Текст:Егор Холмогоров:Россия в 1917 году/Установление большевистской диктатуры

From Традиция
Jump to navigation Jump to search

Россия в 1917 году


Установление большевистской диктатуры
Автор:
Егор Холмогоров




Содержание

  1. Свержение российской монархии
  2. Установление большевистской диктатуры








Предмет:
Октябрьская революция



Основные силы противодействия большевикам стали складываться собираться на Дону. Туда двинулись бежавшие из Быховской тюрьмы Корнилов и Деникин, туда же двинулся генерал Алексеев, который мог бы это всё тысячу раз предотвратить, но вместо этого, в итоге, ему пришлось с большевиками бороться. В центре России большевики продолжали устанавливать диктатуру, учиняя всевозможные расправы.

В этот момент фактическим командующим Ставкой был начальник штаба генерал-лейтенант Николай Николаевич Духонин, который никак особо большевикам не сопротивлялся и всячески вёл с ними переговоры, но, тем не менее, в Ставку приехал назначенный главнокомандующим представитель большевиков прапорщик Николай Крыленко. Он Духонина сместил и арестовал, а через буквально несколько часов в вагон, куда того посадили, ворвалась пьяная солдатня и матросня и просто разорвали его на куски. Это была абсолютно не спровоцированная расправа, которой большевики очень гордились. У них было такое выражение: если кого-то убивали, то они говорили, что отправили его в штаб к Духонину. Этой расправой сильно бравировали.

Большевики, установив более-менее прочный контроль над Петроградом и над Москвой, занялись своими первыми преобразованиями. Во-первых, запретили все т. н. контрреволюционные газеты, прежде всего, газеты кадетов, как буржуазные. У оппозиционных же себе социалистов они устраивали обыски, ломали типографские станки и просто срывали их выход. Вот такая была свобода слова. Во-вторых, большевики заявили о национализации банков, в которых, конечно, служащие объявили забастовку, и заводов. Как известно, хозяин завода занимается завозом сырья и вывозом продукции. Поскольку сырьё поставлять было некому, управлять заводами было некому и вывозить продукцию тоже некому, то, фактически, промышленность начала разваливаться. Началась волна деиндустриализации России, продолжавшаяся весь период гражданской войны, к концу которой эта деиндустриализация достигла тех значений, что Россия по месту в общемировом промышленном производстве откатилась к показателям 1750 года, то есть, фактически была отброшена без малого на 200 лет.

Зато большевики очень успешно боролись с церковью. Они провозгласили декреты об отделении Церкви от государства и школы от Церкви. Отделение Церкви от государства привело к гонениям на Неё. Если до этого в Российской Империи Церковь была, фактически, бюджетным учреждением, то теперь Она оказалась на самоснабжении. Впрочем, Она прекрасно выжила, но Её очень скоро начали терроризировать ещё сильнее. В школах стало теперь невозможно преподавать Закон Божий. Была проведена реформа календаря — в России был принят западноевропейский григорианский календарь, по которому мы сейчас и живём. Всем этим очень активно занималась Александра Михайловна Коллонтай, известная большевичка и пропагандистка всевозможного разврата. В какой-то момент ей даже Ленин начал делать замечания, что её пропаганда молодым коммунистам на пользу не идёт.

Тема Учредительного собрания после революции была одной из основных. Все говорили о том, что сейчас оно будет избрано, будет представлять весь народ, оно всё решит. Учредительное собрание действительно должно было представлять весь народ и претендовало на статус легитимного представительного органа, избранного на всеобщих и всенародных выборах. Большевики, конечно, не могли заявить, что они не будут его собирать. Они должны были провести эти выборы, тем более, что избирательные комиссии были уже сформированы и, по большей части, большевиками не контролировались.

Велась очень активная агитация. Эсеры выдвигали такие лозунги: скорейший и прочный мир, всю власть народу, всю землю без выкупа трудовому народу, земля только тем, кто сам на ней работает и никакой купли продажи-земли, переложение налогов с бедных на богатых, уничтожение постоянной армии и замена её народной милицией (ополчением), борьба за социализм, переход фабрик и заводов в руки трудящихся. Это такие социалистические лозунги версии лайт. Вот список от Комитета средней и мелкой промышленности — мы за продолжение войны, свободу слова, печати, неприкосновенность личности, против большевистского террора. Партия народной свободы (кадеты) — анархию победит демократия, будем бороться с большевиками.

Какой это всё имело результат? Несмотря на то, что большевики уже находились у власти и могли оказывать всевозможное давление, они получили только четверть голосов. 40 % голосов получили эсеры, где-то 5 % получили кадеты — это для них даже было несколько многовато. 8 % получили украинские социалисты, часть из них была против полного сепаратизма — они рассчитывали добиться в Учредительном собрании для Украины автономии. При этом список эсеров был не разделён. В результате, левые и правые эсеры, по большей части, оказались в Учредительном собрании вместе, но правых было большинство.

В начале января 1918 года Учредительное собрание попыталось собраться в Петрограде (к этому чинились властью всяческие препятствия). Все антибольшевистские элементы его очень поддерживали, были достаточно массовые демонстрации. Служащие Госбанка, одна из наиболее устойчивых антибольшевистских категорий, пытались фактически парализовать деятельность большевистского правительства отказом от проведения платежей. Специально для того, что на языке большевиков называлось борьбой с саботажем, была создана Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем, во главе которой оказался Феликс Дзержинский, некогда польский сепаратист, жуткий русофоб и террорист, который оказался одним из лидеров большевистского режима. Вначале, в декабре 1917 года, ВЧК была сравнительно беззубой, превратится в страшный кровавый террористический орган она в течение 1918 года, а пока они ещё даже не могли заставить банковских служащих выйти на работу.

Заседания происходили в Таврическом дворце. Председателем Учредительного Собрания был избран лидер партии эсеров Виктор Чернов. Но большевики сразу же поставили собрание в такую ситуацию — им предложили принять Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Суть её состояла в том, что признавались декреты большевиков, признавался большевистский Совнарком, признавался ВЦИК — главная структура, которая возглавляла советы. Фактически Учредительное собрание должно было признать советскую власть и самораспутситься. Разумеется, оно это делать отказалось. Пошли дискуссии, они заседали всю ночь.

Однако под утро заявился матрос Железняков и заявил: Прошу расходиться, караул устал! Караулу надоело вас тут охранять, так что расходитесь! Членов собрания заставили разойтись и на этом, собственно, история Учредительного собрания и закончилась. Главные парламентские выборы, ради которых было всё это, закончились за один день и над ними все только издевались. Однако попытки выступить в поддержку Учредительного собрания большевики уже пресекли менее деликатными способами, а именно: на следующий день, когда начались демонстрации в его поддержку, они их попросту расстреляли из пулемётов. Погибло несколько десятков человек.

Кроме того, 7 января революционная матросня вломилась в Мариинскую тюремную больницу, где находились два лидера кадетов, Андрей Иванович Шингарёв и Фёдор Фёдорович Кокошкин, в прошлом депутаты Государственной Думы (а Шингарёв ещё и министр Временного правительства), и убили их прямо на больничных койках. Убийцы никакого наказания не понесли. Всё это означало уже, что большевики установили постоянную силовую диктатуру. Они убивают своих оппонентов, тех, кто выступает против них. Легитимный, всенародно избранный орган, которому должна была быть вложена полнота власти, разогнан. С этого момента можно говорить уже о большевистском режиме как о постоянной диктатуре.

Из учебника:

Учредительное собрание рассматривалось всеми политическими силами как единственный легитимный орган, который имел право решать дальнейшую судьбу России. Не проведя выборов большевики разом настроили бы против себя весь спектр политических сил, в частности крестьянство. На выборах развернулась ожесточенная борьба, которая не принесла большевикам успеха, они получили 22 % голосов. 39,5 % голосов получили эсеры, массово поддержанные крестьянством, однако их фракция в Учредительном собрании была расколота между правыми эсерами и союзниками большевиков — левыми эсерами. Более 20 % голосов получили различные национальные партии окраин.

5 (18) января состоялось первое и единственное заседание Учредительного Собрание. Из 410 участников 155 составляли большевики и левые эсеры, 244 голоса принадлежали их оппонентам, имевшим прочное большинство. Большевики потребовали от Собрания принять Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа, которая передавала власть контролируемым большевиками советам и была равносильна самоупразднению Собрания. После того как Собрание отказалось рассматривать этот документ и избрало председателем лидера правых эсеров В. М. Чернова, большевикии левые эсеры по инициативе Ленина взяли курс на срыв заседаний собрания. Они покинули заседание, которое продолжалось далеко за полночь. В 4 ч 40 мин утра его прервал начальник охраны матрос-анархист А. Железняков, произнёсший ставшие легендарными слова: Караул устал. Ночью ВЦИК Советов принял решение о роспуске Учредительного собрания. Возле Таврического дворца была выставлена охрана, не пустившая туда депутатов.

Большевики перешли к открытому террору. 5 (18) января красногвардейцы расстреляли мирную демонстрацию в поддержку Учредительного собрания, шедшую к Таврическому дворцу. Погибли более 50 человек. 7 (20) января 1918 в больницу, где содержались под арестом лидеры запрещенной к тому моменту партии кадетов, бывшие министры А. Шингарев и Ф. Кокошкин, ворвалась группа пробольшевистских матросов и расправилась с ними. С уничтожением Учредительного Собрания последние возможности сохранить легитимную преемственность власти были утрачены, страна перешла сперва к двухпартийной, а затем однопартийной диктатуре пролетариата.

Созванный большевиками и левыми эсерами III Съезд Советов присвоил себе полномочия Учредительного Собрания и принял Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа, объявив Россию Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой.

Многие депутаты Учредительного собрания, прежде всего правые эсеры, решили продолжить борьбу и присоединиться к тем, кто готовился бороться с новой властью с помощью оружия. Летом 1918 г., после восстания Чехословацкого корпуса, им удалось организовать антибольшевистское восстание в Самаре. Здесь был образован Комитет членов Учредительного собрания (Комуч). Разгоралась гражданская война.