ТСДНЭ:Честь/Подготовительные материалы

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск

« Честь

Профиль пользователя az_from_belarusaz_from_belarus[править]

ЧЕСТЬ ж. - внутреннее нравственное достоинство человека, доблесть, честность, благородство души и чистая совесть. || Условное, светское, житейское благородство, нередко ложное, мнимое. || Высокое званье, сан, чин, должность. || Внешнее доказательство отличия; почет, почесть, почтенье, чествованье, изъявленье уважения, признание чьего превосходства (из словаря В.И.Даля)

Понятие чести развивалось на протяжении нескольких тысячелетий. Представления о чести занимали значимое место в общественной жизни, с ними связаны разнообразные формы социального поведения, ситуативных предписаний, ритуалов. В своем историческом развитии представления о чести образовали значимый отпечаток в культуре, а само понятие обрело целый ряд смысловых оттенков, зачастую противоречивых, раскрывающихся в различных ситуациях и запечатленных в различных речевых оборотах. В.И.Даль в своем словаре помимо толкования слова "честь" и родственных слов приводит почти сотню различных выражений и пословиц, иллюстрирующих различные оттенки смысла и ситуации применения этого слова.

Приводимое ниже определение построено на основе систематизации наиболее значимых общественных отношений, социальных практик, связанных с представлениями о чести существовавших и существующих в нашей культуре.

Честь - это форма оценки индивидом своей социальной значимости, места в обществе и общественном устройстве, и вместе с тем - признания обществом такой оценки. Общественные отношения, связанные с понятием чести реализуются в перечисленных ниже формах общественной жизни и укладах.

1. Честь как принадлежность индивида некоторой социальной группе или сообществу. Обретение и утрата чести.

Честь в любом виде всегда связана с принадлежностью индивида (обладателя чести) некой социальной группе или сообществу. При этом существенно наличие в такой социальной группе устоявшихся норм поведения и требований к личным качествам членов сообщества (в виде писанных или неписанных кодексов, правил, обычаев). Эти нормы и требования определяют условия вхождения новых членов в социальную группу, пребывания в ней, и обстоятельства которые влекут за собой выход либо изгнание/исключение из социальной группы. Соответственно определяется порядок обретения, обладания и утраты чести. Следует заметить, что этимология слова "честь" (по Фасмеру) восходит к словам "читать", "считать". Нормы и требования, действующие в социальной группе и определяющие условия принадлежности к ней, фактически являются кодексами чести, а зачастую так и именуются. Содержание норм для различных сообществ может быть весьма разнообразным. Однако в требованиях к членам сообществ всегда присутствует, как необходимое условие, стремление каждого члена сообщества сохранять свою принадлежность сообществу, дорожить ею как высокой ценностью, всегда соответствовать предъявляемым требованиям, а также необходимое признание другими членами сообщества либо его лидерами определенных достоинств для каждого члена сообщества.

Наиболее значимая часть кодексов может быть отражена в присяге, клятве даваемой при вступлении в сообщество. Вступление в сообщество может сопровождаться проверкой, испытанием индивида на соответствие сложившимся требованиям к личным качествам, либо "засчитываются" известные сообществу поступки, совершенные индивидом до вступления в сообщество. В социальной группе могут действовать нормы, устанавливающие деление на подгруппы, внутреннюю иерархию и соответствующие ей "уровни" чести.

Данная реализация универсальна и является базовой. Практически в любом, даже самом простом общественном устройстве (и в любом историческом периоде) можно указать образцы реализации чести (или ее аналогов) хотя бы на этом базовом уровне. К этой реализации в различных сочетаниях и особенностях могут присоединяться и другие социальные практики, порождая разнообразные виды чести. Разнообразие видов чести и приводит к размытости этого понятия, его различному содержанию в разные исторические периоды и для разных социальных групп.

2. Наследование чести в обществе с патриархальным укладом.

Для некоторых видов (сословная, аристократическая), честь, обусловленная вхождением в сословие главы семьи, распространяется на всех членов семьи и передается по наследству. Родство не гарантирует передачу личных качеств предъявляемых к представителям сословия (и обладателям соответствующей чести), и потому наследование чести вызывает определенные сомнения. Однако, в условиях патриархального общества выработались механизмы, препятствующие вхождению в жизнь сословия недостойных наследников. Этот механизм был построен с одной стороны на ответственности обладателя сословной чести за личные качества воспитанных им наследников, бесчестье наследников являлось бесчестьем отца. А с другой стороны патриархальный уклад давал главе семьи существенные права и власть над домочадцами и наследниками. Для "отсева" недостойных наследников глава семьи мог прибегнуть к отвержению и изгнанию из семьи, к отправке в монастырь и т.п. (Могли быть предприняты и более жесткие меры - например, как это описано в новелле Мериме "Маттео Фальконе".) Конечно, в любом механизме случаются сбои. В описанном механизме сбои чаще всего возникают в случае малодетности, угасания рода, когда недостойный наследник оказывается единственным в семье либо без надзора и воспитания главы семьи. (Потому вопрос о том, кому доверить воспитание детей при длительном отсутствии или в случае смерти отца - был достаточно значимым.)

3. Ранжирование социальных групп и соответствующих видов чести в социальной иерархии. Источник чести.

В обществе с установленной социальной иерархией определяется значимость чести связанной с той или иной социальной группой, также определяются нормы отношений между разными группами. Определение такой иерархии - право носителя высшей власти в этом обществе, за которым закрепляется функции источника чести. Ранжирование основанное исключительно на высшей власти характерно для неоднородного по происхождению и истории общества, для государств образовавшихся в результате завоеваний. Пример - кастовая иерархия установленная ариями, завоевавшими Индию.

4. Духовное наполнение кодексов чести и соотнесение с высшими моральными принципами, признаваемыми всем обществом. Сакрализация источника чести.

В обществе с установленной социальной иерархией помимо установления "уровней чести" для разных социальных групп кодексы чести и нормы для разных групп получают духовное наполнение, приводятся в связь с моральными принципами едиными для всего общества и имеющими единое религиозное, идеологическое происхождение. Единая религия (идеология) указывает и обосновывает наиболее высокое сакральное происхождение власти и чести монарха, правителя. Социальная иерархия кроме властных, силовых оснований имеет единое религиозное, нравственное наполнение, что обусловливает устойчивость социальной иерархии, поддерживает стабильный облик и качество социальных групп, сословий и характер отношений между социальными группами. Всякая честь исходит от монарха и по степени убывания "высоты" распределялась по общественной иерархии. Кодексы и нормы чести для аристократии были наиболее строгие, ценность чести аристократа определяется и ценится в его среде более высоко, чем жизнь, а аристократическая честь по своим нормам и соотношению с общественными ценностями является позитивной, добродетельной.

Несмотря на то, что представления об источнике чести возникли в монархическом обществе, республики, пришедшие в новой и новейшей истории, не смогли отказаться от представлений об источнике чести. Почести, награды (без которых общество "не захотело" обходиться) теряют свой смысл, если для них в государстве нет высшего источника. Функции источника чести перешли к президентам или главам правительства.

5. Воздание особых почестей связанных с признанием исключительных личных достоинств и заслуг и включение в соответствующее сообщество.

Ордена и их кавалеры. Хотя для обыденного сознания понятие орден - это всего лишь нагрудный знак, сам нагрудный знак - ценность вторичная. Изначальный акцент был именно на слове "кавалер", т.е. тот, кто входит в сообщество людей, проявивших в делах и поступках доблесть, верность или иные редкие и совершенные качества, особо отмеченные источником чести (монархом).

Также, в виде особых почестей, возможно присвоение наследуемого титула, дворянского звания.

6. Социально-регулятивные функции связанные с честью.

В обществе, в котором групповые кодексы чести и нормы связаны с едиными моральными принципами и духовными ориентирами, представления о чести обретают некоторые социально-регулятивные функции.

Согласованность с едиными моральными принципами снижает возможность возникновения бескомпромиссных конфликтов между представителями различных социальных групп, конфликтов диктуемых различиями в кодексах чести или нормах поведения. Наличие единых моральных принципов становится основой для компромиссов. Кроме того, групповые нормы обретают некую стабильность, а представители определенной социальной группы проявляют устоявшиеся формы поведения, известные и понятные другим социальным группам.

Приведение чести различных групп в общую иерархию с единым источником определяет для чести общепринятую "шкалу высот" (Табель о рангах и т.п.). Нормы кодексов чести включаются в регулирование некоторых общественных отношений наряду с нормами права, законами, но в отличие от законов, предполагающих надзор и вмешательство (в случае нарушений) государственных учреждений, кодексы чести могут "работать" автономно, без присутствия государственных служащих. И особенно сильно эта автономность проявляется у обладателей высокой чести - в таких социальных группах утрата чести из-за бесчестного поступка считалась хуже утраты жизни.

На этом определение чести завершено. Далее - анализ на основе данного определения некоторых явлений, а также мифов связанных с понятием чести.

Честь и добродетель. Благочестие и гонор.

Вернемся к определениям из толковых словарей, данных в начале статьи. Очевидно, что в этих определениях честь является безусловно позитивным качеством или иначе - добродетелью. То есть, любой человек, о котором говорится, что он обладает честью, или о котором не говорится, как о бесчестном - является человеком добродетельным. Такова стереотипная реакция нашего сознания на слово "честь". Но всегда ли и любая ли честь является добродетелью. Как подсказывает определение, честь, построенная только на базовых социальных практиках (принадлежности к социальной или профессиональной группе, клану, семье, тейпу и т.д.) сама по себе не предполагает добродетели, т.е. высоких моральных качеств с точки зрения общества. Честь добродетельна, когда помимо базовой реализации (п.1. определения) присутствует духовное, моральное наполнение соответствующего кодекса чести (п.4.), при этом наполнение из единого для общества культурного, духовного источника. Для русского общества таковым источником является православные духовные ценности, а также, в некоторой степени, отдельные, созвучные православным ценности советского общества. Различение чести и добродетели известно достаточно давно, что имеет отражение в русском языке и в русской культуре. В русском языке помимо "чести" есть и "честолюбие", и "гонор", и "благочестие". Если честолюбие и гонор характеризуют дурные проявления чести, то благочестие определяет отношение к чести и отношениям в обществе в русле моральных принципов полученных свыше. И заведомо позитивное в русской культуре и русском языке понимание чести - это именно благочестивая, добродетельная честь. Стереотипно-позитивное отношение к любой чести и ее обладателям является ловушкой, приводящей сознание русского человека в заблуждения, способствует манипулированию сознанием.

Потому, сталкиваясь с тем или иным суждением о чести, чтобы оценить добродетельность упоминаемой чести, полезно провести ее анализ, ответить на следующие вопросы:

а. о чести какой социальной группы идет речь, и в какую социальную иерархию эта группа входит?

б. какие поведенческие нормы действуют внутри группы?

в. какие формы поведения предписываются членам группы по отношению к представителям других групп?

г. имеют ли поведенческие нормы данной социальной группы развитое моральное содержание, источник чести, а если имеют, то из какой духовной, религиозной культуры (родственной или чуждой) это содержание происходит?

Ответив на такие вопросы, многие, видимо, придут к выводу, что честь крупного американского финансиста и честь русского офицера различны и по природе и по содержанию.

Честное слово, долг чести и т.п.

В основе этих понятий лежит словесная формула "ручаюсь честью", произносимая обладателем чести, для которого честь имеет наивысшую ценность, т.е. аристократом. Соответственно такое слово может быть только правдивым, а такой долг - возвратным. По мере снижения "высоты" чести говорящего, правдивость честного слова становится все более сомнительной. Для людей без чести более популярным эквивалентом честного слова в нынешние времена является оборот "бля буду".

Честный человек.

Изначально - человек чести, обладающий честью, кодекс которой предписывает обладателю всегда говорить ему правду, не лгать, выполнять обещанное и т.д. Сейчас в обыденном сознании "честный человек" - то же, что и "правдивый человек". Интересный момент - в некоторых странах для аристократов действовали отдельные суды, в которых судьями были только аристократы и, что существенно, в суде они были освобождены от обязанности присяги (говорить правду и только правду). Смысл в том, что подобная присяга косвенно предполагает возможность того, что без присяги этот человек может лгать.

Воровская честь и т.п.

Возможно ли такое "чудо" и что это за честь? Разберем по предложенной выше схеме.

а. Группа - воровское сообщество, обладающее набором неписанных но достаточно строгих норм (воровской закон). Группа антисоциальная, ставящая себя обособленно от общественной иерархии.

б. и в. В этой социальной группе действуют нормы, направленные на поддержку "своих", и преимущественно враждебные по отношению к остальной части общества ("фраерам", "лохам", "ментам" и т.д.)

г. В группе имеется своеобразная и примитивная эрзац-мораль, в которой исключены, урезаны или искажены моральные принципы, существующие в обществе. Воровской закон и воровская честь - пример таких искажений.

Вывод по поводу добродетельности воровской чести - очевиден.

Антагонизм людей чести.

Всегда ли два "человека чести" смогут найти общий язык, а в случае конфликта примириться? Может ли человек чести полагаться на другого человека чести? Очевидно, что не всегда. Зависит от того, какая духовная культура, какие моральные принципы лежат в основе соответствующих кодексов чести. Если речь идет о представителях различных культур, то, скорее всего, антагонизм неизбежен. И чем более жестко моральные принципы связаны с кодексами чести, тем скорее и жестче настанет конфликт именно благодаря автономности действия норм предписанных честью. Человека чести из числа воинственных течений ислама и человека чести из, допустим, христиан их же честь и приведет к жесткому конфликту.

Личные честь и достоинство.

Представление о личных чести и достоинстве развилось в либеральном праве. В среде юристов порознь как отдельные понятия употребляются редко и принято произносить скороговоркой "честь-достоинство". Либеральное право определяет честь как неотчуждаемое, непередаваемое и обретаемое от рождения "нематериальное благо". Помимо того, что личные "честь-достоинство" неотчуждаемы, либеральное право предлагает единственное возможное с ними действие - защита в суде путем опровержения порочащих "честь-достоинство" сведений и выплаты клеветником компенсации за причиненный ущерб.

Если спроецировать личную честь на данные в нашем определении социальные практики, связанные с честью то получается следующая картина. По групповой принадлежности личная честь является принадлежностью группы состоящей из одного человека - обладателя этой чести. Поведенческие нормы в этой "группе" произвольны и могут быть неустойчивыми. Обретение либеральной личной чести не обусловлено соответствием каким-либо определенным требованиям к личным качествам. Отсутствует и признание со стороны общества наличия определенных личных качеств. Для личной чести отсутствует возможность ее утраты (возможно лишь ни к чем не приводящее появление подтвержденных в суде порочащих честь сведений). В связи с этим добродетельность личной чести и ее позитивное значение в общественной жизни - более чем сомнительны. Такую честь уместно характеризовать как вырожденную или "атомарную".

Какие виды чести помимо "атомарной" существуют или могут существовать в либеральном обществе.

Не исключается существование чести профессиональной, корпоративной (коллективной) и др. В любой устойчивой группе людей могут сложиться специфически нормы поведения моральные ориентиры и требования обусловливающие вхождение в группу. Это позволит говорить об обладании ее членов соответствующей честью. Однако введение в общество принципов атомарной неотчуждаемой чести оказывает влияние (как калька) и на возможные виды групповой чести, менее остро стоят вопросы приобретения и утраты чести. Если в Русской армии для офицеров существовала практика лишения звания и чести, то в Советской армии уже практиковалось только понижение в звании либо увольнение из рядов Армии. В армии РФ пошли еще дальше - теперь среди военнослужащих отменено (с 93 года) традиционное отдание чести, вместо которого введено воинское привествие.

Либеральное общество пытается поддерживать традицию воздания особых почестей (звания кавалеров различных орденов) за особые заслуги. Однако для этого геральдистам потребовались определенные ухищрения с определением источника чести. Пришлось отойти от традиции и источником чести определить не монарха, а выборного временного носителя высшей власти (президент, премьер-министр и т.п.).

Отдание и принятие чести (воинское) в старых и новых воинских уставах.

Причины отмены традиционного отдания воинской чести (заменено воинским приветствием) неясны. Можно связать это с дальнейшей либерализацией права, согласно которой честь неотчуждаема. Возможно, армейское руководство утратило понимание символики отдания чести. В армейской среде в те времена были популярными шутка "Честь свою ношу с собой и никому не отдаю", анекдот про девушек по вызову с различными расценкам за отдание чести лежа, стоя и в движении и пр. Может, были и другие нешутейные причины.

Чтобы разобраться со смыслом отдания чести, полезно обратиться к истории. В дореволюционных воинских уставах указывалось на то, что младший по званию при встрече или обращении отдавал честь старшему, а старший ее принимал. Ассиметрия этого символического действия, несомненно, была направлена на утверждение и поддержание воинской иерархии и дисциплины. А вот с содержанием (действия с честью) есть некоторые неясности, но символический смысл действия можно истолковать как проявление высокого доверия младшего старшему (вверяет высокую ценность, честь) и высокой ответственности старшего перед младшим (принимает честь в свое распоряжение). Т.е. речь идет не только о поддержании иерархии, дисциплины, но и о поддержании духа доверия и ответственности друг перед другом.

После февральской революции Временным правительством (состоящим из штатских лиц) был введен ряд "новшеств" в организации армии. Наряду с созданием политизированных солдатских комитетов была отмена традиции отдания чести. За несколько месяцев армия был разложена и небоеспособна.

Все армейские уставы писаны кровью. И строевой устав не является исключением.

Возможно, слабым утешением для многих российских офицеров (в том числе сослуживцам капитана Ульмана, лейтенантов Аракчеева и Худякова) стало то, что им уже не требовалось отдавать честь Главнокомандующему, отправившему армейские части для выполнения боевых задач под невнятным основанием антитеррористической операции, и полной незащищенностью - как чести военных, так и их прав.

"Переменный" источник чести и честь политика в современных демократиях.

Как уже сказано выше, в современных демократиях источником чести принято считать должностное лицо, обладающее высшей исполнительной властью, президента. Т.е. вместо помазанника Божья носителем высших моральных качеств назначается "переменный" всенародный избранник, как правило - из числа профессиональных политиков. Значит оценка "качества" демократического источника чести приводит к анализу и оценке чести политика с точки зрения добродетельности.

Прибегая к установленным контрольным вопросам, встречаем серьезные затруднения на самом первом пункте - определении социальной группы, с которой связана честь политика. Суть их в следующем. Такие явления в современной демократии, как выборные технологии, методы пропагандистского воздействия на электорат, разные формы "пиара", ставят успех политика в зависимость от вложенных в его продвижение денежных и прочих средств влияния на результаты выборов. Предполагаемое соответствие качеств политика чаяниям большинства избирателей практически отсутствует. Практика лоббирования, т.е. политической поддержки узких интересов (чаще экономических) крупного бизнеса, партийная принадлежность политика…

Все это указывает на наличие у любого политика значимых связей с теми или иными социальными группами, зависимости от них, которая может влиять на понимание и добросовестность исполнения обязанностей, полученных при избрании на выборную должность. То есть, социальная группа, определяющая честь политика, связана не с должностью, которую он занимает, а теми кругами (известными или малоизвестными), которые обеспечивали его продвижение и избрание. Возможности достоверно определить социальную группу для политического деятеля"вообще" - нет. Однако, с той или иной достоверностью для конкретного деятеля можно попытаться определить - какой группу он представляет. Для большинства политиков социальная группа, перед которой он имеет обязательства - это представители крупного капитала, определенных финансовых и промышленных групп. Это можно учитывать для оценки норм, которыми руководствуются конкретные группы в своей внутренней жизни и по отношению к другим социальным группам общества. В какую социальную иерархию входят эти группы, и какими нормами руководствуются - на это тоже ответ неоднозначен. В любом случае, добродетельности в простонародном понимании - там немного.

Исходя из этих соображений, получается, что источник чести в демократии является не просто переменным в связи с регулярно сменой личностей исполняющих эту функцию, но и переменным с точки зрения социальных групп с которыми связан политик, и действующих в этих группах нравственных ценностей. В зависимости от результатов президентских выборов честь страны, а точнее национальный источник чести может "переключиться" на представления о чести либо финансовой олигархии, либо силовых ведомств и т.д.