данные о себе: реальную фамилию, имя и отчество, полную дату рождения или хотя бы год, фотокопию паспорта — в подтверждение; сообщите о своей профессии, предоставив диплом об образовании и справку с места работы, а также не забудьте упомянуть о сексуальной ориентации, и… вот только тогда!.. я и многие другие, подумают — как обращаться к той или иной виртуальной персоне: ты, или — во множественном числе, на — Вы (посылать).

Да!.. — чуть не забыл: ещё и фотографию — вместо аватара или отсутствия такового вообще (как у некоторых, надменно предъявляющих претензии оппонентам и иным виртуальным участникам форумов и социальных сайтов бескрайнего интернета), — в профиль и в фаз, или — копию документа, подтверждающего личность не забудьте в соответствующее место загрузить, чтобы всем видно было с кем дело имеешь (женщиной, мужчиной, стариком или старухой, почтенной дамой или кавалером, ментом, учителем, профессором, студентом, школьником или ребёнком, и т. д.).

Вот, уж — звёздный недуг и болезненный эгоизм у кого, проявляется в полной мере неонарциссцизма: скрываясь под безымянностью и отсутствием реальных фотографий в виртуальном пространстве, они — уверены, что все!.. знают их и обязаны!.. обращаться к «их величествам и высочествам» лишь исключительно и высокопарно, на — Вы.

Предполагается, что впервые — обращаться к себе, как к множеству, в единственном лице и строго — на Вы, — потребовал кто-то из римских императоров (выражая волю народа и единство их в его олицетворении). А ежели императора величать на Вы, то и приближённые чиновники, при дворе его — не хуже. Целостность власти всё же. По примеру высшего управителя и императора, и себя — лишь на «Вы», и не меньше величия — от черни и рабов, а то и от горожан вольных, Империи той, — требовать стали. И рванула платина гордыни высокомерной сверху до низу потоком грязи и унижений. Каждый «пуп Земли» мнил себя «значимым и важным — императором, — хоть и маленьким», требуя тех же «почестей» и «уважения» для себя любимого.

«Я тебе, — холоп, — не просто „я“ теперь. Меня много: — в роду, семье и в обществе. Я теперь, это — Мы, исключительно!» И до того эта идея и увлечение модное по нраву и вкусу пришлась в империи, что распространилась по Европе в бытность римского владычества. В английском, так вообще уж о «ты» забывать стали: все, — по-большему своему, — на псевдо- «вы» стараются общаться, хотя — без «сиров» и «сэров» вполне обходятся (подменяя этим некую уважительность и множественность числа).

Булат Окуджава как-то сделал вольный перевод романса польской поэтессы Агнешки Осеецкой, под наименованием: — Зачем мы перешли на «ты»?

К чему нам быть на «ты», к чему?
Мы искушаем расстоянье.
Милее сердцу и уму,
Стариное: я — пан, Вы — пани.
Какими прежде были мы…
Приятно, что ни говорите,
Услышать из вечерней тьмы:
«Пожалуйста, не уходите».
Я муки адские терплю,
А нужно, в сущности, немного —
Вдруг прошептать: «я Вас люблю,
Мой друг, без Вас мне одиноко».
Зачем мы перешли на «ты»?
За это нам и перепало —
На грош любви и простоты,
А что-то главное пропало.

***

Испокон веков люди на Руси обращались друг к другу лишь на ты. Даже к Богу взывали, — Ты. Ивану Грозному говорили «ты, царь (батюшка)», и он не обижался. Ибо естественно и вполне нормально, обращение на — ты, а не «Вы»: к персоне в лице единственном, каковой она и является в любом случае.

«Выканье» к нам, на Русь, или — в Российскую империю, пришло относительно недавно, — в петровские времена реформ и преобразований, как некая заморская штучка в новомодном веянии с Запада (и нерусским духом инквизиции пахнуло). В те времена правления «Великого Петра, Первого» много чего из западных обычаев в приказном порядке в русское сознание внедрялось. И выканье, было одним из таких нововведений (дабы оправдать вечно пьяное своё состояние и двоение в глазах наверное).

Не пристало «выкать» вольному народу скитальцев и варваров, и оно вполне могло бы не привиться нам вовсе, если бы ни российский «Табель о рангах», введённый Петром в 1722 году, согласно которому ко всем вышестоящим государственным чинам надлежало обращаться на «Вы», и величать их (при этом) каким-нибудь «Вашим благо-высокородием». За нарушение указа, полагался штраф — в размере двухмесячного жалования, причём!.. — назначен оный мог быть, как за «тыканье» вышестоящему чину, так и за «выканье» нижестоящему. Если же учесть, что треть штрафа полагалась честному и справному — стоящему на страже закона, — доносителю, — то… нарушать волю царя-императора было небезопасно.

Вот таким образом, в России, насильственно и под угрозой штрафных санкций, ввели западное «выканье».

Простому человеку, понятно, тыкали все кому не лень и по любому поводу: он же — простой мужик, а мы тут с эдаким европейским выпендрёжем все из себя — в париках и с бантами; уважаем только себе-подобных — кто в одном свете высшем бирюльки и цацки иноземные признаёт и по нашим правилам в игры социальные играет. И при этом, — что очень важно было бы заметить, — сначала обращение на «вы» вводилось, для подчёркивания важности и социального неравенства в обществе: ты к императору на «Вы», а он к тебе — на «ты» (холоп); к вышестоящим по рангу — на «Вы», а они к тебе тоже — на «ты»…

Выканье выражало лишь социальный статус и положение в социальной структуре, а совсем не уважение к человеку. Это уже потом превратное сознание само адаптирует «положение» в некое «уважение к положению», а соответственно и «псевдоуважение» с отбрасыванием первой части слова, в новом сплетении понятий. И вот тут уже появляется естественное желание человека: — чувствовать уважение окружающих и слышать уважительное обращение к себе, что порой и толкает к стремлению в «гонке по вертикали» со званиями, регалиями и конечно же — положением, в структуре власти и в обществе.

Нет… Во всех этих словах нет призыва и стремления разом и в грубой форме (как у Петра) перейти на естественное и разумное общение к персоне в единственном лице на «ты» только потому, что таковое обращение является изначальным и не страдающим раздвоением сознания или расщеплением личности. Несведущие могут не понять и даже обидеться на «этакого хама» (хотя, на обиженных воду возят и кладут кой-чего).

Хорошо это или плохо, но в обществе уже сложился некий этикет общественной полит-корректности, и — говоря друг-другу, Вы, мы условно подчёркиваем своё почтение к общепринятым правилам социальной игры с отстранённо-уважительным отношением. Подобное, вроде бы предохраняет нас от грубости, но — в то же время, — отстраняет от прямых и доверительных контактов. Доведённое до некого «абсолюта» общение, с использованием безымянного местоимения «вы» — исказившее понятие множественного числа в той же викторианской Англии, совершенно не изменила систему общественных приличий в лучшую сторону, но превратила и превращает живую жизнь людей — с их повседневным общением, в подобие марионеток и игры в условности, в которой мы — подобие фигур на шахматной доске (придуманных в эпоху ранней кастовости), совершающих движение в предписанных рамках строгих правил и условных законов лишь по своим, строго отведённым клеткам, — шаркая ножкой и важно раскланиваясь, но стыдливо пряча (при этом) озабоченные глаза краснеющего лица в широко расплывшейся, ничего не значащей улыбке. Иллюзия идеальности и счастливой жизни во взаимоотношениях, или всё то же рабство и тюрьма?

Сие лишь для того, изложено в печали,
Чтоб помнили, мы — зная изначалье,
Когда и почему — у матушки-Руси, —
В ликвидности явилась буква пси…
Исчезла кси, и — разные словечки,
Иной характер обрели и смысл…
И «выкать» стали, мы —
Лежа на тёплой печке,
И выть — на западный мотив…
Иную форму жизни воплотив,
Забыли о дружинах и бурчали…
О новых правилах мычали: —
Осмыслить, то — порою не могли,
На кой персоне говорить мне «вы»…
У этой вести суть теперь иная:
Самим нам предстоит решить,
Какую форму слова применить —
К речам и фразам в обращенье…
Я дал намёк, но ваше в нём решенье.

Возможно боги на много ближе каждому из нас, чем «человек разумный» в сообществе себе-подобных.

Я — не я, и хата не моя.[править]

Я, я — тридцать третья буква русской гражданской азбуки, буква в ряде кириллических алфавитов;

  • -я — словообразующая и слоговая единица русской словесности;
    • Я (я) — личное местоимение первого лица единственного числа.
    • «Я» — психологический термин, в определении части человеческой личности, которая осознаётся как «Я» и находится в контакте с окружающим миром посредством восприятия.
    • «Я» — различные условности в наименованиях и аббревиатурных структурах слов и терминов.
Ты…
  • -ты — слоговая единица русской словесности;
  • -ты- — словообразовательная единица, как часть видоизменяемого слова;
  • Ты / ты — самостоятельная диалектическая единица наречий или слово:
    • ты (Ты) — персональная форма обращения в виде личного местоимения второго лица единственного числа с незначительно разнящимся интонационным окрасом:
      • Ты — обращение в высшим силам без именной констатации и в единственном числе, с величайшим почтением и мольбами, к Богу;
      • Ты — вежливое обращение к человеку в единственном числе, — во время изложения информации в письменном виде, пишется с большой буквы (используется редко);
      • ты — уважительное дружественное обращение;
      • ты — доверительное обращение к собеседнику;
      • ты — обращение к сверстникам и/или незначительно старшим по возрасту людям;
      • ты — дружественное семейное обращение вне зависимости от возраста;
      • ты — обращение к детям и значительно младшим по возрасту людям;
      • ты — устаревшее презрительное обращение к холопам со стороны знати и представителей закона или органов власти;
      • ты — возможное, грубое интонационное обращение к кому-либо (в зависимости от контекста письма или речи).

Молю Тебя, и в благодати, прошу прощения ему, — рабу и сыну твоему, что создал Ты, и, по-подобью, дал дух любви и… Сатану. Ты, выше всех — величество Твоё безмерно. Ты был един во всём и каждом, что вокруг, и целостность в Тебе одна… Молю, мой Друг, не покидай в надеждах всепрощенья всё человечество — пусть даже в прегрешеньях, что было свершено им в дальние века и что свершается сейчас, пока (без осознания ошибок, без прозренья): года пройдут и верные решенья вновь обретут покой… Все думы и мечты людей, всегда с Тобой.

Мы…
  • -мы — слоговая единица русской словесности;
  • -мы- — словообразовательная единица, как часть видоизменяемого слова;
  • Мы / мы — самостоятельная диалектическая единица наречий или слово:
    • мы — обозначающая составляющая русской словесности при определении группы из двух и более лиц, включая и обобщающего в виде самого себя.
    • мы (Мы) — персональная форма обращения в виде личного местоимения первого лица множественного числа;
    • Мы (мы) — иногда, личное местоимение и от первого лица в условно единственном числе (для обозначения говорящего или пишущего о самом себе в качестве носителя каких-либо свойств, особых качеств и полномочий монарха или главы определённого сообщества, а также — ироничности, в противовес по отношению к обращению на «Вы» к какой-либо персоне в единственном числе).
    • Мы (мы) — зачастую, научно-повествовательная и лекционная условность, предполагающая некую коллективность в персональной профессиональной научной деятельности: прибавляющая веса и некой значимости в пафосной речи (при ложной скромности и нежелании показаться выскочкой или «якалкой» — при воспитании в духе советского и безликого коллективизма).

Титул великого князя Василия III Ивановича, содержал местоимение во множественном числе: «Божием благословением, Мы, Великий Государь Василий, Божиею милостию, Государь всея Руси и Великий Князь Владимирский, Московский, Новгородский, Псковский, Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, и Черниговский, и Рязанский, и Волоцкий, и Ржевский, и Белский, и Ростовский, и Ярославский, и Белоозерский, и Удорский, и Обдорский, и Кондийский, и иных».

Титул царя Петра I Алексеевича: «Божиею милостию, Мы, пресветлейший и державнейший Великий Государь Царь и Великий Князь Петр Алексеевич, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский и Великий Князь Смоленский, Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных Государь и Великий Князь Новагорода Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белоозерский, Удорский, Обдорский, Кондийский, и всея Северныя страны Повелитель и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей, и Кабардинские земли, Черкасских и Горских Князей и иных многих государств и земель, восточных и западных и северных, отчич и дедич, и наследник, и Государь, и Обладатель».

Вы…
  • -вы — слоговая единица русской словесности;
  • -вы- — словообразовательная единица, как часть видоизменяемого слова;
  • Вы / вы — самостоятельная диалектическая единица наречий или слово:
    • вы — обознача́ющая составляющая русской словесности при определении группы из двух и более лиц, исключая обобщающего в виде самого себя.
    • Вы, вы — обобщающая форма обращения в виде личного местоимения второго лица множественного числа с различным значением и интонационным окрасом, первоначально не имела единственного числа и предполагала условность представительства от того или иного сообщества:
      • Вы (вы) — уважительное обращение к старейшинам рода и семьи;
      • Вы — устаревшее обращение к знатному, сословному представителю — царю, князю, графу, боярину, дворянину и т. д., с предполагаемой условностью обращения и ко всем представителям этого сословия в целом (Было введено на территории Руси Петром I — в качестве подражательного европейской знати акта);
      • Вы — навязанное и условное обращение в виде «вежливости» к кому-либо (Петром I, за не обращение к знатному лицу или государственному чину во множественном числе, был введён штраф);
      • вы — обращение к старшему по возрасту незнакомцу в предположительном варианте большой семейственности его и фамилии;
      • вы (Вы) — презрительное обращение к представителю закона и органов власти;
      • вы — обобщающее обращение человека к группе лиц, небольшому сообществу или обществу, — в целом, — исключая самого себя, при этом обращении или разговоре.

Подобных пояснений не много-то в словарно-энциклопедических изданиях встретишь. Даже Бога на Ты величают, но страдающие гордыней — не приемлют: всё выкать требуют, Ивана Кузьмича вспоминая. Все эти, — персональные «выканья», на раздвоение личности с шизофренией смахивают.

«Ты и вы»
Пустое вы сердечным ты
Она, обмолвясь, заменила
И все счастливые мечты
В душе влюблённой возбудила.
Пред ней задумчиво стою,
Свести очей с неё нет силы;
И говорю ей: как вы милы!
И мыслю: как тебя люблю!
А. С. Пушкин

В поход на Вы![править]

…а ещё есть такое мнение, что на Руси на «Вы» — врагов называли. Позывным кличем в бою не раз призыв звучал: — Вперёд, други мои! — на Вы! — Зададим им жару! Вы — это множество, это тьма; сила обратная Свету нашему.

«Для того, чтобы понять, насколько велико значение Слова и как глубоко извращен Русский язык, а через него сознание Русского Человека, достаточно разобраться в привычных всем обращениях „Ты“ и „ВЫ“. На святой Руси никогда не обращались друг к другу во множественном числе. Даже к царю и богу обращались на „ТЫ“, ибо на истотном языке слог „ТЫ“ означает свет, а „ВЫ“ — тьму. Не даром воин, идя на врага, говорил „иду на ВЫ“, то есть на тьму» — писал в своей работе «Чаромутие…» П. А. Лукашевич, опубликованной в 1846 году.

А суть-то в чём, и… в чём же заключенье?[править]

В данном случае, при угождении высшему чину, в сознании некоторых людей произошла подмена понятий и образов. Помните о поговорке «заставь дурака Богу молиться», что изложена была в самом начале повествования по раскрытию данной темы? Вот, это — как раз, — из той же оперы. Ведь при обращении на вы, предполагалось не уважение к сословию или чиновнику и старшему, а разделение в понятиях сообщества — своего (частного) и государственного: у вас (вкупе с другими — в группе, в классе, в офисе, в конторе, в семье, в государстве, на собрании или на форуме и т. д. и т. п.), но… не у тебя (персонально — в группе, в классе, в офисе, в конторе, в семье, в государстве, на собрании или на форуме и т. д. и т. п.). Именно в соответствии этим рамкам или градациям, требовалось точное использование местоимений «ты» (человек, отдельная персона) или «вы» (в составе коллектива или власти и государства): к персоне в единственном лице, — конечно же — ты, но… если к персоне, как к представителю неделимого сообщества, то — только вы, и никак иначе. И уважение (даже с большой буквы) тут совершенно не при чём. Посему, реакция — «ты мне не тычь, я тебе не Иван Кузьмич» или «мы на брудершафт не пили» и «срать на один унитаз не садились» — является глупостью и надменно-пафосным снобизмов (зачастую, проявляемом в отсутствии аргументов оппонентам в каком-либо разговоре и/или переписке в реальном времени, перерастающем в спор).[1][2]

Примечания и сноски[править]

  1. Представлена одна из глав книги с оригинальными уточнениями и дополнениями автора.
  2. Сигнальная публикация фрагмента книги только лишь на портале социальных сетей «Одноклассники», — меньше чем за сутки, — позволила ознакомиться с материалом более чем 21-й тысячи благодарных читателей.