Роберт Юрьевич Виппер

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Р. Ю. Виппер (1910 год)

Ро́берт Юрьевич Ви́ппер (2 (14) июля 1859, Москва — 30 декабря 1954, там же) — российский и советский историк, действительный член АН СССР с 27 сентября 1943 года по Отделению истории и философии (история).

Биография[править]

Окончив в 1880 году Московский университет, довольно долго учительствовал в московских гимназиях, а впоследствии в разное время был преподавателем четырёх университетов: Новороссийского (Одесса, 18941897), Латвийского (Рига, 19241941), Среднеазиатского (Ташкент, 19411943) и «родного» — Московского (18911894, 18971922, 1941, 19451954).

После первого издания его сочинения о царе Иване Грозном в 1922 году и последовавшей негативной критики эмигрировал в Ригу, а после включения Латвии в состав СССР в 1940 году вернулся в Москву.[1]

Семья[править]

Брат — Оскар Юрьевич Виппер, прокурор на суде над М. Бейлисом, расстрелянный (?) в 1919 году.[2]

Некоторые работы[править]

  • Виппер Р. Ю. Очерки теории исторического познания. — М., 1911.
  • Виппер Р. Ю. Кризис исторической науки. — Казань, 1921.
  • Виппер Р. Ю. Круговорот истории. — М.; Берлин, 1923.
  • Виппер Р. Ю. Коммунизм и культура. — Рига, 1925.
  • Виппер Р. Ю. Жан Кальвин и протестантская республика в Женеве // Исторический журнал. — 1940. — № 12. — С. 99‒111.
  • Виппер Р. Ю. Иван Грозный. — М.‒Л.: Изд-во АН СССР, 1944. — 160 с.
  • Виппер Р. Ю. Возникновение христианской литературы. — М.‒Л. 1946.
  • Виппер Р. Ю. Рим и раннее христианство. — М., 1954.

Научные взгляды[править]

Виппер утверждал, что царь Иван Грозный подобно своему деду был опасен, грозен для внешних и внутренних врагов, отчего и получил «строго величественную» «в устах русских» оценку; в XVI веке народное прозвище Грозный «звучало и патриотично», переводы же его как Ужасный, Страшный, принятые в иностранной литературе, неверны.[3]

Виппер пришёл к выводу о механическом соединении в «Откровении Иоанна Богослова» двух сочинений. Одно якобы было написано как политический памфлет в дни Иудейской войны. Оно-то и относится к 69 году. Другое же явилось «попыткой христологического приспособления этого революционного манифеста» и должно датироваться рубежом III веков. Кроме того, Виппер высказал точку зрения, что автор «Откровения» будто бы был близок по происхождению или по профессии к городским ювелирам и вращался в торгово-ремесленных кругах Восточного Средиземноморья, тесно связанных экономическими и культурными контактами с Западным Средиземноморьем.[4]

Отзывы и воспоминания современников[править]

М. М. Богословский записал в своём дневнике 7 августа 1915 года:

У нас можно разрешить какие угодно вопросы: польский, еврейский, армянский, но немецкого не разрешить: до такой степени за двести с лишком лет немцы вошли в нашу жизнь и слились с нами. Немецкие фамилии у нас среди интеллигентного круга на каждом шагу. У нас на факультете из 16 профессоров три немца: Брандт, Виппер, Мальмберг — но разве они немцы? После этого и Кизеветтера надо считать немцем.[5]

Е. А. Косминский писал Е. В. Гутновой 31 августа 1941 года:

Виппер долгое время был учителем в средней школе, и это не могло не отразиться на его своеобразном таланте.[6]

Академик Ю. А. Поляков рассказывал С. В. Тютюкину в 2001 году:

В штате Института состояли также академики С. Б. Веселовский и Р. Ю. Виппер. В ту пору работающим за выслугу лет давали ордена и медали (вплоть до ордена Ленина) в соответствии со стажем работы. Потом это дело как-то сошло на нет. Мне пришлось, исполняя обязанности ученого секретаря, составлять списки сотрудников, подлежавших награждению, и подсчитывать годы их стажа. Так я узнал, что Роберт Юрьевич Виппер родился в 1859 г. Сможет ли кто-нибудь из нынешних сотрудников представить, что у нас работал человек, родившийся до отмены крепостного права, почти полтора века назад!? Кстати в Президиуме Академии возникли осложнения со стажем Виппера — кадровики не хотели засчитывать в стаж годы, проведенные в буржуазной Латвии (19241940 гг.).[7]

По воспоминаниям А. Я. Гуревича, перешагнувший своё 80-летие Виппер лекции читал у себя дома. В его большой столовой собиралось довольно много народу. «Перед нами сидел очень старый человек, он читал, держа в руках, как мне показалось, старые, пожелтевшие листы рукописи, не отрываясь от текста, — пишет Гуревич. — Уж не знаю, чья недобрая рука положила на другой конец длинного обеденного стола книгу, раскрыв которую, мы поняли, что это — не что иное, как учебник истории Средних веков, написанный Виппером для дореволюционной гимназии и опубликованный в самом начале XX столетия. Вскоре мы убедились, что Роберт Юрьевич читал тот самый текст, который был написан чуть ли не полустолетием раньше. Он ничего не изменил, ничего не убавил и не прибавил, он читал по своей рукописи». И всё же, продолжает Гуревич, Виппер «представлял собой в известном смысле живую легенду».[8]

Интересные факты[править]

Недавно было осуществлено своеобразное издание. Под одной обложкой объединили два исторических портрета Ивана Грозного. Один портрет принадлежит перу известнейшего историка России XX в. академика С. Ф. Платонова, другой — не менее известного академика Р. Ю. Виппера. Классический труд Платонова написан в ключе «биохроники»: все, что известно о герое, от рождения к смерти. Виппер, ломая хронологию, дал портрет Ивана на скупом фоне XVI в., выделяя в нем только самое существенное и прослеживая посмертную судьбу образа царя. <…>

Виппер не образец, несмотря на замечательный накал чувств, до сих пор осязаемый при чтении книги. Поэтому для нас она могла бы остаться обычной историографической сигнатурой, галочкой на полях будущего портрета Сталина. Если бы не одно обстоятельство — Сталин читал книги Виппера с упоением. К сожалению, в современном архиве вождя именно этой книги нет. Вполне возможно, что ее первое издание 1922 г. с критическими замечаниями Сталина все еще находится в архиве историка. Во всяком случае, советские переиздания «Ивана Грозного» (2-е. Ташкент, 1942; 3-е. М.-Л., 1944) несут на себе следы доработок в духе сталинского «марксизма». Зато три книги Виппера: «Очерки истории Римской империи» (М., 1908), «Древняя Европа и Восток» (М., 1916) и «История Греции в классическую эпоху. IX‒IV вв. до Р. Х.» (М., 1916) испещрены сталинской рукой. Без всяких скидок Виппера можно назвать любимым историком Сталина. Отметим, что еще за 10 лет до выхода «Ивана Грозного» Виппер нарисовал портрет Древнего Рима, являя читателю суть его империалистического существования. Сталин как волшебной сказкой был зачарован этой научной монографией.[9]

С эпохой правления Ивана IV и обликом грозного царя большинство наших соотечественников знакомится первоначально по «Песне про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова» М. Ю. Лермонтова, роману «Князь Серебряный» А. К. Толстого и его историческим драмам (или, если не повезет, по роману — трилогии В. И. Костылева «Иван Грозный»), картинам И. Е. Репина и В. М. Васнецова, скульптуре М. М. Антокольского, кинофильму С. М. Эйзенштейна, хотя книги историков Р. Ю. Виппера и С. Ф. Платонова «Иван Грозный» небольшие по объему и являют собой образцы высокой научной прозы.[10]

…Возвращаясь к Р. Ю. Випперу, было бы любопытно уточнить — кто все-таки повлиял на его работу «Рим и раннее христианство» больше? Фридрих Энгельс… с его в общем-то разрозненными замечаниями или же Карл Каутский с его большим трудом «Происхождение христианства», даже саму композицию которого в значительной степени повторяет книга Виппера?[11]

Примечания[править]

  1. Вопросы истории. — 2007. — № 5. — С. 174.
  2. Фомин С. «А мы вашего папашку зверькам скормили». Русские жертвы «дела Бейлиса» (окончание) // Русский Вестник. — 8 декабря 2006.
  3. Солодкин Я. Г. Когда и почему стали называть Грозным первого московского царя? // Вопросы истории. — 2006. — № 5. — С. 172.
  4. Шевеленко А. Я. Апокалипсис и его сюжеты в истории культуры // Вопросы истории. — 1996. — № 11‒12. — С. 25.
  5. Из дневника академика М. М. Богословского // Вопросы истории. — 2009. — № 2. — С. 95‒96.
  6. Письма Е. А. Косминского Е. В. Гутновой (1941‒1959) // Новая и новейшая история. — 2002. — № 1. — С. 119.
  7. Институт истории полстолетия назад // Отечественная история. — 2001. — № 5. — С. 126.
  8. Сидорова Л. А. Межличностные коммуникации трех поколений советских историков // Отечественная история. — 2008. — № 2. — С. 136.
  9. Илизаров Б. С. Сталин. Штрихи к портрету на фоне его библиотеки и архива // Новая и новейшая история. — 2000. — № 3. — С. 183. [1]
  10. Шмидт С. О. Памятники художественной литературы как источник исторических знаний // Отечественная история. — 2002. — № 1. — С. 41.
  11. Патрушев А. И. Новое издание о судьбах историков // Новая и новейшая история. — 2002. — № 2. — С. 173.

Ссылки[править]

Литература[править]

  • Володихин Д. М. Критика теории прогресса в трудах Р. Ю. Виппера // Вопросы истории. — 1999. — № 2. — С. 153‒162.