Парадокс Эватла

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Эватл обучался праву у Протагора. По заключенному между ними договору, он должен был заплатить Протагору за обучение лишь в том случае, если выиграет свой первый судебный процесс. И наоборот, если он проиграет этот процесс, то не должен будет платить ничего. Закончив обучение, Эватл не стал участвовать в судебных процессах. Устав ждать, Протагор подал в суд на своего ученика. Свое требование он обосновал так:

- Каким бы не было решение суда, Эватл должен будет заплатить мне. Он либо выиграет этот свой первый процесс, либо проиграет. Если выиграет, то заплатит в силу нашего договора. Если проиграет, то заплатит согласно решению суда.

На что Эватл ответил:

- Действительно, я либо выиграю этот процесс, либо проиграю его. Если выиграю, суд освободит меня от обязанности платить. Если же решение суда будет не в мою пользу, то значит я проиграл свой первый процесс и не заплачу в силу нашего договора.

Судя по всему, Эватл тянул с участием в судебных процессах именно ради такого прецедента...

Этот парадокс относится к разновидности неразрешимомго спора. Наиболее интересное его решение приводится в книге Рэймонда Смаллиана "Как же называется эта книга?":

Суд должен вынести решение в пользу Эватла, то есть он не должен будет платить Протагору, так как к моменту начала процесса он еще не выиграл свой первый судебный процесс. Когда же суд окончится, то Протагор должен вернуться в суд и возбудить против Эватла второе дело. На этот раз суду придется вынести решение в пользу Протагора, так как к началу второго процесса Эватл уже выиграет свой первый судебный процесс.

Казалось бы, здесь все правильно. Но это решение основано на двух требованиях: максимальном учете интересов обеих сторон и максимальной справедливости. Именно поэтому первое решение суда здесь выносится в пользу Эватла. Если же не принимать во внимание максимальную справедливость, то свое первое решение суд может вынести и в пользу Протагора, что позволяет потом Эватлу оспорить это решение.

Проиллистрировать это можно на примере другого аналогичного парадокса - "Крокодил и мать":

Крокодил выхватил у египтянки, стоявшей на берегу реки, ее ребенка. На ее мольбу вернуть ребенка крокодил, пролив, как водится, крокодилову слезу, ответил:

- Твое несчастье растрогало меня, и я дам тебе шанс получить назад ребенка. Угадай, отдам я его тебе или нет. Если ответишь правильно, я верну ребенка. Если не угадаешь, я его не отдам.

Подумав, мать ответила:

- Ты не отдашь мне ребенка.

- Ты его не получишь, - заключил крокодил. - Ты либо сказала правду, либо неправду. Если то, что я не отдам ребенка - правда, я не отдам его, так как иначе сказанное не будет правдой. Если сказанное - неправда, значит, ты не угадала, и я не отдам ребенка по уговору.

Однако матери это рассуждение не показалось убедительным.

- Но ведь если я сказала правду, то ты отдашь мне ребенка, как мы договорились. Если же я не угадала, что ты не отдашь ребенка, то ты должен мне его отдать, иначе сказанное мною не будет неправдой.

Здесь уже никакие юридические нюансы (вроде того, с какого процесса наступает ответственность Эватла по договору с Протагором) не помогают, поэтому присутствующий в данном споре третейский судья с равным правом может отдать ребенка как крокодилу, так и матери, что позволяет потом противоположной стороне оспорить это решение и так до бесконечности...

Данные парадоксы очевидным образом связаны с парадоксом лжеца. Для этого возьмем такой его вариант, как парадокс Платона и Сократа:

Платон: «То, что скажет Сократ, будет ложным».
Сократ: «То, что сказал Платон, истинно».

Если в утверждении Сократа заменить "истинно" на "ложно", то получится еще одна разновидность неразрешимого спора:

Платон: «То, что скажет Сократ, будет ложным».
Сократ: «То, что сказал Платон, ложно».

В отличие от парадокса Платона и Сократа, где не может быть доказана или опровергнута их общая точка зрения, здесь обе точки зрения допустимы и равноправны. Ни одна не может быть предпочтена другой.

Но если добавить сюда еще одного учатника (например, Аристотеля), то получится еще одна разновидность парадокса лжеца:

Платон: «То, что скажет Сократ, будет ложным».
Сократ: «То, что скажет Аристотель, будет ложным».
Аристотель: «То, что сказал Сократ, ложно».

Здесь также, как и в парадоксе лжеца, одна точка зрения зависит от другой, поэтому доказывать или опровергать можно только их вместе. Как не могут ученые понять то, что достоверность чего либо, еще не подразумевает при этом, наличие при этом в этом достоверном чего либо цитировании, самой при этом праведности, со стороны того, кто и производит это самое цитирование! А то есть, соделать правду, это не значит то, что для того, что бы соделать правду нужно при этом, достоверно, без ошибок в лексическом произношении, тех букв в тексте из которых и состоит этот самый текст, произнести, сам этот текст, а наоборот, соделывать правду, это значит, то, что, что бы ее соделывать, нужно в первую очередь при этом, быть вначале при этом, праведником, пусть даже и при произношении этого текста, и ошибающимся иногда в лексическом произношении букв самого этого текста, по его собственному неведению на это! Вспомните слова, сказанные самим святым нашим Господом Богом Иисусом Христом, в его Господнем святом Евангелии, в отношении тех людей которые пытались с ним при этом спорить, о которых сам наш святой Господь Бог Иисус Христос, говорил о том, что эти спорившие с ним люди, судят по плоти, и тогда вы сможете понять, то почему современные ученые пытаясь судить по плоти, не могут разгадать парадокс "лжеца", и вообще подобные ему многие парадоксы, а если брать по большому счету, то все парадоксы можно при этом разгадать если при попытке их решения, не судить при этом по плоти в логическом анализировании смысловой сути, всех этих парадоксов! Дело в том, как бы не обижались на это сами при этом ученые, но все таки, каждый из этих всех парадоксов, представляет собой по их смысловой сути задачки в виде не очень сложных при этом ребусов, которые складывают специально для того, что бы их решали при этом дети! Ребенок и то, мог бы разгадать, все эти парадоксы при этом, либо допустим их мог, и может, при этом разгадать без всякого тяжелого на это усилия, допустим, механизатор широкого профиля, либо токарь, швея, животноводы, штукатуры-моляры, и т.д., и т.п.! Зато их не смогли наверно, даже в конце их жизни скорее всего, при этом разгадать (хотя, точно об этом говорить уж не ненужно, потому, как, ведь это пока еще остается неизвестным) ну вообщем их не смогли может быть, при их жизни при этом разгадать, такие ученые как Альберт Эйнштейн, Архимед, Сократ, вообщем, и т.д. Зато дети, и допустим воспитатель "детского сада", в любой момент, могут взять и разгадать, допустим эти при этом парадоксы! А все еще и по той при этом причине, такое происходит, и происходить могло, что допустим животноводу, внушили ученые, то, что они якобы умные, по сравнению с ним, а он якобы, по сравнению с ними, как будь то бы менее умный, и во много при этом якобы раз, по сравнению с ним, но это то, как раз таки и была ложь, со стороны этих самых ученых, потому что поступать неумно, это и стараться при этом доказать то, что ты якобы являешся более умным, чем другие, хотя и это тоже доказательство, все равно при этом являлось бы такой же ложью. Потому что по определению при этом, одни не могут быть умнее только лишь при этом их плотью, других, потому как это бы означало бы то, что одни своей плотью при этом могут быть сильнее других при этом. Но сильнее, это совсем не означает, что быть при этом умнее, потому как ум-это не сила, а ум это ум, и наоборот одержимый его силой плоти ум, начинает быть при этом безумствующим в своей силе умом. Вот поэтому, по этой причине, что бы не быть слепцом в своем уме, который не может при этом видеть саму нужную, необходимую суть, при решении им какой-либо задачи, необходимо отвергнуть в своей голове все злое, и нехотеть ему, этому злому при этом подчиняться, а для того, что бы смочь при этом это сделать, нужно преобразиться в собственном при этом сердце, нужно им, этим собственным сердцем, захотеть при этом обратиться к добру, захотеть служить ему, этому добру, служить истине! Истина же в том, что сам наш святой Господь Бог, он не в силе умного при этом ума, а он в благости сердца, наполненного при этом, прекрасной, милосердной, самоотверженной, спасительной, Христовой любовью!!!

Литература[править]

  • А.А. Ивин "Логика", Москва, "Гардарики", 2002 г., стр. 319