Парадокс Эватла

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Эватл обучался праву у Протагора. По заключенному между ними договору, он должен был заплатить Протагору за обучение лишь в том случае, если выиграет свой первый судебный процесс. И наоборот, если он проиграет этот процесс, то не должен будет платить ничего. Закончив обучение, Эватл не стал участвовать в судебных процессах. Устав ждать, Протагор подал в суд на своего ученика. Свое требование он обосновал так:

- Каким бы не было решение суда, Эватл должен будет заплатить мне. Он либо выиграет этот свой первый процесс, либо проиграет. Если выиграет, то заплатит в силу нашего договора. Если проиграет, то заплатит согласно решению суда.

На что Эватл ответил:

- Действительно, я либо выиграю этот процесс, либо проиграю его. Если выиграю, суд освободит меня от обязанности платить. Если же решение суда будет не в мою пользу, то значит я проиграл свой первый процесс и не заплачу в силу нашего договора.

Судя по всему, Эватл тянул с участием в судебных процессах именно ради такого прецедента...

Этот парадокс относится к разновидности неразрешимомго спора. Наиболее интересное его решение приводится в книге Рэймонда Смаллиана "Как же называется эта книга?":

Суд должен вынести решение в пользу Эватла, то есть он не должен будет платить Протагору, так как к моменту начала процесса он еще не выиграл свой первый судебный процесс. Когда же суд окончится, то Протагор должен вернуться в суд и возбудить против Эватла второе дело. На этот раз суду придется вынести решение в пользу Протагора, так как к началу второго процесса Эватл уже выиграет свой первый судебный процесс.

Казалось бы, здесь все правильно. Но это решение основано на двух требованиях: максимальном учете интересов обеих сторон и максимальной справедливости. Именно поэтому первое решение суда здесь выносится в пользу Эватла. Если же не принимать во внимание максимальную справедливость, то свое первое решение суд может вынести и в пользу Протагора, что позволяет потом Эватлу оспорить это решение.

Проиллистрировать это можно на примере другого аналогичного парадокса - "Крокодил и мать":

Крокодил выхватил у египтянки, стоявшей на берегу реки, ее ребенка. На ее мольбу вернуть ребенка крокодил, пролив, как водится, крокодилову слезу, ответил:

- Твое несчастье растрогало меня, и я дам тебе шанс получить назад ребенка. Угадай, отдам я его тебе или нет. Если ответишь правильно, я верну ребенка. Если не угадаешь, я его не отдам.

Подумав, мать ответила:

- Ты не отдашь мне ребенка.

- Ты его не получишь, - заключил крокодил. - Ты либо сказала правду, либо неправду. Если то, что я не отдам ребенка - правда, я не отдам его, так как иначе сказанное не будет правдой. Если сказанное - неправда, значит, ты не угадала, и я не отдам ребенка по уговору.

Однако матери это рассуждение не показалось убедительным.

- Но ведь если я сказала правду, то ты отдашь мне ребенка, как мы договорились. Если же я не угадала, что ты не отдашь ребенка, то ты должен мне его отдать, иначе сказанное мною не будет неправдой.

Здесь уже никакие юридические нюансы (вроде того, с какого процесса наступает ответственность Эватла по договору с Протагором) не помогают, поэтому присутствующий в данном споре третейский судья с равным правом может отдать ребенка как крокодилу, так и матери, что позволяет потом противоположной стороне оспорить это решение и так до бесконечности...

Данные парадоксы очевидным образом связаны с парадоксом лжеца. Для этого возьмем такой его вариант, как парадокс Платона и Сократа:

Платон: «То, что скажет Сократ, будет ложным».
Сократ: «То, что сказал Платон, истинно».

Если в утверждении Сократа заменить "истинно" на "ложно", то получится еще одна разновидность неразрешимого спора:

Платон: «То, что скажет Сократ, будет ложным».
Сократ: «То, что сказал Платон, ложно».

В отличие от парадокса Платона и Сократа, где не может быть доказана или опровергнута их общая точка зрения, здесь обе точки зрения допустимы и равноправны. Ни одна не может быть предпочтена другой.

Но если добавить сюда еще одного учатника (например, Аристотеля), то получится еще одна разновидность парадокса лжеца:

Платон: «То, что скажет Сократ, будет ложным».
Сократ: «То, что скажет Аристотель, будет ложным».
Аристотель: «То, что сказал Сократ, ложно».

Здесь также, как и в парадоксе лжеца, одна точка зрения зависит от другой, поэтому доказывать или опровергать можно только их вместе.

Литература[править]

  • А.А. Ивин "Логика", Москва, "Гардарики", 2002 г., стр. 319