Юлиус Лангбен

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Август Юлиус Лангбен

Август Юлиус Лангбен (нем. August Julius Langbehn; * 26 марта 1851, Хадерслебен — † 30 апреля 1907, Розенхайм)[1] — немецкий писатель, историк искусства, философ, националист и антисемит, один из предшественников теории национал-социализма.

Биография[править]

Родился 26 марта 1851 года в семье преподавателя. Там же рос, воспитывался и получал среднее образование, а когда достиг 14 лет, потерял отца. После присоединения Шлезвига к Дании его отец из-за своих шлезвиговских патриотических убеждений потерял работу. Семья была вынуждена скитаться из города в город, перебиваясь случайными заработками.

После окончания школы, Лангбен некоторое время пытался найти достойную работу, пока в 1870 году не записался добровольцем и не уехал воевать на фронт франко-прусской войны. В 1875 году выходит в отставку в чине лейтенанта запаса и поступает в Кильский Университет, где занимался изучением истории искусств, археологией и философией.

В 1880 году Лангбен оканчивает учёбу со степенью кандидата философских наук и с этого времени ведёт беспорядочную жизнь. Очень часто меняет работу, живёт по различным адресам и участвует в сомнительных проектах. Наконец, в 1889 году знакомится с уже больным Ф. Ницше и берётся за его лечение посредством психологических бесед. Позже пытался оформить опеку над ним, но это предприятие не удалось, лишь благодаря вмешательству родственников и их семейного адвоката.

1890 год становится переломным в жизни и судьбе Юлиуса Лангбена. Вместе с переходом в католическую веру, он становится ярым националистом и антисемитом. Довольно часто выступает с резкими политическими публикациями, пишет стихи с порнографическим уклоном и действует против внедрения в жизнь современных и новых идей, противоречащих религиозному началу человечества. Особенно много шума наделала анонимно изданная «Rembrandt als Erzieher», выдержавшая свыше 40 переизданий только за период с 1890 по 1892 год.

Лангбен отвергал «однобокое интеллектуальное образование» и призывал к естественному и «поэтическому» развитию личности. Он превозносил консерватизм в культуре и народное искусство. Его теории, как и теории Лагарда, Штеккера, Гобино и Чемберлена, позднее взяли на вооружение и использовали Гитлер и идеологи национал-социализма.[2]

В 1900 году Лангбен переехал в Вену, где и прожил остаток жизни, продолжая продвигать собственные концепции мироустройства и обретая многочисленных последователей. Август Юлиус Лангбен скончался 30 апреля 1907 года.

«Рембрандт как воспитатель»[править]

Лангбен считал, что «духовная жизнь немецкого народа находится в состоянии распада». Он обусловлен кризисом германской духовности, которая в лабиринтах европейской культуры, подпадая под влияние новых идей, потеряла себя. Пропал тот связующий народ стержень, духовный ориентир, который объединял нацию, придавая ей силу, целеустремленность, возможность самопознания и самоотражения в нем.

С исчезновением его немцы восприняли совершенно чуждые им ценности.

Они стали разделять итальянские достижения эпохи Ренесеанса, французскую ученость периода Просвещения, английский меркантилизм, но ими был потерян германский дух. «Сегодняшние немцы преобладающе находятся под влиянием ложной культуры». Возродить утерянное достояние и являлось задачей Лангбена.

Вернуть германскую духовность невозможно научным способом. Лангбен вообще являлся противником науки, под которой он понимал сообщество, тяготеющее к позитивизму, рационализму, эмпиризму, механистическому материализму, технике, скептицизму, догматизму и специализации. Объединенные, эти понятия выступают у него синонимами зла, ложного пути, ошибочного познания. Поэтому обрести германский тип можно только интуитивным, иррациональным путем. Лангбен считал, что он мог сохраниться только в искусстве, а точнее в живописи, являвшейся отображением народной души. «Правильное искусство может состоять из разнообразных нюансов, а также способно возродить в себе единообразное формирование характера народа».

Рассматривая западноевропейскую живопись, Лангбен нашел художника, творчество которого представляло собой чистейшее отображение германской души. Этим человеком был Рембрандт, который выступал у него как антитеза современной культуре. Наделенный особыми сакральными качествами, он воспринимался им как «третья Реформация» (Лютер — первая, Лессинг — вторая, Рембрандт же синтезировал в себе две предшествующие). «Рембрандт — как прототип немецких живописцев; он совершенно отвечает этому, как образец многих желаний и потребностей, что мерещатся немецкому народу в духовной жизни сегодня…»

Лангбен считал, что «душа (народа) во многом есть дело искусства, но не полностью. Как человек состоит из души и тела, мяса и ног, костей и спинного мозга, так все художественные произведения подразделяются на два фактора: душу и стиль. Иметь индивидуальность означает иметь душу; иметь скрытую индивидуальность означает иметь стиль… который, следовательно, означает скрытый духовный характер, открытый познанию». Германское изобразительное искусство находило поддержку в «национальном крестьянском стиле», который являлся отражением германской народной души. Крестьянский стиль может «развиваться только из консолидации немецкой духовной жизни и самоосвобождения немецкого характера … Дух народа упорядочивает свои потребности, а потребности народа — свой стиль». Германский дух воплощался в живописи, которая в художественных образах сохраняла его сущность, «таким образом, музыкально-меланхолическая природа немцев воплотилась в Рембрандте … где одно временно существовало жизнерадостное и меланхолическое, эта равномерно звучащая психическая двойственность». Следовательно, полагал Лангбен, рембрандтовская живопись есть прямо выраженное по-настоящему нидерландское, германское, нордическое. Его творчество открыло типологическую природу германства, которая была связана с крестьянством, а через него с землей, с почвой, на которой живет народ. Из нее он питал силы, находил пропитание и кров.

Из этого Лангбен выводил сакральную связь между человеком и его душой, в единичном рассмотрении, и почвой как центром духовности. Поэтому «портреты Рембрандта овеяны настоящими историческими, национальными народническими душами. Это есть поэзия, а не проза и не фарс. В этом и состояла сила и сокрушительность его творчества. Дух Рембрандта есть дух … глядящий прямо из глубины собственной души; дух, проникающий от всевозможной поверхности мира до его внутренней сущности; дух, молотящий максимально низких».

Лангбен считал, что творческая индивидуальность человека проистекала из его души. «Религиозный, духовный и героический культ есть три призыва к высшей природе человека; они все приводят к единому аристократическому миропониманию». Этот аристократизм носил не ницшеанский, восточный, а древнесаксонский характер. Потому его основные признаки есть признаки немецкого характера. «Музыка и честность, варварство и благочестие, детское сознание и самосознание являются выдающимися чертами немецкого характера; в Рембрандте, в его художественной сфере, они справедливы, показанные им преимущественно как настоящие немецкие. Честь от самой себя, честь, родившаяся из маленького кусочка немецкой земли, честь от расширяющейся жизненности немецкого народного духа-короче, проверка прекраснейшей немецкой добродетели, которая вообще есть честь, которой Рембрандт мог и должен был нас учить».

Характер немецкого народа, его душа может быть познана только в динамике и в своей связи с землей. Потому «Отечество есть ближайший идеал; в его сути для немцев раскрывается преимущественно идеальная природа. Дух крестьянина — дух Родины». Таким образом, Лангбен отождествлял Отечество не с географическим ландшафтом или государством как политическим институтом, а с народом. «Не земля, и не язык, и не государство, а народ в своем единстве — есть Отечество». В настоящий момент немецкая народная душа оторвалась от своих корней и потерялась в лабиринте чуждых культур. Познание Рембрандта, считал Лангбен, должно воспитать немцев в истинно германском духе и помочь им вернуть душу в ту нишу, которую она должна занимать. Он верил, что блуждающая душа немцев, которая сейчас художественно кружит во всех земных и небесных районах, вновь вернется на отеческую землю.

Лангбен призывал немцев отказаться от городской жизни и вернуться в провинцию, к земле. Тем самым, полагал он, будет достигнуто абсолютное единение народной жизни и его корней, обеспечено развитие германской народной души и, как следствие этого, — прогресс германской нации.

Лангбен являлся яростным противником крупных городов, которые своим культом меркантилизма и материализма разрушают немецкую душу. Она тает под их напором и на её место приходит американизация Германии. «Торговля как знание становится более почетной, чем земля или фантазия». Эта смена ценностей трансформировала немецкий характер с идеалистической в практическую сторону. Ответственность за это, по его мнению, несут евреи. «Евреи для нас есть только приходящая чума и холера».

Характеризуя политические режимы, Лангбен выступал противником демократии. Она ослабляла общество своим политическим плюрализмом и либеральными ценностями. «Демократия — туловище, которое тоскует по голове; поэтому ведет она себя так безголово». Для него приемлема наиболее жесткая форма правления, наподобие цезаризма. Во главе которого должен стоять «тайный кайзер», происходивший из народа и являвшийся частью его. "Он должен иметь собственную индивидуальность, зарождающуюся в индивидуальности его народа, в нем отображающуюся и с ним совпадающую . Тайный кайзер «чувствует себя сыном немецкой народной души, который будет правильно любить немцев и ненавидеть врагов немцев; так же как к любой симпатии относится антипатия; любовь и строгость являются взаимными качествами, в которых нуждается и врач, и реформатор». Он будет организовать жизнь государства, исходя из интересов немецкой народной души, типологизированной Рембрандтом.

Идеи Августа Юлиуса Лангбена оказали большое влияние на всю фёлькишескую мысль, нашедшую свое выражение в германском национализме. Им была высказана мысль «о том, что народность проистекает из души», которая имеет связь с почвой. Данная идея была модифицирована нацистами, детерминировавшими её значение кровью. Отражение этого наиболее ярко присутствует в творчестве нацистского теоретика Рихарда Вальтера Дарре. Антиурбанистические выпады и культ крестьянства также были заимствованы нацистами. Лангбен, пожалуй, один из первых высказал мысль о том, что Отечество — это прежде всего народ, а не государство или земля. Он говорил о «тайном кайзере», вышедшем из народа, душа которого — есть народная душа, и который будет любящим отцом немцев и грозным защитником от всех его врагов, как внешних, так и внутренних. Этот цезаристский тип очень сильно напоминает тот имидж Адольфа Гитлера, который создавался позднее нацисткой пропагандой.[3]

Арийское будущее[править]

Озабоченный по поводу плачевного состояния и раздробленности духовной жизни немецкого народа, Лангбен предлагал радикальные способы исправления общества. Причину диагностированного им повсеместного упадка творческих сил личности Лангбен видел в господстве научного рационализма во всех областях общественной жизни и, как следствие, в её микроскопической фрагментарности и специализации. Мощной объединяющей и освобождающей силой он считал искусство как уникальный вид созидательной деятельности, сочетающий умственную и физическую практику. Ученые не способны к полноценному творчеству — творцом может стать только народ, поскольку в нем изначально заложено интуитивное стремление к единству. Именно обучение искусству должно составить основу идеальной воспитательной системы будущего. Лангбен мечтал остановить процессы индустриализации и урбанизации и проповедовал возврат к аграрносословному обществу, в котором видел залог возрождения немецкой нации.[4]

Он рассматривал германскую нордическую расу как «превосходствующих арийцев», которые предназначены господствовать над миром. Великая Германия будущего, говорил он, будет править Европой и, преодолев европейские границы, обретет мировое господство. Истинной религией Германии всегда было не христианство, а «арийство».

Ссылки[править]

  1. de:Julius Langbehn
  2. Сергей Воропаев. Энциклопедия Третьего рейха. — М.: ЛОКИД-МИФ. 1996.
  3. Артамошин С. В. Идейные истоки национал-социализма. — Брянск: Издательство БГУ, 2002. — 184 с. ISBN 5‒88543‒020‒9
  4. Андрей Тёмкин. У истоков альтернативной педагогики