Предикабилии

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Предикабилии (лат. praedicabilia, от praedico — извещаю, высказываю; нем. Pradikabilien) — особый вид логических и онтологических понятий.[1]

1) Аристотель в «Топике» (I ч., 101 в) классифицировал предикаты (сказуемые) по категориям и предикабилиям, рассматривая четыре типа последних — род (genus), вид (species), собственный признак (proprium), случайный признак (accidens). Его комментатор неоплатоник Профирий добавил пятую предикабилию — видовое отличие (differentia). Например, живое существо (род), человек (вид), с чувством юмора (собственный признак), брюнет (случайный признак), разумное (видовое отличие). Предикабилии противостоят единичным именам.[2]

Ставший в 437 году главой неоплатоновской Академии Прокл, развил идеи классификации предикатов до Иерархии универсума, построенной по схеме платоновского «Парменида», позволившие поместить на высшей ступени универсума наряду с единым богом множество языческих богов.

На латинскую почву учение о Предикабилиях перенёс Боэций (ок. 480 — ок. 525),[3] почитаемый на латинском Западе как отец Церкви и схоластики; и до 14 в. считавшийся «summus philosophus» — «главным философом». Дионисий Ареопагит (кон. V — нач. VI вв. н. э.), применив тот же метод классификации, развил прокловские Иерархии до высшей точки христианского неоплатонизма: — доктрин о «церковной иерархии» и о «небесной иерархии».[4]


2) В немецкой философии Предикабилии, как правило, противопоставляются предикаментам. Уже у Лейбница предикабильность истолковывалась как дополнительность или приложимость к основным понятиям. Крузий[5] называл Предикабилиями индивидуальные или абстрактные в отношении содержания идеи, подчиненные идеи или же идеи, выражающие случайные свойства. Кант называет Предикабилии — в противоположность категориям, или предикаментам, как основным чистым понятиям чистого рассудка — чистые, но производные от них понятия все того же чистого рассудка. Для Канта проблема нахождения полного списка Предикабилии в дополнение к категориям означает проблему полноты системы трансцендентальной философии; в первую очередь — её онтологии.[1]

Определения Аристотеля[править]

Аристотель так представляет предикабилии в «Топике» I 4, 101b17‒25:

«Всякое же положение [пропозиция] и всякая проблема проясняет [или выражает?] или свое, или род, или сопутствующее; ибо различие, как сущее родовым, надо ставить вместе с родом. Так как среди свойств одни означают суть бытия, а другие не означают, разделим свойства на обе только что названные части и назовем обозначающие суть бытия определяющими, а остальные, согласно общепринятому наименованию, свойствами. Итак, из сказанного ясно, что на основании нынешнего разделения получается, что всё становится четырьмя: или определяющим, или свойством, или родом, или сопутствующим».

И определяет их в «Топике» I 5 следующим образом:

102а18‒24: Свое есть то, что не проясняет сути бытия, но присуще только вещи и антивысказывается с ней.

101b38‒102a2: Определяющее есть логос, означающий «суть бытия»; оно дает или логос вместо имени, или логос вместо логоса, ибо возможно определение и того, что обозначается логосом.

102a31‒32: Род есть категориально высказываемое в сути на основании более многочисленных и различающихся по виду.

Определения Боэция[править]

«… о чем упоминает Порфирий: одни из отличительных признаков (*) могут разделять [вещи, принадлежащие одному] роду, [на виды], другие устанавливать [сущность] видов. Ведь хотя разделяющие и устанавливающие (divisiva et constitutiva) признаки — это все те же [отличительные признаки], однако они, с одной стороны, являются конститутивными на том основании, что они устанавливают [сущность видов], а с другой разделяющие на том основании, что делят между собой [вещи одного рода], то есть являются видообразующими» (Абеляр).[6]

(*) Порфирий делит отличительные признаки на три группы:

  1. отделимые, присущие вещам привходящим образом, как например, быть здоровым или больным (Боэций называет их акцидентальными) и 
  2. неотделимые, которые в свою очередь делятся на:
    1. присущие вещам привходящим образом, подобно голубизне глаз или курносости (Боэций называет их неотделимыми акциденциями, или собственными отличиями);
    2. присущие вещам сами по себе, относясь к сути их бытия, например, обладание человеком признаком разумности (Боэций называет их субстанциональными или наиболее собственными). Субстанциональные также делятся на:
      1. «те, согласно которым мы делим роды на виды» и 
      2. «те, благодаря которым результаты, полученные через [это] деление, приобретают характер „видов“, делая вид богаче содержанием, чем род. Например, признак одушевленного и восприимчивого содействуют установлению сущности живого существа, а признак смертного и бессмертного, разумного и неразумного — это признаки, производящие деления в живом существе: ведь через них мы делим роды на виды».[7]

Ссылки[править]

  1. а б Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: «Канон+», РООИ «Реабилитация» И. Т. Касавин. 2009
  2. Новая философская энциклопедия. Предикабилии //Институт Философии Российской Академии Наук
  3. Новая философская энциклопедия. Боэций
  4. У самого Аристотеля не было слова «предикабилии». Не было его и у таких последующих авторов, как Порфирий, Боэций и преп. Иоанн Дамаскин. Аристотель не использовал для предикабилий никакого специального наименования. Он просто писал, что всякая пропозиция выражает или определяющее, или свойство, или род, или сопутствующее. Порфирий, рассматривая уже пять предикабилий, пишет о пяти «звуках». В Средние века рассматриваемые пропозиции стали называть предикабилиями, отличая их от предикаментов (категорий) и постпредикаментов (метакатегорий)
  5. Новая философская энциклопедия. Христиан Август Крузий
  6. Пётр Абеляр. Теологические трактаты. Теология «Высшего блага». с. 193. М.: Прогресс, Гнозис, 1995. — 413 с. ISBN 5-7333-0389-1
  7. Порфирий. Введение к «Категориям». Пер. А. В. Кубицкого // Аристотель. Категории. М., 1939. С.53‒83.