Пауль де Лагард

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Пауль де Лагард

Пауль Антон Бёттихер (нем. Paul Anton Bötticher), получивший известность под именем Пауль де Лагард (нем. Paul de Lagarde; * 2 ноября 1827, Берлин — † 22 декабря 1891, Геттинген))[1] — немецкий философ культуры и языковед-востоковед. По своим политическим взглядам был представителем «культурного антисемитизма» и пропагандистом экспансионистского предела Европы, в которой видел немецкое национальное государство простирающееся на юге до Адриатического моря, а на юго-востоке до Чёрного моря.

Биография[править]

Родился в семье директора гимназии «Фридриха Вильгельма» Иоганна Бёттихера и Луизы Клебе, мать умирает в год его рождения.

После окончания гимназии «Фридриха Вильгельма» в Берлине, с 1844 года учился протестантской теологии у профессоров Эрнста Вильгельма Хенгстенберга и Августа Неандера и востоковедению у Фридриха Рюкерта. В зимнем семестре 1844/45 вместе с Максом Мюллером изучает персидский язык.

В 1849 году защищает диссертацию. Занимается изучением восточной группы индоевропейских и семитских языков и текстологией Библии. После защиты диссертации и получения должности приват-доцента Галльского университета ему была дана двухгодичная стипендия для командировки в Лондон с целью изучения и реконструкции Нового Завета на основе восточных текстов. Целый ряд его работ был посвящён критике текста Библии.[2] Особенно его волновало иудейское влияние, оказанное на христианскую доктрину апостолом Павлом. Чтобы сгладить негативные последствия такого влияния на дальнейшее развитие Германии, Лагард предлагал преобразовать христианство в духе истинно немецких традиций, не связанных с греховными революциями и реформами.

В 1854 году Пауль Бёттихер женится на Анне Бергер, в этом же году умирает его мачеха, и Пауль одновременно с этим принимает фамилию двоюродной бабушки по материнской линии Эрнесты де Лагард, потомка лотарингских гугенотов.

В 1868 году Галльский университет присудил де Лагарду степень почетного доктора теологии, а Гёттингенский университет — профессуру за исследования Ветхого Завета.

В 1878 году де Лагард выпустил книгу «Немецкие записки», где выступил со страстной критикой современности и предложил идею новой, национальной религии немцев. Германия была для Лагарда не политико-географической величиной, а «совокупностью всех, кто чувствует по-немецки, думает по-немецки, желает по-немецки». Поэтому он убежденно критиковал германский изоляционизм, ратуя за объединение с австрийцами под властью правящих домов Гогенцоллернов и Габсбургов. При этом он считал неизбежной войну с Россией и рассчитывал на возможный союз с Англией. Опасность для нации де Лагард связывал с материализмом, атомизацией общества, влиянием современной техники и промышленности, а внутренне единство немцев было для него даже важнее внешнеполитических имперских амбиций. Он верил, что народ нуждается в «новом идеале», который сможет освободить ее из пут декаданса и позволит совершить рывок в будущее.[3]

В 1885 году Лагард впервые предлагает План очищения Европы от евреев путём принудительной их депортации на Мадагаскар.[4]

Влияние Лагарда при жизни было скромным, но уже вскоре после его смерти по всей Германии распространилась молва о «пророческой натуре». На Лагарда ссылались Ницше и Овербек, но последующим резонансом своих сочинений он главным образом обязан поэту и публицисту, добровольному участнику Франко-прусской войны Юлиусу Лангбену, который популяризовал взгляды Лагарда в книге «Рембрандт как воспитатель» (1890).[3]

В 1913 году издательство Ойгена Дидерихса выпустило компиляцию из сочинений Лагарда под названием «Германская вера», и она расходилась уже по-настоящему массовыми тиражами.

Его теории позднее взяли на вооружение и использовали пангерманисты, Гитлер и идеологи национал-социализма.

Национальная религия[править]

Согласно Лагарду католицизм и протестантизм не могли явиться объединяющим звеном германского народа, так как они в основе своей были антинемецкими религиозными течениями.

Христианская церковь, воспитанная талмудийским еврейством, «поставила Евангелие над Талмудом», и извратила первоначальное учение Иисуса иудейскими положениями. Потому церковь не тождественна Христу. Исходя из этого, Лагард считал, что ценностью для потомков должно быть не учение, а смерть Иисуса, его жертва. Протестантизм же являлся бастардом католицизма. Реформация Лютера не обеспечила гармоничное единство, напротив, привела к расколу общества: «Протестантизм есть основа разногласий нашего Отечества».

Отказывая католицизму и протестантизму в праве на консолидирующую силу общества, Лагард проповедовал создание национальной религии, которая привела бы к строительству нового Иерусалима. «Путем к религии является сама религия», которая, совместно с Отечеством, «всеми силами молитвы и взращиванием национальной религии добьется завоевания, в котором интересы религии и Отечества соединятся». Это и будет достигнутым консенсусом, в котором интересы веры и Отечества сольются воедино, создав мощный фундамент прогресса немецкого государства. Ради пользы немецкой нации «католицизм, протестантство, иудаизм, натурализм должны уступить место новому мировоззрению, уступить целиком, так, чтобы о них больше никто не вспоминал, как не вспоминают о ночных лампах, когда над горой сияет утреннее солнце — иначе единство Германии будет становиться год от года хрупче».

Требование создания национальной религии являлось естественным, так как «каждой нации необходима национальная религия» и наша задача состоит в том, чтобы «сделать нацию восприимчивой к приему этой религии». Может быть, после этого изменится зависимость человека от бездушной государственной машины, «если мы поможем основать церковь, которая является носителем божественных глаз в расе и идей, позволяющей нам жить далее».[5]

Цитаты[править]

  • «Это чуждое тело вызывает в живых организмах других наций болезни, гниение и смерть. Евреи чужды европейским народам и как чужаки приносят с собой только разложение. С трихинами и бациллами не ведут переговоров и не перевоспитывают их, а стараются уничтожить как можно скорей. Я бы отнял у евреев раньше всего то, чем они сильны, а именно — деньги».
  • «Мы — антисемиты, потому что живущая среди нас община евреев разделяет в 19 веке мнения, обычаи, самую манеру разговора, свойственную эпохе разделения народов после потопа. Из-за этого они в наших глазах выглядят странно как каменные топоры. Мы, антисемиты — не враги евреев, потому что в нашем христианском мире евреи воспринимаются как азиатские язычники… Евреи превратятся в немцев, только постоянно выслушивая от нас, что они этого состояния отнюдь не достигли и что они, евреи, для нас есть невыносимая тяжесть, не имеющая никакой исторической ценности… Дружба возможна — но с отдельными евреями и при условии, что они перестанут быть евреями. Прежнее еврейство обязано исчезнуть».[6]

Ссылки[править]

  1. de:Paul de Lagarde
  2. Большая советская энциклопедия. 3-е издание. ЛАГАРД Пауль де
  3. а б Александр Михайловский. Педократия по-немецки.
  4. Сказание о Земле Израильской (биодемографическое)
  5. Артамошин С. В. Идейные истоки национал-социализма. — Брянск: Издательство БГУ, 2002. — 184 с. ISBN 5‒88543‒020‒9
  6. Пауль де Лагард. «Евреи и индогерманцы».