Фёдор Фёдорович Ушаков

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Фёдор Фёдорович Ушаков


Адмирал Ф. Ф. Ушаков




Фёдор Игнатьевич Ушаков (17101781)  ═══  Параскева Никитична Ушакова
Ошибка: В одном из подзапросов не указано правильного знака условия.
  • Фёдор
Ошибка: В одном из подзапросов не указано правильного знака условия.
Ошибка: В одном из подзапросов не указано правильного знака условия.
Дата рождения:
13 (24) февраля 1745 года
Место рождения:
Бурнаково Романовского уезда Ярославской губернии
Дата смерти:
сентябрь 1817
Место смерти:
Алексеевка Темниковского уезда Тамбовской губернии

Прославление:

Титулы:
святой праведный воин
Память:
2 (15) октября и 23 июля (5 августа)
Почитается:
Русская Православная Церковь


Дата канонизации:
10 октября 2004



Главный храм:
Саранский собор



















СМ Икона и житие Ушакова.jpg

Св. Фёдор Фёдорович Ушако́в (13 февраля 1745 (24 февраля) — сентябрь 1817) — русский адмирал, один из основоположников манёвренной тактики морских сражений. Великий флотоводец, не потерпевший ни одного поражения и не потерявший за время боевой деятельности ни одного корабля. В 2004 году Архиерейским собором Русской Православной Церкви был причислен к лику общецерковных святых подвижников.

Содержание

Родословная адмирала Ушакова[править]

См. также статью Феодор Санаксарский.

Родословная адмирала Ушакова установлена со времён Редеди, великого князя Касожской орды, погибшего в сражении с великим князем Владимиром Мстиславовичем в 1022 году. Сын его, названный при крещении Романом, имел от жены своей, дочери великого князя Мстислава Володимеровича, сына Василия, потомком которого в пятом поколении был Григорий Слепой. Одним из сыновей последнего был Ушак. Потомком Ушака в третьем поколении был Юрий Ушаков. Адмирал Фёдор Фёдорович Ушаков наследовал его сыну, Немиру, в седьмом поколении.[1]

Отец адмирала, Федор Игнатьевич Ушаков (17101781), был мелкопоместным дворянином, не имевшим, как и его ближайшие родственники, отношения к морской службе. Он, как и все дворяне в послепетровское время, служил в гвардии, но после рождения третьего сына, будущего адмирала был уволен со службы с пожалованием сержантского чина лейб-гвардии Преображенского полка. Замечательным предком адмирала был его родной дядя, преподобный Феодор Санаксарский (в миру Иван Игнатьевич Ушаков; 17181791). Он родился и вырос в сельце Бурнаково, отсюда в юности ушёл служить в лейб-гвардии Преображенский полк, затем, с позволения императрицы Елизаветы Петровны был уволен от службы и ушёл в Александро-Невский монастырь, где принял монашеский постриг в 1748 году; В 1764 году он стал настоятелем Санаксарского монастыря.

Жизнь и военно-морская деятельность адмирала Ушакова[править]

Детство и юность[править]

Долгое время в биографических материалах приводились противоречивые сведения о месте и дате рождения Фёдора Фёдоровича Ушакова (1743‒1744‒1745; местом рождения указывалась Тамбовская губерния и др.). Исследования Г.Шторма, А.Фирса, В. Овчинникова, В.Ганичева и других историков позволили установить точные данные на основании записи в «Книге Ростовской епархии Романовского уезду Здвиженского стану Богоявленского островского монастыря…», хранящейся в Ростовском филиале Государственного архива Ярославской области — ф. 197, оп.1, д.781, л.14. Будущий адмирал родился в том же сельце Бурнаково Романовского уезда Ярославской губернии 13(24) февраля 1745 года.

До 16-летнего возраста Ушаков провёл жизнь в уединённой деревне отца своего, предоставленный более самому себе, нежели кем-либо руководимый; но строгая нравственность и высокие религиозные чувства, возбуждённые примерами его семейства, отличавшегося особенной правдивостью и набожностью, глубоко напечатлелись в его сердце и сохранились во всю последующую жизнь.[2] Ф. Ф. Ушаков отличался врождённым бесстрашием характера: со старостой деревни своей он ходил на медведя.

Семейство Ушаковых, состоявшее из родителей адмирала — Фёдора Игнатьевича и Параскевы Никитичны и 4-х сыновей — Гаврилы, Степана, Ивана и Фёдора, относилось к приходу храма Богоявления-на-Острову, находившегося в 3-х верстах от Бурнаково, на левом берегу Волги. В этом храме Фёдора Фёдоровича крестили, здесь же, при храме, находилась школа для дворянских детей, где он получил начальное образование.

15(26) февраля 1761 года Ф. Ф. Ушаков поступил в Морской Шляхетский Кадетский корпус. 12(23) февраля 1763 года он был произведён в гардемарины, спустя год (10 апреля 1764 года) назначен капралом. 1(12) мая 1766 года был произведён в мичманы. В списке 59 воспитанников, выпущенных с ним в офицеры, он значится четвёртым, что свидетельствовало о хорошей учёбе. В том же году на пинке «Наргин» ушёл из Кронштадта в плавание вокруг Скандинавии до Архангельска, откуда возвратился в 1767 году.

В 1768 году на корабле «Три Иерарха» под командой капитана 1-го ранга С. К. Грейга Ф. Ф. Ушаков находился в практическом плавании по Финскому заливу от Кронштадта до о. Гогланд. 23 декабря (3 января) того же года он был откомандирован на Дон под команду контр-адмирала А. Н. Сенявина для службы в Азовской флотилии.[3]

Период от зачисления на Азовскую флотилию до 1787 года[править]

Действия Азовской флотилии в Русско-турецкую войну 17681774 гг. в основном ограничивались охраной устья Дона, на котором, а так же на притоках которого, на старых верфях петровских времён велось строительство кораблей. Ф. Ф. Ушаков ходил на различных малых судах по Дону и в его устье. 30 июля 1769 года был произведён в лейтенанты. В 1771 г., командуя транспортными судами, доставлял лес по Дону в Таганрогский порт для постройки фрегата «Первый». В 1772 году руководил спасением материалов с затонувших на Дону транспортов. Позже в этом же году вступил в командование палубным ботом «Курьер», на котором плавал по Азовскому морю. В сентябре 1773 г. Ф. Ф. Ушаков был назначен командиром «новоизобретённого» корабля «Морея», а позже — командиром аналогичного корабля «Модон», командуя которым, в 1774 году крейсировал в составе эскадры в Чёрном море у берегов Крыма.

В 1775 г. был переведён из Азовской флотилии в Санкт-Петербургскую корабельную команду. 20 августа того же года был произведён в капитан-лейтенанты.

В 1776 году Ф. Ф. Ушаков, назначенный на фрегат «Северный Орёл», участвовал в Архипелагской экспедиции в Средиземное море по проводке через проливы в Чёрное море трёх фрегатов под торговыми флагами. 12 сентября назначен командиром фрегата «Св. Павел». С января по октябрь 1777 года Ушаков находился в Константинополе в ожидании разрешения от турецких властей на пропуск фрегата в Чёрное море. В октябре, ввиду отказа на пропуск, возвратился в Ливорно. На протяжении 1778 года осуществлял плавание на фрегате «Св. Павел» по Средиземному морю. В мае 1779 года возвратился из Средиземного моря в Кронштадт. По возвращении, 24 мая Ф. Ф. Ушаков был назначен командиром корабля «Георгий Победоносец».

В декабре по поручению Адмиралтейств-коллегии был командирован в Рыбинск и Тверь для доставки в Санкт-Петербург корабельного леса, которое исправно выполнял до весны 1780 года. В августе указом Адмиралтейств-коллегии Ф. Ф. Ушаков был назначен командиром яхты императрицы. В этой должности, бывшей ему в тягость, он пробыл менее полутора месяцев. Ф. Ф. Ушаков «чувствовал себя на этом нарядном судне…совершенно оторванным от флота. И хотя исполнял все обязанности с великим усердием, ощущал себя не у дел. Не могли не видеть такого несоответствия и другие.»[4] Видимо, повеление дать Ушакову новое назначение исходило от самой Екатерины II. 15 сентября он был назначен командиром 64-пушечного линейного корабля «Виктор». В мае-августе 1781 года командуя этим кораблём Ф. Ф. Ушаков совершал плавание по Средиземному морю в составе эскадры контр-адмирала Я. Ф. Сухотина (5 линейных кораблей и 2 фрегата), назначенной для защиты нейтральной торговли в соответствии с условиями «вооружённого нейтралитета».

1 января 1782 года Ф. Ф. Ушаков был произведён в капитаны 2-го ранга. В июле был назначен командиром нового фрегата «Проворный», в августе и сентябре в Балтийском море проводил его ходовые испытания. В июне 1783 года был переведён на Черноморский флот с назначением командиром строившегося в Херсоне корабля № 4. В это время Ф. Ф. Ушаков проявил себя в борьбе с свирепствовавшей в Херсоне и его окрестностях чумой. В результате самостоятельной деятельности Ф.Ушакова в его команде чума исчезла на 4 месяца раньше, чем в других. Здесь проявились, конечно, его исключительные способности решать самые трудные и неожиданные задачи; но главным образом, здесь сказалась великая любовь Феодора Ушакова к ближним своим… подсказывавшая ему наиболее верные решения.[5] За это он был 1 (12) января 1783 года произведён в капитаны 1-го ранга, по ходатайству Адмиралтейств-коллегии получил учреждённый незадолго перед тем орден Владимира 4-й степени и письменную благодарность от коллегии, 3 мая был назначен командиром вновь построенного 66-пушечного линейного корабля «Св. Павел», достроенного под его наблюдением и введённого в строй в 1785 году.

Весной 1787 года Екатерина II предприняла путешествие для обозрения Новороссии и Крыма. 11 (22) мая ею был произведён смотр молодого Черноморского флота, состоявшего из 3-х линейных и 3-х бомбардирских кораблей, 12 фрегатов и трёх десятков других судов. После смотра последовали высочайшие пожалования: Г. А. Потёмкин получил титул светлейшего князя Таврического, капитан 1-го ранга М. И. Войнович, непосредственный командующий флотом, был произведён в контр-адмиралы, а Ф. Ф. Ушаков 16 (27)мая 1787 года был произведён в капитаны бригадирского ранга. Командиром корабля «Св. Павел» и командующим авангардом Черноморского флота он встретил войну с Турцией 1787—1791 гг.

Русско-турецкая война 1787—1792[править]

1787—1789 гг.[править]

5 (16) августа 1787 года Турция, получив решительный отказ России на требование возвратить ей Крымский полуостров и лишить силы договор о вечном мире, арестовала посла и послала к Очакову эскадру. 21 августа, до объявления войны со стороны Турции, турецкая эскадра атаковала российский фрегат и бот перед Кинбурном. 9 сентября 1787 года в Санкт-Петербурге был обнародован высочайший манифест о войне с Турцией, «ознаменованной богатырскими подвигами русского воинства и покрывшей его славой почти баснословной.»[6]

В начале войны наступательные задачи были поставлены лишь Черноморскому флоту. Г. А. Потёмкин отдал следующий приказ М. И. Войновичу: подтверждаю вам собрать все корабли и фрегаты и стараться произвести дело, ожидаемого от храбрости и мужества вашего и подчинённых ваших. Хотя б всем погибнуть, но должно показать свою неустрашимость к нападению и истреблению неприятеля… Где завидите флот турецкий, атакуйте его во что бы ни стало, хотя бы всем пропасть. 31 августа (11 сентября) русский флот в составе 3-х линейных кораблей и 7 фрегатов вышел в крейсерство для поиска турецкого флота. При подходе к Варне у мыса Калиакрия 8 (19) сентября флот был застигнут жестоким штормом и рассеян. Корабль «Святая Мария Магдалина», потерявший все мачты, был унесён в Босфор и взят в плен турками. 44-пушечный фрегат «Крым» потонул. Корабль «Св. Павел», потеряв две мачты, также был близок к гибели. Он был отнесён к берегам Абхазии и несколько дней носился по морю. Однако Ушаков привёл разбитый бурей корабль в Севастополь.

Тяжёлый урон, постигший флот, заставил его на время перейти к оборонительным действиям. Черноморский флот расположился у Глубокой пристани, заградив турецкому флоту путь в Лиман, а А. В. Суворов, командовавший войсками на Днепре, перенёс в Кинбурнский замок своею главную квартиру и собрал в нём около 4-х тысяч пехоты и конницы, готовясь отразить атаки на Кинбурнскую косу. Нападения турок на Кинбурн завершились разгромом 5-тыс. десанта на Кинбурнской косе 30 сентября 1787года.

Военные действия возобновились весной 1788 года. Главная задача этой кампании состояла во взятии Очаковской крепости армией Потёмкина. Цель Черноморского флота и гребной флотилии состояла в том, чтобы не допускать турецкий флот содействовать Очакову. Последний, насчитывавший 18 линейных кораблей, 14 фрегатов и более полусотни других судов, прибыл к Очакову в конце мая. Попытки турок уничтожить русский флот в Лимане закончились полным поражением их флота. Мелководный Очаковский лиман позволял взаимодействовать русскому флоту с огнём береговых батарей, спасаясь от которого 17 июня 2 турецких линейных корабля попали на мель и были сожжены. Особенно тяжёлыми были потери турецкого флота 18 (29) июня, когда он попал под внезапный огонь замаскированной 50-пушечной батареи, устроенной Суворовым, и, обратившись в бегство, преследуемый гребной флотилией Нассау-Зигена, сел на мель. Турки потеряли 2 линейных корабля, 4 40‒50 пушечных корабля и 7 других судов и свыше 6 тыс. человек убитыми, утонувшими и пленными. Таким образом, в прибрежных сражениях силы турецкого флота были значительно ослаблены. Однако общее многократное численное превосходство сохранялось за турками, что казалось им решающим в достижении победы в условиях открытого моря.

Сражение у острова Фидониси[править]

Во второй половине июня турецкий флот под командованием Гасан-паши, насчитывывший 17 линейных кораблей, 8 фрегатов и 24 мелких судна, вышел на поиски Севастопольской эскадры. Силы русского флота составляли 2 линейных корабля, 10 фрегатов и 24 мелких судна. Залп турецкого флота достигал 410 пудов, тогда как у русских — 160. 3 июля флоты обнаружили друг друга. Гасан-паша, находившийся на ветре, решил атаковать русскую эскадру, прежде всего — её авангард. Фрегаты, составлявшие последний, находившийся под командованием Ф. Ф. Ушакова, увеличили скорость, создавая видимость ухода от сражения, что казалось естественным шагом для русской эскадры при данном соотношении сил. Истинная цель манёвра была противоположной. Ф. Ф. Ушаков принял решение атаковать втрое сильнейший турецкий флот. Согласно его замыслу, русский авангард должен был обойти турецкий и поставить его между двух огней.

Гасан-паша сумел разгадать манёвр и также прибавил скорость, помешав Ушакову выполнить охват. Однако это решение запоздало. Турецкая эскадра растянулась, корабли оказались далеко друг от друга по сравнению с кораблями русской эскадры, круто спускавшейся на противника. При сближении на расстояние залпа сражение разгорелось по всей линии. Через полчаса после начала сражения передовые турецкие корабли, получив повреждения, начали выходить из строя. Флагманский 80-пушечный корабль Гасан-паши оказался против двух русских фрегатов, «Бериславы» и «Стрелы», имевших 50 и 40 пушек, а следовавший за ними «Св. Павел» Ф. Ф. Ушакова, команда которого обладала исключительной выучкой, вёл бой против нескольких турецких кораблей, не давая им возможности подоспеть на помощь флагману. Через 40 минут после начала боя турецкий флагман, получивший два полных залпа от фрегатов в корму и утративший боеспособность, вышел из сражения. Это послужило началом всеобщего отступления турецкого флота, выходившего из сражения под сильным огнём русской эскадры и получившего сильные повреждения.

Сражение при Фидониси, в которой молодой Черноморский флот одержал первую победу над противником в открытом море, было выиграно благодаря блестящим действиям авангарда Ф. Ф. Ушакова. Однако завистливый Войнович, командовавший флотом, приписал победу себе. В своём донесении Потёмкину он исказил ход сражения, обошёл вниманием действия авангарда эскадры, не пожелал представить к наградам указанных Ушаковым командиров и других офицеров. Ушаков, узнав об этом, написал Потёмкину о том, что Войнович составил реляцию о сражении «по собственным своим мыслям, не соображаясь с рапортами начальников эскадр». Г. А. Потёмкин сумел восстановить справедливость в данном случае, но ещё не дошёл до выводов относительно способностей и качеств Войновича. Ф. Ф. Ушаков в августе за отличное руководство в сражении у о. Фидониси был награждён орденом Св. Владимира 3-й степени, а в октябре, за храбрость и мужество в этом сражении награждён орденом Св. Георгия 4-й степени.

До поздней осени Севастопольская эскадра, авангардом которой продолжал командовать Ф. Ф. Ушаков, крейсировала у берегов Крыма, в готовности отразить нападение на Очаков турецкого флота, который 29 июля явился под Очаков в составе 15 линейных кораблей, 10 фрегатов и более чем 40 других судов. При этом Войнович считал, что его сил недостаточно для того, чтобы заставить турецкую эскадру отступить от Очакова в открытое море. Турецкий флот простоял под Очаковым до ноября, в ожидании, что приближение зимы заставит русских снять осаду. 4 ноября он отошёл от Очакова и 9 ноября прибыл в Константинополь. 6(17) декабря, при 23-градусном морозе последовали кровопролитный штурм и взятие Очаковской крепости, которое завершило военные действия 1788 года.

14 апреля 1789 года Ф. Ф. Ушаков, в преддверии новой кампании был произведён в контр-адмиралы и поднял свой флаг на корабле «Св. Павел». В апреле, ввиду назначения М. Войновича командующим всеми морскими силами Чёрного моря, Ф. Ф. Ушаков вступил в командование корабельным флотом, базировавшемся в Севастополе. В 1789 году происходило интенсивное наращивание сил Черноморского флота, количество линейных кораблей которого в исходе сентября возросло до 12. Однако действия вверенного Войновичу Черноморского флота в 1789 году не были ознаменованы решительными столкновениями с противником. В течение всего лета корабельный флот простоял на рейде в Севастополе. В сентябре и октябре флот выходил в крейсерство, не приведшее к столкновению с противником и 3 ноября 1789 года все суда вернулись в Севастополь. Сильнейшее поражение Турция потерпела в 1789 году на сухопутном театре военных действий. 21 июля Суворов разбил 30-тысячный турецкий корпус при Фокшанах, а 7 (18) сентября, командуя 25-тысячной армией, по частям разгромил 100-тысячную турецкую армию на реке Рымник. Нерешительность, проявленная Войновичем, привела к снятию его с должности командующего Черноморским флотом и назначению на Каспийскую флотилию.

Боевые действия в 1790 г.[править]

Поход на Анапу[править]

14 марта 1790 года адмирал Ушаков был назначен командующим Черноморским корабельным флотом. В январе — марте он находился в Яссах — ставке Г. А. Потёмкина, принимая участие в обсуждении плана предстоящей компании и подготовки к ней флота. В ходе этого обсуждения было намечено провести рейд вдоль берегов Анатолии и Кавказа и нанести удар по Анапе, являвшейся промежуточной базой неприятельских экспедиций. В начале апреля адмирал Ушаков прибыл в Севастополь и вступил в командование флотом.

21 мая 1790 эскадра вышла из Севастополя, имея в составе 3 малых 50-пушечных линейных кораблей, 4 44-пушечных фрегатов и 12 других кораблей. Адмирал Ушаков держал флаг на корабле «Св. Александр». 21 мая эскадра подошла к берегам Синопа. Ушаков намерен был захватить находившиеся в Синопской бухте турецкие фрегаты и строящийся корабль, однако отказался от атаки ввиду неблагоприятного ветра: «почёл оную атаку бесполезной, тбо намерен искать впредь дел важнейших» 22 и 23 мая эскадра проводила канонаду по Синопу, разрушая стены крепости. 25 мая эскадра зашла в середину Самсунской бухты, откуда была обстреляна крепость, после чего направилась на Анапу и подвергла сильнейшему обстрелу, продолжавшемуся с 29 мая по 1 июня. 5 июня эскадра благополучно возвратилась в Севастополь. В продолжение 20-дневного плавания эскадра, согласно донесению Ушакова Потёмкину от 5 июня, обошла всю восточную сторону Анатолии и берега Абхазские, господствуя сильной рукой при оных. Были захвачены восемь турецких транспортных судов, сожжены и затоплены двенадцать; произведен осмотр и снятие плана Синопской и Самсунской бухт; нанесён большой урон турецким крепостям. Поход Черноморского флота оказал большое влияние на укрепление боевого духа севастопольских моряков. Это был первый поход флота, хорошо подготовленный и образцово выполненный[7]

Сражение у Керченского пролива[править]

Известие об походе русской эскадры заставило турецкий флот выйти в море уже в конце июня. Адмирал Ушаков вышел из Севастополя 2 июля с флотом в 10 линейных кораблей, 6 фрегатов и 17 другими судами. Ожидая появления турецкого флота со стороны Анапы, он занял позицию у Керченского пролива. 8 июля показался турецкий флот, на всех парусах идущий к русскому флоту от анапского берега. Он имел 10 линейных кораблей, превосходящих наши по числу орудий, 8 фрегатов и 36 других судов. Сражение началось в полдень атакой турецкого флота на русский авангард, который турки намеревались, подобно Ушакову в сражении при Фидониси, поставить между двух огней.

Однако командующий авангардом бригадир флота капитан Г. К. Голенкин искусно отразил нападение. С обеих сторон подошли главные силы сторон. По приказу Ушакова фрегаты вышли из линии эскадры, которую сомкнули линейные корабли. Воспользовавшись благоприятной переменой ветра, в 3 часа пополудни русские корабли стремительно сблизились с противником на расстояние картечного выстрела. Неприятель, приметя перемену сего положения, пришёл в замешательство и начал прямо против моего корабля и передового передо мной корабля «Преображения» поворачивать всей густой колонной через оверштаг; а другие, поварачивая ж по ветру, спускались к нам ещё ближе. Следующий передо мной корабль «Преображение» и находящийся под флагом моим корабль «Рождество Христово» произвели по всем им столь жестокий огонь, что причинили великий вред на многих кораблях, в том числе и на корабле самого Капудана-паши. Из оных весьма повреждённые два корабля…упали на нашу линию и шли столь близко, что я опасался сцепления с некоторыми из задних кораблей наших. Вице-адмиральский корабль был так же весьма повреждён…упал под ветер и прошёл всю нашу линию весьма близко и через то сей корабль и помянутые два…разбиты до крайности. С некоторых кораблей флаги сбиты долой…один вице-адмиральский взят и привезён на корабль.

Находясь на ветре и готовясь прорезать строй получившей сильные повреждения турецкой эскадры и нанести по ней удар всеми силами, Ф. Ф. Ушаков приказал авангардии всей вдруг поворотить оверштаг, кораблю «Рождество Христово» быть передовам; и сигналом же велел всем кораблям, не наблюдая своих мест, каждому по способности случая со всей поспешностью войти в кильватер моего корабля, чрез что линия на правый галс устроилась весьма скоро на ветре у неприятеля. Турецкий флот на всех парусах обратился в бегство. Русский флот по сигналу Ф. Ф. Ушакова о погоне, спускался на турецкий флот всё ближе, но лёгкость хода их кораблей спасла их от сего предприятия и от совершенной гибели…последовавшая ночная темнота весь флот неприятельский закрыла от нас из виду…Хотя же всю ночь, находясь в линии, следовал за неприятелем…не мог видеть, куда он сделал свой оборот…По утру 9 числа оного нигде уже не видал. Русский флот встал на якорь против Феодосийской бухты. По принесении за одержанную победу благодарственного молебствия, при пушечной пальбе со всего флота, суда приступили к починке повреждений, и 10 числа пополудни вступили под паруса для следования в Севастополь, куда благополучно прибыли к вечеру 12 числа.[8]

29 июля 1790 года Ф. Ф. Ушаков за победу в Керченском проливе был награждён орденом Св. Владимира 2-й степени.

Сражение у Тендры[править]

На Севастопольском рейде Ф. Ф. Ушаков исправил все повреждения, переменил мачты, стеньги и реи и 25 августа вышел в море с флотом в того же состава, получив сведения о местонахождении турецкого флота близ устья Дуная. Последний был усилен и насчитывал 14 линейных кораблей. 28 августа турецкий флот был обнаружен на якорной стоянке между Тендрой и Гаджибеем, в 40 верстах от берега.

Сражение у Тендры

По сигналу Ушакова, русский флот тремя колоннами на всех парусах направился на неприятеля, с целью воспользоваться внезапностью нападения. Турецкий флот, обрубая канаты, в беспорядке встал под паруса и начал спешное отступление на запад. К 10 часам утра, когда линия бегущего турецкого флота сильно растянулась, Ф. Ф. Ушаков решил отрезать арьегард турецкого флота. Капудан-паша, дабы парировать угрозу арьегарду, развернул корабли, образовав линию правого галса. Ушаков приказал флоту, находившемуся на ветру, спускаться на противника, перестраиваясь в то же время из трёх колонн в линию левого галса. Когда линия была построена, Ушаков развернул корабли в линию левого галса, параллельно турецкой эскадре. Затем он приказал выйти из линии в резерв трём фрегатам и идти параллельно авангарду на случай, если турецкий авангард опередив наш, решит произвести его охват. После этого Ушаков дал приказ спуститься к неприятелю на расстояние картечного выстрела. Сражение началось в 3 часа пополудни. В 5 часов, когда уже обозначилось явное преимущество русского флота и турецкие корабли, получив повреждения, начали уклоняться по ветер, Ушаков приказал сосредоточить удар по лучшим, в том числе флагманским кораблям. Корабль Ушакова «Рождество Христово», сражаясь одновременно с тремя турецкими кораблями, заставил их выйти из линии. На исходе дня турецкая линия была полностью разбита и обратилась в бегство. Русский флот преследовал противника до наступления сумерек и в 9 часов вечера, ввиду приближающейся бури, встал на якорь, потеряв из виду турецкий флот.

На рассвете 29 августа обнаружилось, что турецкие суда находятся недалеко от русского флота, передовые корабли — на расстоянии ружейного выстрела. В 6 часов утра русский флот поднял флаг и начал спешно сниматься с якоря для довершения победы. Турецкие корабли, обрубив канаты, рассеялись в разные стороны. Два линейных корабля, получивших сильные повреждения, были отрезаны. 66-пушечный корабль с 600 человек экипажа сдался первым; 74-пушечный корабль был окружён несколькими русскими кораблями, в том числе кораблём «Рождество Христово», открывшим по нему огонь с расстояния 60 м, и сдался, только получив сильнейшие повреждения. Все 3 мачты его были сбиты до палубы и на нём начался пожар. Ф. Ф. Ушаков в донесении высоко оценил мужество управлявшего кораблём адмирала Саит-бея. По приказу Ушакова были посланы шлюпки для спасения команды, но спасти успели только самого адмирала Саит-бея, капитана корабля и 18 офицеров. Корабль взорвался; из 800 человек экипажа после взрыва удалось спасти 81 человека. Вслед за взрывом турецкого корабля ввиду неблагоприятного ветра адмирал Ушаков приказал прекратить погоню. Весь турецкий флот бежал прямо в Константинополь. Но на пути потонул ещё один тяжело повреждённый 74-пушечный корабль и несколько мелких судов, несколько других было было захвачено 29 и 30 августа крейсерскими судами. Турки потеряли около 2 тысяч убитыми и пленными (в плен в этом сражении было взято 733 человека, включая адмирала трёхбунчужного пашу Саит-бея). Наши потери состояли из 21 убитого и 25 раненных.

До 6 сентября русский флот оставался перед Тендрой, 8 сентября возвратился в Севастополь. 16 сентября за победу у Тендры Ф. Ф. Ушаков был награждён орденом Св. Георгия 2-й степени.

15 октября русский флот снова вышел в море в составе 14 кораблей, четырёх фрегатов и 16 других судов для прикрытия перехода в Дунай гребной флотилии, назначенной действовать против Измаила совместно с осадившей его 30-тысячной армией. До 10 ноября флот прикрывал подступы к устью Дуная. В это же время Потёмкин, Гудович и Кутузов, бесцельно стоявшие по Измаилом, предприняли попытку взять его на «испуг»: они открыли огонь по крепости из всех орудий, после чего предложили туркам сдаться. Эта демонстрация не достигла цели. 14 ноября флот вернулся в Севастополь. Русская армия готовилась отступить от Измаила. Однако 2(13) декабря командующим армией, осаждавшей Измаил, был назначен Суворов. 11 (22) декабря беспримерным в истории войн штурмом Измаил был взят. На этом завершились военные действия 1790 года.

Сражение у мыса Калиакрия, 1791 год[править]

Icons-mini-icon 2main.png Основная статья: Сражение у мыса Калиакрия

20 мая 1791 года русский флот вышел на севастопольский рейд. В начале июня в Севастополе было получен известие от Гудовича, осаждавшего Анапу о появлении турецкого флота близ устья Днестра и 10 июня адмирал Ушаков вывел флот из Севастополя. На следующий же день наш флот близ мыса Айя застиг турецкий флот, который начал удаляться к югу. Через четыре дня безуспешного преследования Ушаков остановил его, полагая, что турки будут бежать до Константинополя, и 18 июня вернулся в Севастополь. Между тем, 22 июня войска Гудовича взяли Анапу штурмом; 28 июня войска Репнина разбили при Мачине 30-тысячное турецкое войско. Эти поражения заставили Турцию пойти на мирные соглашения. Предварительные условия были подписаны в Галацах 31 июля, в день сражения при Мысе Калиакрии.

«Рождество Христово» (до 15.3.1790 — Иосиф II) — флагманский корабль Ф.Ушакова

28 июля Ф. Ф. Ушаков, не имея сведений об успешных переговорах и получив донсения от крейсеров, что турецкий флот находится у Анапы, выступил из Севастополя с эскадрой в составе 16 кораблей, двух фрегатов, трёх бомбардирских судов, одного брандера и 17 крейсерских судов. Эскадра направилась на запад и в полдень 31 июля обнаружила турецкий флот, стоящий на якоре близ мыса Калиакрии под прикрытием береговой батареи, имевшего 18 кораблей, 10 больших линейных фрегатов и полусотни других судов. На турецкой эскадре находился алжирский паша, известный в Средиземном море пират, Саит-Али, давший обещание Султану привезти Ушакова в Константинополь в клетке. Он командовал частью турецкого флота — алжирской эскадрой, на которой находилось большое количество десанта, предназначенного, по замыслу Саит-Али, для абордажной схватки. Появление русского флота было внезапным и произвело смятение в турецком флоте. Обрубив якоря, он стал уходить под ветер построение турецкого флота происходило неорганизованно: Капудан-паша начал строить флот в линию правого галса, тогда как Саит-Али строил свою часть флота в линию левого галса; этому последовал и капудан-паша.

Я продолжал гнаться за ними и (в половине четвертого часа) сигналом приказал как можно скорее строить линию баталии при NNO ветре на левый галс, параллельно фронту неприятельскому и спускался на него со всей возможной поспешностью…Саит-Али с вице адмиральским кораблём…и другим большим и с несколькими фрегатами…спешил отделиться вперёд, выигрывая ветер. Посему, для предупреждения его намерений, я погнался за ним с кораблём «Рождество Христово», следуя вперёд нашей линии…Когда же линия нашего флота была построена в самом близком расстоянии против неприятельской, я догнал передовой корабль паши Саит-Али и сигналом приказал всему флоту спуститься к неприятелю на ближайшую дистанцию, а корабль под флагом моим, «Рождество Христово», приближаясь к передовому кораблю на дистанцию полукабельтова, атаковал его, обойдя несколько с носу. тогда же, по учинённому сигналу (в 5 часов), всей линией началось жестокое сражение, которое продолжалось от пяти до половины девятого часа пополудни.

Через 45 минут после начала сражения корабль Саит-Али, «разбитый до крайности,» и потерявший почти 500 человек экипажа, скрылся за линией турецкого флота. Его место заняли другой флагманский корабль и два фрегата, но и они вскоре, получив сильные повреждения, вышли из боя. Корабль «Рождество Христово», преследуя корабль Саит-Али, оказался в середине турецкого флота и произвёл в нём такое смятение, что «корабли их сами друг друга били своими выстрелами» В это время авангард турецкого флота был окружён тремя русскими линейными кораблями, следовавшими за Ушаковым. Спустя некоторое время весь наш флот окружил турецкий флот и расстреливал его до наступления темноты, принуждая турецкие корабли «укрываться один за другого. При начале же ночной темноты флот неприятельский был совершенно разбит… и бежал стеснённой кучей под ветер…суда наши сомкнув дистанцию, гнались за ним и били его из носовых пушек, а которым было способно, и всеми лагами.» Преследование неприятеля продолжалось всю ночь. На рассвете турецкий флот скрылся из виду, и Ф. Ф. Ушаков встал на якорь для исправления повреждений. Большая часть турецкого флота пришла в бедственное состояние. Несколько линейных кораблей от подводных пробоин пошли ко дну, другие выбросились на берег. Константинополя в тяжело повреждённом состоянии достигла только часть алжирской эскадры — 5 линейных кораблей и 5 других судов. Корабль Саит-Али начал тонуть ввиду берега и звал на помощь пушечными выстрелами.

Вид части флота, вернувшейся со сражения, с разрушенными кораблями без мачт и огромными потерями экипажей заставили Турцию ускорить мирные переговоры. 5 августа Ушаков снялся с якоря, намериваясь плыть к Босфору искать разбитый турецкий флот и захватить либо потопить и сжечь его. Однако 8 августа вблизи Варны русский флот был встречен турецким судном, вёзшими сообщение князя Репнина о заключении перемирия и прекращении боевых действий. Контр-адмирал Ушаков за победу при Калиакрии 14 октября 1791 года был награждён орденом Святого Александра Невского. Со времени победы у Калиакрии он, также как и Суворов, удостоился у турок прозвища: «паша Ушак».

Результатом легендарных подвигов русской армии и флота, увенчанных победой при Калиакрии, стало подписание 29 декабря 1791 года (9 января 1792 года) Ясского мирного договора, закрепившего за Россией Крым и Кубань и усилившего позиции России на Кавказе и Балканах.

Период от Русско-турецкой войны до выхода в Средиземное море[править]

В 1792 году Ф. Ф. Ушаков, продолжая командовать Черноморским флотом, руководил строительством Севастопольского порта, начальником которого он являлся с 1789 года. Под его руководством происходило интенсивное строительство: строились казармы, госпитали, дороги, рынки, устраивались колодцы; была перестроена и значительно увеличена соборная церковь Святого Николая. Были учреждены перевозы через бухты на гребных судах, загородные гулянья и др. В ноябре 1792 года Ушаков был вызван Екатериной II в Петербург. Екатерина пожелала видеть героя, стяжавшего себе такую громкую славу и встретила в нём человека прямодушного, скромного, мало знакомого с требованиями светской жизни. Строгий адмирал, созданный для моря, вполне носил на себе отпечаток этого призвания и далеко не мог выражаться столь же метко и красноречиво, как заставлять говорить орудия в батареях своих кораблей[9]

Весной 1793 года Ф. Ф. Ушаков вернулся в Севастополь. 2 сентября он был произведён в вице-адмиралы. С 1794 года по август 1798 года эскадры Черноморского флота под командованием Ушакова ежегодно выходили в море в крейсерское плавание. Начиная с 1796 года, когда Екатерина II собралась объявить Франции войну, эти плавания имели одной из целей прикрытие берегов России от нападений французского флота в случае его появления в Чёрном море

25 июля 1798 года Павел I отдал Ф. Ф. Ушакову приказ отправиться с эскадрой к Босфору на соединение с турецким флотом для совместных действий против французов в Средиземном море.

Средиземноморский поход Ушакова[править]

Средиземноморский поход Ушакова

Средиземноморский поход Ушакова проходил в рамках войны Второй антифранцузской коалиции. В 1798 году французские войска высадились в Египте. Это резко ослабило позиции Турции, а также влияние России на Балканском полуострове. Турция обратилась за помощью к России.

13 августа 1798 года русская эскадра вышла из Севастополя и 23 августа встала на якорь близ Константинополя. Она насчитывала 16 судов, в том числе 6 кораблей и 7 фрегатов; с экипажем 7400 человек и десантными войсками в 1700 человек. В Константинополе турки впервые увидели Ушакова. Он осмотрел турецкую эскадру, высоко оценив мореходные качества турецких кораблей, и участвовал в выработке плана действий против Франции. По его замыслу, целью операции русско-турецкого флота стали Ионические острова, имевшие стратегическое значение: обладание ими позволило бы союзному флоту контролировать восточную часть Средиземного моря, что, в свою очередь имело значение для действий сухопутных войск союзников под командованием Суворова. Турецкая эскадра, под командованием адмирала Кадыр-бея, состояла из 4-х кораблей, 6 фрегатов, 4-х корветов и 14 канонерских лодок. 20 сентября русско-турецкий флот вышел в Средиземное море.

Боевая деятельность[править]

48417317 5t247.jpg

Русско-турецкая эскадра немедленно приступила к последовательному решению сложнейшей военной задачи по овладению Ионическими островами. 1 октября был взят остров Цериго; 13 — 14 октября — остров Занте. 14 — 17 октября отряд из трёх фрегатов овладел островом Кафалония. 18 октября — 3 ноября отрядом под командованием Д. Н. Сенявина взят остров Святой Мавры. В конце октября русско-турецкая эскадра, соединившись с отрядами, посланными для взятия островов, сосредоточилась у острова Корфу с находившейся на нём одноименной крепостью и организовала его блокаду.

18 февраля 1799 года эскадра Ф. Ф. Ушакова обрушила сокрушительный огневой удар по укреплениям острова Видо, имевшего главное значение для взятия Корфу, последовавший за которым штурм привёл к захвату Видо. Одновременно выделенные части при поддержке флота захватили передовые укрепления самй крепости Корфу. 20 февраля командование крепости капитулировало, видя безвыходность положения. На Видо и Корфу было взято в плен до 3,5 тыс. солдат и офицеров, 336 орудий, большое количество боеприпасов и 16 судов во главе с линейным кораблём. Беспримерное в истории морских сражений взятие Корфу с минимальными потерями, до того не взятой штурмом ни разу за многовековую историю, явилось очередным свидетельством гениальных военных способностей Ушакова и доблести и выучки русских солдат и офицеров. Штурм заслужил высшую оценку А. В. Суворова, выразившего сожаление о том, что он не находился при штурме Корфу хотя бы мичманом. Ф. Ф. Ушаков за взятие Корфу 25 марта был произведён в адмиралы.

В апреля 1799 Ушаков направил к южному побережью Италии отряд капитана 2-го ранга А. А. Сорокина (3 фрегата, 2 корвета, 4 канонерские лодки), который 23 апреля (4 мая) занял Бриндизи, 2(13) мая — Бари, 9 (20) мая — Манфредонию, где был высажен десантный отряд под командованием капитан-лейтенанта Г. Г. Белли (570 чел., 6 орудий). Этот отряд, наступая на З., 3(14) июня штурмом овладел Неаполем. 1(12) мая из Корфу, на котором находились главные силы союзного флота был направлен русско-турецкий отряд контр-адмирала П. В. Пустошкина (3 линейных корабля, 4 фрегата, 1 корвет) для блокады Анконы (в июне его сменил отряд капитана 2-го ранга Н. Д. Войновича). 3(14) августа русско-турецкая эскадра Ушакова (10 линейных кораблей, 7 фрегатов) перешла в Мессину, а затем в Неаполь для совместных действий с английской эскадрой адмирала Г. Нельсона. Из Мессины Ушаков по просьбе фельдмаршала А. В. Суворова направил отряд Пустошкина для блокады Генуи.

22 октября в Палермо к русскому флоту присоединилась эскадра вице-адмирала Карцева, прибывшая из Северного моря, после чего турецкая эскадра с согласия Ф. Ушакова отделилась от русского флота. Последний совершил переход из Палермо в Неаполь, откуда был направлен десант для занятия Рима. 16(27) сентября около 1000 чел. русских десантников вступили в Рим. 31 декабря 1799 (11 января 1800) Ушаков получил приказ императора Павла I вернуться на родину. 7(18) января Ушаков вернулся на Корфу, куда двигались и остальные отряды русского флота. 6 июля с эскадрой в составе 9 линейных кораблей, фрегата и 4 лёгких судов Ушаков вышел из Корфу в Константинополь. 26 октября (6 сентября) 1800 года эскадра пришла в Севастополь. В результате занятия во время С. п. У. Ионических островов Россия подорвала господство Франции в Восточном Средиземноморье и приобрела важную военно-морскую базу на Средиземном море, которую успешно использовала в войне с Францией в 1805—07 гг.

Дипломатическая деятельность[править]

В период Средиземноморского похода адмирал Ушаков был также занят политической деятельностью, проходившей в сложной обстановке военного времени и осложнявшейся двуличной политикой как английских и австрийских, так и турецких союзников. По мере освобождения островов Ионического архипелага жителям островов предоставлялось право самоуправления. На островах формировались суды с участием представителей различных классов.[10] В марте-апреле 1799 г. на Ионических островах Ф. Ф. Ушаковым была организована Республика Семи Соединённых островов, им же была разработана конституция Республики. За организованной им формой правления, обеспечивавшей жителям «мир, тишину и порядок.» Ф.Ушаков внимательно следил и оберегал её от вмешательства и притеснений Турции и турецкого вассала албанского паши Али-Янинского. Справедливыми и человеколюбивыми действиями адмирал Ушаков укреплял не только в жителях Ионических островов, но и в черногорцах и других южнославянских народах чувство преданности России..[11] Многочисленные тайные попытки антирусской деятельности турок, англичан и австрийцев вскрывались и пресекались Ушаковым, по приказу которого перехватывалась и доставлялись к нему любая подозрительная переписка.[12]

Двуличная деятельность «союзников» России на Средиземном море и в Италии, завершившаяся их предательскими по существу действиями в ходе Швейцарского похода Суворова привела к выходу России из 2-й антифранцузской коалиции. Деятельность Ушакова способствовала укреплению братских отношений балканских славян и русского народа. Жители Ионических островов сохраняют благодарную память об Ф. Ушакове и его деятельности, что выразилось, в частности, в возведении на Корфу памятника Ф. Ушакову в 2002 году.

Служба Ф. Ф. Ушакова с 1801 по 1806 гг.[править]

1801 год Ф. Ушаков провёл в Севастополе, составляя исторический, материальный и финансовый отчёты об Ионической кампании. С воцарением Александра I наступила тяжёлая пора в истории русского флота. Развитию флота перестало придаваться значение. Происходило засилье иностранцев в морском ведомстве. Беспримерный поход русского флота фактически не получил признания. Жизнь Ф.Ушакова была кроме того отягощена интригами бездарных и завистливых высокопоставленных военных чиновников против него; так, Ушакова обвиняли в том, что он — не дворянин, и ему пришлось документально доказывать своё древнее дворянское происхождение. В мае 1802 года Ушакова перевели на Балтийский флот с назначением главным командиром гребного флота. Такое оскорбительное отношение к заслугам и общий упадок флота повлияли на решение Ушакова уйти в отставку. 19 декабря 1806 года, убедившись в бесполезности на занимаемом посту влияния на судьбу флота, Ушаков подал в отставку, ссылаясь на «телесную и душевную болезнь». 17 января 1807 года указом Александра I он был уволен в отставку (с мундиром и пенсией полного оклада содержания, получив от Адмиралтейств-коллегии грамоту с перечислением всех боевых и служебных заслуг).

Последние годы жизни Ф. Ф. Ушакова[править]

До 1809 года Ф. Ф. Ушаков жил в Петербурге. В 1809 он поселился в деревне Алексеевка неподалёку от Cанаксарского монастыря (Темниковский уезд Тамбовской губернии, ныне Мордовия). Своим завещанием, написанным в 1810 году, Ф. Ф. Ушаков передал свои имения в наследство племянникам.

О последних годах жизни адмирала известно немного. В июле 1812 годa он был единогласно избран дворянством Тамбовской губернии предводителем создававшегося народного ополчения, но по состоянию здоровья и ввиду преклонного возраста отказался от этой должности.

«За избрание меня губернским начальником над…ополчением по Тамбовской губернии, за благосклонное, доброе обо мне мнение и за честь сделанную приношу всепокорнейшую мою благодарность…за болезнью и великой слабостью здоровьем принять её на себя…никак не в состоянии и не могу. Посему и прошу…избрать кого за благо рассуждено будет, другого. Прошу также верить, что я действительно, будучи ныне при совершенной старости лет, находясь в болезни и всегдашней, по летам моим, великой слабости здоровья, должности понесть и в Тамбовское сословие дворянства явиться не могу.»[13]

В апреле 1813 года Ф. Ушаков пожертвовал в помощь пострадавшим в Отечественную войну 1812 года практически все имевшиеся у него деньги. В письме обер-прокурору Синода А. Н. Голицыну он писал: «на основании учреждения сохранной казны при объявлении моём августа 27 1803 года взнесено мною императорского воспитательного дома в Санкт-Петербургский опекунский совет государственными ассигнациями двадцать тысяч рублей…из которых с того времени ни капитальной суммы, ни процентов на оную нисколько не получал…Я давно имел желание все сии деньги без изъятия раздать бедным, нищей братии, не имущим пропитания, и ныне, находя самый удобнейший и вернейший случай исполнить моё желание, пользуясь оным по содержанию вышеозначенного объяснения в пожертвование от меня на вспомоществование бедным, не имущим пропитания.»[14]

Иеромонах Нафанаил писал писал об Ф.Ушакове архиепископу Тамбовскому Афанасию: «Оный адмирал Ушаков …знаменитый благотворитель Санаксарской обители по прибытии своём из С.-Петербурга около восьми лет вёл жизнь уединённую в собственном своём доме, в своей деревне Алексеевке, расстояние от монастыря через лес версты три…по воскресеньям и праздничным дням приезжал для богомоления в монастырь… а в Великий пост живал в монастыре в келье… всякую продолжительную службу с братией в церкви выстаивал неукоснительно… Препровождал остатки своих дней крайне воздержанно и окончил жизнь свою, как следует истинному христианину и верному сыну святой церкви».

Адмирал Ушаков скончался в своём имении в конце сентября 1817 года. Метрическая выпись от 2 (14) октября из соборной книги Спасопреображенского монастыря содержит запись о смерти Ф. Ф. Ушакова: умер «натуральною болезнию»; исповедован и приобщён протоиереем Асинкритом; погребён в Санаксарском монастыре.[15]

Крест над Санаксарским монастырём
Надгробная плита на могиле адмирала Ушакова
Могила адмирала Ушакова в Санаксарском монастыре

Канонизация Ф. Ф. Ушакова[править]

Инициатором канонизации Фёдора Ушакова выступил в 1995 году председатель Союза писателей России Валерий Ганичев — исследователь биографии адмирала, автор исторической работы о нём. В 2000 году это предложение усилиями Саранской епархии при поддержке командования Военно-Морского флота было включено в повестку дня комиссии по канонизации. Вопрос о канонизации адмирала Ушакова рассматривался с тщательностью. Комиссия, проделав значительную исследовательскую работу по изучению личности и образа жизни Ушакова, пришла к выводу, что он является не просто великим и почитаемым российским флотоводцем, но и святым русским воином. Святейший Патриарх Московский и всея Руси, тогда митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл так выразился об Ушакове: «…Удивительная личность, удивительный человек. Он канонизирован конечно за святость жизни в первую очередь. Но его доблесть, его подвиги нельзя оторвать от всей его жизни…»[16]

Икона адмирала Ушакова

4 — 5 августа 2001 года в Санаксарском Рождество-Богородичном монастыре состоялось прославление в лике местночтимых святых Саранской епархии первого из православных моряков, величайшего флотоводца адмирала Ушакова.

Соборная площадь г. Саранска

В Деянии о канонизации праведного Феодора Ушакова говорится:

«1. Причислить к лику праведных местночтимых святых Саранской епархии адмирала Феодора Ушакова.

2. Честные останки праведного Феодора Ушакова, находящиеся в храме Рождества Богородицы Санаксарского монастыря, именовать отныне святыми мощами и воздавать им достодолжное почитание.

3. Службу новопрославленному Святому праведному Феодору составить особую…

4. Память праведному Феодору праздновать в день его кончины 2(15) октября и в день прославления — 23 июля старого стиля (5 августа по новому стилю).

5. Писать новопрославленному святому икону для поклонения…

6. Напечатать житие праведного Феодора Ушакова для назидания в благочестии чад церковных.

7. О сей благой и благодатной вести радости прославления нового святого возвестить священнослужителям, монашествующим и всей пастве».[17]

10 октября 2004 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви адмирал Ушаков и его дядя Феодор Санаксарский были канонизированы в общецерковном масштабе.

6 августa 2006 года в Саранске Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий освятил построенный во имя святого праведного воина Феодора Ушакова кафедральный собор и совершил в нём первую Божественную литургию.[18]

Молитва святому праведному Феодору

Приникни, праведне воине Феодоре, с горних селений на притекающих к тебе, и вонми молению их: умоли Господа Бога даровати всем нам еже ко спасению нашему мы просим от Него, при святем твоем предстателъстве. Ты великое, возложенное на тя служение тщательно проходил еси, и нас твоею помощию пребывати коегождо, в неже призван есть, настави. Ты, победив супостатов множества, и на нас ополчающихся всех видимых и невидимых врагов низложи. Умоли Господа Бога даровати крепкий и ненарушимый мир и земли плодоносие, пастырем святыню, законом правду и силу, военачальником мудрость и доблесть непобедимую, градоначальником суд, флоту твоему Российскому и всему воинству нашему преданность вере и Отечеству и неодолимое мужество, всем же православным христианом здравие и благочестие. Сохраняй страну нашу Российскую и обитель сию святую от всех наветов вражиих, да словом и делом прославляется в них всесвятое имя Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Тропарь

Державе Российстей архистратиг непобедимый явился еси, агарянскую злобу нивочтоже вменив и разорив: ни славы мирския, ниже богатства взыскуя, но Богу и ближнему послужил еси. Моли, святе Феодоре, воинству нашему даровати на враги одоление, Отечеству во благочестии непоколебиму пребыти и сыновом Российским спастися.

Житие святого праведного Федора Ушакова[править]

Житие святого праведного Феодора Ушакова создано в соответствии с п.6 Деяния о канонизации, на основании работ Р. К. Скаловского, В. Д. Овчинникова и В. А. Машкова, Записок Егора Метаксы и документов Ф. Ф. Ушакова. «Житие» подробно излагает жизненный путь Ушакова, обрисовывая его военный гений и высокий духовный облик — мудрость, великодушие, милосердие и его верность святой церкви: Воздав благодарение Богу, Фёдор Фёдорович продолжил выполнение возложенных на него задач.. Подробно излагается ход морских сражений и штурм Корфу, деятельность Ушакова по борьбе с чумой в Херсоне и дипломатическая деятельность на Ионических островах.

В заключении Жития говорится:

Синодальная комиссия по канонизации святых Русской Православной Церкви, внимательно изучив его подвижнические труды в служении Отечеству, благочестивую жизнь, праведность, милосердие и самоотверженный подвиг благотворительности, не нашла препятствий к канонизации и в декабре 2000 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II благословил прославить адмирала Российского флота Феодора Ушакова в лике праведных местночтимых святых Саранской епархии.

Российский флот, боголюбивое Российское воинство обрели небесного предстателя и ходатая перед Престолом Божиим о многострадальном Отечестве нашем.

Военное искусство Ф. Ф. Ушакова[править]

Адмирал Ушаков является создателем новой манёвренной тактики, принципиально отличавшейся от принятой в то время линейной тактики[19] Основной чертой тактики Ушакова являлось применение единого походно-боевого порядка, при котором как поход, так и сражение происходили без соответствущего перестроения. Такой порядок позволял, круто спускаясь на линию противника, прореза́ть её и наносить поражение противнику по частям, что было осуществлено Ушаковым в сражениях у Фидониси, в Керченском проливе, у Тендры и Калиакрии. Сближение с противником Ушаков производил решительно, вплоть до дистанции картечного выстрела. Созданию численного превосходства на направлении удара, помимо самого боевого порядка Ушакова, способствовало выделение им резерва — «эскадры кайзер-флага».

Стратегия и тактика Ф. Ф. Ушакова были подчинены цели уничтожения главных сил противника. Приняв решение на решительное сражение, Ушаков предпринимал его при любом соотношении сил, как это было в сражении при Фидониси с втрое превосходящим противником. Приёмы наступательной тактики Ушакова были более разнообразными и полными, нежели приемы западноевропейских адмиралов.[20]При этом Ушакову были чужды авантюрные действия и потеря осторожности. Так, в письме Потёмкину в ответ на жалобу на Ушакова Д. Н. Сенявина, Ушаков писал, что им «не упущено ничего кроме непреоборимых случаев невозможности». Ушаков одерживал неизменные победы над турецким флотом несмотря на то, что противниками его были два самые замечательных лица турецкой истории и преобразователи морских сил Турции: Эски-Гассан и Кучук-Гусейн, и оттоманский флот представлял собой совсем иной материальный вид, нежели в каком он был в первую войну, когда суда Спиридова …десятками уничтожали корабли их в Архипелаге.[21] Качественно турецкие корабли конца XVIII века, строившиеся французскими и шведскими караблестроителями существенно превосходили русские, в том числе в лёгкости управления и скорости, что позволяло турецкому флоту даже в повреждённом состоянии находить в бегстве спасение от полного захвата и уничтожения.

Ушаков придавал большое значение организации морской пехоты и был способен в совершенстве организовывать взаимодействие флота с сухопутными войсками для проведения десантных операций, что проявилось при решении им сложнейшей военной задачи — взятии крепости Корфу. В то же время английский флот под командованием Г. Нельсона, и не пытавшийся, при всей важности Ионических островов, овладеть ими, затратил на взятие существенно более слабой Мальты более года.

Частью военно-морского искусства адмирала Ушакова было его отношение к боевой выучке личного состава. Большое внимание он уделял обучению экипажей артиллерийской и ружейной стрельбе, совершенствованию у командиров искусства кораблевождения, сочетания огня и маневра. Высокая выучка экипажей в сочетании с традиционными моральными качествами русских воинов и их верой в Ушакова, в значительной мере обусловили победы русского флота над превосходящими силами противника.

Качества Ф. Ф. Ушакова[править]

Основные качества адмирала Ф. Ф. Ушакова легко выводимы из факта его беспримерных побед и факта его канонизации, и перечислены в предыдущих разделах статьи. Здесь перечислим некоторые конкретные примеры.

Как командующий адмирал Ушаков отличался большой строгостью как по отношению к матросам, что было обычным делом на флоте, так и к офицерам. Для наведения порядка он использовал суровые меры. В то же время Ушаков был справедлив и великодушен. Это отражено в его письмах, распоряжениях, приказах: он требует простить виновного офицера «ради его малолетних детей», ходатайствует перед императором о восстановлении в должности кадровых офицеров, разжалованных за нарушения и т. п.

Пить, за исключением положенной порции, Ушаков матросам запрещал, в отличие от Суворова, допускавшего употребление алкоголя,[22] и за пьянство личного состава взыскивал с командиров, требуя от них бережливого отношения к здоровью личного состава. Сам Ушаков много занимался вопросами сохранения здоровья матросов. Так, в октябре 1792 года Ушаков отпустил 13 500 руб. собственных средств на закупку свежего мяса и содержания госпиталей в необходимом состоянии.[23] В ходе Средиземноморского похода, продовольственное положение русской эскадры в котором было весьма тяжёлым, Ушаков неоднократно выдавал свои деньги на закупку продовольствия для эскадры. Он лично проверял качество пищи, кваса, состояние казарм и госпиталей.

Запрещал Ушаков и карточные игры среди матросов. Узнав о сборище картёжников-матросов в Артиллерийской бухте под Севастополем, Ушаков лично прибыл туда и взял под стражу зрителей-рыбаков для допроса и установления личностей картёжников, так как сами матросы разбежались при его появлении. Запрещению карточных игр среди матросов посвещён целый ряд приказов Ушакова[24]

Бескорыстие Ушакова проявилось в пожертвованиях: когда среди дворянства России был организован сбор пожертвований в пользу русской армии во время франко-русской войны 1805—1807 гг., Ушаков в декабре 1806 года передал в фонд пожертвования 2 тысячи рублей (при средней сумме пожертвований среди российского дворянства в несколько десятков рублей), 5 медных полевых пушек и алмазный челенг (перо на шляпу), пожалованные ему султаном Селимом III. Челенг был возвращён Ушакову по приказу Александра I.[25]

В 1813 году Ушаков передал практически всё состояние в помощь пострадавшим в Отечественной войне.

Ушаков добивался непрестанного повышения уровня выучки офицеров и матросов путём обучения стрельбе, управления судами, взятию рифов и пр., поэтому его методы обучения на флоте принято называть «суворовскими». Отношение Ушакова к матросам было существенно более сдержанным, чем у любившего пошутить с солдатами Суворова, вследствие суровости его характера и меньшей общительности.

Прямодушие и правдивость Ф. Ушакова при его строгости к начальствующему составу служили причиной конфликтов как с начальством — М. И. Войновичем, а затем с Н. С. Мордвиновым, так и с одним из командиров кораблей — будущим флотоводцем Д. Н. Сенявиным. Во время Русско-турецкой войны 1787—1792 Сенявин, недовольный суровостью и требовательностью адмирала, писал Г. А. Потёмкину жалобы на Ушакова, обвиняя его, помимо жёсткости в руководстве, в нерешительности, будто бы проявленной Ушаковым в морских сражениях и упущенных им в результате возможностях. Данные поступки Д. Н. Сенявина оцениваются военными моряками как недостойные.[26] Ф. Ушаков, раздосадованный таким поведением способного командира, позже великодушно забыл о проступках Сенявина, успешно и согласованно действовавшего в эскадре Ушакова во время Средиземноморского похода.

Память об Ф. Ф. Ушакове[править]

Память об Ф. Ф. Ушакове оказалась востребованной в годы Великой Отечественной войны. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 марта 1944 года был учреждён флотоводческий орден Ушакова I и II степеней, присуждаемый за военное искусство офицерам ВМФ, а также медаль Ушакова, которой награждались за мужество и отвагу матросы и солдаты, сержанты и старшины, прапорщики и мичманы ВМФ.

Медаль Ушакова продолжает состоять в системе государственных наград Российской Федерации.

Именем флотоводца названы бухта в юго-восточной части Баренцева моря и мыс на северном побережье Охотского моря. Имя Ушакова носили боевые корабли русского и советского Военно-Морского Флота: Броненосец береговой обороны «Адмирал Ушаков» построен в 1893, погиб в Цусимском сражении в 1905; Крейсер «Адмирал Ушаков» (1953—1987 годы). Тяжёлый атомный ракетный крейсер «Адмирал Ушаков» класса «Киров» (проект 1144). Корабль был построен в 1980 году под названием «Киров», с 1992 по 2002 год носил имя великого российского адмирала, в 2002 году выведен из состава флота. В настоящее время имя «Адмирал Ушаков» носит эсминец проекта 956.

Атомный ракетный крейсер «Адмирал Ушаков»

ФГОУ ВПО Морская Государственная Академия имени адмирала Ф. Ф. Ушакова Россия, г. Новороссийск, пр. Ленина , 93 В городе Москва есть бульвар Адмирала Ушакова и одноимённая станция метро. В Санкт-Петербурге в честь Адмирала Ушакова названа набережная и мост. В городе Севастополь в честь Ушакова названа одна из площадей. 3 марта 1944 года Президиум Верховного Совета СССР учредил военный орден Ушакова двух степеней и медаль Ушакова. В городе Рыбинске, в окрестностях которого находится родина адмирала, установлен его бюст. В октябре 2002 года в Греции на острове Корфу установлен памятник адмиралу Фёдору Ушакову. Там также есть улица Ушакова. 5 августа 2006 года в городе Саранске открыт кафедральный собор святого праведного воина Феодора Ушакова.

Матросы и офицеры болгарских ВМС отдают воинские почести адмиралу, возле его памятника на Мысе Калиакрия 10 августа 2006 года в Болгарии болгарское правительство, командующий Болгарским черноморским флотом и Русский посол открыли, а патриарх Болгарской православной церкви в сослужение с Варненском митрополитом освятили, новый памятник адмирала Феодора Ушакова на Мысе Калиакрия. В честь Ушакова назван астероид 3010 Ushakov. В городе Саров (Арзамас-16), Нижегородской (Горьковской) области: — 1 ноября 1953 года в честь адмирала Ушакова названа улица, первая в нашей стране; — 4 августа 2006 года в честь пятилетия канонизации святого праведного воина Феодора Ушакова открыт памятник на восточном фасаде Дворца детского творчества; — 2 ноября 2009 года в честь пятилетия Общественной организации ветеранов ВМФ России было присвоено почётное наименование — имени адмирала Ф. Ф. Ушакова за конкретные достижения в деле изучения и сохранения боевых и духовных традиций ВМФ России и адмирала Ушакова; — 20 декабря 2010 года членами Общественной организации ветеранов ВМФ была закончена реконструкция мундира адмирала Ушакова образца 1803 года, в котором он был похоронен в Санаксарском монастыре, ручная работа не имеющая аналогов в мире, выставлена в «Музее военно-морской славы» города Сарова; — 25 апреля 2011 года в Сарове открыт и по настоящее время действует «Музей военно-морской славы», одна из экспозиций которого рассказывает о жизни и деятельности адмирала Ушакова. В настоящее время данная экспозиция по Ушакова признана лучшей в России. В Херсоне именем Ушакова назван проспект и судомеханический техникум. В 1957 г. перед зданием судомеханического техникума установлен памятник флотоводцу. В 2002 году построена небольшая церковь имени Св. Федора Ушакова. В Керчи 11 апреля 2009 года, в День освобождения города от немецко-фашистских захватчиков, установлен памятник адмиралу Фёдору Ушакову.

Памятник в Алексеевке на месте, где находилась усадьба Ф. Ф. Ушакова
Памятник Ф.Ф. Ушакову в Калиакре (Болгария)
Бюст Ф.Ф. Ушакову в Очакове
Памятник Ф.Ф. Ушакову в Херсоне

Музей имени Ф. Ф. Ушакова[править]

В городе Темникове находится старейший в Мордовии историко-краеведческий музей имени Ф. Ф. Ушакова. Он размещён в здании постройки 1809 года, в котором в 1812 году на средства адмирала Ушакова был открыт госпиталь для раненых. 13 сентября 1814 года в этом же здании при содействии Ушакова было открыто первое в Тамбовской губернии духовное училище. Музей располагает более чем тысячью экспонатов, многочисленными документами, касающимися Ушакова и его родственников, родившихся и выросших в Мордовии.[27]

Эпистолярное наследие Ф. Ф. Ушакова[править]

Автограф Ф. Ф. Ушакова
Письма и записки Ф. Ушакова. Воениздат,2004

Ф. Ф. Ушаков оставил эпистолярное наследие, большая часть его носит служебный характер. Особенно загружен документоведением Ушаков был во время Средиземноморского похода, что отрывало его от военной деятельности и принуждало его неоднократно обращаться к вице-президенту адмиралтейств-коллегии Г. Г. Кушелеву с просьбой прислать на эскадру опытных писарей и историографа.[28]

Значительная по объёму документация была использована Р. Скаловским и цитируется в жизнеописании Ушакова, кроме того, к нему приложена часть официальной корреспонденции, касающаяся Средиземноморского похода (59 писем). В 50-е годы XX века был выпущен трёхтомник документов Ушакова, ныне библиографическая редкость. Очередной перевыпуск документов, охватывающих 17881817 годы был осуществлён Воениздатом в 2004 году.

Библиография, источники[править]

Примечания[править]

При написании статьи в основном использованы: труд Р. Скаловского «Жизнь адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова» — одна из первых биографий Ф. Ушакова, которая лежит в основе работ авторов всех последующих, и сборник документов «Адмирал Ушаков. Письма, записки»; ниже приведены ссылки из этих источников, также и из других на выборочный круг относительно малоизвестных, редко встречающихся утверждений.

  1. Р. К. Скаловский Таблица «Родословная адмирала Ушакова» после страницы 272 // Жизнь адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова. — СПб.]издательство=Русская симфония: 2006. — С. 336.>
  2. Р. К. Скаловский. Ук.соч. стр. 34.
  3. ."Адмирал Ушаков. Письма, записки" стр. 28. Хроника «важнейшие даты жизни и деятельности Ф. Ф. Ушакова» (сост. И. И. Бочаров). — М.:Воениздат, 2004. — 463 с.
  4. Адмирал Ушаков: письма, записки. Вступ. статья И.Бочарова, стр.8
  5. Житие святого праведного Феодора Ушакова.
  6. Р. К. Скаловский. Указанное сочинение, стр.62
  7. Адмирал Ушаков. Письма, записки. Вступительная статья, стр.14
  8. Журнал флагманского корабля «Рождество Христово» (Р. К. Скаловский. Ук.соч. стр. 95)
  9. Р. К. Скаловский. Указанное сочинение, стр. 140
  10. Вам предоставлено нами…избрать из ваших дворян, равно и из мещан, по равному числу судей…для рассматривания дел политических и гражданских, сходно обыкновенным правилам и заповедям божиим (Обращение Ф. Ф. Ушакова к жителям о. Занте от 20 октября 1798 г.).
  11. «Все островские обыватели ничего более не желают на свете, как ежели бы можно было им быть под одним покровительством и протекциею России… ко мне неограниченную имеют они во всём доверенность и во всякой защите полагают свою надежду…(из письма Ушакова В. С. Томаре от 1 июля 1799 г.); „Метрополит и весь народ черногорский всеподданнейшую и вернейшую приверженность имеют к Вашему императорскому Величеству. (рапорт Ф. Ф. Ушакова Павлу I о преданности черногорского народа России“; и др. многочисленные свидетельства.»
  12. «По связи совершенной дружбы… государей наших императоров не ожидал я интриг и замыслов, употребляемых вами и генеральным консулом…в Занте находящимся…поступки ваши не соответственны искренности дружбы, хотя они и укрыты завесою политики, вами употребляемой; собственное же письмо ваше поступки открывает достаточно. Я уверяю вас, что в замыслах ваших… ни в чём ни малейше успеть не можете» (Письмо Ф. Ф. Ушакова австрийскому генералу Бради от 12 июля 1799 г. в ответ на перехваченное по приказу Ушакова письмо, вскрывавшее антироссийскую деятельность австрийцев в Черногории.
  13. Адмирал Ушаков:письма, записки. стр.438. Письмо адмирала Ф. Ф. Ушакова Тамбовскому дворянскому собранию от 29 июля 1812 г.
  14. Там же, стр. 439. Письмо Ф. Ф. Ушакова обер-прокурору Синода А. Н. Голицыну о пожертвовании денег в помощь пострадавшим от неприятеля в Отечественную войну 1812 г. от 11 апреля 1813 г.
  15. Там же, стр.441. Метрическая выпись из соборной книги Спасопреображенской церкви города Тёмникова о смерти Ф. Ф. Ушакова (от 2 октября 1817 года)
  16. Сайт Морского собрания Санкт-Петербурга. Фёдор Фёдорович Ушаков.
  17. Скаловский Р. ук.соч., вступительная статья Чернявского С. В. стр. 11‒12
  18. Освящение кафедрального собора в честь св. прав. воина Феодора Ушакова
  19. Большая Советская Энциклопедия, 3-е изд.
  20. Р. Н. Мордвинов. Флотоводческое искусство адмирала Ф. Ф. Ушакова
  21. Скаловский Р. ук. соч, стр.129
  22. Полковое учреждение: нижним чинам вино и прочее пить не запрещается, однако не на кабаке…
  23. По случаю ж недостатка в деньгах по необходимости к сбережению служителей в здоровье отпускаю я из собственных своих денег тринадцать тысяч пятьсот рублей, из которых велено десять тысяч отпустить в контору Севастопольского порта для покупки свежих мяс, а три с половиною тысячи госпитальному подрядчику…для содержания госпиталей… (Из приказа Ф. Ф. Ушакова о сохранении здоровья матросов и улучшении их питания от 18 октября 1792 г. Адмирал Ушаков. Письма, записки. стр. 136—138
  24. напр Приказ Ф. Ф. Ушакова о запрещении карточных игр среди матросов 31 марта 1792 г: В прошлых годах приказами от меня наистрожайше в командах подтверждено, чтобы за служителями по командам иметь прилежное смотрение и в карты не играть и сборища для того делать не допускать, но ныне собрание картёжников беспрерывно бывает в лощине артиллерийской бухты, в закрытых между горами местах….
  25. Отдавая полную справедливость благородным чувствованиям, к таковому пожертвованию его побудившим, почитаю, что сей знак сохранён должен быть в потомстве его памятником подвигов, на водах Средиземного моря оказанных. Посему и желаю я, чтобы вы объяснили адмиралу Ушакову благодарность мою за столь знаменитое пожертвование, возвратили ему сию вещь… Рескрипт Александра I петербургскому предводителю дворянства А. С. Строганову от 2 января 1807 года.
  26. Адмирал Ушаков:письма, записки. стр 117. "Письмо Ф. Ф. Ушакова Г. А. Потёмкину с жалобой на продолжающиеся со стороны Д. Н. Сенявина недостойные поступки.
  27. Тёмниковский историко-краеведческий музей им. Ф. Ф. Ушакова. [1]
  28. Напр., письмо Ф. Ф. Ушакова Г. Г. Кушелеву от 1 июля 1799 (Адмирал Ушаков. Письма, записки. стр. 300): Всякое дело должен я диктовать, потому что письмоводцы мои знают обыкновенные дела, а важных переписок сочинять ничего не могут. Это время упражняясь в письме, теряю я от пользы…излишество дел письменных, какими я отягощён беспредельно, отнимает от меня деятельности полезнейшие…Повторяю просьбу мою меня снабдить достаточным числом письмоводцев, которые бы могли сами собою сочинять дела и на переписки ответствовать….