Сефарды

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Сефард»)
Перейти к: навигация, поиск
Stub W.svg Внимание!
Эта статья содержит неполное, одностороннее или необъективное описание, однако её предмет должен быть освещён в Традиции.

Вы можете помочь Проекту, переписав её в энциклопедическом стиле. Спасибо.

Сефарды (סְפָרַדִּים, сфараддим; ед. число סְפָרַדִּי, сфарадди; от топонима Сфарад, упоминаемого в Ов. 1:20 и отождествленного в Таргуме Ионатана с Испанией) — субэтнос евреев, тысячелетиями (возможно со времён финикийской колонизации) жившие в Испании и их потомки по всему миру.

История еврейско-финикийской колонизации Испании[править]

Песня Сефардов

О колонизации Таршиша (Испании) евреями повествует Библия (например, живое участие в торговле с Испанией принимал известный царь Соломон).

Финикийцы основали множество городов в Испании (Кадис, Картахена, Лусена, Гранада и т. д.).

Еврейские монеты, найденные в древней Тарагоне, позволяют предположить раннее поселение там евреев. В Северной Испании был найден надгробный камень с еврейской, греческой и латинской надписями, принадлежавший еврейке, которая носила распространённое имя Беллиозы, по-еврейски Мириам. Гранада называлась еврейским городом, ибо почти целиком была заселена евреями. В Кордове с древних времён существовали еврейские ворота, а близ Сарагосы находилась крепость, которая в арабскую эпоху называлась Ruta al Jahud.

Испанские евреи утверждали, что их предки прибыли в страну после разрушения Первого храма. Ибн-Дауды и Абарбанели гордились своим происхождением из дома Давидова; предки их поселились ещё в незапамятные времена в окрестностях Лусены, Севильи и Толедо. Последний, по преданиям, был построен евреями, изгнанными Навуходоносором; имя Толедо, у арабов и евреев Толаитола, напоминало евр. הלטלט (изгнание) или Толедот (поколения).

Согласно еврейской традиции, евреи жили здесь ещё в эпоху Навуходоносора или даже Соломона.

В Мурвиедро (древн. Сагунте) указывался даже надгробный камень с надписью: "Здесь похоронен Адонирам, слуга царя Соломона, явившийся взыскать подать и умерший".

Долгое время большая часть Испании была под властью Карфагена, но затем почти вся Испания перешла под власть Рима.

В 306 году собор в Эльвире (Illiberis) под председательством Озия, епископа Кордовы, воспретил вступать в общение с евреями, заключать с ними браки и приносить им плоды для благословения, "дабы благословение священника не оказалось недействительным и безуспешным".

Умаление прав евреев наступило при Аларихе II, включившем в изданный в 506 году сборник законов для своих римских подданных (Lex Romana Visigothorum) стеснительные законы римских императоров о евреях: евреи устраняются от военной и гражданской службы, от должности защитника (defensor), им запрещается строить новые синагоги, а за склонение христиан к переходу в еврейство угрожают смертная казнь и конфискация имущества; в религиозных делах евреи должны обращаться к старшинам (maiores religionis suae), в других спорах — к провинциальным судьям; но они могут пользоваться третейским судом "религиозных старшин"; не был также забыт старый закон императора Гонория о почитании властями субботнего отдыха. Некоторые историки (Кассель, Грец) утверждают, однако, что евреи в ту эпоху могли занимать общественные должности.

Песня Сефардов 2

Вестготские евреи находились, по-видимому, в сношениях с Иудеей или Вавилонией, потому что жили по законам Талмуда, воздерживались от нееврейского вина, а христианских и языческих рабов приобщали к еврейскому завету. Последнее обстоятельство наглядно доказывает, что евреи пользовались тогда полной свободой совести.

Изменения наступили с принятием королём Реккаредом католичества (586 год). Начался тяжелый период гонений, и открывается первая страница мартиролога испанского еврейства. Чтобы понять значение наступивших преследований, следует иметь в виду, что вестготское государство представляло выборную монархию; короли выбирались вельможами, с которыми должны были бороться за свою независимость. Реккаред принял католичество, чтобы иметь опору в католическом населении и, главным образом, в духовенстве против строптивых вельмож. Церковные соборы превратились в имперские собрания; созыв этих соборов служил свидетельством верности духовенства королю. После подавления ариан остались евреи, как элемент, опасный для упрочения католической религии. Цель новой политики состояла, таким образом, в том, чтобы умалить значение евреев в общественной жизни, оградить от них католическое население и, в угоду духовенству, опоре престола, преследовать евреев, в защиту которых, как ниже увидим, выступали вельможи, ненавистные королю. Реккаред не проявил той суровости, которая характеризует его преемников. На третьем соборе в Толедо (589 году), так назыв. "Соборе обращения в христианство" (Conversionsconcil), он провёл лишь следующие постановления: еврей не должен жениться на христианке или иметь наложницу-христианку; дети от подобного брака подлежат крещению; евреи лишаются права занимать общественные должности, держать в услужении христианских рабов, иначе последние объявляются свободными. На провинциальном синоде в Нарбонне было постановлено, что евреи обязаны соблюдать воскресный отдых и хоронить своих мертвых по старому евр. обычаю, без пения псалмов (вероятно, этот обычай был заимствован евреями у христиан). Постановление о рабах Реккаред внес в более строгой формулировке в "Leges Visigothorum" (Собрание законов), а именно: кто совершит обряд обрезания над рабом-христианином, теряет все свое состояние и становится крепостным казны. Евр. землевладельцы предложили королю значительную сумму за отмену этого закона, однако Реккаред не принял её. Папа Григорий I воздал ему похвалу за этот поступок и сравнил его с царем Давидом.

Брошенное Реккаредом семя преследований взошло лишь при его четвертом преемнике, Сизебуте (612—621), при котором, собственно, и началась эра гонений. Сизебут возобновил постановление относительно рабов, которое, очевидно, не соблюдалось, и пошел еще дальше: издавна приобретенные рабы к известному сроку освобождаются; лишь тем евреям, которые примут христианство, разрешается оставить у себя рабов. Евреи пользовались, однако, расположением независимых вельмож (по-видимому, даже некоторых духовных лиц), и королевский приказ оставался мертвой буквой. Тогда Сизебут предложил евреям на выбор: креститься или оставить страну. Часть евреев крестилась, остальные переселились во Францию и Африку. Не все духовенство было довольно этим шагом Сизебута. Исидор Севильский порицал его даже за то, "что он проявил усердие для веры, но не по совести".

При гуманном Свинтиле (621—631) евреи опять вернулись в Испанию, а обращенные в христианство стали вновь исповедовать иудаизм.

Свинтилу сменил король Сизенанд, который обрушился не столько на евреев, сколько на лиц, обращенных в христианство, но соблюдавших еврейские обряды. При нём состоялся Толедский церковный собор, под председательством Исидора Севильского; тогда было постановлено не обращать евреев насильственным путем в христианство, обращенных же удерживать всякими мерами в новой вере. Крещеные евреи, уличенные в тайном соблюдении субботы, праздников и законов о пище, подлежат строгой каре; детей их отдают в монастыри или правоверным христианам; возвращавшиеся в иудейство лишались права свидетельствовать в суде, ибо "тот не может быть правдив с людьми, кто оказался вероломным по отношению к Богу".

Но и эти постановления собора не приводились в исполнение; мнимые христиане продолжали соблюдать еврейские обычаи. Дворяне защищали евреев, а против дворян королевская власть не была всесильной. — Кратковременное царствование Хинтилы (638—642) омрачилось новыми драконовскими мерами. Шестой Толедский собор не только возобновил все прежние постановления, но и запретил жить в Испании тем, кто не принял католического исповедания; духовенство праздновало свое полное торжество; оно прибавило ещё канонический закон, чтобы впредь каждый король, перед вступлением на престол, присягал, что не будет допускать умаления католицизма со стороны крещеных евреев. Евреи опять вынуждены были эмигрировать; выкресты подписали "акт согласия" (placitum), обязуясь добросовестно исполнят предписания христианской религии: они надеялись на наступление лучших времен.

Действительно, преемник Хинтилы, Хиндасвинд (642—52), разрешил евреям вернуться в Испании, а мнимые христиане могли теперь смелее соблюдать евр. обряды. Евреи пользовались сравнительным благополучием; они только вносили в казну особую подать с каждой души (Jndictiones judaicae). Сын Хиндасвинда, Рецесвинт (649—72), опять круто изменил политику относительно евреев. На 8 соборе в Толедо он выступил против них с яростной речью, жалуясь, что его государство посрамлено "заразительной чумой еврейства", и умоляя собрание принять его предложение относительно евреев, столь богоугодное. Собор, однако, удовольствовался тем, что подтвердил старые решения Сизенанда. Евреи могли таким образом оставаться в Испании, будучи ограничены в некоторых правах. Более тяжелой была участь мнимых христиан, так наз. иудействующих, этих несчастных родоначальников маранов. Они опасались бежать, ибо им грозило тягчайшее наказание. Они должны были вновь подписать "акт согласия" и обещали жить в полном соответствии с законами церкви, не жениться на родственницах или на еврейках; они отказались лишь от одного — есть свинину. За нарушение обещания им грозило или сожжение, или побитие камнями. Сдержали ли иудействующие свое слово? По всей вероятности — нет. Под защитой всесильных вельмож, несмотря на все угрозы (священники наблюдали за ними в еврейские и христианские праздники), они втайне продолжали оставаться верными еврейству. Евреям жилось лучше. Несмотря на соборные постановления, они даже владели рабами. Сами священники продавали им рабов. Рецесвинт упразднил (ок. 654 г.) упомянутую выше Lex Romana Visigothorum и объявил вестготское собрание законов общеобязательным для всех подданных. Так как постановления о евреях, перешедшие из кодекса Феодосия и Lex Romana Uisigothorum, утратили силу, то понадобилось определить их права в наново кодифицированном сборнике вестготских законов. В 43 главах были собраны все эти законы о евреях и неофитах, представляющие почти одни запреты. Сущность их известна из постановлений церковных соборов.

При преемнике Рецесвинта Вамбе, от которого иудействующие тщетно ожидали облегчения, они решили поддержать восставшего против короля графа Гильдериха, наместника Септимании, обещавшего им приют и религиозную свободу. Высланный против восставших полководец Павел присоединился к ним и был в Нарбонне ими избран в короли. Но позже Вамба победил, и тогда евреи были изгнаны из Нарбонны. Вот и все, что известно нам об участи восставших иудействующих. Восьмилетнее царствование Вамбы дало им, так же, как и евреям, покой. Иудействующие могли даже выступать в защиту еврейства и составлять антихристианские сочинения, вероятно, на латинском языке.

Коварный византиец Эрвиг, сменивший на престоле Вамбу, положил конец этому мирному развитию еврейства И. Добившись престола, он должен был оправдать свой поступок и потому решил обеспечить себя расположением духовенства. На 12 Толедском соборе он произнес против иудействующих, речь, полную ненависти к ним. Собор под председательством толедского архиепископа Юлиана, происходившего из евреев, подтвердил предложенные Эрвигом 27 параграфов, из которых лишь один касался евреев, остальные же все — иудействующих. Относительно первых собор постановил: еврей, который в течение года не примет, со своим семейством, христианства, лишается имущества, подвергается ста ударам плети, сдиранию кожи с головы и лба "в знак вечного позора", а затем изгоняется из страны. В отношении иудействующих собор оставил в силе прежние законы. Только за совершение обряда обрезания было назначено более суровое наказание (матерям грозило лишение носа). Иудействующие подлежали впредь духовной паспортной системе; при переездах они должны были являться к местным священникам и получать от них удостоверение, что соблюдают церковные обряды. Им было запрещено занимать какие-либо должности, даже место надсмотрщика (villicus, actor) над рабами, и держать рабов, если последние не представят свидетельства о строгой приверженности христианству. Существование евреев и иудействующих стало бы невозможным, если бы эти законы исполнялись со всей строгостью. Эрвиг имел много противников среди дворян; преследуемые королем, они соединились с евреями и иудействующими; вот почему первые, вопреки закону, остались в Испании, а иудействующие продолжали быть евреями.

Сын Эрвига, Эгика (687—701), сперва пытался укрепить иудействующих в христианстве увещаниями и добрым словом и потому разрешил им даже держать христианских рабов. Но так как они все-таки продолжали "иудействовать", то он решил подорвать материальное благосостояние евреев и иудействующих: он запретил им владеть землями и домами, заниматься судоходством и торговлей с Африкой и вообще иметь торговые сношения с христианами; недвижимые имущества они должны были продать казне; лишь те, которые соблюдали новую веру, освобождались от этих ограничений и от евр. подати — за них должны были платить прочие евреи. Собор подтвердил (693) этот закон, и он стал приводиться в исполнение. До тех пор антиевр. политика не касалась экономического состояния евреев, которые преимущественно были землевладельцами и согласны были скорее принять христианство, чем эмигрировать. Теперь же, когда их лишили земли и других способов заработка, преследуемые решили поднять мятеж. Завязали ли они сношения с евреями в Африке с целью поддержать надвигавшихся на И. арабов (Грец), или предполагалось поднять восстание внутри страны (Каро), или, наконец, решили ли действовать обоими средствами, как сказано в обвинительном акте, — факт тот, что евреи предприняли эти опасные шаги в целях самозащиты.

Заговор был, однако, обнаружен, и виновных постигло наказание. Эгика созвал специальный собор, на котором издал следующий декрет: ввиду того, что евреи не только осквернили веру, к которой церковь удостоила приобщить их при крещении, и, вопреки обещаниям, соблюдают свои прежние обряды, но сверх того еще дерзнули составить заговор с целью насильственно присвоить себе власть в государстве, все они, как живущие в И., так и пребывающие в Гальской провинции, объявляются рабами, отдаются в крепостное владение разным господам (христианам), которые не имеют права отпускать их на волю. Дети, начиная с семилетнего возраста, отдаются на воспитание христианам. Король пощадил только тех евреев, которые жили на границе И. и Галлии и защищали Испанию от неприятельских нападений. Авторитетный историк Вестготского государства, Феликс Дан, оценивает это решение таким образом: "Кара, наложенная собором на всех евреев — не только на тех, которых обвинили в измене, была ужасной,.. так что в течение ближайшего поколения ненавистные евреи совершенно исчезли бы в вестготском народе, если бы Вестготское государство существовало так долго". Но дни его были сочтены. Внутренние смуты потрясли его устои. Раздоры между монархом и вельможами расшатали государство, антиеврейская политика ускорила его падение. Грец справедливо заметил, что изгнание евреев Сизебутом было началом разложения государства.

Безумное решение Эгики разрушить экономическую дееспособность евреев — наиболее энергичной части населения Испании — нанесло последний удар разложившейся монархии. Надвигавшимся арабам приходилось искать опору в Испании, и они ее нашли в лице евреев, которым нечего было терять и которые, напротив, могли ожидать от завоевателей облегчения своей участи. Преемник Эгики, Витица, по летописному преданию, хотел объявить евреям амнистию и упразднить закон отца; это сообщение вызывает сомнение, но если оно и верно, этот шаг не мог примирить евреев с ненавистным государством, которое при помощи евреев и было уничтожено в 711 г., когда в битве при Херес де-ла-Фронтера Тарик, вождь арабов, победил вестготского короля Родериха, погибшего в сражении.

Период арабского владычества (711 г. до начала 13 в.)[править]

Евреи принимали участие в завоевании арабами Испании: среди военачальников Тарика был еврей Каула аль-Иахуди.

Песня сефардов 3

После победы при Херес де-ла-Фронтера арабы двинулись вслед за отступившими остатками вестготского войска. В завоеванных городах они оставляли евреев в качестве стражи.

Недавно столь угнетаемые, евреи стали теперь хозяевами в Кордове, Малаге, Гренаде и пр.

Когда Тарик подошёл к Толедо, вельможи бежали; в то время как христиане молились в церквах, евреи открыли арабскому полководцу городские ворота, и Тарик передал им Толедо для защиты, двинувшись дальше преследовать неприятеля.

Испания составляла теперь часть восточного халифата Омейадов. Положение евреев сразу изменилось к лучшему. Они опять стали пользоваться религиозной свободой и автономным судом в делах с единоверцами. Они обязаны были лишь наравне с покоренными христианами платить поголовную подать (dsimma). Вновь образовались большие общины в Кордове, Гренаде и др. городах.

Впрочем, полное успокоение ещё не наступило. Еще продолжались войны между арабами и христианскими князьями, укрепившимися в Астурийских горах. Среди самих победителей господствовали раздоры. В рядах сподвижника Тарика, Каулана аль-Ягуди, восставшего против деспотического наместника Испании, Альгорры, сражались также евреи, которые и поплатились, когда Каулан потерпел поражение. Быть может, с этим событием находится в связи волнение, которое было вызвано тогда слухами о появлении в Сирии лжемессии Серене. Часть испанских евреев оставила родину и отправилась в Сирию.

В 755 г. Абдуррахман, последний представитель Омейадов, спасшийся от Аббасидов и бежавший в Испанию, объявил себя независимым правителем Испании со столицей в Кордове (один еврей предсказал ему это возвышение). Новое государство должно было около полутораста лет бороться то с Аббасидами, то с христианскими князьями полуострова, то с Карлом Великим, пока при Абдуррахмане III (912—61), принявшем полный титул халифа, не наступило время мирного развития страны, ее экономического благосостояния и расцвета наук и искусств. Процветала среди евреев шелковая промышленность.

Правления Абдуррахмана и его сына Аль-Хакима (961—76) были золотым веком в истории испанского еврейства. В это время выдвинулось несколько общественных и литературных деятелей, которые упрочили громадное значение евр. культуры в Испании. Руководящую роль сыграл в этом движении дипломат Хисдай ибн Шафрут. Крупный талмудист Моисей бен-Ханох сделал Испанию независимой в религиозно-духовном отношении от Вавилонии. В интересы халифов входило также, чтобы евр. деньги не посылались в Вавилонию для поддержки местных академий. Халифы относились с большим вниманием к блестящему развитию общественной и культурной жизни евреев; Аль-Хаким уладил мирным путем спор о кордовском раввинате между сыном р. Моисея и Ибн-Абитуром.

С Аль-Хакимом кончился расцвет халифата. При его преемнике Гишаме правил страной воинственный великий визир Альмансур, который втянул государство в войны с христианскими князьями. С этой целью он из Африки вытребовал наемные войска берберов, впоследствии поглотившие халифат. Между полководцем берберов Сулейманом ибн-аль-Хакимом и Мохаммедом ибн-Хишамом вспыхнула борьба из-за кордовского престола. Евреи, поддержавшие Мохаммеда, сильно пострадали после победы Сулеймана. 19 апреля 1013 года, взяв Кордову, последний разгромил еврейские жилища и товарные склады, и разоренные евреи направились в Гренаду, Малагу, Толедо и даже Сарагосу.

События 1013 г. положили конец могуществу Кордовского халифата, который раздробился на отдельные государства под разными халифами (Севилья, Малага, Гренада, Сарагоса, Алмерия, Толедо, Валенсия и т. д.). Вместо одного владетеля великого халифата евреи имели теперь дело с разными владетелями, соперничавшими друг с другом. Политическое раздробление привело к децентрализации евр. жизни. Среди беглецов из Кордовы находился и двадцатилетний Шмуэль ха-Нагид, который, достиг позже большой славы как ученый и визирь халифата в Гранаде. Благодаря ему образовался здесь новый культурный центр, который был, однако, вскоре разгромлен вследствие падения сына Самуила Иосифа ибн-Нагдилы (1066).


Бежавший из Гренады в Лусену Исаак ибн-Албалия занял в этом государстве видное положение, подобно Иосиф ибн-Мигашу, которому Мохаммед аль-Мутамид поручал дипломатические миссии. Одновременно выдвинулись в Сарагосе в качестве визирей Иекутиил ибн-Хаан и Абул Фадл ибн-Хасдай. Из еврейских общин в названных трех городах особенно процветала луссенская, ставшая благодаря Альфаси и Иосифу бен-Меир ибн-Мигашу центром талмудической учености.

Между тем положение арабских королевств стало все более критическим под напором укрепившихся христианских государств, из которых особенно выдвинулась Кастилия (ср. ниже). Король Альфонс VI занял в 1085 г. древнюю столицу вестготов Толедо и с тех пор стал еще более угрожать Севилье. Он отправил к ее царю Аль-Мутадему евр. дипломата Ибн-Шалбиба, который поставил Аль-Мутадему такие требования, на которые тот не мог не ответить решительным отказом. Ибн-Шалбиб поплатился жизнью за свою смелость, и война с Севильей стала неизбежной. Аль-Мутадем, вопреки совету своего сына, решил призвать на помощь фанатическое племя Алморавидов, которое под предводительством Юсуфа ибн-Ташфина завоевало значительную часть Северной Африки. В кровопролитной битве при Салакке христиане потерпели полное поражение (1086). В обеих армиях дрались многие евреи; сражение не могло быть назначено на пятницу — из-за мусульман, на субботу — из-за евреев, на воскресенье — из-за христиан.

Фанатик Юсуф стал теперь владетелем Южной Испании. Сначала он имел в виду заставить евреев, особенно сконцентрированных в Лусене, принять ислам, ввиду утверждения некоего мусульманского богослова, что евреи по истечении пяти столетий после Магомета должны признать последнего Мессией. "Так как, — сказал Юсуф, — этот срок уже истекает, а ваш Мессия не явился, то вы не можете быть более терпимы в мусульманском государстве". Евреи успокоили совесть Юсуфа значительным денежным подношением, и лусенская община была спасена (1105).

При сыне его Али (1106—42) положение евреев улучшилось. Он и его преемники видели в них не только полезных граждан, но и политическую силу. Евреи назначались "muschawirah'ами" — сборщиками податей и заведующими королевскими доходами. Другие занимали сан "визиря" или "наси". Особенно известны своим высоким положением при дворе Али врач и поэт Соломон Алмуаллем, Ибн-Камиал, Абу Исаак ибн-Мугаджар и Соломон ибн-Фарусал. При другом мусульманском правителе пост градоначальника (sahib as-surtah) занимал астроном Авраам бар-Хия Ганаси ; титул "наси", быть может, равнозначащ главе евр. общины. Общины в Севилье, Гренаде и Кордове вновь расцвели. Но дни алморавидов были сочтены, а с их падением пострадали и евреи.

Фанатическая секта алмогадов, основанная в 1112 г. Абдаллой ибн-Тумартом, решила истребить алморавидов, и после ряда побед в Северной Африке вождь алмогадов, Абдал-Мумин, переправился в 1147 г. в Испанию, завладел Кордовой, Севильей, Лусеной, Беной и др. городами, и по истечении года Андалузия была в его руках. Евр. общины были разгромлены. Алмогады заставили евреев (среди них был и Маймонид) принять ислам, конфисковали их имущество, а их жен и детей продали в рабство. Талмудические академии в Лусене и Севилье были закрыты, красивые синагоги разрушены. Евр. жизнь замерла на десять лет. Иго алмогадов было невыносимым. Часть евреев пыталась восстать против них, особенно поддерживая мужественного Абу-Руиза ибн-Дари в Гренаде, но их постигла неудача. Часть евреев внешне приняла ислам, большинство же бежало в Кастилию и другие княжества на севере И. Центр евр. жизни переместился с юга на север. "Четырьмя веками раньше движение арабов из Африки в И. принесло евреям избавление от ига вестготов, а теперь подобное же движение принесло им горе и заставило их искать приюта во владениях потомков вестготов!" Если евреи тогда приветствовали арабов и оказывали им поддержку, то теперь они боролись в рядах христиан против фанатических алмогадов, участвуя в 1212 г. в битве при Навас де-Толедо.

Христианская Испания. Изгнание[править]

Песня сефардов 4

Переход под власть христианских правителей на первых порах не оказал заметного влияния на культурную жизнь еврейской общины Испании, ставшей проводником арабского культурного влияния. В христианской Испании евреи продолжали заниматься науками, в частности медициной и астрономией, например, врачи Иона бен Ицхак Ибн Биклариш (конец 11 в.), семья Бенвенисти: Шешет бен Ицхак (1131–1209), Ицхак бен Иосеф (умер, вероятно, в 1224 г.) и Шмуэль (умер в 60-х гг. 14 в.), и самый крупный еврейский медик средневековья Маймонид, а также астрономы Ицхак бен Иосеф Исраэли (первая половина 14 в.) и Аврахам бен Шмуэль Закуто. Члены видных еврейских фамилий зачастую получали то же образование, что и испанская знать.

В центре научных интересов еврейских ученых Испании стояли исследования иврита, Библии и Талмуда, а также развитие и обогащение стиля религиозной и светской поэзии на иврите. В творчестве Иехуды ха-Леви, Моше Ибн Эзры, Иосефа Ибн Цаддика и Шломо Ибн Габирола еврейско-испанская поэзия (см. Еврейско-испанская литература) достигает своего совершенства. Иехуда бен Шломо Алхаризи перенес в еврейскую литературу арабскую стихотворную форму макама. Интерес к поэзии оказал стимулирующее воздействие на развитие грамматики иврита, виднейшими исследователями которой, наряду с Менахемом Ибн Саруком и Дунашем бен Лабратом, были Иехуда бен Давид Хаюдж, разработавший концепцию трехбуквенного корня ивритских глаголов, Иона Ибн Джанах, Моше бен Шмуэль Гикатила (11 в.) и Аврахам Ибн Эзра. Теории еврейских грамматиков, работавших в мусульманских землях Испании, стали известны и были приняты евреями христианских стран.

Продолжателем методов галахического исследования Ицхака бен Я‘акова Алфаси был его наиболее значительный ученик Иосеф бен Меир ха-Леви Ибн Мигаш (1077–1141). Однако самым сильным стимулом к талмудическим исследованиям послужили труды Маймонида, который в качестве мыслителя сформировался в Испании и поэтому может рассматриваться как еврейско-испанский ученый. С 13 в. франко-германские тосафисты (см. Тосафот) стали заметно влиять на методы талмудических исследований в Испании; Шломо Адрет, Ашер бен Иехиэль, Ниссим бен Реувен Геронди, Нахманид и другие внесли значительный вклад в развитие талмудической учености. В 13–15 вв. на религиозно-философские темы писали также Шломо Ибн Габирол, Иехуда ха-Леви, Бахья Ибн Пакуда и другие. Семья Грациан (Хен), члены которой жили главным образом в Барселоне, дала Испании несколько раввинов и ученых. Ее видными представителями были врач, философ, гебраист и автор комментариев к Притчей Соломоновых книге и к Иову, Зрахия бен Ицхак бен Шеалтиэль (умер в 1292 г.), талмудист Шломо бен Моше бен Шеалтиэль (умер в 1307 г.), подписавший вместе с Шломо Адретом и другими херем 1305 г., и раввин городов Фрага, Алкала (с 1369 г.), Барселона (с 1375 г.) Шеалтиэль бен Шломо.

Церковь, опасаясь влияния иудаизма, стремилась изолировать христиан от евреев и постепенно добилась ряда постановлений в этой области, в частности обязательного ношения евреями отличительного знака (с начала 13 в.). В начале 13 в. в Арагонском королевстве, по примеру Франции, началась широкая кампания по обращению евреев в христианство. Первый в Испании кровавый навет в Сарагосе (1250) породил злобную антиеврейскую пропаганду. В 1263 г. в королевском дворце в Барселоне состоялся великий диспут, в центре которого стоял вопрос о природе Мессии. Еврейскую сторону представлял Нахманид, бесстрашно отстаивавший принципы еврейского учения. Один из участников диспута, доминиканец Раймон Мартини, написал сочинение «Пугио фидеи» («Меч веры», 1280?), ставшее на долгие годы теоретическим обоснованием антиеврейских кампаний.

В правление Педро I Жестокого (1350–69) на должность казначея был назначен Шмуэль бен Меир ха-Леви Абул‘афия, который получил разрешение на постройку в Толедо великолепной синагоги (1357). Однако борьба за власть в 1360-х гг. между королем и его сводным братом Энрике Трастамарским, которому оказывали отчаянное сопротивление верные трону еврейские общины и служившие в королевской армии евреи, привела к упадку еврейских общин Кастилии. Но особый ущерб евреям Испании нанесли воззвания Энрике, впервые призвавшие избавить Испанию от «закабаления ее евреями». И хотя, заняв трон, он по необходимости назначал евреев на государственные должности, его воззвания, а также расправы с целыми общинами роковым образом сказались на судьбах всего испанского еврейства.

Песня сефардов 5

К концу 14 в. положение евреев резко ухудшилось: после смерти Хуана I Кастильского (1390) трон перешел к его малолетнему сыну, который не смог ограничить яростную антиеврейскую кампанию Ферранта Мартинеса, архидьякона Эсихи, после смерти архиепископа ставшего фактическим главой епархии. 4 июня 1391 г. в Севилье начались антиеврейские беспорядки, еврейский квартал был разгромлен, многие евреи убиты, другие подверглись насильственному крещению, многие еврейские женщины и дети были проданы в рабство мусульманам, синагоги были превращены в церкви, а еврейские кварталы заселены христианами. Беспорядки перекинулись в Андалусию, евреи подвергались нападениям в Толедо, Мадриде, Валенсии, Бургосе, Кордове, Жероне и других городах. Королевская администрация не делала никаких попыток защитить евреев от беснующейся черни. В июле бесчинства вспыхнули в Арагоне и арагонские еврейские общины были разгромлены. Погромщики расхищали еврейское имущество и сжигали находившиеся в руках евреев долговые обязательства. Однако основным мотивом погромов была религиозная вражда, и как только евреи принимали христианство, нападения на них прекращались. Остатки арагонского еврейства спас один из наиболее авторитетных еврейские ученых своего времени, философ Хасдай Крескас, который собрал значительную денежную сумму, «убедившую» короля сжалиться над евреями, и обратился за помощью к римскому папе.

В 1413 г. по инициативе Херонимо де Санта Фе (Иехошуа Лорки) в Тортосе был проведен еврейско-христианский диспут; еврейскую сторону, среди прочих, представляли Зрахия бен Ицхак ха-Леви и Иосеф Альбо. Еврейские ученые фактически были лишены возможности защищать свою позицию; диспут, как и ожидалось, закончился триумфом христиан и повлек за собой волну обращений.

В конце 14 в. — начале 15 в. начинает обнаруживаться тенденция к упадку еврейско-испанской культуры, хотя испанское еврейство и продолжает выдвигать выдающихся ученых и писателей, как, например, Хасдай Крескас, Иосеф Альбо, Профиат Дуран, Ицхак Абохав I, Ицхак Абохав II и др. Во второй половине 15 в. в Испании зародилось книгопечатание.

В начале 15 в. в Кастилии насчитывалось около тридцати тысяч еврейских семей, а также весьма значительное число марранов, положение которых становилось все тяжелее. Христиане недоверчиво относились к марранам, догадываясь, что многие из них были христианами лишь номинально и втайне продолжали соблюдать предписания иудаизма. В 1449 г. толедские бунтовщики, опираясь на постановления IV Толедского церковного собора, выпустили прокламацию, объявлявшую всех обращенных евреев бесчестными и призывавшую запретить им занимать любые должности в Толедо и зависимых от него землях.

После брака Фердинанда и Изабеллы (1469 год) начались преследования марранов в объединенном королевстве Кастилии и Арагона. Королевская пара видела в новых христианах угрозу национальному единству страны, для предотвращения которой в 1477 г. обратилась к папе с просьбой установить в Испании инквизицию (прежние правители, опасаясь чрезмерного могущества инквизиции, не были заинтересованы в распространении ее деятельности на Испанию). Первый трибунал инквизиции был учрежден в 1481 г. в Севилье, где в том же году несколько марранов были осуждены на сожжение. С осени 1483 г., когда испанскую инквизицию возглавил духовник королевы Томас де Торквемада, её деятельность приобрела необычайно жестокий характер, особенно в преследовании марранов.

Песня сефардов 6

Падение Гранады (1492), последнего оплота ислама на Пиренейском полуострове, вновь обострило проблему национально-религиозной консолидации страны, и 31 марта 1492 года был подписан эдикт об изгнании евреев из Испании и ее владений, согласно которому евреи должны были до конца июля покинуть страну. Эдикт основывался на версии, что евреи совращают христиан в иудаизм, а новые христиане не могут из-за влияния евреев стать честными католиками. Попытки придворных евреев, в частности Ицхака Абраванеля и Аврахама Сениора (1412?–1493?) добиться отмены эдикта оказались безуспешными, и подавляющее большинство евреев покинуло Испанию. Необходимость спешно ликвидировать имущество заставила евреев продавать его за бесценок; лишь немногим удалось вовремя переправить достояние за границу; общинное имущество конфисковывалось властями и большей частью передавалось муниципалитетам, иногда использовалось для постройки церквей или монастырей; кладбища были превращены в выгоны, а надгробия снесены. По оценке историков, число изгнанников достигло 200 тыс. человек, огромное количество по демографическим понятиям того времени.

Диаспора[править]

Общая численность сефардов по данным Википедии 1,5-2 миллиона, но похоже под названием сефарды там объединили вообще всех не ашкеназов, что абсолютно неграмотно.

После изгнания из Испании и Португалии, сефарды поселились в Голландии, Османской империи, Италии, Англии и т. д. При Петре I (и даже раньше) стали поселятся и в России.

Культура[править]

Сефарды имеют свой язык — ладино, свою музыку, литературу, и даже религиозные обряды.

Песня сефардов 7

См. также[править]

Ссылки[править]