Павел Крупкин:Проблемы либерализма в России

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Введение[править]

Порыв советских людей к свободе в конце 80-х годов ХХ века запустил социально-политические процессы, которые привели к коллапсу советской системы, распаду СССР, и «либеральным» реформам 90-х годов в России. По итогам реформ к концу 90-х годов оказалось, что основная масса населения России была погружена в нищету и лишилась даже тех «куцых» свобод, которые она имела в СССР. Большинство людей были определены в «лохи», их средний доход едва обеспечивал пропитание семей, о каком-то развитии человеческого капитала не было и речи. Так называемые «демократы» поддержали автократический переворот 93-го года, и активно учавствовали в издевательстве над выборами 96-го года. Естественным результатом данной политики было то, что электоральная поддержка «заводил» реформ 90-х упала «ниже плинтуса», а эсплуатируемые ими слова «либерал» и «демократ» приобрели уничижительные двойники в народном жаргоне – элите 90-х удалось сделать то, что безуспешно пытались реализовать идеологи ЦК КПСС – привить народу отвращение к западным ценностям.

Данная работа посвящена анализу происшедшего с точки зрения классической либеральной теории. Выявлены онтологические основы того, почему проводившаяся политика не имела ничего общего (кроме словесного оформления) с реальным освобождением людей [1], вследствие чего носителей данной политики имеет смысл начать идентифицировать через добавление к их самоидентификации приставки «псевдо-» - псевдо-либералы.

В работе также предложен механизм неудач вестернизации традиционных обществ.

Парадокс свободы и другие элементы либеральной теории[править]

С точки зрения либеральной теории то, что произошло в стране в 90-е годы является результатом практической реализации хорошо известного в теории либерализма парадокса свободы, открытого еще Платоном. «Этот парадокс может быть сформулирован следующим образом: неограниченная свобода ведет к своей противоположности, поскольку без защиты и ограничения со стороны закона свобода необходимо приводит к тирании сильных над слабыми. Этот парадокс, в смутной форме восстановленный Руссо, был разрешен Кантом, который потребовал, чтобы свобода каждого человека была ограничена, но не далее тех пределов, которые необходимы для обеспечения равной степени свободы для всех.»[2] Возникает вопрос: Что, теоретики реформ 90-х не знали об этом парадоксе? Они не знали о решении Канта? Мне это кажется маловероятным. Скорее они сознательно пошли на ограничение круга «достойных», выбрав вместо эгалитарной модели будущего общества элитарную модель с собой в качестве нового господствующего класса.

Данный момент также хорошо проработан в рамках либеральной теории. Проблема определения круга «равных», когда мы говорим о свободе, обсуждалась, например, Валлерстайном: «...Являются ли права [человека – ПК] абсолютными, или же они ограничены некими рациональными оценками последствий их применения? ... Последний вопрос может показаться неожиданным. Разве не очевидно, что верный ответ — "все"? Вовсе нет! На самом деле такого никто и никогда не заявлял. Например, почти повсеместо признано, что такими правами не обладают несовершеннолетние, или по крайней мере не все несовершеннолетние, с очевидным основанием, что умственные способности несовершеннолетних не позволяют им пользоваться этими правами разумно и безопасно для себя и для других. Но если исключены несовершеннолетние, то как насчет впавших в маразм стариков, грудных младенцев, социопатов, преступников? А потом список можно будет продолжать до бесконечности: как насчет подростков, невротиков, военнослужащих, неграмотных, бедных, женщин? Где та очевидная линия, которая отделяет способность от неспособности? Такой линии, конечно же, не существует, и уж точно не существует такой линии, которая определялась бы естественным правом. Таким образом, оказывается, что определение лиц, на которых распространяется действие этих прав человека, неизбежно является текучим, зависящим от политики. ... »[3] Таким образом, при формальном следовании либеральной политике у власть имущих имеется постоянное искушение ограничить круг «равных в правах». Получаем очень интересное измерение либерализма, обычно скрываемое от публики – область распространения свободы в обществе. То есть в рамках либеральной идеологии равно возможны и эгалитарные общественные системы с равными возможностями для всех, и элитарные системы с допуском в зону свободы только лишь ограниченного круга «своих». В частности, классический капитализм XIX века вполне соответствует либеральной идеологии, правда с очень узким определением круга «достойных».

Будем называть идеологию первого класса общественных систем – систем с политикой максимально возможного расширения зоны свободы – «либерализмом-для-всех» (ЛДВ). А идеологию общественных систем, которые не озабочены максимальным расширением своего круга «достойных» - «чистым либерализмом». Понятно, что обозначенные крайние точки на оси обнаруженного измерения либерализма являются теоретическими. Реальные идеологии западных либеральных партий находятся между ними. При этом к ЛДВ тяготеют политические движения, проповедующие так называемый социальный либерализм, от которых в сторону «чистоты» либеральных принципов сдвинуты сторонники так называемого экономического либерализма. И, в принципе, данная ось во многом определяет внутреннюю политику западных стран.

Современные либеральные практики западных стран[править]

Естественно возникает вопрос: Может быть зона свободы со временем расширяется автоматически, как это проповедуют сторонники экономического либерализма? Ответом является история Нового курса Ф. Рузвельта: классовый эгоизм капиталистической олигархии – круга «избранных» классического капитализма – был сломлен лишь давлением трудящихся при поддержке государственной бюрократии и мелкой и средней буржуазии. Свобода, к сожалению, не дается просто так. За свободу надо бороться.

Почему же свобода не распространяется на всех автоматически? Механизм данного вмененного ограничения основан на том, что в либерализме нет ограничений по защите общества от индивидуума, т.е. вмененно по умолчанию индивидуум всегда прав [4]. Это обусловливает риск «приватизации» либерализма так называемыми «успешными» людьми, которые в силу своей активности, и часто беспринципности, навязывают свою волю обществу, прикрываясь либеральной фразеологией. Именно деятельность таких людей толкает общество в объятия чистого либерализма. Как уже указывалось, расцвет чистого либерализма пришелся на период с середины XIX века до середины XX века. Его экономическим воплощением стал капитализм, описанный и раскритикованный как антигуманный в трудах Маркса, и других мыслителей (в том числе и из либерального лагеря) конца XIX - начала XX века.

Хорошо известно, что спецификой определенной группы «успешных» людей на Западе является многослойность психотипа. Как минимум двухслойность. Они имеют одну модель поведения для «своих», и другую – для «других», причем для «других» часто допустим обман – например, несоответствие действий декларациям. Либерализм хорошо ложится на суб-культуру таких людей, создавая минимальный разрыв языков «внутреннего» и «внешнего» пользования. Далее, ЛДВ вместе с правами большинства переводится в область деклараций, и получается «очищенный» либерализм для немногих с аффектацией на защите прав меньшинств. Движущей силой данного механизма является узко групповой эгоизм – стремление некоторых общественных групп реализовать свои интересы за счет узурпации дополнительных ресурсов, изъятых у других групп населения.

Активность указанных групп по «зачистке» внутренней политики своих стран компенсируется активностью сторонников идеи ограничения индивидуального эгоизма для блага всех членов общества – сторонников социального либерализма. В отличие от своих оппонентов из лагеря экономического либерализма сторонники социального либерализма для достижения своих целей по расширению зоны свободы готовы использовать политические методы. Более того, у них есть четкое понимание, что только использование политики позволяет сломить эгоизм сильных мира сего [5]. Были разработаны практики государственного дирижизма для достижения целей освобождения людей и облегчения страданий наиболее несчастных групп людей. И в результате их стараний возникло западное социальное государство, которое пока обеспечивает наилучшие показатели по развитию человеческих способностей (в соответствии с методиками ООН [6]).

Механизм неудачи вестернизации незападных обществ[править]

Подмеченная закономерность – эгоистическое использование привлекательности ЛДВ людьми с многослойным психотипом – является его вмененным ограничителем при адаптации западных ценностей странами с преобладанием населения, имеющего целостный психотип, в силу того, что группы многослойных людей присутствуют в любом обществе. Даже когда общество, под впечатлением достижений социального либерализма западных стран, изначально готово принять либеральные ценности, конечный результат обычно отрицателен. Механизм такой неудачи связан с тем, что на начальных этапах адаптации либеральной идеологии «многослойные люди» преуспевает в этом быстрее других. Образуя компрадорскую группу, они находит полное понимание и поддержку «чистых либералов» Запада, вместе с которыми организует разграбление подставившейся страны и ее дальнейшую эксплуатацию. При этом компрадоры возводят непроницаемые социальные границы для эксплуатируемого большинства, и большинство, естественно, разочаровывается в такой либеральной практике, и отторгает либерализм в целом.

Отмеченный выше процесс облегчается тем, что программами продвижения либеральных ценностей на Западе руководят в основном сторонники экономического либерализма, и, к сожалению, продвижение институтов социального либерализма не закладывается ими в навязываемые развивающимся странам модернизационные проекты.

Либеральная политика в России[править]

Для реализации общества западного типа в России заинтересованной общественности необходимо научиться работать с группами «многослойных» людей. Критерии отделения либералов от псевдо-либералов могут быть построены на основе поддержки политики делохизации страны: если люди поддерживаемой ими политикой стремятся ограничить возможности развития основной массы населения страны – с очевидностью их следует отнести к группе «псевдо-».

Следует отметить, что обычно ограничение декларированных прав людей осуществляется двуми основными способами. Во-первых, экономически, когда людям не достается денежных и/или временных ресурсов на реализацию какого-то своего права, и, во-вторых, логистически – через доступ к местам реализации права или необходимой информации для реализации права. К сожалению, как показывает практика, и первый, и второй ограничители без воздействия государства не разрешаются. Даже в теории экономического либерализма ответственность за общественную инфраструктуру (2-й ограничитель) лежит на государстве.

В этом плане хорошим ориентиром может служить результаты, достигнутые западными странами. Например, если доля прибыли корпораций США на уровне 17% обеспечивает нормальное развитие самой успешной экономики мира, почему у нас этот показатель должен быть на уровне 40%? Интересно отметить, что переход СПС к подобной логике (программа «Достройка»)[7] принес свои плоды в плане роста электоральной поддержки партии, возвращая ее из политического небытия.

Или другая идея: на Западе считается, что человек должен зарабатывать свое благосостояние сам, своими личными усилиями и талантами. Эта моральная идея поддержана высоким налогом на наследство, способствующим перераспределению активов в сторону эффективного управления, если вдруг наследники оказались неэффективными собственниками. Если наша элита имеет в виду построение эгалитарного общества, то почему она поспособствовала практической отмене налога на наследство?

При желании можно найти и другие показатели, отличающие истинную либеральную позицию, соответствующую идеалам ЛДВ, от позиции российских псевдо-либералов, и их зарубежных покровителей.

Иллюстрация заявленных в данной работе тезисов:[править]

Обеднение широких масс населения России показывается таблицей 1, в которой приведены данные Госкомстата России. В 2000-м году ниже официального прожиточного минимума проживало 42,3 млн. человек, или 30% населения страны.

Табл.1. Количество нищих в России [8]:

2000 2001 2002 2003 2004
Численность населения с денежными доходами ниже величины прожиточного минимума:
  млн. человек 42,3 40 35,6 29,3 25,2
в процентах от общей численности населения 29 27,5 24,6 20,3 17,6


Следующая таблица представляет собой данный Госкомстата по распределению ВВП страны по доходам разных экономических агентов. Особенно интересно сравнить это распределение по доходам с данными по США – страной, сравнимой с Россией по финансированию социальных программ – в которой домохозяйствам достается 75%, предприятиям – 17%, бюджету – 8% . Видно, что, например, отношение прибыли компаний к зарплате в США (23%) существенно меньше, чем в России (87%)[9]. Сравнений этих показателей выявляет степень эксплуатации труда в России.

Табл.2. Распределение ВВП России по источникам доходов [10]

2000 2001 2002 2003 2004
Валовой внутренний продукт 100 100 100 100 100
в том числе:
оплата труда 40,2 43 46,7 46,9 45,8
налоги 17,1 15,7 14,1 13,5 13,9
прибыль 42,7 41,3 39,2 39,6 40,3


Хорошее обсуждение современных проблем США содержится в статье [11]. В статье показано, что несмотря на усилия республиканской администрации последних лет, вдохновленной идеями экономического либерализма, законодателям США удалось отстоять принципы американского социального государства. В этом плане интересны также данные по доходам самых богатых людей США во времени из статьи [12] (см. также 1-й рисунок по ссылке).

Заключение[править]

Таким образом, мы видим, что так называемая «либеральная» политика в России 90-х годов отнюдь не преследовала цели освобождения людей. К сожалению, многие элементы данной политики сохранились до сих пор, и тормозят развитие страны.

Ключевым моментом либерализации в настоящее время следует признать задачи делохизации общества. В частности, политика делохизации может выражаться в перераспределении общественного продукта в сторону домохозяйств [13], поскольку именно прирост количества денег у населения стимулирует создание внутреннего рынка, что, в свою очередь, создает предпосылки для роста и усиления вне-олигархического национального предпринимательства [14].

Следует также признать, что российским псевдо-либералам во многом удалось организовать продвижение страны в направлении архаизации общественной жизни и построения классического капитализма XIX века. Только эгалитарное наследие СССР еще удерживает страну от окончательного соскальзывания на указанный уровень. Однако времени остается мало – еще пара новых поколений, выросших в современных условиях, и издержки модернизации страны советского периода окажутся сделанными напрасно.

Ссылки и комментарии[править]

  1. Проводившаяся в 90-х годах в России политика может быть классифицирована как элитарная архаизация. Данная политика реализовывалась в интересах узкой группы лиц и была направлена на построение классического капитализма XIX века со всеми его недостатками: нещадной эксплуатацией наемной силы, классовыми перегородками, и т.п.
  2. Поппер К. Открытое общество и его враги, т.2.- М.: Культурная инициатива, 1992.- 528с.- С.56.
  3. Валлерстайн И. Непреодолимые противоречия либерализма: права человека и права народов в геокультуре современной миросистемы. Фрагмент книги ("Анализ мировых систем и ситуация в современном мире".- СПб: Университетская книга, 2001 г.- 416с.) // http://www.archipelag.ru/geoculture/concept/transform/antagonisms/.
  4. Данный тезис следует понимать следующим образом: Если нет убедительного обоснования того, почему человек должен быть ограничен в своих интенциях и действиях, то данные интенции и действия считаются легитимными.
  5. Поппер К. Открытое общество и его враги, т.2.- М.: Культурная инициатива, 1992.- 528с.
  6. Состояние развития человека 2006. Доклад ООН, 2006. // http://www.un.org/russian/esa/hdr/2006/hdr2006_hdi.pdf.
  7. Информация о программе «Достройка» представлена на сайте депутата Госдумы А. Бакова: http://www.bakov.ru/index.pl?idnews=news27.
  8. Данные Госкомстата http://www.gks.ru/free_doc/2006/b06_13/06-25.htm.
  9. Данные получены мной на основе источников, указанных в http://kroopkin.livejournal.com/50830.html.
  10. Данные Госкомстата http://www.gks.ru/bgd/free/b01_19/IssWWW.exe/Stg/d000/i000360r.htm.
  11. Майкл Линд (Michael Lind) Бесславный конец либертарианской политики // "The Financial Times", Великобритания, 17 августа 2006 // Русский перевод http://www.inosmi.ru/translation/229411.html.
  12. Рисунок из статьи: Власова О. Они испугались. Интервью с американским социологом Р.Лахманом // Эксперт, 2007, №8 (549). // http://www.expert.ru/printissues/expert/2007/08/interview_lahmann/.
  13. Крупкин П. Не делайте из нас лохов, Владимир Владимирович! // На злобу, 26 октября 2006 // http://www.nazlobu.ru/publications/article1057.htm.
  14. Именно слабость национально ориентированной мелкой и средней буржуазии во многом ограничивает возможности развития демократии в России, что в принципе является достаточно очевидным фактом.