Шмуэль ха-Нагид

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Шмуэль ха-Нагид
политик и полководец
Имя при рождении: Шмуэль ха-Леви бен Иосеф Ибн Нагрел‘а
Дата рождения:  993
Место рождения: Кордова, Испания
Дата смерти:  1056
Место смерти: Гранада, Испания
Этническая принадлежность: еврей
Ошибка: В одном из подзапросов не указано правильного знака условия.

Шмуэль ха-Нагид (שְׁמוּאֵל הַנָּגִיד; Шмуэль ха-Леви бен Иосеф Ибн Нагрел‘а; Абу-Ибрахим Самуэль бен Йосеф Халеви ибн Нагрела; 993, Кордова, – 1055 /или 1056/, Гранада) — государственный деятель (визирь), военачальник, лидер испанского еврейства, поэт, галахист и грамматик.

Карьера[править]

Шмуэль ха-Нагид родился в знатной и богатой еврейской семье, которая вела свою родословную от царя Давида; получил отличное образование, как религиозное, так и светское, в совершенстве знал Галаху (которую изучал у рабби Ханоха бен Моше /умер в 1014 году), Аггаду, иврит, Коран, арабский язык и литературу.

По сообщению Аврахама ибн Дауда (ХII в.), в 1013 году, когда Кордову захватили берберы, Шмуэль ха-Нагид был вынужден бежать из города, поселился в Малаге и занялся торговлей пряностями. Ибн ал-Ариф, секретарь Абу ал-Аббаса, визиря Гранады, нанял Шмуэля ха-Нагида в качестве составителя деловых писем. Благодаря учёности, безупречному стилю и почерку, визирь рекомендовал халифу Хабусу, берберскому правителю Гранады, принять Шмуэля ха-Нагида на службу. Он был назначен сборщиком налогов, затем (после смерти Ибн ал-Арифа) стал секретарем визиря, его личным помощником, а в 1027 стал визирем, после чего гранадские евреи избрали его своим руководителем, а гаон Хай бен Шрира, глава пумбедитской иешивы, присвоил ему титул нагида.

Военная деятельность[править]

После смерти халифа Хабуса (1038 год) 2 его сына, Бадис и Булуджин, повели борьбу за престол. Летом 1041 года ха-Нагид помог Бадису подавить восстание, поднятое двоюродным братом последнего Ядиром. Тот, в союзе с двумя андалусийскими аристократами, напал на Арагон, они убили градоправителя и захватили множество крепостей в округе. Ха-Нагид встал во главе армии Бадиса и разгромил мятежников в ожесточённом сражении, затем поймал пытавшегося бежать в Кордову Ядира и закованным доставил его ко двору. В благодарность за верность ха-Нагид был назначен главнокомандуюшим королевской армии.

Поскольку Бадис почти не занимался государственными делами, Шмуэль был фактическим правителем Гранады.

Под его предводительством гренадские войска развернули широкие наступательные операции, направленные на обеспечение халифату доминирующего положения на юге Пиренейского полуострова.

Уже в 1038 году он разгромил правителя Альмерии Зугира, хотевшего уничтожить всё испанское еврейство, а в 1039 году одержал трудную победу над Исмаилом ибн Аббадой из Севильи, одним из главных соперников Гранады, планировавшего сразу после победы истребление еврейской общины Гранады. 1 элула 1039 года Шмуэль разгромил внутреннюю оппозицию против себя. В 1045 году Шмуэль предпринял кампанию против Ронды, в 1047 году его всадники разрушили до основания город Таскарну (?), в 1049 году он воюет против Малаги, в 1-й половине 1050-х вновь неоднократно воевал с Севильей.

С 1052 по 1054 годы ха-Нагид возглавлял три военных похода, на этот раз против севильских и рондских заговорщиков, пытавшихся захватить всю территорию Гранадского Халифата — площадь между Малагой, Рондой, Севильей и Элисаной. Заговорщики заключили союз с французами и разбили гранадскую армию во главе с Шмуэлем, заставив его укрыться в стенах Элисаны, которую осадили. Однако Шмуэль вывел городское ополчение к западу от города и 5 дней выжидал удобного случая, а на 5 ночь неожиданно ударил и разметал всю западную сторону осады, заставив врагов рассеяться в горах и холмах. Затем, развернув армию, он налетел на стоявших с востока французов и Ибн Абу Амара, обратив в бегство и их. Но враги вновь заключили договор с берберами, французами, и с личными врагами ха-Нагида, засев в Севилье и выжидая. Между союзниками начались ссоры, правитель Севильи даже бросил многих из бывших друзей в тюрьмы. Тогда ха-Нагид вошёл в Севилью с сильной армией и подавил бунт. Из более чем 17 лет пребывания Шмуэля в должности главнокомандующего лишь 2 года были мирными.

Оценка деятельности[править]

Арабский историк Ибн Хайан (988–1076) писал о нём:

"Этот злодей был одним из наиболее совершенных людей по своим знаниям, мудрости, разумению, сообразительности, верности, смелости, изворотливости, хитрости, умению обогащаться самому и быть щедрым со своими людьми, быть признательным с друзьями и ублажать врагов, смиряя их неприязнь кротостью".

Другой мусульманин его придворный Мунфатиль, восклицал:

"Вместо того, чтобы пытаться понравиться Богу, обнимая черный камень Мекки, /мусульмане/ должны были бы целовать твои руки, поскольку они приносят удачу. Благодаря тебе я добился здесь всего, чего желал, я надеюсь, что благодаря твоему заступничеству мои желания будут удовлетворены и в ином мире. Когда я нахожусь с тобой и близкими тебе, я часто исповедую религию, которая предписывает соблюдать субботу; когда я нахожусь с моим народом, я исповедую ее в тайне".

Поэт Ибн Алфаха, посвятил траурную оду сыну Ибн Нагрелы:

"Для меня, - пишет он, - верность - это религия, и она велит мне оплакивать этого еврея".

Лидер испанских евреев[править]

Шмуэль ха-Нагид сыграл важную роль в превращении евреев Пиренейского полуострова в обособленную субэтническую группу со своими обычаями и традициями. Этому способствовал и его труд «Сефер хилхета гаврат‘а» («Большая книга халахот») — один из первых крупных галахических кодексов, составленных за пределами Эрец-Исраэль и Вавилонии. Написанный на арамейском языке, иврите и, возможно, по-арабски, основанный на Вавилонском и Иерусалимском Талмуде, Мидраше, галахических постановлениях гаонов (с которыми Шмуэль ха-Нагид время от времени полемизирует) и респонсах Ахи (Ахая) из Шабхи, этот кодекс оказал значительное влияние на галахистов, живших в Испании и Северной Африке, в том числе на Ицхака Ибн Гиата (1038–89), Ицхака Алфаси и Иехуду ал-Барджелони (конец 11 в. – начало 12 в.).

Многие современники, в частности, Шломо Ибн Габирол (которому Шмуэль ха-Нагид покровительствовал) и Хай Гаон бен Шрира расценили «Сефер хилхета гаврат‘а» как вызов галахической монополии гаоната; Шмуэлю ха-Нагиду пришлось даже написать стихотворную апологию, в которой он декларировал, что его труд ни в коей мере не направлен на подрыв верховного авторитета вавилонских законоучителей.

Известны также составленное Шмуэлем ха-Нагидом введение в Талмуд, два его респонса и несколько грамматических сочинений.

В качестве руководителя евреев Гранады Шмуэль ха-Нагид поддерживал контакты с лидерами еврейских общин других стран; известна, например, его переписка с эксилархом Хизкияху II бен Давидом и с тунисскими законоучителями рабби Хушиэлем, рабби Ханан’элем и рабби Ниссимом бен Я‘аковом (последний выдал свою дочь за сына Шмуэля ха-Нагида Иехосефа). Шмуэль ха-Нагид оказывал материальную помощь евреям Эрец-Исраэль, в частности, закупал оливковое масло для синагог Иерусалима.

Поэзия[править]

Поэтическое наследие Шмуэля ха-Нагида включает десятки стихотворений и поэм на иврите, объединенных в три книги: «Бен Тхиллим», «Бен Мишлей» и «Бен Кохелет»; он писал также по-арабски и много переводил с этого языка на иврит. Первыми переписчиками произведений Шмуэля ха-Нагида стали его сыновья Иехосеф и Элиасаф (последний также стал поэтом).

Для поэзии Шмуэля ха-Нагида характерны изощренность формы, точность языка и тематическое разнообразие. Он ввёл в литературу на иврите жанр героического эпоса; его эпические поэмы, в которых он подробно описывает свои воинские свершения, не только представляют собой непревзойденные образцы этого жанра, но и служат ценным источником сведений по военной и политической истории мусульманских государств Пиренейского полуострова в середине 11 в. В русле традиций арабской поэзии Шмуэль ха-Нагид воспевал вино, любовь, дружбу; он писал также оды, элегии, нравоучительные, полемические, философские, литургические стихи. Во многих его произведениях звучат сугубо еврейские мотивы: он расценивает зависть и интриги царедворцев-мусульман как проявления извечной неприязни народов мира к народу Израиля, в непрочности и двусмысленности своего положения в качестве правителя мусульманского государства видит свидетельство эфемерности еврейского бытия в диаспоре и связывает все свои надежды с грядущим избавлением и возвращением в Сион.

Шмуэле ха-Нагиде внёс вклад в грамматику.

Полемика против ислама[править]

Некоторые арабские учёные упоминают сочинение Шмуэля ха-Нагида, направленное против Корана; историк и философ Ибн Хазм, которому оно было известно в изложении другого мусульманского автора, резко полемизировал с ним. Шмуэль составил на арабском языке текст, в котором приводятся различные внутренние противоречия, содержащиеся в Коране.

Ибн Хазм, знаменитый андалусский богослов, писал:

"Восстал человек, преисполненный ненависти к нашему Пророку... Его презренная душа гордится накопленным богатством; золото и серебро, переполняющие его дом, возбуждают в нем низменные страсти; он написал книгу, чтобы перечислить противоречия в словах Бога в Коране... Пусть эмир удалит от себя этих людей, грязных, дурно пахнущих, нечистых и проклятых, которым Бог послал унижение, позор, падение и злобу, каких не знает ни один другой народ. Помните, что одежды, в которые они одеты Господом, более опасны, чем война и более заразны, чем проказа..."

Сын Шмуэля, резня евреев в Гранаде[править]

Сын Шмуэля ха-Нагида, Иосеф (Иехосеф) ха-Нагид (Юсуф ибн Нагрела; Ибн-Нагдела, Иосиф Абу-Хусейн; 1035–66), унаследовал все его должности и титулы, однако через 10 лет был убит восставшими против его власти мусульманами (мятеж сопровождался массовой резней евреев, в результате которой погибла почти вся гранадская община).

Процветание и влияние семьи ха-Нагидов уже давно вызывало недовольство завистников. Соперник Ибн Хазма поэт Абу Исхак из Эльвиры восклицал:

"Предводитель этих обезьян украсил свой дворец инкрустациями из мрамора, он приказал построить там фонтаны, в которых течет самая чистая вода, и пока он заставляет нас дожидаться у него за дверями, он насмехается над нами и над нашей религией. Если я скажу, что он столь богат, сколь и вы, о мой повелитель, я скажу правду. О! Поспешите зарезать его, принести его в жертву, это воистину жирный агнец для заклания! Не давайте пощады его близким и его союзникам, ведь и они тоже собрали огромные сокровища..."

Иосеф ха-Нагид обнаруживал высокомерие и гордость в обращении с подчиненными и назначал — не следуя в этом отношении осторожному отца — евреев на государственную службу в таком количестве, что это обратило на себя внимание мусульман (одного из своих родственников назначил великим визирем).

Разные политические события способствовали усилению вражды против еврея "катиба" (министра). Между Иосефом ха-Нагидом и наследником престола Балкином возникли недоразумения, а когда принц скоропостижно скончался, возбужденные против Иосефа ха-Нагида мусульмане распространили слух, будто он виновен в смерти принца, чему, однако, король не поверил.

В другом случае положение Иосефа ха-Нагида, однако, пошатнулось. Бадис предпочитал берберов, прибывших из Северной Африки, арабскому населению Гренады и, узнав однажды, что султан Ронда был убит людьми, подосланными арабским правителем Севильи, стал с тех пор зорко следить за арабами, боясь также пасть от их рук. Между прочим, Бадис решил истребить всех арабов в пятницу во время молитвы. Иосеф ха-Нагид, посвященный Бадисом в этот замысел, понял все ужасные последствия для страны от такого безумного поступка и старался убедить короля отказаться от исполнения плана. Тот, однако, настоял на своём и уже сделал все приготовления к резне, приказав войскам вступить в пятницу в город. Тогда Иосеф ха-Нагид решил удержать короля и его слуг от пролития крови людей, ни в чём не повинных, и тайно уведомил главарей арабской общины о грозящей им опасности. Когда войска расположились близ города в ближайшую пятницу, мечеть была пуста, арабы же спрятались по домам. Король заподозрил тогда Иосефа ха-Нагида в выдаче тайны и имел с ним довольно резкую беседу. Но Иосиф отверг обвинение Бадиса, говоря, что сами арабы, узнав о приближении войск, не пошли в мечеть. Иосеф ха-Нагид прибавил:

Король! Ты должен благодарить Бога, который удержал тебя от кровопролития; еще наступит день, когда ты скажешь, что я был прав, отговорив тебя от этого поступка!.

Берберские советники также поддержали слова Иосефа ха-Нагида Король примирился с ним, но только для вида. Иосеф ха-Нагид понял, что его положение не прочно и при помощи шпионов стал выслеживать всё, что говорилось в ближайшем кружке короля. Фанатические берберы, узнав об этом, решили избавиться от ненавистного им еврейского министра.

Наиболее ярый враг Иосефа ха-Нагида, арабский поэт Исхак Эльвири, выпустил воззвание в стихах, полных злобы и фанатизма. Между прочим здесь говорилось:

"Скажи сингаджитам (берберы Гренады), великанам нашего времени, львам пустыни: ваш властитель поступил преступно, почтив неверных. Катибом (министром) он назначил еврея, между тем как мог найти такового среди правоверных. Евреи предаются безумным надеждам, держат себя господами и надменно обходятся с мусульманами. Когда я прибыл в Гренаду, то заметил, что вся власть в руках евреев, что они поделили между собою столицу и провинцию. Всюду властвует кто-нибудь из этих проклятых".

Такие речи ещё более разожгли страсти берберов, которые распространили слух, будто Иосеф ха-Нагид намеревается убить самого Бадиса и выдать страну в руки Аль-Мутасима, правителя соседней Альмерии, с которою Бадис тогда вёл войну, затем убить Аль-Мутасима и самому захватить престол. Эта клевета должна была привести к утрате Иосефом ха-Нагидом доверия у короля и к погрому евреев.

Еврейский погром в Гранаде (30 декабря 1066 года или по еврейскому календарю 9 тевета 4827 года) — самая кровавая резня сефардских евреев иберийскими мусульманами на территории мусульманской Испании Аль-Андалус. Погибло более 4 тысячи человек. Поводом к резне послужило недовольство мусульманской толпы тем что самый важный пост главного визиря при дворе гранадского эмира занял этнический еврей Иосеф ха-Нагид, сын Шмуэля ха-Нагида, которому эмир был многим обязан.

30 декабря 1066 года толпа разъярённых мусульман взяла штурмом королевский дворец Гранаде, распяла еврейского визиря Иосифа ха-Нагида, а после этого принялась грабить и убивать большую часть еврейского населения города. 1500 еврейских семей или около 4000 человек были перебиты в один день. Лишь немногим удалось бежать.

Иосеф ха-Нагид любил науки и поддерживал учёных, например талмудиста Исаака ибн-Албалию и поэта Исаака ибн-Гайата. Изгнанных из Пумбедиты сыновей последнего гаона Езекии он принял с большим почётом и оказал им поддержку.

Он покровительствовал также арабским поэтам, и один из них, Ибн-Алфари, воспевавший при жизни И.-H. его славу, так оплакивал смерть безвременно погибшего министра: "Моя верность — моя религия, и она велит мне проливать слезы по еврее".

Большая библиотека Иосифа была расхищена при погроме. О его литературной деятельности ничего не известно (известно только его письмо к р. Ниссиму).

Арабские летописцы передают странный факт, будто Иосиф не верил ни в Бога своих отцов, ни вообще в какую-либо религию. Подлежит сомнению, заявил ли он, что принципы ислама нелепы. Жена Иосифа, дочь известного р. Ниссима б.-Яков, и сын её Азарья спаслись от смерти, бежав в Лусену, где жили на средства общины. Азарья умер весьма рано.

Так Иосиф ха-Нагид и гранадское еврейство было наказано Б-гом за то, что Иосиф ха-Нагид не дал умертвить арабов королю.

См. также[править]

Литература[править]