Олег Фёдорович Соловьёв

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
(перенаправлено с «Соловьёв, Олег Фёдорович»)
Перейти к: навигация, поиск
Олег Фёдорович Соловьёв
Дата рождения:  1925
Гражданство: Россия
Ошибка: В одном из подзапросов не указано правильного знака условия.
Научная сфера: история
Альма-матер: МГИМО

Олег Фёдорович Соловьёв (род. 1925) — советский дипломат и советский/российский историк.

Его поздние работы посвящены почти исключительно теме масонства, которое Соловьёв считает незначительным явлением (так, членство нескольких большевиков в масонских ложах он объясняет тактическим ходом их партии для использования масонства в своих целях).

Биография[править]

Родился в семье беспартийного инженера-текстильщика, происходившего из многодетной семьи сельского священника Владимирской губернии В. Соловьёва. Отец, Фёдор, окончил духовную семинарию, несколько лет учительствовал в народной школе, затем стал выпускником Харьковского технологического института, в каникулы и свободное время трудился ремонтником на фабриках и в железнодорожном депо.

По материнской линии Соловьёв происходит из обедневшего дворянского рода Горбуновых. Дед по этой линии служил почтовым чиновником города Херсона, что на Украине, содержал большую семью, политикой не занимался, скончался относительно молодым. Мать Соловьёва, Надежда, училась за казённый счёт в Институте благородных девиц в Петрограде и по его окончании ушла добровольно сестрой милосердия на фронт в Первую мировую войну, специализируясь в области хирургии. После революции трудилась в полевом госпитале армии Деникина, вышла замуж первым браком за строевого офицера, который погиб на Гражданской войне. В 1922 году обвенчалась с Фёдором Соловьёвым, ставшим к тому времени инженером в Харькове.

В начале Великой Отечественной войны отец Олега Соловьёва скончался по болезни, значительно позже умерла мать (школьный преподаватель, затем пенсионерка, беспартийная). Среди многочисленной родни только двое состояли в КПСС; один из них, ленинградский инженер, погиб в 1937 году, другие родственники Соловьёва репрессиям не подвергались.

По месту службы отца он проживал в Подмосковье и в Ашхабаде (потом семья обосновалась в столице). В армии не служил из-за последствий тяжёлой болезни.

По окончании средней школы поступил на факультет Международных отношений МГУ им. Ломоносова, вскоре ставший Институтом международных отношений (МГИМО) при МИД СССР, лекции в котором читались крупнейшими международниками, академиками Е. В. Тарле, Л. Н. Ивановым, А. Л. Сидоровым, профессорами Ф. И. Нотовичем, А. З. Манфредом, С. Б. Крыловым, В. Н. Дурденевским и др.

Во время учёбы в институте участвовал в создании Научного студенческого общества (НСО), после обязательных занятий посещал кружок по изучению новейшей истории Франции. В 1949 году сдал на «отлично» все государственные экзамены, а также участвовал в составлении для МИД СССР аналитической справки «Русский конфликт 1923 г. и Франция», которую положительно оценили в Министерстве, засчитав дипломной работой.

Был приглашён академиком Л. Н. Ивановым на должность научного редактора в возглавлявшуюся им международную редакцию Издательства иностранной литературы.

При подготовке кандидатской диссертации попросил заменить рекомендованного ему руководителем доцента А. А. Рощина (обрусевшего француза) на профессора Ф. И. Нотовича (еврея по происхождению), что в период позднесталинских «гонений» на евреев не вызвало возражений у «членов коллектива», и уже через полтора года при помощи Нотовича защитил диссертацию о франко-германских отношениях накануне Второй мировой войны. Однако по инициативе секретаря парткома института Н. Сидорова заявление Соловьёва о приёме в КПСС было отклонено, вопреки положительному отзыву комсомольской организации.

Первым выступлением Соловьёва в научной печати стала большая рецензия (в соавторстве с В. В. Похлёбкиным) на книгу американского профессора Ф. Д. Скотта «США и Скандинавия». В сентябре 1953 года Соловьёв поступил третьим секретарём в Архивное управление МИД СССР, позже стал исполняющим обязанности заведующего отделом Архива внешней политики России.

Однажды узнал от одного из сокурсников под большим секретом о прошлом его участии в составлении описей иностранных документов Особого архива КГБ СССР, в том числе и масонского происхождения. Тогда его эта информация почти не заинтересовала.

Столкнулся с глухой враждой коллектива отдела на почве зависти к чужаку с учёной степенью и попал в опалу у нового начальства управления, именуемого отныне Историко-дипломатическим. Единственной отдушиной осталось общение с учёными, посещавшими местный читальный зал. Там Соловьёв и встретил будущую супругу, аспирантку Ленинградского университета М. Р. Арунову.

После завершения рабочего дня обычно занимался собственной научной деятельностью. Итогом стали две книги и несколько статей, касавшихся внешней политики СССР и отношений между Россией и странами Юго-Восточной Азии, включая Индию, Индонезию, Таиланд, Бирму. Однако подобная тематика всё же представлялась ему недостаточно весомой для докторской диссертации.

В конце 1950-х годов ему довелось (на почве поиска подходящей тематики) близко узнать известного советского историка еврейской национальности, академика И. И. Минца (18961990), и он фактически стал его подопечным,[1] подключившись к тематике о внутренних противниках советской власти, действующих в союзе с западными державами.

Тогда начальством Соловьёв был переведён в научно-исследовательский отдел Управления, где по заданию руководства МИД участвовал в составлении аналитических обзоров отношений СССР и других держав и примерно за три года выдал четыре фолианта по 300—400 страниц и написал несколько больших справок, за что неоднократно премировался.

Однако начальству всё-таки удалось избавиться от него, организовав длительную командировку в качестве первого секретаря посольства во Вьетнаме, где он вскоре был назначен советником и пробыл там с 1963 по 1965 год, однако сумел завершить основную часть диссертации и подготовил для публикации две статьи.

Приехав домой в очередной отпуск, Соловьёв тяжело заболел и был оставлен на родине, а в 1966 году получил в Управлении МИД СССР по планированию внешнеполитических мероприятий (УПВМ) должность советника по вопросам американской политики в отношении Вьетнама.

В плане продолжения научной работы защитил в Московском государственном педагогическом институте докторскую диссертацию «Великий Октябрь и крах его противников» (вскоре опубликованную отдельной книгой в издательстве «Мысль»), а затем, ввиду желания поработать и за рубежом по линии на сей раз международных организаций, получил постоянный контракт в Международной организации труда (МОТ) на пост директора Департамента изданий и документации в Женеве, куда выехал с супругой в 1972 году.

Находясь до 1975 года в Женеве во главе крупного издательского комплекса, занимавшегося публикацией документации организации, значительного количества социально-экономической литературы и специальной периодики, лишь урывками мог продолжать научные изыскания. Тем не менее при краткосрочных командировках в Париж сумел ознакомиться с материалами архивов — Национального и МИД Франции, позднее получить ксерокопии бумаг из хранилищ Лондона и Лиги Наций в Женеве периода 19171922 годов. Во время летних отпусков встречался с академиком Минцем для обмена мнениями по разнообразным проблемам, в том числе и вопросам масонства России, придя к выводу о необходимости их глубокой разработки для выявления участия в революционных событиях.

Осенью 1975 года вырвался на родину и вновь попал в Управление по планированию, которое утратило былой престиж и занималось в основном изготовлением бумаг по второстепенным и третьестепенным вопросам.

К осени 1979 года подготовил рукопись о прошлом отечественного масонства. 30 октября бюро Отделения истории АН СССР рекомендовало её для публикации в издательстве «Наука». Однако, несмотря на две положительные внутренние рецензии И. Р. Григулевича и Г. З. Иоффе, она при подготовке к печати была встречена негативно руководством издательства, которое использовало так называемых «чёрных рецензентов» для её отклонения.

Тогда Соловьёв частично перенёс масонскую проблематику из фактически запрещённой рукописи в другую, готовившуюся к выходу в издательстве «Мысль», где та не вызывала возражений. Монография появилась в 1982 году под типичным для советского времени названием «Международный империализм — враг революции в России» с хронологическим охватом периода до начала Первой мировой войны.

В середине 1985 года Соловьёв без сожаления оставил МИД, выйдя в оставку с почётной грамотой Верховного Совета РСФСР «за многолетнюю плодотворную дипломатическую работу и в связи с 60-летием со дня рождения», что дало возможность полностью отдаться научной работе. Через год вышло продолжение работы о революционном движении России с освещением роли масонства в период Первой мировой войны, критикующее взгляды Н. Н. Яковлева и В. И. Старцева.

В 1988 году редакция журнала «Вопросы истории» обратилась к Соловьёву с просьбой о срочной подготовке статьи о русском масонстве. Таковая была сперва опубликована в сокращённом виде газетой «Московский комсомолец» 16 октября, а в полном виде появилась на первых страницах октябрьского номера упомянутого журнала и была основана на тексте ранее отвергнутой издательством «Наука» монографии. Упомянутая монография наконец увидела свет в 1993 году, тиражом всего в 1000 экземпляров.

В 1994 году Соловьёв принял участие в открытых научных чтениях по случаю 250-летия со дня рождения известного книгоиздателя, розенкрейцера Н. И. Новикова (17441818), проходивших в филиале Музея революции. Там он был представлен основателю возрождённых в России масонских лож, эмигранту из Парижа А. П. Липскому, однако дальнейших контактов с братьями Липскими не имел.

В 1996 году ему довелось отметиться тремя публикациями в русской националистической газете «Русский Вестник».

23 марта 2002 года он участвовал наряду с примерно 30 специалистами в научной конференции под эгидой Русской Великой Регулярной Ложи (РВРЛ).[2]

Взгляды[править]

По взглядам был и остаётся марксистом-ленинистом. Ленина причисляет к великороссам. Берию именует «обер-палачом».

Оценки и критика[править]

…наши очень серьезные историки, денно и нощно изучающие исторические документы, в том числе по масонству, публикуют, по непонятным причинам, заведомую ложь. Для примера можно взять сочинение известного автора О. Ф. Соловьева «Русское масонство 1730—1917» (Москва, 1993 г.). Автор — человек немолодой и основательный. Десятилетиями он работает в самых закрытых архивах. Перерыл горы литературы по масонству. Мне приходилось работать с ним в одном зале архива и потому могу это удостоверить личным свидетельством. Конечно, автор марксист, и его книга обильно снабжена ссылками на Ленина и написана в понятиях марксизма и его терминами. Между тем, в книге много ценных сведений. Но как только автор дошел до еврейской темы, его как будто подменили. Он перестал быть даже марксистом. Он совершенно отвергает версии о том, что «франкмасоны, иллюминаты и вообще секты антихристианские» (цитата О. Ф. Соловьева) порождены евреями, «виды и усилия коих направлены единственно на ликвидацию христианства». Он полностью отвергает и суждение на этот счет «реакционеров», которое он излагает так: "Ближайшая цель (евреев — В. О.) — завоевать гражданские права, чтобы приумножить свои богатства, позднее «уничтожить все другие церкви и стать хозяевами мира». Во все это историк не верит и все это отвергает. И на это он имеет право. Мы же имеем право познакомиться с его доводами и самим составить себе свое собственное суждение. Итак, исходя из каких фактов или оснований отвергаются очевидные факты?

<…>[4]

Из всех, кого я приглашал, только Воробьевский и отчасти В. М. Острецов сумели воспользоваться уникальными документами Особого архива.

«За чертой» находился другой ряд столов, который обычно занимали масоны со своими ноутбуками. Они бросали на нас колючие недоброжелательные взгляды, но обычно ничего не говорили, хотя и знали русский язык. Довольно скоро у них появились союзники в лице некоторых работников архива и даже исследователей. Общий язык с ними нашли два типичных партийных историка, ученики «школы» Минца — Иоффе — О. Ф. Соловьев и А. И. Серков. Привыкшие работать по заказу, втискивая исторический материал в рамки партийных установок, сознательно закрывая глаза на все факты, которые противоречили взглядам заказчиков, Соловьев и Серков после падения КПСС легко поменяли хозяев, почувствовав, кто реально стоит за спиной новой российской власти. Тем более сделать это им было легко, так как преобладающая часть лидеров КПСС влилась в масонские ложи и организации. Если раньше партийные историки закрывали глаза на преступления, творимые КПСС, то в новых условиях они таким же образом стали лакировать историю масонства. Подтверждением тому стали написанные ими по заказу масонов книги. Особенно гадко вел себя Соловьев. Он старался услужить непрошеным гостям. Уже немолодой человек, он бегал в магазин за колбасой и хлебом.[5]

Симпатизирующий масонству доктор наук О. Ф. Соловьев… масоновед-демократ...[6]

Библиография сочинений[править]

Обложка книги О. Ф. Соловьёва «Русские масоны» (2007)
  • Отношения между Россией и Бирмой в XIX в. // Советское востоковедение. — 1956. — № 4. — С. 126—134.
  • Из истории русско-таиландских отношений (конец XIX — начало XX в.) / Публ. О. Ф. Соловьева // Исторический архив. — 1957. — № 6. — С. 111—130.
  • Из истории русско-индийских связей. — М.: Соцэкгиз, 1958. — 100 с.
  • Из истории народно-освободительной борьбы индонезийского народа (20-е — 70-е годы XIX в.) / Публ. О. Ф. Соловьева // Исторический архив. — 1958. — № 2. — С. 96—119.
  • К вопросу об отношении царской России к Индии в XIX — начале XX в. // Вопросы истории. — 1958. — № 6.
  • П. М. Кемп. Индия — Русь / [Рецензия] // Вопросы истории. — 1959. — № 9.
  • Из истории борьбы Советского правительства за мирное сосуществование с Англией // Вопросы истории. — 1965. — № 2.
  • Е. Н. Городецкий. Рождение Советского государства. 1917—1918 гг. / [Рецензия] // Вопросы истории. — 1966. — № 8.
  • Великий Октябрь и его противники. О роли союза Антанты с внутренней контрреволюцией в развязывании интервенции и гражданской войны. Октябрь 1917 — июль 1918. — М.: Мысль, 1967.
  • Подготовка и начало интервенции против Советской России // Вопросы истории. — 1967. — № 7.
  • Современная буржуазная историография о подавлении контрреволюции в Советской России в годы гражданской войны // Исторический опыт Великого Октября. — М., 1975.
  • Подготовка и начало антисоветской интервенции Антанты (По материалам французских и английских архивов) // Новая и новейшая история. — 1977. — № 6.
  • Триумф Ленина и банкротство его критиков. — М.: Политиздат, 1978. — 160 с.
  • Международный империализм — враг революции в России. — М.: Мысль, 1982. — 262 с.
  • Обреченный альянс. Заговор империалистов против народов России. 1914—1917 гг. — М.: Мысль, 1986. — 256 с.
  • Масонство в России. История, версии, оценки в ракурсе сегодняшнего дня // Московский комсомолец. — 16 октября 1988.
  • Масонство в России // Вопросы истории. — 1988. — № 10. — С. 3—25.
  • Храм вольных каменщиков // Эхо планеты. — 14 июля 1990.
  • Споры вокруг масонства: некоторые итоги // Вестник АН СССР. — 1990. — № 9. — С. 11—28.
    • (электронная версия — в формате doc)
  • Парвус: политический портрет // Новая и новейшая история. — 1991. — № 1. — С. 162—185.
  • А. Я. Аврех. Масоны и революция / [Рецензия] // Вопросы истории. — 1991. — № 4—5. — С. 192—194.
  • Масонство далекое и близкое // Новая и новейшая история. — 1992. — № 4. — С. 55—81.
  • Масонство далекое и близкое // Новая и новейшая история. — 1992. — № 5. — С. 136—166.
  • По страницам журнала «Humanisme» // Вопросы истории. — 1992. — № 10. — С. 204—205.
  • Русское масонство 1730—1917 / Предисл. И. И. Минца. — М.: Изд-во МГОУ, 1993. — 265 с.
  • Масонство в мировой политике // Международная жизнь. — 1994. — № 5. — С. 121—127.
  • Предтечи масонства // Свободная мысль. — 1994. — № 7—8. — С. 82—94.
  • О книге «1 августа 1914» и ее авторе // Вопросы истории. — 1994. — № 12. — С. 183—186.
  • Международно-правовая доктрина масонства. К истории становления // Московский журнал международного права. — 1995. — № 2. — С. 71—98.
  • Скрижали масонского Божества // Масонство и масоны. — Вып. 2. — М.: Эра, 1997. — С. 38—49.
  • Революция глазами Второго бюро // Свободная мысль. — 1997. — № 9.
  • Ноябрь 1917. Как Англия и Франция делили Россию // Международная жизнь. — 1997. — № 10. — С. 95—110.
  • Масоны без грима // Современная драматургия. — 1997. — № 4.
  • Символика масонских клятв // Масонство и масоны. — Вып. 3. — М.: Изд-во МГОПУ, 1998. — С. 3—19.
  • Россия 1917. От Февраля к Октябрю глазами французов // Вопросы истории. — 1998. — № 1.
  • О. А. Платонов. Терновый венец России. Тайная история масонства 1731—1996; А. И. Серков. История русского масонства 1845—1945 / [Рецензии] // Вопросы истории. — 1998. — № 9.
  • Масонство в мировой политике XX века. — М.: РОССПЭН, 1998. — 255 с., ил. ISBN 5-86004-138-1
  • Масонство в канун XX века // Масоны в России: вчера… сегодня… завтра?.. — М.: Институт молодежи, 1999. — С. 23—31. ISBN 5-85085-399-5
  • Революции и права человека (на взгляд масонов) // Московский журнал международного права. — 2000. — № 3(39). — С. 111—119.
  • Масонство. Словарь-справочник. — М.: Аграф, 2001. — 432 с. ISBN 5-7784-0117-5
  • Русские масоны. От Романовых до Березовского. — М.: Эксмо, Яуза, 2004. — 512 с., ил. ISBN 5-699-07654-9
  • Русские масоны. — М.: Быстров, 2006. — 544 с., ил. ISBN 5-9764-0044-2
  • Русские масоны. — М.: Эксмо, Яуза, 2007. — 544 с. 12

Цитаты[править]

  • «Масоны всех стран чрезвычайно любят церемонии и особенно посиделки с возлияниями после них в банкетных залах»[7]

Примечания[править]

  1. Так, в своём ошибочном (по определению В. И. Старцева) интервью, данном на рубеже 19871988 годов и опубликованном в журнале «Огонёк», Минц заявил на тему масонства:

    Для большинства историков не секрет, что исходным материалом для мастеров контрреволюционной пропаганды послужили в данном случае откровенные инсинуации черносотенцев. Одним из немногих авторов, пишущих о масонах и державших в руках реальные документы, является историк О. Соловьев, он-то и раскрыл в своей книге «Международный империализм — враг революции в России» (1982) приоритет полицейского «авторского коллектива». Вот из такого «первоисточника» наша молодежь, не подозревая того, черпает свои познания о масонах, их роли в освободительном движении. Единственный способ рассеять это наваждение — довести до читательской аудитории разоблачение, сделанное О. Соловьевым. Но его книга издана в специальном научном издательстве тиражом в сотню раз меньшим, чем книги, навязывающие молодежи сплетни под видом научных открытий

    (цитата и оценка интервью приводятся по: Старцев В. И. Российские масоны XX века // Вопросы истории. — 1989. — № 6. — С. 35—36). Кроме того, Минц написал предисловие как минимум к одной из книг Соловьёва (вышедшей в 1993 году).

  2. Приводимые биографические данные исходят от самого Соловьёва, будучи встроены им в текст одной из своих книг.
  3. Следует отметить, что у Острецова и Соловьёва есть точка соприкосновения: оба выдвинули гипотезу о возможной принадлежности императора Николая II к масонству, см.: «А кругом широкая Россия…» // Русский Вестник. — 22.05.2008. — № 11(743).
  4. Часть 4 // Острецов В. Масонство, культура и русская история. Историко-критические очерки. — М.: Штрихтон, 1998. — 719 с.
  5. Глава 39 // Платонов О. А. Русское сопротивление на войне с антихристом. Из воспоминаний и дневников.
  6. Капитуляция КПСС: «перестройка» // Назаров М. В. Вождю Третьего Рима. — 2-е изд., испр. — М.: Русская идея, 2005. ISBN 5-98404-001-8
  7. Соловьев О. Ф. Русские масоны. От Романовых до Березовского. — М.: Эксмо, Яуза, 2004. — С. 482. ISBN 5-699-07654-9

См. также[править]

Ссылки[править]