Сунгирь, поселение

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

Сунгирь сунгирьская стоянка (по названию реки Сунгирь, притока Клязьмы; топоним из русского языка), позднепалеолитическая стоянка современного (европеоидного) человека эпохи позднего палеолита центра России расположена близ города Владимир на левом берегу реки Клязьма. Открыта в 1955 г. Наряду с Русанихой, Бызовой, Медвежьей одно из самых высокоширотных поселений первобытного человека на Русской равнине (ранее - территория Русского материка). Древнейшее поселение людей на территории Владимирской области. Археологический памятник федерального значения. Входит в число памятников, охраняемых ЮНЕСКО.

Раскопано около 5-и тысяч кв. метров культурного слоя, находящегося на глубине 2,7 – 3,5 метра, что соответствует области заселения, равной нескольким гектарам (как в Костёнках).

Исследования находок, в том числе и радиоуглеродный анализ, проводились лабораториями Геологического института РАН, университетов Гроннингена, Оксфорда, Аризоны. Результаты свидетельствуют, что поселение Сунгирь могло возникнуть от 20 тыс. до 29 тыс. лет назад (брянское межледниковье). Самая ранняя дата, полученная при анализе коллагена костной ткани из сунгирских погребений, – 26200±640 (АА-36475), а самая поздняя – 19160±270 (АА-36473) [2]. Стоянка существовала или регулярно посещалась людьми на протяжении 2 – 3 тысяч лет.

Численность людей, единовременно обитавших на стоянке, определена в 50 человек.

Раскопками 2005 года, проводимыми Бадером Н.О. (сыном О.Н. Бадера),

«удалось заложить три шурфа в новом районе глубиной более 5 метров. Участники раскопок добрались до слоя древней почвы возрастом в 70 тыс. лет. Здесь и ждала ученых потрясающая находка. В древней почве обнаружен обломок кости пока не известного животного, но со следами человеческого воздействия. Эта находка дает возможность предположить, что на территории Сунгиря находилась стоянка людей» [1].

Рядом, на высоком краю левобережной клязьминской гряды, сохранилось кольцо земляных валов древней русской крепости 12-го века, основанной на месте славяно-русского поселения 9-го 11-го веков над устьем оврага и излучиной Клязьмы.

Особенности материальной культуры обитателей Сунгирской стоянки указывают на её близость культуре одновременных поселений на Среднем Дону [3].

История открытия[править]

В процессе строительства нового кирпичного завода близ Владимира, в нескольких сотнях шагов от автотрассы на Горький, в 1955 году разрабатывался глиняный карьер. Экскаваторщик А.Ф. Начаров поднял ковшом с глубины около четырех метров вместе с глиной кости. Он собрал их и отнес их в краеведческий музей.

Сотрудник музея Владислав Маслов сообщил о находке в Москву начальнику Среднерусской археологической экспедиции Николаю Николаевичу Воронину, который передал полученные сведения археологу, специалисту по изучению каменного века Отто Николаевичу Бадеру.

Археологическая экспедиция О.Н. Бадера начала свою работу на Сунгире в 1956 году. Интересно отметить, что Отто Николаевич жил не в городе, не в гостинице, а на месте раскопа, в одной из палаток. Десятки палаток заняты сотрудниками экспедиции, преимущественно молодежью.

В 1964 году открыто погребение. Работы продолжались и в последующие годы, ныне они финансируются Государственным объединенным Владимиро-Суздальским музеем-заповедником.

Лаборатория пластической антропологии Института этнографии Академии наук СССР воссоздала по сохранившимся черепам скульптурный облик детей из Сунгиря, на газетной странице «Правды» от 6 февраля 1975 г. читатели увидели портреты мальчика и девочки, живших на Сунгире 25 тысячелетий назад.

Находки[править]

За время раскопок учёные нашли свыше 50-и тысяч отдельных предметов. Ещё во время раскопок, проводимых профессором О.Н. Бадером, найдены изделия из мамонтовой кости, погребения древних людей, много орудий труда, предметов быта, ремесел, украшений, оружия того времени. Найдены жезлы, дротики и копья из бивней мамонта, кремниевые наконечники. Диски из мамонтовой кости с прорезями.

Общее количество найденных бус – 10 тысяч. При изготовлении бус использовалось сверление.

Самое большое копьё из цельного куска бивня достигает 2,4 м. Для его изготовления использовалась техника выпрямления бивней.

Найдены украшения на верхней и нижней одежде, браслеты (под коленями и выше стопы), а также цельные кольца на пальцах.

Искусство, орнамент, символизм, астрономия[править]

Редкими произведениями первобытного искусства являются найденные фигурки животных – мамонта и лошади-сайги.

В погребении девочки и мальчика найдены три диска ритуального назначения [3] диаметром несколько сантиметров, сделанных из бивня мамонта. Диски имеют четыре или восемь прорезей, идущих от периферии к центральному отверстию и расположенных друг напротив друга. Один диск содержит десять асимметричных по отношению к центру прорезей. Костяные диски найдены на голове и на теле девочки.

Диски из бивня мамонта содержат геометрический орнамент, по поводу которого В.И. Ларичев, в частности, сообщает:

«Предметы искусства, совмещенные со знаковыми записями календарно-астрономического содержания, относятся к высоко информационно насыщенным источникам изучения интеллектуальной и духовной сфер жизни аборигенного населения севера Евразии. Они появляются на раннем этапе верхнего палеолита (34 – 24 тысячи лет назад – сыйская и мальтинская культуры Сибири; поселение Сунгирь – на севере европейской России), остаются примечательными изделиями художественного творчества времени раннего и позднего средневековья и сохраняются вплоть до этнографической современности» [4].

Погребения[править]

В 1964 г. найдено захоронение взрослого мужчины (Сунгирь-1).

«Наросты на черепе оказались украшениями головного убора – ряды просверленных клыков опоясывают череп сверху. Осторожно исследуем окрашенный кусочек глины около затылка. Конечно, это не кровь. Охра. Череп окрашен! Сохранность отличная. Все зубы. Украшения. Подбородок современного человека.

Европеоид, – задумчиво говорит Герасимов.

– Взрослый, лет 55 – 57.

– А зубы-то стерты почти до десен. Пища, видно, была жестковатой, – обмениваемся мы впечатлениями.

Контуры костяка уже видны почти полностью. Погребенный лежит на спине. Руки вытянуты вдоль тела. Под ногами угли» [6].

В 1969 г. – парное погребение двух детей: мальчика 12 – 13 (южное погребение; Сунгирь-2) и девочки 9 – 10 лет (северное; Сунгирь-3) открыл археолог Виктор Глазов и в одном из интервью сообщил, что дети «лежали голова к голове. Был интересный момент, когда обнаружили голову, отмерили по росту, обнаружили еще одни ноги. Таким образом, у нас создалось представление, что здесь парное захоронение» [7]. Детей похоронили в центре жилища, на месте очага. Дети были уложены в могилу в вытянутом положении, тесно прижатыми головами друг к другу. Погребения подростков, по-видимому, имели особую ценность для верхнепалеолитического социума: социальный статус мальчика и девочки не менее высок, чем мужчины. «Кроме украшений, в могилу им были положены копья (1,7 и 1,1 м), вырезанные из цельного бивня мамонта» [6], дротики, кинжалы, огромное количество бус из бивня, нашитых когда-то на одежду, браслеты и перстни из бивня, сверленые клыки песца, прорезные диски, имевшие ритуальное значение, «жезлы» из бивня и рога [3].

Захоронения Сунгиря, уникальные по своей сохранности и богатству погребального инвентаря, вызывают особый интерес исследователей. Дно могилы засыпано углем, золой, затем охрой – естественным красителем, применявшимся в ритуальных целях. Поверхность захоронения также покрыта слоем охры. Погребённые снабжены богатым инвентарём: около 10 тысяч бус и др. украшения из бивня мамонта (по ним впервые восстанавливается одежда эпохи палеолита), произведения искусства, оружие. Прослеживаются признаки сложного погребального ритуала [3, 8, 9, 10].

При раскопках подросткового погребения среди погребального инвентаря обнаружена специально обработанная человеческая кость, положенная под левую руку мальчика. Кость определена как фрагмент левой бедренной кости взрослого человека. Эпифизы кости были обколоты, костномозговая полость наполнена охрой. Вероятно, эта кость выполняла важную ритуальную функцию и положена в соответствии со сложным погребальным ритуалом. Морфологическое исследование кости показало, что она принадлежала также верхнепалеолитическому человеку (Сунгирь-4) [11].

В погребении девочки и мальчика найденные орудия лежат с левой стороны.

В захоронении же Сунгирь-1 ни оружия, ни инвентаря не обнаружено.

Перечень всех захоронений обнаруженных на стоянке Сунгирь:

Сунгирь-1 мужское погребение на дне могилы 1. Сунгирь-2 южное погребение подростка на дне могилы 2. Сунгирь -3 сверное погребение ребёнка на дне могилы 2. Сунгирь-4 бедро без эпифизов в южном погребении могилы 2. Сунгирь-5 женский чреп с поверхности могилы 1. Сунгирь-6 остатки верхнего погребения в могиле 2. Сунгирь-7 фрагмент бедра,найденный между могилами 1 и 2. Сунгирь-8 остатки скелета в новом карьере,найденные в 1969 году. Сунгирь-9 скелет найденный в новом карьере в 1972 году.

К сожалению находки 7,8 и 9 были утрачены и не подвергались доскональному обследованию.

Религия[править]

Людей хоронили с соблюдением сложнейших погребальных обрядов. Обнаруженный богатый и разнообразный материал представляет уникальные данные об образе жизни, религиозных воззрениях и обрядах наших предков. Находки Сунгиря ярче, чем других палеолитических памятников, свидетельствуют о существовании в 30-м тысячелетии до н.э. религии: «анимизма, веры в загробную жизнь, тотемизма, магии, культа предков, почитания солнца и луны, лунного календаря и арифметического счета» [3].

Чрезвычайно возрастает количество украшений, сопровождающих умершего. На каждого захороненного 25 – 28 тысяч лет назад приходится в среднем 4 – 5 тысяч бусин, подвесок, амулетов и других украшений, тщательно и искусно изготовленных из зубов животных, бивней мамонтов и камней мягких пород.

Парное погребение подростков имеет зеркальную структуру. В культурном слое другого верхнепалеолитического поселения – Гагарино (Верхний Дон, Воронежская обл.) – обнаружена незавершенная статуэтка из бивня мамонта, где изображены две человеческие фигуры в аналогичной позе – соприкасающиеся головами.

Природа[править]

Палеозоологический анализ указал на охотничью специализацию сунгирьцев, а также на то, что они занимались собирательством.

Растительность: ель, сосна, ольха. Леса. Женщины занималась собиранием диких плодов, орехов, ягод, кореньев, моллюсков и насекомых.

Судя по найденным костям, объектами охоты были: мамонт, пещерный лев, северный олень, дикая лошадь, песец, росомаха, бизон, бурый медведь, волк, заяц, тетерев, серебристая чайка.

Жилища[править]

Останки 6-ти шалашевидных жилищ были обнаружены О.Н. Бадером во время раскопок 1956 – 1977 гг. На позднепалеолитических поселениях хорошо исследованы зимние жилища. На Сунгире они реконструируются с трудом. Это могли быть лёгкие летние жилища. Предполагается,что В каждом жилище был обязательно очаг для поддержания тепла и приготовления пищи [8, 9, 10]. Кострища и очажные ямы, места обработки костей и камня свидетельствовали о налаженной хозяйственной деятельности.

Ремёсла, одежда, украшения[править]

В изготовлении бус, амулетов, подвесок и других украшения применяются резьба, гравировка, сверление, полировка, окрашивание.

«Как бусинки скреплены друг с другом? Ведь сверление в то время (20 – 30 тыс. лет назад), как это утверждается в литературе, еще не было известно. Гирлянды уходят за плечо. Некоторые бусинки здесь рассыпались и лежат в стороне. Видно, оторвались при похоронах. Но что это? Все бусинки с отверстием. Сверление? Да, с двух сторон. Следы сверления каменными проколками отлично заметны. Значит, сверление появилось не в неолите, а еще в палеолите. И причем не в самом его конце» [6].

Технология обработки мамонтовой кости отличается «индустриальностью» и похожа на технологию изготовления бусин из белемнита (Костенки 17), применявшуюся за 20 тысяч лет до этого.

Известно шитьё – из шкур шили одежды. Орудия труда и оружие изготовляли из кремня, костей убитых животных, из дерева.

Одежда сунгирьцев свидетельствует, что климатические условия требовали её постоянного ношения [3].

На голове мальчика (Сунгирь-4), так же как и мужчины, найдены бусы и подвески с клыками песца, видимо, украшения головного убора. Голову девочки покрывал свободный головной убор типа капюшона, украшенный бусами. На темени мальчика найдено кольцо из бивня мамонта, которое либо скрепляло головной убор, либо волосы, на груди обнаружена подвеска в виде лошади, а под левым плечом – фигурка мамонта. Длинный ряд бус, по форме отличающихся от бус на теле, был зафиксирован под тазовой костью мальчика.

Сунгирьский человек[править]

Работа М.Б. Медниковой позволила говорить о сходстве и возможном близком родстве сунгирских мужчин Сунгирь-1 и 4, а также детей (Сунгирь-2 и 3) [12].

«Предварительное заключение Герасимова по сунгирьскому человеку – Homo sapiens, европеоид, 55 – 57 лет. Рост 176 – 177 см. Физически сильный, мускулистый. На руках ряды браслетов. Тоже из бивня мамонта. Широкие пластины огибают всю руку. На правой чуть выше локтя 3 ряда браслетов, слева – 2 ряда. На ногах тоже браслеты из бивня мамонта. Справа и слева густые полосы охры: у ног, у бедра (очевидно, скопилась в складках одежды). Между ног и у бедер ряды бус из бивня мамонта указывают следы одежды» [6].

Исследования людей из Сунгиря на протяжении более сорока лет вели антропологи Г.Ф. Дебец, В.В. Бунак, М.М. Герасимов, Е.Н. Хрисанфова, А.А. Зубов и др. В последние годы используются новые методы палеоэкологических реконструкций, разработанных группой физической антропологии Института археологии РАН.

Скелет мужчины Сунгирь-1 представлен длинными костями конечностей, довольно хорошо сохранившимися костями кисти и стопы (головчатая и крючковатая кости, все пястные, проксимальные фаланги I – IV пальцев, средние фаланги IV – V пальцев, 3 дистальные фаланги; обе предплюсны, все плюсневые кости, обе фаланги I пальца); поясами конечностей и очень фрагментарными остатками осевого скелета. От позвоночника сунгирьца сохранились лишь два сцементированных грудных позвонка, общая высота тел которых составляет у этого высокорослого неоантропа всего 34 мм против 34 – 46 мм для любой пары соседних грудных позвонков у «среднего» современного европейца [13].

Е.Н. Хрисанфова назвала скелет взрослого мужчины Сунгирь-1 одной «из самых полных и репрезентативных находок европейского верхнепалеолитического человека» и относит его «хронологически, морфологически и таксономически к кругу ранних восточноевропейских неоантропов» [13]. В конституциональном отношении Сунгирь-1 представляет своеобразный верхнепалеолитический вариант атлетического телосложения. Имеет высокий рост – около 180 см. Длина правой ключицы мужчины составляет 190 мм, что значительно превышает среднее значение у современных мужчин. У него исключительно велика абсолютная и относительная ширина плеч и четко выражен половой диморфизм в тазо-плечевых соотношениях. Широкоплечесть являлась популяционной особенностью, она характерна и для обоих детей из Сунгиря. В целом морфотип сунгирского человека характеризуется рядом черт адаптивной природы, свойственных верхнепалеолитическим неоантропам Европы (человек современного типа).

Согласно данным исследований А.П. Бужиловой, М.Б. Медниковой, М.В. Козловской, скелет мужчины развит гармонично: у него были тренированы мышцы, отвечавшие за движения рук, он часто поднимал тяжести. Сунгирьцы активно ходили и бегали, возможно, на довольно большие расстояния в поисках охотничьей добычи.

Сунгирский мужчина имел большой опыт работы, требующей точных сильных движений предплечий. Скорее всего, он изготавливал орудия труда из камня. Значительное расширение ногтевых фаланг на кистях, особенно резко на левой руке, свидетельствовало о рабочей гипертрофии костной ткани. Причем «силовое» использование (зажим) левой кисти сочетается с более тонкими, но требующими значительных физических усилий движениями правой.

Оба подростка были хорошо развиты физически. Мальчик в основном занимался охотничьим промыслом (по характерным признакам, часто метал копье). Учёные отметили у него сильное развитие костного рельефа в области присоединения широчайшей мышцы спины, подлопаточной, большой круглой и клювовидно-плечевой мышц справа. На костях нижних конечностей мускульный рельеф выражен сильнее с левой стороны.

Девочка преимущественно занималась изготовлением орудий и украшений (наиболее характерное для неё движение – сверление). При анализе патологий исследователи отметили асимметричную уплощенность суставной поверхности одного из шейных позвонков у девочки. Возможно, она носила тяжести на голове. У неё редкая особенность: её бедренные кости были резко изогнуты вперед.

Питание, состояние здоровья, поведение[править]

Проведенный химический анализ минеральной части костной ткани мужчины зрелого возраста со стоянки Сунгирь-1 показал общий умеренный уровень минеральной насыщенности. Концентрация кальция умеренная. В костной ткани индивида умеренное значение концентрации меди, свидетельствующее об отсутствии в его рационе значимого количества беспозвоночных. Этот вывод подтверждаются крайне низкими концентрациями кадмия, повышение которых связывается с употреблением в пищу тканей морских членистоногих и моллюсков. Содержание стронция довольно низкое и вызвано малым количеством растений в рационе. Содержание цинка, индикатора мясного компонента в рационе, – от 100 до 150 ppm, типичное для индивидов, в привычный рацион которых входит большое количество мяса наземных позвоночных, говорит, что большую часть рациона питания этого человека составляло мясо наземных позвоночных животных.

Минеральный статус мужчины Сунгирь-1 в целом можно охарактеризовать как нормальный, сбалансированный. Никаких возрастных постдефинитивных изменений не прослеживается. В продолжение последних лет жизни он не испытывал ни длительного недоедания, ни каких-либо проблем, связанных с патологиями пищеварительной системы. Данные изотопного анализа костной ткани индивида Сунгирь-1 [14] также указывают на преимущественно мясную диету.

Скелет подростка обнаруживает следы задержки ростовых процессов, нарушения обмена веществ, перенесенного инфекционного заболевания [15]. Возможно, эти стрессы и патологии были связаны с недоеданием, вызывали нарушения усвоения пищи. На зубах индивида Сунгирь-2 отмечена множественная эмалевая гипоплазия, свидетельствующая о нескольких стрессах, перенесенных им в детском возрасте.

Концентрация кальция соответствует средним значениям этого элемента для взрослого индивида и отражает прижизненные особенности [11]. Крайне высокие концентрации меди вызваны употреблением в пищу большого количества различных беспозвоночных (насекомых, ракообразных, моллюсков) и связаны со значительной гидроморфностью местного ландшафта [16], отличающегося разнообразием беспозвоночных. Концентрация цинка, чуть превышающая 80 ppm, связана с незначительным содержанием мясной пищи в рационе и с общей алиментарной недостаточностью. Концентрации стронция, невысокие у всех индивидов из сунгирских погребений, у подростка Сунгирь-2 имеют наибольшие значения, указывая на его питание продуктами растительного происхождения. Низкие концентрации кадмия указывают на материковое происхождение пищи индивида Сунгирь-2.

Анализ микроэлементного свидетельствует о большой удельной части растительной пищи, очень высоком проценте беспозвоночных и явном недостатке белковой пищи животного происхождения.

Показатель минерализации костной ткани девочки Сунгирь-3 выше, чем у мальчика Сунгирь-2, и отличался от нормального. Имеются указания на нарушение минерального обмена [14]. Экстремально высокая концентрация кальция говорит о значительных отклонениях от нормы процесса минерализации костной ткани.

Основную часть питания (по цинку) составляло мясо наземных позвоночных. Растительный компонент был незначителен (по стронцию). Беспозвоночные не занимали существенное место в рационе (по кадмию и меди). Белковое питание не было достаточным (по цинку). На зубах этого индивида обнаружены множественные дефекты эмали, связанные с физиологическим стрессом в детском возрасте.

Минерализация костной ткани индивида Сунгирь-4 умеренно низкая. Содержание микроэлементов в образце из изолированного бедра значительно отличается от всех описанных выше случаев. Концентрации всех элементов низкие или крайне низкие: возможно, этот человек в течение длительного времени переносил голод или хроническое недоедание, результатом чего явилось истощение минеральных ресурсов организма. Основную роль в рационе этого человека играло мясо наземных позвоночных (по соотношениям концентраций меди, цинка и стронция). Растительный компонент пищи был крайне незначителен, а беспозвоночные, судя по чрезвычайно низкой концентрации меди, отсутствовали полностью [11].

Литература[править]

1. Поразительной находкой завершились раскопки на известном памятнике «Сунгирь», «Известия» «Наука», 30 августа 2005.

2. Сулержицкий Л.Д., Петит П., Бадер Н.О., Радиоуглеродный возраст поселения и обнаруженных погребений // Homo sungirensis. Верхнепалеолитический человек: экологические и эволюционные аспекты исследования. М., Научный мир, 2000, стр. 30 – 34.

3. Каталог «Уникальные находки со стоянки Сунгирь (верхний палеолит) из коллекции ВСМЗ». [www.museum.vladimir.ru Владимиро-Суздальский музей-заповедник], Владимир, 1999.

4. Ларичев В.Е., Космографическое панно из «колодца» Ляско (созвездия эклиптики и экватора в образах искусства древнекаменного века), Институт археологии и этнографии СО РАН, Новосибирск, 1997.

5. Алексеева Т.И., Бадер Н.О., Homo sungirensis. Верхнепалеолитический человек: экологические и эволюционные аспекты исследования. М., Научный мир, 2000.

6. Матюшин Г.Н., Сунгирь // Археологический словарь. М., Просвещение: АО «Учеб. лит.», 1996. - 304 с.: ил.

7. Куликова В., Сунгирь – раскопки будут продолжены, ГТРК «Владимир», 18.08.2005.

8. Большая советская энциклопедия, «Советская энциклопедия», в 30 т., 1969 – 1978.

9. Сукачев В.Н., Громов В.И., Бадер О.Н., Верхнепалеолитическая стоянка Сунгирь, М., 1966.

10. Бадер О.Н., Человек палеолита у северных пределов ойкумены, «Природа», 1971. № 5.

11. Добовольская М.В., Человек и его пища. Пищевые специализации и проблемы антропогенеза. М., «Научный Мир», 2005.

12. Мисюров Д., Сунгирцы: предки из верхнего палеолита. «В мире науки», 2005, № 3.

13. Хрисанфова Е.Н., Физический тип палеолитического человека (опыт реконструкции) // Раиса Денисова. Библиография к семидесятилетнему юбилею. Рига, 2000.

14. Richards M.P., Pettitt P., Stiner M., Trinkaus E., Stabl isotope evidence for inereasing dietaru breadth in the European mid-Upper Palaeolithic // PNAS, v. 98, № 11, 6528 – 6532, 2001.

15. Бужилова А.П., Анализ аномалий и индикаторов физиологического стресса у неполовозрелых сунгирцев // Homo sungirensis. Верхнепалеолитический человек: экологические и эволюционные аспекты исследования. М., Научный мир, 2000, стр. 302 – 315.

16. Алексеева Т.И., Бадер Н.О., Homo sungirensis. Верхнепалеолитический человек: экологические и эволюционные аспекты исследования – ред., М., Научный мир, 2000, стр. 467.