Сражение у мыса Калиакрия

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Сражение у мыса Калиакрия

Конфликт:
Русско-турецкая война 1787—1791 годов
Место:
у мыса Калиакрия
Начало:
31 июля  1791
Окончание:
31 июля  1791
Итог:
победа российского флота

Стороны:



Командующие
Ф. Ф. Ушаков Саит-Али-Паша

Сраже́ние у мы́са Калиакрия — сражение Русско-Турецкой войны 17871791 между Черноморским флотом под командованием контр-адмирала Ф. Ф. Ушакова и турецким флотом, в котором русский флот нанёс сокрушительное поражение превосходящим силам противника. Победа русского флота заставила Турцию пойти на мирные переговоры, завершившиеся Ясским мирным договором.

Военно-политическая обстановка перед сражением[править]

20 мая 1791 года русский флот вышел на севастопольский рейд. В начале июня в Севастополе было получено известие от Гудовича, осаждавшего Анапу о появлении турецкого флота близ устья Днестра и 10 июня адмирал Ушаков вывел флот из Севастополя. На следующий же день наш флот близ мыса Айя застиг турецкий флот, который начал удаляться к югу. Через четыре дня безуспешного преследования Ушаков остановил его, полагая, что турки будут бежать до Константинополя, и 18 июня вернулся в Севастополь. Между тем, 22 июня войска Гудовича взяли Анапу штурмом; 28 июня войска Репнина разбили при Мачине 30-ти тысячное турецкое войско. Эти поражения заставили Турцию пойти на мирные соглашения. Предварительные условия были подписаны в Галацах 31 июля, в день сражения при Мысе Калиакрии.

28 июля Ф.Ф. Ушаков, не имея сведений об успешных переговорах и получив донесения от крейсеров, что турецкий флот находится у Анапы, выступил из Севастополя с эскадрой в составе 16-ти кораблей, двух фрегатов, трёх бомбардирских судов, одного брандера и 17-ти крейсерских судов.

Русская эскадра[править]

«Рождество Христово» (до 15.3.1790 — Иосиф II) — флагманский корабль Ф.Ушакова
Линейные корабли:

1) 84 — пушечный «Рождество Христово» под флагом контр-адмирала Ушакова, какпитан 1 ранга Елчанинов.

2) 74-пушечный «Иоанн Предтеча», капитан 1 ранга Баранов.

3) 66-пушечный «Мария Магдалина», бригадир Голенкин и капитан 2 ранга Ишин.

4) 66-пушечный «Святой Владимир», капитан бригадирского чина Пустошкин.

5) 66-пушечный «Святой Павел», капитан 1 ранга Шапилов.

6) 66-пушечный «Преображение Господне», капитан 1 ранга Кумани.

7) 50-пушечный «Святой Георгий Победоносец», капитан 1 ранга Чефальяно.

8) 50-пушечный «Святой Александр Невский», капитан 1 ранга Языков.

9) 50-пушечный «Святой Андрей Первозванный», капитан 2 ранга Саранденаки

10) 46-пушечный «Святой Иоанн Богослов», капитан 2 ранга Шишмарёв.

11) 46-пушечный «Святой Пётр Апостол», капитан 1 ранга Заостровский.

12) 46-пушечный «Царь Константин», капитан 2 ранга Ознобишин.

13) 46-пушечный «Феодор Стратилат», капитан 1 ранга Селивачёв.

14) 66-пушечный «Святой Леонтий Мученик», капитан 1 ранга Обольянинов.

15) 46-пушечный «Навархия Вознесение Господне», капитан 2 ранга Д. Н. Сенявин.

16) 50-пушечный «Святой Николай», капитан 2 ранга Львов.

Фрегаты:

17) 44-пушечный «Святой Нестор Преподобный», капитан 2 ранга Ларионов.

18) 36-пушечный «Макроплия Святого Марка», капитан 2 ранга Великошапкин.

Бомбардирских судов — 3. Брандер — 1. Крейсерских судов — 17.

Сражение[править]

Эскадра направилась на запад и в полдень 31 июля обнаружила турецкий флот, стоящий на якоре близ мыса Калиакрии под прикрытием береговой батареи, имевшего 18 кораблей, 10 больших линейных фрегатов и полусотни других судов. На турецкой эскадре находился алжирский паша, известный в Средиземном море пират, Саит-Али, давший обещание Султану привезти Ушакова в Константинополь в клетке. Он командовал частью турецкого флота — алжирской эскадрой, на которой находилось большое количество десанта, предназначенного, по замыслу Саит-Али для абордажной схватки. Появление русского флота было внезапным и произвело смятение в турецком флоте. Обрубив якоря, он стал уходить под ветер построение турецкого флота происходило неорганизованно: Капудан-паша начал строить флот в линию правого галса, тогда как Саит-Али строил свою часть флота в линию левого галса; этому последовал и капудан-паша.

Я продолжал гнаться за ними и (в половине четвертого часа) сигналом приказал как можно скорее строить линию баталии при NNO ветре на левый галс, параллельно фронту неприятельскому и спускался на него со всей возможной поспешностью…Саит-Али с вице адмиральским кораблём…и другим большим и с несколькими фрегатами…спешил отделиться вперёд, выигрывая ветер. Посему, для предупреждения его намерений, я погнался за ним с кораблём «Рождество Христово», следуя вперёд нашей линии…Когда же линия нашего флота была построена в самом близком расстоянии против неприятельской, я догнал передовой корабль паши Саит-Али и сигналом приказал всему флоту спуститься к неприятелю на ближайшую дистанцию, а корабль под флагом моим, «Рождество Христово», приближаясь к передовому кораблю на дистанцию полукабельтова, атаковал его, обойдя несколько с носу. Тогда же, по учинённому сигналу (в 5 часов), всей линией началось жестокое сражение, которое продолжалось от пяти до половины девятого часа пополудни.

Через 45 минут после начала сражения корабль Саит-Али, разбитый до крайности, и потерявший почти 500 человек экипажа, скрылся за линией турецкого флота. Занявшие его место другой флагманский корабль и два фрегата, но и они вскоре, получив сильные повреждения, вышли из боя. Корабль «Рождество Христово», преследуя корабль Саит-Али, оказался в середине турецкого флота и произвёл в нём такое смятение, что корабли их сами друг друга били своими выстрелами В это время авангард турецкого флота был окружён тремя русскими линейными кораблями, следовавшими за Ушаковым. Спустя некоторое время весь наш флот окружил турецкий флот и расстреливал его до наступления темноты, принуждая турецкие корабли укрываться один за другого. При начале же ночной темноты флот неприятельский был совершенно разбит… и бежал стеснённой кучей под ветер… суда наши сомкнув дистанцию, гнались за ним и били его из носовых пушек, а которым было способно, и всеми лагами. Преследование неприятеля продолжалось всю ночь. На рассвете турецкий флот скрылся из виду, и Ф. Ф. Ушаков встал на якорь для исправления повреждений. Большая часть турецкого флота пришла в бедственное состояние. Несколько линейных кораблей от подводных пробоин пошли ко дну, другие выбросились на берег. Константинополя достигла только алжирская эскадра. Корабль Саит-Али начал тонуть ввиду берега и звал на помощь пушечными выстрелами.

Вид части флота, вернувшейся со сражения, с разрушенными кораблями без мачт и огромными потерями заставили Турцию ускорить мирные переговоры. 5 августа Ушаков снялся с якоря, намериваясь плыть к Босфору искать разбитый турецкий флот и захватить либо потопить и сжечь его. Однако 8 августа вблизи Варны русский флот был встречен турецким судном, вёзшими сообщение князя Репнина о заключении перемирия и прекращении боевых действий. Контр-адмирал Ушаков за победу при Калиакрии 14 октября 1791 года был награждён орденом Святого Александра Невского. В сражении у мыса Калиакрия получили новое развитие приёмы маневренной тактики морского сражения.

Результатом легендарных подвигов русской армии и флота, увенчанных победой при Калиакрии, стало подписание 29 декабря 1791 года (9 января 1792 года) Ясского мирного договора, закрепившего за Россией Крым и Кубань и усилившего позиции России на Кавказе и Балканах.

Литература[править]

  1. «618. Рапортъ контръ-адмирала Ушакова князю Потёмкину, 1791 года августа 5» // Материалы для истории русского флота. — СПб: 1865—1904. — Т. XV. — С. 400—404.
  2. «619. Выписка из рапорта контръ-адмирала Ушакова въ черноморское адмиралтейское правленiе, 1791 года августа 21» // Материалы для истории русского флота. — СПб: 1865—1904. — Т. XV. — С. 405.