Рудольф Гильфердинг

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Пауль Лебе, Гильфердинг, Отто Браун (1930)

Рудольф Гильфердинг (нем. Rudolf Hilferding; 10 августа 1877, Вена — 11 февраля 1941, Париж) — еврей, марксист, теоретик синархии.

Биография[править]

Рудольф Гильфердинг родился 10 августа 1877 г. в Вене, в семье состоятельного еврейского торговца. Семья его ни в чём не нуждалась, что позволило Гильфердингу получить отличное образование. Уже в стенах венского университета он примкнул к социалистическому движению, сдружился с О. Бауэром и Г. Экштайном, вместе с которыми принадлежал к ученикам патриарха австрийской социал-демократии В. Адлера. В 1901 г. Гильфердинг защитил диссертацию по медицине, и некоторое время занимался врачебной практикой: работал в венском медицинском институте, где практиковалось лечение горячим воздухом (прогревание). Однако медицина не стала его истинным призванием: на первом месте для Гильфердинга стояло изучение экономики и финансов. Как и для многих социалистов путь Гильфердинга в «большую социал-демократическую политику» был освящен Каутским, который начал с 1902 г. публиковать статьи Гильфердинга на страницах «Нойе цайт».

К близким друзьям Гильфердинга принадлежал Л. Д. Троцкий: Гильфердинг познакомил Троцкого с виднейшими австрийскими социал-демократами К. Реннером, О. Бауэром, М. Адлером. Впоследствии Троцкий вспоминал, что во время переговоров о мире в Брест-Литовске в 1918 г. он получил от Гильфердинга письмо, в котором тот хлопотал об освобождении какого-то пленного «из распространенной породы венских „докторов“». «Для Гильфердинга, — указывал Троцкий, — октябрьская революция и брестская трагедия были только оказией, чтобы похлопотать за свояка».

Рудольф с женой

Для Гильфердинга вообще была свойственна фамильярность при обращении даже с малознакомыми людьми. Об этом же писал и Л. Д. Троцкий, указывая, что Гильфердинг «неожиданно для меня, с первых же слов предложил мне перейти на „ты“». Такая манера поведения снискала Гильфердингу славу бестактного и даже наглого человека, выскочки, и вызывала определенные трения между ним и рядом социалистических теоретиков. Немаловажную роль в этом сыграла его жена Роза, которая вела себя очень независимо, оказывая большое воздействие на супруга.

Гильфердинг принимает участие в Ноябрьской революции. Сформированный в её ходе СДПГ и НСДПГ Совет народных уполномоченных назначает его в комиссию по социализации предприятий. В 1919 году он получает немецкое гражданство и становится членом Экономического совета рейха.

Первое вхождение Гильфердинга в правительство имело место в августе 1923 г.: после августовской 1923 г. стачки на смену правительству В. Куно пришел так называемый кабинет Штреземана-Гильфердинга. Последний (до 2 ноября 1923 г.) занял в нем пост министра финансов. 1923 г. — один из наиболее драматичных в истории Веймарской республики: оккупация Рура, августовские стачечные бои, фашистский «пивной путч» в Мюнхене, вооруженное выступление коммунистов в Гамбурге, сепаратистское движение, развал экономики и гиперинфляция. В этой ситуации Гильфердинг считал первоочередной мерой укрепление национальной валюты. Одним из первых его шагов на посту министра финансов была закупка иностранной валюты. 10 сентября Гильфердинг предложил на заседании правительства план оздоровления финансов — так называемый «план Гильфердинга», суть которого сводилась к созданию собственного золотого эмиссионного банка и переходу к конвертируемой валюте. Однако эта идея не была поддержана руководством германского банка. В итоге был принят план финансового оздоровления, составленный будущим министром финансов Г. Лютером.

В 1924 г. Гильфердинг избран депутатом рейхстага от СДПГ и стал главным редактором теоретического журнала «Гезелльшафт», был одним из разработчиков Гейдельбергской программы СДПГ 1925 г. В отличие от «Нойе цайт» периода редакторства Каутского и Кунова, новый теоретический орган СДПГ публиковал преимущественно тех авторов, которые признавали концепцию журнала Гильфердинга, не спорили и не возражали ему.

В июне 1928 г. было вновь сформировано правительство при участии СДПГ, кандидатура Гильфердинга на пост министра финансов не вызывала возражений.

Жёсткие ограничения, наложенные «планом Дауэса», препятствовали дальнейшему поступательному развитию германской экономики. Гильфердинг был одним из инициаторов пересмотра «плана Дауэса» в 1929 г. Новый «план Юнга», хотя и растягивал репарационные платежи на 37 лет, облегчал положение германской промышленности и отменял финансовый контроль со стороны держав-победительниц. Это было большим успехом социал-демократии и личных договорённостей Гильфердинга.

Деятельность Гильфердинга как и в 1923 году вызывала недовольство руководства Германского банка, а также крупнейших финансистов и промышленников. Гильфердингу не помогли связи с некоторыми германскими олигархами. В итоге, под прямым давлением со стороны Я. Шахта, Гильфердинг был вынужден в декабре 1929 г. оставить свой министерский пост. В марте 1930 г. социал-демократы вышли из правящей коалиции. В стране резко возрос авторитет правых сил, к власти стремились национал-социалисты.

После мартовских выборов 1933 г. эмигрировал сначала в Данию, а затем — в Швейцарию, в Цюрих, где они с женой снимали квартиру. В Швейцарии Гильфердинг прожил пять лет. В этот период Гильфердинг публиковался в эмиграционных изданиях, часто под псевдонимом «Рихард Керн».

После аншлюса Австрии и аннексии Судето-немецкой области в 1938 г., перебрался в Париж, где поселился в меблированных комнатах в студенческом квартале.

После капитуляции франции в 1940 году он и его друг Р. Брайтшайд сумели ускользнуть из Парижа и бежать на юг Франции. Правительство Виши определило им вид местожительства город Арль.

В феврале 1941 г. под предлогом перевода Гильфердинга и Брайтшайда в безопасное место, их арестовали и посадили в тюрьму. Несколько дней спустя они были выданы гитлеровцам, которые заточили их в парижскую тюрьму «Ля Санте». 10 февраля 1941 г. Гильфердинг погиб в тюрьме при невыясненных обстоятельствах. Официально было заявлено, что он покончил жизнь самоубийством, хотя Брайтшайд утверждал, что Гильфердинг был убит гестаповцами.[1]

Двухсекторная модель капитализма[править]

«Нивелирование норм прибыли к равному уровню не может осуществиться посредством перемещения капитала… Уравнение может произойти только таким способом, что сами пострадавшие отрасли промышленности картелируются… или же комбинацией парализуют для себя влияние повышенной нормы прибыли тех отраслей, из которых они получают сырой материал».

«Уравнение нормы прибыли может осуществляться все с большей исключительностью только приливом нового капитала в такие сферы, где норма прибыли выше средней, отлив же капитала из сфер производства с большим основным капиталом становится все больше затруднительным. Здесь уменьшение капитала осуществляется лишь постепенным отмиранием старых сооружений или же уничтожением капитала в случае банкротства».

Откуда исходит гильфердинговская постановка вопроса об установлении нормы прибыли, с одной стороны, в процессе комбинирования при полном отсутствии перелива капитала, и, с другой — об уравнении нормы прибыли «всё с большей исключительностью» на основе прилива нового капитала. Эта постановка вопроса вытекает из представления Гильфердинга о двухсекторной модели капитализма. Один сектор—это тот, где происходит процесс комбинирования, где нет совершенно конкуренции, где нет уравнения нормы прибыли, где капитализм «самоорганизуется»; другой сектор, где «со всё большей исключительностью» происходит перелив капитала в виде притока нового капитала, то есть там, где происходит поглощение аутсайдеров монополией.[2]

Финансовый капитал[править]

Книга Гильфердинга «Финансовый капитал» увидела свет более века назад, издавалась на русском языке, её критический анализ содержится в работах В. И. Ленина, она изучалась в советских ВУЗах.

Один из главных тезисов Гильфердинга — банковский капитал доминирует над другими видами капитала (производственным и торговым). Отсюда вытекает, что банки постепенно захватывают командные (контролирующие) позиции сначала в экономике, а потом и в политике. Гильфердинг, несмотря на свою формальную принадлежность к социалистам, оценивал такую тенденцию как позитивную. В своих более поздних работах он писал о том, что банки приведут общество в так называемый «организованный капитализм». Банки станут центрами «контроля и учета», которые обеспечат сбалансированное развитие экономики, позволят избежать кризисов перепроизводства, отрегулируют социальные отношения. Именно Гильфердинг ввел в оборот выражение «тоталитаризм», с помощью этого слова он описывал общество «организованного капитализма». Он вкладывал исключительно положительный смысл в понятие «тоталитаризм» и полагал, что со временем произойдет естественное перерастание «организованного капитализма» в социализм. Гильфердинг не был марксистом, призывавшим пролетариат к классовой борьбе и свержению «ненавистного строя», он уповал на особую роль банков в трансформации капитализма.[3]

Ссылки[править]