Правосубъектность

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Правосубъектность
Отношения с другими понятиями:
Теория:
Право

Правосубъе́ктность — юридическая категория, под которой понимается способность физического или юридического лица или иного субъекта иметь и осуществлять, непосредственно или через своих представителей, юридические права и обязанности, то есть выступать субъектом правоотношений.

Характеристика[править]

В каждой отрасли права есть специальные нормы, назначением которых является установление круга лиц, подпадающих под действие норм данной отрасли. Это делается посредством перечисления признаков, указания на качества, которыми субъекты должны обладать, чтобы выступить в роли адресатов норм отрасли. Совокупность установленных нормами права качеств, дающая субъекту возможность быть носителем юридических прав и обязанностей, называется правосубъектностью.

Правосубъектность представляет собой общественно-юридическое свойство лиц: она имеет две стороны — общественную и юридическую. Общественная сторона правосубъектности выражается в том, что признаки субъектов права законодатель не может избирать произвольно —они диктуются самой жизнью, потребностями и закономерностями общественного развития. Юридическая же ее сторона состоит в том, что признаки субъектов права обязательно должны быть закреплены в юридических нормах.

В теории права имеется достаточно обоснованная точка зрения, состоящая в том, что правосубъектность может рассматриваться как своего рода субъективное юридическое право — «право на право», существующее в рамках так называемых общих (общерегулятивных) правоотношений по линии норм конституционного права. Действительно, общая с субъективным правом природа правосубъектности здесь налицо — правосубъектность также представляет собой определенную юридическую возможность.

Кто может быть субъектом права[править]

Вопрос о том, насколько далеко простирается правосубъектность достаточно размыт. Среди возможных вариантов ответа на этот вопрос есть как очевидные, так и не очевидные

Правосубъектность физических лиц[править]

Правосубъектность человека[править]

Первоначально сформулированная концепция правосубъектности относилась именно к людям. Однако, в ряде ранних юрисдикций правосубъектность распространялась вовсе не на всех людей. В зависимости от места и времени, субъектом права не могли быть представители других племён и народов, рабы, женщины, дети до определённого возраста.

В современных условиях практически все официально существующие юрисдикции признают правосубъектность человека с момента его рождения без ограничений пола и гражданского состояния (рабство сейчас практически везде официально запрещено). Для представления интересов недееспособного лица современные юрисдикции сформировали механизм «законного представительства интересов» — таким образом оказывается, что фактическая (или юридическая) недееспособность человека не ограничивает правосубъектности как таковой.

Правосубъектность нерождённых детей и эмбрионов[править]

Вопрос о правосубъектности нерождённого ребёнка был впервые поднят ещё римскими правоведами, сформировавшими концепцию насцитуруса — то есть ребёнка, который был зачат отцом до смерти отца, но ещё не родился в тот момент, как отец умер.

Наследственные интересы насцитуруса охранялмсь «попечителем», то есть назначенным законным представителем.

Следуя концепции римского права, российское наследственное право, как и право ряда иных стран, также в качестве возможных наследников рассматривает неродившихся лиц, зачатых при жизни наследодателя (пункт 1 статьи 1116 Гражданского кодекса РФ).

Однако, в настоящее время большая часть правоведов утверждает, что человек становится субъектом права лишь в том случае, если он родится, и притом родится живым, а закон просто охраняет будущие права насцитуруса, не признавая его правоспособным лицом.[1]

Учитывая, что, например, в соответствии с российским правом, технически возможна подача иска об отложении раздела наследства в интересах ребёнка, которому только предстоит родиться, вышеупомянутую юридическую позицию, по всей видимости, следовало бы считать упражнением в казуистике, а неродившегося ребёнка признать субъектом права.

Ограниченный объём правосубъектности нерождённых де-факто признавался и признаётся целым рядом государств, действовавших от их имени и в их интересах, запрещая аборты.

Вопрос об официальном признании правосубъектности эмбрионов в настоящее время активно дискутируется юристами.

Правосубъектность покойных[править]

Ограниченная правосубъектность покойного признаётся в силу существования наследственного права.

Так же, в качестве признания де-факто таковой правосубъектности следует привести в пример практику «посмертных браков».

Правосубъектность животных[править]

  • Современная международная юриспруденция и юриспруденция многих «цивилизованных государств» (в том числе и российская) признаёт за животными как минимум право на защиту от жестокого обращения.
  • Парламент Испании в 2008 году прямо признал существование прав на жизнь и свободу у высших приматов — орангутанов, горилл и шимпанзе, тем самым, сделав их официально правосубъектными.
  • Правосубъектность животных в ограниченном виде признавалась и ранее — в частности, широко известны судебные процессы над животными, проходившие начиная со Средних Веков и, ориентировочно до 1920ых годов (в США). Так же в ряде случаев животные выступали в качестве наследников по завещанию.
  • Ограниченную правосубъектность «благих» животных признавало традиционное зороастрийское право.

Правосубъектность государств[править]

Государства обладают специальной формой правоспособности (и, соответственно — правосубъектности), имея возможность осуществлять ряд прав, недоступных другим лицам.

Правосубъектность юридических лиц[править]

По мере развития права, была сформулирована и кодифицирована концепция юридического лица как коллективного субъекта, чья правосубъектность (особенно в части ответственности) отделена от правосубъектности лиц, являющихся его участниками, учредителями или акционерами.

Правосубъектность организаций и объединений, не являющихся юридическими лицами[править]

Правосубъектность может возникать и у организаций и объединений, не являющихся официально зарегистрированными юридическими лицами. Существует громадное число частных случаев, когда такие объединения выступают в качестве субъекта того или иного вида правоотношений. В качестве примера подобных юридических субъектов можно привести территориальные, национальные и религиозные общины, общественные организации и движения, не обладающие официальной юридической регистрацией.[2]

В России, одним из примеров признания государством правосубъектности незарегистрированных организаций является официально существующая возможность запрета их деятельности государством, содержащаяся в «антиэкстремистском» законодательстве.

Правосубъектность роботов и автоматических систем[править]

В настоящее время грядущее признание правосубъектности роботов и автоматических систем является не только предметом творчества писателей-фантастов, но и темой для обсуждения среди ряда гражданских активистов и юристов-теоретиков. Практическая перспектива такого признания пока, однако, не видна.

Широкоизвестный анекдотический пример попытки ввести правосубъектность автоматической системы де-факто — одна из старых версий пользовательского договора системы Webmoney, в котором «робот» (автоматическая система) был прописан в качестве одной из сторон договора.

Впрочем, в каждой шутке есть только доля шутки — известно, что отдельные руководящие сотрудники этой системы, кажется, связанные с юрфаком МГУ, действительно публично рассуждали о том, что было бы целесообразно придать «бюджетным автоматам» некоторую ограниченную форму правосубъектности. Практическая реализация этих рассуждений была сделана на уровне кода.

Правосубъектность объектов неживой природы[править]

Объекты неживой природы не могут быть субъектами, но существует как минимум один исторический прецедент адресного наказания такого объекта.

Персидский царь Ксеркс I по версии Геродота приказал сечь плетьми море, разрушившего переправу персов через Дарданеллы и кидать в него цепи в целях его усмирения. Теоретически можно было бы рассматривать этот случай не только в качестве исторического, но и юридического анекдота — ведь 'наказывая' море, Ксеркс I тем самым как бы признавал его в качестве субъекта наказания. С другой стороны, плетьми можно ведь сечь и животное, чья правосубъектность не признаётся, так что, подобная теория, хотя и высказывалась, но выглядит достаточно натянутой.

Правосубъектность трансцендентных сущностей[править]

Традиция заключения договоров с богами и духами является достаточно древней и широкораспространённой по всему миру.

В ряде случаев в качестве законного представителя бога или духа выступают свящённослужители, которые действуя «в его интересах» совершают те или иные обычные действия гражданского характера. В ряде случаев договора заключаются напрямую, в соответствии с процедурой, предписанной той или иной формой обычного права.

Средневековая христианская юриспруденция в ряде случаев признавала технически возможным заключение договора с дьяволом, (хотя считалось, что этот договор дьяволом будет непременно нарушен) и сам факт заключения такого договора мог повлечь для заключившего его человека иные, довольно неприятные правовые последствия.

О том, насколько эффективными оказываются такие правоотношения, достоверные сведения отсутствуют.

Структура[править]

В составе правосубъектности различают правоспособность, дееспособность и деликтоспособность.

Правоспособность[править]

Правоспособность — это обусловленная правом способность лица иметь субъективные юридические права и обязанности, то есть быть участником правоотношения. Таким образом, может быть достаточно одной правоспособности, чтобы выступить стороной в правоотношении. Так, в современных юрисдикциях общая гражданская правоспособность индивида возникает в момент его рождения, и участником гражданско-правового отношения (например, правоотношения наследования) может быть младенец.

Дееспособность[править]

Дееспособность — это обусловленная правом способность своими собственными действиями (бездействием) приобретать субъективные юридические права и обязанности, осуществлять и прекращать их.

Деликтоспособность[править]

Деликтоспособность — это способность нести юридическую ответственность за свои действия.

Правоспособность и дееспособность — это две стороны одного и того же феномена — правосубъектности, которая по своей природе является единой праводееспособностью. Реальное разъединение правосубъектности на правоспособность и дееспособность происходит в основном в сфере гражданского права и то не для всех субъектов (гражданская правосубъектность организаций едина).

Виды[править]

Правосубъектность может быть общей (способность быть субъектом права вообще), отраслевой (способность быть субъектом права в определенных социально-правовых отношениях) и специальной (например, правосубъектность юридических лиц).

Исходное правовое положение субъектов характеризуется понятием «правовой статус». Наиболее широким он является у граждан и складывается из правосубьектности и конституционных прав и обязанностей, которые по Конституции Российской Федерации составляют основы правового статуса личности и являются действующими непосредственно (гл. 2 Конституции РФ). Правовой статус граждан Российской Федерации является равным для всех.

Слово «status» в переводе с латинского означает «состояние», «положение». Тем не менее в литературе предлагается наряду с понятием правового статуса не выделять понятие «правовое положение». Такое дополнение имеет смысл, если под «правовым положением» понимать конкретное правовое положение субъекта, которое определяется как его правовым статусом, так и совокупностью конкретных правовых связей, в которых он состоит.

См. также[править]

Логотип «Викисловаря»
В Викисловаре есть страница о термине «правосубъектность»

Источники[править]

Большой юридический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. / Под ред. проф. А. Я. Сухарева. — М.: ИНФРА-М, 2007.

Ссылки[править]