Новороссийск (линкор)

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Бывший итальянский дредноут Giulio Cesare, один из шести кораблей типа Dante Alighieri (Dante Alighieri, Giulio Cesare, Leonardo da Vinci, Conte di Cavour, Caio Duilio, Andrea Doria), построенных по проекту инженер-генерала Эдоардо Масдеа и спущеных на воду в 1910—1917 гг. Guilio Cesare, второй в серии, строила фирма «Ансальдо» (Генуя). Корабль был заложен 24 июня 1910 года, спущен на воду 15 октября 1911 года и вошел в строй 14 мая 1914 года. Получил девиз «Чтобы выдержать любой удар».

Служба в итальянском ВМФ[править]

Первая мировая война[править]

До начала Первой мировой войны линкор входил в состав Боевой эскадры вице-адмирала Амеро д’Асте Стелла. В августе 1914 года, с началом войны, был приписан к 1-й Боевой дивизии контр-адмирала К.Корси, поступив под командование капитана 1-го ранга Марцоло. На момент вступления Италии в войну (24 мая 1915 года) находился в главной ВМБ Таранто, уже под командованием капитана 1-го ранга Лобетти. Линкоры в Таранто находились в трехчасовой готовности, проводя в заливе эволюции и стрельбы. Их главной задачей был бой с дредноутами противника. Ни в каком другом случае рисковать ими не разрешалось.

13 марта 1916 года, прикрывая операцию по захвату ВМБ Курцола на п-ве Саббионцела, в составе дивизии перешел в Валону, а затем снова вернулся в Таранто.

В декабре 1916 года в составе дивизии стоял на рейде о. Корфу. Однако угроза подводных атак вынудила командование отвести линкоры в гавани.

В марте 1917 года вместе с остальными линкорами находился в районе южной Адриатики и Ионического моря, обеспечивая операции на островах Ионического архипелага.

Конец войны линкор встретил в Таранто. За все время боевых действий он провел 31 час на боевых заданиях и 387 часов на учениях, ни разу не встретившись с противником. В 1920 году девиз корабля сменили на «Цезарь здесь!»

Межвоенный период[править]

К 1922 году линкор прошел первую модернизацию: была изменена форма фок-мачты. Тогда же линкор лишился носового украшения — огромного орла, державшего в лапах ленту с девизом Цезаря: «Пришел. Увидел. Победил».

В августе 1923 года линкор принял участие в операции на о. Корфу.

В 1925 году претерпел более значительную модернизацию: замена системы управления артогнем, установка катапульты для запуска гидросамолета типа «Макки» М18. Для подъема самолета с воды и установки его на катапульту на верхней палубе появился кран.

В 1928 году стал учебным артиллерийским кораблем.

В 1933—1937 годах претерпел коренную модернизацию по проекту инженер-генерала Франческо Ротунди. Проект предусматривал рассверловку стволов 305-мм орудий, замену станков для повышения дальности стрельбы, усиление бронирования. «Чезаре» проходил модернизацию на верфи Кантиери дель Тиррено в Генуе с 25 октября 1933 года по 1 октября 1937 года.

Вторая мировая война[править]

6 июля 1940, после вступления Италии во Вторую мировую войну линкор вышел в стратегическом прикрытии конвоя из Неаполя в Бенгази (флаг контр-адмирала И.Кампиони, командир — капитан 1 ранга П.Вароли). 9 июля, на обратном пути из Бенгази в Таранто, эскажра встретилась у м. Пунта Стило с английским Средиземноморским флотом. В 16:00 381-мм снаряд с английского линкора Warspite попал в середину корпуса «Чезаре» и вызвал пожар. Дым вентиляторами засосало в котельные отделения, и четыре котла вышли из строя, вызвав падение скорости с 26 до 18 узлов. Под прикрытием дымовой завесы и эсминцев флагману в 16:45 удалось оторваться от противника. В Таранто он стал на ремонт: были разрушены легкие орудия, часть надстроек, требовали починки четыре котла. 115 членов экипажа были убиты или ранены.

После ремонта, 30 августа в составе мощного соединения вышел в море на перехват очередного английского конвоя в Александрию. Однако британская авиаразведка сумела обнаружить противника, и конвой отвернул на юг. Сильный шторм и нехватка топлива у эсминцев заставили итальянцев вернуться в Таранто.

В ночь с 11 на 12 ноября 1940 года около 20 самолетов с британского авианосца Illustrious атаковали итальянские линейные корабли в гавани ВМБ Таранто. Уцелевший «Чезаре» ушел в Неаполь, а потом в Сицилию.

27 ноября в составе эскадры под командованием вице-адмирала Кампиони вышел к Сицилийскому каналу для перехвата очередного английского конвоя на Мальту. В результате боя с объединенными силами англичан под командованием адмирала Сомервилла обе стороны получили незначительные повреждения. Когда в небе появились самолеты с авианосца Ark Royal, Кампиони дал приказ на отход.

В декабре 1940 года итальянский флот был реорганизован. «Чезаре» вошел в 5-ю Боевую дивизию.

Ночью 8—9 января 1941 года английская авиация с Мальты и греческих баз произвела налет на Неаполь. Стоявший там «Чезаре» получил повреждения от близких разрывов трех бомб и в сопровождении «Венето» ушел в Специю на месячный ремонт.

9 февраля 1941 года «Чезаре» в составе эскадры вышел на перехват британского флота, обстрелявшего Геную, но безрезультатно.

К августу в Италии начались перебои с поставкой топлива, и к операциям на море стали привлекать только новые линкоры. В бой же им разрешалось вступать только при заметном преимуществе. Однако к концу 1941 года, когда кораблей для прикрытия конвоев стало не хватать, «Чезаре» пришлось совершить два выхода в море.

3—5 января 1942 года «Чезаре» вышел в последний боевой поход, прикрыая конвой в Северную Африку, после чего был выведен из действующего флота. Помимо нехватки топлива выяснилось, что из-за недостатков конструкции линкор мог погибнуть от одного торпедного попадания. Использовать его в условиях господства союзной авиации в воздухе было рискованно. Большую часть экипажа списали на другие корабли и в штабы эскортных конвойных групп.

До конца 1942 года «Чезаре» стоял в Таранто, а в январе 1943 года перешел в Полу, где был до конца войны превращен в пловучую казарму. Всего за кампанию 1940—1943 гг. «Чезаре» совершил 38 боевых выходов в море, пройдя 16 947 миль за 912 ходовых часов, израсходовав 12 697 т нефти.

После заключения перемирия «Чезаре» вернулся в Таранто, а 12 сентября под командованием капитана 2-го ранга В.Карминати последним из итальянских линкоров прибыл на Мальту. Во время перехода на корабле не было части экипажа, не все повреждения были устранены, почти весь путь был проделан без эскорта. В условиях постоянной угрозы нападения немецких торпедных катеров и авиации этот переход можно считать единственной героической страницей в истории «Чезаре». Сначала союзное командование решило оставить итальянские линкоры на Мальте под своим прямым контролем, но в июне 1944 года трем самым старым, включая «Чезаре», разрешили вернуться в итальянский порт Аугуста для использования в учебных целях.

Служба в советском ВМФ[править]

Передача и ремонт[править]

После выхода Италии из войны страны-победительницы разделили итальянские боевые корабли в счет репараций. Советский Союз претендовал на новые линкоры типа «Литторио», однако ему достался лишь устаревший «Джулио Чезаре». Сразу получить корабль не удалось, поэтому англичане временно передали СССР свой старый дредноут Royal Sovereign, получивший в советском флоте название «Архангельск». В 1948 году, после того, как «Чезаре» отправился в советский порт, «Архангельск» был возвращен Англии для разделки на металлолом.

Хотя к концу войны в строю из советских тяжелых кораблей оставались лишь два старых линкора — «Севастополь» и «Октябрьская революция», — СССР все еще имел амбициозные планы по строительству линейных кораблей, и для подготовки экипажей планировалось использовать «Чезаре».

9 декабря 1948 года «Чезаре» покинул ВМБ Таранто и перешел в Аугусту, откуда 15 декабря направился в албанский порт Влера (Валона). Там 3 февраля 1949 года состоялась передача линкора, получившего временное обозначение Z11, советской комиссии, во главе с контр-адмиралом Г. И. Левченко. 6 февраля на корабле был поднят военно-морской флаг СССР, а через две недели он вышел в Севастополь, прибыв в новую базу 26 февраля. Приказом по Черноморскому флоту от 5 марта 1949 года линкору присвоили название «Новороссийск».

Полученный корабль находился в крайне запущенном состоянии, поскольку с 1943 по 1948 год он стоял на приколе с минимальной командой и без надлежащего технического обслуживания. Непосредственно перед передачей Советскому Союзу линкор прошел небольшой ремонт, каснувшийся в основном электромеханической части.

В удовлетворительном состоянии находились основная часть вооружения, главная энергетическая установка и основные корпусные конструкции ниже броневой палубы. В очень плохом состоянии находились общекорабельные системы — трубопроводы, арматура, обслуживающие механизмы. В нерабочем состоянии были аварийные дизель-генераторы. Эксплуатационная техническая документация и документация по непотопляемости практически отсутствовала — пользоваться разрозненными документами на итальянском языке не могли, поскольку никто не владел итальянским. Присланные переводчики были беспомощны, поскольку не владели специальной терминологией. Внутрикорабельная связь, радиосвязь почти отсутствовали, а радиолокаторов и зенитной артиллерии малого калибра не было вообще.

Условия жизни экипажа не соответствовали ни климатическим особенностям Черноморского региона, ни организации службы советского флота, поскольку при стоянке в базе итальянские экипажи жили в береговых казармах, а в плавании их рацион состоял из макарон, сухого вина и оливкового масла. Первое время питание моряков обеспечивалось несколькими армейскими походными кухнями, размещенными на верхней палубе. Двух- и трехъярусные койки были размещены буквально «впритык» в проходных кубриках. В холодное время в кубриках под палубой полубака личный состав находился под сплошным конденсатным «дождем» от обильного отпотевания.

В середине мая 1949 года линкор поставили в Северный док Севастополя для очистки и ремонта подводной части. В неудовлетворительном состоянии оказалась забортная арматура. Почти полностью заросли ракушкой трубопроводы пожарной системы, пропускная способность которых уменьшилась в несколько раз.

Флагман Черноморского Флота[править]

В июле 1949 года «Новороссийск» принял участие в маневрах Черноморской эскадры в качестве флагмана. Его вооружение и системы управления огнем уже не соответствовали требованиям времени, механизмы были запущенном состоянии. В последующие шесть лет на корабле постепенно был выполнен значительный объем работ по ремонту, частичной замене и модернизации боевых и технических средств. С 1950 по 1955 год линкор семь раз находился в заводском ремонте:

  • июль 1950 года — текущий ремонт, Севморзавод;
  • 29 апреля — 22 июня 1951 года — докование, Севморзавод;
  • октябрь 1951 года — текущий ремонт, Севморзавод;
  • июнь 1952 года — отдельные работы, СРЗ № 13;
  • ноябрь 1954 года — текущий ремонт, Севморзавод;
  • 13 февраля — 29 марта 1955 года — докование, Севморзавод.

В ходе проделанных работ на линкоре установили советские зенитные автоматы (24 спаренные установки 37-мм автоматов В-11, 6 37-мм одноствольных автоматов 70-К) и радиолокационную станцию «Залп-М», переделали фок-мачту, модернизировали приборы управления стрельбой главного калибра, установили средства радиосвязи и внутрикорабсльной связи, заменили аварийные дизель-генераторы, провели частичный ремонт главных и вспомогательных механизмов (в частности, установили новые турбины Харьковского завода, благодаря чему линкор показал скорость в 27 узлов). Однако недостатков так и не был устранен вплоть до октября 1955 года.

От идеи перевооружить линкор отечественными 305/52-мм орудиями отказались и даже начали производство боезапаса для итальянских орудий.

Модернизационные работы вызвали небольшую дополнительную перегрузку корабля (примерно на 130 т) и уменьшение остойчивости (поперечной метацентрической высоты на 0,03 м).

В мае 1955 года «Новороссийск» вошел в строй Черноморского флота и до конца октября несколько раз выходил в море, отрабатывая задачи по боевой подготовке. На тот момент, несмотря на преклонный возраст, это был самый сильный боевой корабль в СССР.

Гибель линкора[править]

Вечером 28 октября 1955 года линкор вернулся из похода для участия в празднованиях по случаю столетия обороны Севастополя и занял место на «бочке» № 3 в районе Морского Госпиталя (глубина 17 м воды и около 30 м вязкого ила). Швартовка прошла нештатно — неопытный старпом, капитан 2-го ранга Хуршудов, проскочил нужное место на полкорпуса. После швартовки часть экипажа, включая командира, убыла на берег. Старшим офицером остался старпом.

29 октября в 1 час 31 минуту под корпусом корабля с правого борта в носу раздался взрыв, эквивалентный 1000—1200 кг тротила, насквозь пробивший корпус линкора и пробивший в подводной части дыру в 150 кв. м. Поскольку в месте взрыва находились носовые кубрики, сразу погибло от 150 до 175 человек.

Линкор пытались отбуксировать на мелководье, но прибывший на корабль командующий Черноморским флотом вице-адмирал Пархоменко приостановил начатую буксировку. Запоздалое приказание о возобновлении буксировки оказалось бессмысленным: носовая часть уже села на грунт. Не сразу адмирал позволил и эвакуировать незанятых в спасательных работах моряков, которых на юте скопилось до тысячи человек. Когда решение об эвакуации было принято, крен корабля начал стремительно нарастать. В 4 часа 14 минут линкор лег на левый борт и через мгновение уткнулся мачтами в грунт. В 22 часа того же дня корпус полностью исчез под водой.

В катастрофе погибло 604 человека, включая аварийные партии с других кораблей эскадры. Многие были заперты в отсеках опрокинувшегося корабля — из них удалось спасти лишь девять человек (семерых через прорезанное в кормовой части днища отверстие и двоих их из-под палубы юта, неплотно прилегавшей к грунту).

Летом 1956 года экспедиция особого назначения ЭОН-35 приступила к подъему линкора методом продувания. При продувке одновременно использовались 24 компрессора общей производительностью 120—150 м3 свободного воздуха в минуту). Подготовительные работы завершились в апреле 1957 года и с 30 апреля начали предварительную продувку. Генеральную продувку начали 4 мая, и в тот же день линкор всплыл кверху килем — сначала носовая оконечность, а потом корма. Днище поднялось над водой примерно на 4 м. При подъеме корабля на дне осталась третья башня главного калибра, которую пришлось поднимать отдельно.

14 (по другим данным 28) мая корабль отбуксировали в Казачью бухту (куда был пробит соответствующий фарватер) и перевернули. В дальнейшем корабль был разобран на металл и передан на завод «Запорожсталь». Стволы 320-мм орудий до 1971 года лежали напротив Морского училища, дальнейшая их судьба неизвестна.

Версии о причинах взрыва[править]

Первая версия[править]

Взрыв корабельного боезапаса. Эта версия отпала после обследования корпуса: характер разрушений указывал на то, что взрыв произошел снаружи.

Официальная версия[править]

Согласно официальной версии, выдвинутой правительственной комиссией, линкор подорвался на донной магнитной мине, установленной немцами в 1944 году при уходе из Севастополя. Однако источники электропитания вытраленных в 1950-х годах донных мин оказывались разряженными, а взрыватели — неработоспособными.

Диверсия[править]

В выводах комиссии не исключалась возможность диверсии. Накануне передачи линкора СССР в Италии открыто звучали призывы не допустить того, чтобы гордость итальянского флота оказалась под советским флагом. Кроме того, как удалось установить из архивных документов, планировалось подготовить 320-миллиметровый главный калибр «Новороссийска» для стрельбы снарядами с ядерной начинкой. По некоторым сведениям, как раз накануне линкор после долгих неудач отстрелялся экспериментальными спецснарядами (без ядерного заряда) по учебным мишеням.

Силы и средства для диверсии в послевоенной Италии имелись. Во время войны на Черном и Средиземном морях действовали итальянские подводные диверсанты из «Децима МАС» — 10-й флотилии штурмовых средств, которой командовал «черный князь» Валерио Боргезе. Во время войны 10-я флотилия базировалась в портах Крыма, а после войны в полуподпольном виде продолжила существование.

Как свидетельствуют рассекреченные разведывательные сводки штаба Черноморского флота, по весьма странному совпадению именно в самом конце октября итальянские торговые суда к 29 октября 1955 года дружно покинули акваторию порта, а князь Боргезе вскоре после подрыва «Новороссийска» переселился в Испанию. Зарубежная пресса сообщала, что за выполнение некоего специального задания высшими военными наградами была отмечена группа итальянских военнослужащих.

Ссылки[править]