Тьма и туман

Материал из свободной русской энциклопедии «Традиция»
Перейти к: навигация, поиск
Тьма и туман
Nacht und Nebel
проскрипции
Место и время:
Статус:
прошедшее
Страна:
Европа
Дата начала:
7 декабря 1941
Организация и итоги:
Организатор:
Вермахт

«Тьма и туман» буквально с немецкого (нем. «Nacht und Nebel») — специальная директива Адольфа Гитлера от 7 декабря 1941 года, подписанная и приведенная в исполнение Главнокомандующим вооруженных сил Германии Вильгельмом Кейтелем.

Директива предписывала тайное, и внезапное похищение антинацистских политических активистов на всей территории, оккупированной Германией во время Второй мировой войны. Под директиву также подпадали враги Третьего Рейха всех мастей. Психологическая ставка директивы в значительной степени опиралась на эффект наведения страха и ужаса на население стран в которых он проводилась. Значительный процент похищенных был казнен (гильотинирован). Родственникам похищенных не выдавалось тело, и не сообщалось место захоронения, и таким образом осуществлялось бесследное исчезновение любого захваченного лица.

Синонимы:
  • Мрак и туман
  • Ночь и туман

Текст директивы[править]

Директива ставки верховного главнокомандования вооруженных сил о суровых мерах наказания за выступления против оккупационных властей

7 декабря 1941 г.

Секретно

В оккупированных областях с самого начала русской кампании коммунистические элементы и другие враждебные немцам круги усилили свои выступления против империи и оккупационных властей. Масштабы и опасность этих выступлений принуждают по соображениям устрашения к самым крайним мерам против зачинщиков. В соответствии с этим следует руководствоваться следующими основными принципами:

1. В оккупированных областях гражданские лица ненемецкой национальности, выступающие против империи или оккупационных властей и ставящие под угрозу их безопасность или боевую готовность, подлежат принципиально смертной казни.

2. Наказуемые действия, упомянутые в п. 1, подлежат принципиально судопроизводству в оккупированных областях лишь в тех случаях, когда вполне вероятно, что преступники, во всяком случае главные преступники, подлежат смертной казни, и когда судебный процесс и исполнение смертных приговоров могут быть проведены в кратчайший срок. В противном случае преступники, во всяком случае главные преступники, подлежат отправке в Германию.

3. Преступники, доставленные в Германию, подлежат там военно-полевому суду лишь в тех случаях, когда этого требуют особые военные соображения. На запросы немецких и иностранных органов и инстанций о судьбе этих преступников следует отвечать, что они арестованы и ход следствия не допускает никакой дополнительной информации.

4. Командующие в оккупированных областях и судьи лично отвечают в рамках своих полномочий за осуществление этого приказа.

5. Начальник штаба верховного главнокомандования вооруженных сил определяет, в каких именно оккупированных областях следует ввести этот приказ. Он уполномочен разъяснять, вводить и дополнять этот приказ в дальнейшем. Имперский министр юстиции должен выпустить инструкцию по проведению этого приказа в границах своей компетенции.

По поручению:

начальник штаба верховного главнокомандования вооруженных сил Кейтель

ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 138, л. 61—62.[1]

Дополнительно[править]

Приказ ставки верховного командования вооруженных сил Германии о проведении в жизнь директивы, предусматривающей меры наказания за выступления против рейха и оккупационных властей[править]

На основании раздела V «Директивы» фюрера и верховного командующего вермахта от 7 декабря 1941 г. от носительно преследования за преступления против рейха или оккупационных властей в оккупированных областях я приказываю:

I

Положения раздела I «Директивы», как правило, будут применяться при:

1. Покушениях, угрожающих здоровью и жизни,

2. Шпионаже,

3. Саботаже,

4. Коммунистических происках,

5. Преступлениях, могущих вызвать беспорядки,

6. Помощи противнику, проводимой посредством:

а) тайного увода людей,
б) попыток вступить в армию противника,
в) помощи военнослужащим противника (парашютистам и т. д.),

7. Владении оружием без разрешения.

II

(1) Преступления, перечисленные в разделе I «Директивы», подлежат наказанию на территории оккупированных областей лишь при следующих предпосылках:

1. Должно иметься предложение, что против преступников, по меньшей мере против главного преступника, будет вынесен смертный приговор.

2. Если возможно, в кратчайший срок провести следствие и исполнение смертного приговора (в основном в течение одной недели после ареста преступника).

3. Если нет особых политических сомнений по поводу немедленного исполнения смертного приговора.

4. За исключением смертных приговоров за убийство и принадлежность к партизанам, не следует выносить смертные приговоры женщинам.

(2) Если приговор, вынесенный на основании ст. I, будет отменен, то следствие на территории оккупированной области может продолжаться, если еще остались предпосылки для ст. I пп. 1, 3 и 4.

III

(1) При рассмотрении преступлений раздела I «Директивы» председатель суда, в контакте со службой контрразведки, изучает, имеются ли предпосылки для вынесения приговора на территории оккупированной области. Если это подтверждается, то он решает созыв военно-полевого суда.

Если предпосылок нет, то он передает дело вышестоящему командующему (§ 89 ст. 1 KCtVO1).

Последний может сохранить за собой право вынесения решения.

(2) Вышестоящий командующий решает окончательно, имеются ли предпосылки для вынесения приговора на территории оккупированных областей. Если он решает утвердительно,— тем самым он облекает председателя суда своими правами. Если он решает отрицательно, то он поручает тайной полевой полиции отправить преступника в Германию.

IV

(1) Преступник, который отправлен в Германию, подлежит там военному следствию лишь в том случае, если верховное командование вермахта или вышестоящий командующий в своем решении согласно разделу III заявит, что особые военные интересы требуют осуждения военным трибуналом. Если такое заявление не будет сделано, то действует директивное предписание — направить преступника в Германию, оформив акт передачи в смысле параграфа 3, разд. 2, п. 2, KCtVO.

(2) Если вышестоящий командующий использует свои права согласно разделу I, то он пересылает дело по служебным каналам верховному командованию вермахта. Для тайной полевой полиции преступник именуется «заключенный вермахта».

(3) Верховное командование вермахта определяет подсудность преступников, которые согласно разделу I подлежат военному следствию. Можно отказаться от передачи дела компетенции военного суда. Можно, далее, перенести следствие на любой срок.

V

Судебное следствие в Германии, из соображений государственной безопасности, проводить при строжайшем исключении общественности. Иностранные свидетели могут допрашиваться в главном процессе только с разрешения верховного командования вермахта.

Условия военно-судебного следствия согласно указам начальника штаба OKW от 13 сентября 1941 г. относительно положения в Норвегии (вермахтсфюрунгештаб, отд. L (IV) № 002034/41, дела командования) и от 16 сентября 1941 г. относительно коммунистического движения сопротивления в оккупированных областях (вермахтсфюрунесштаб, отд. L (IV/ку) № 002060/41, дела командования), заменяются «Директивой» и данным распоряжением.

VII

(1) «Указания» вступают в силу через три недели после их подписания. В дальнейшем они будут применяться во всех оккупированных областях, за исключением Дании.

(2) Приказы, которые изданы для вновь оккупированных восточных областей, не затрагиваются «Директивой».

(3) При подсудном следствии имеет силу раздел I «Директивы». Председатель суда и вышестоящий командующий могут при таком следствии соответствующим образом применить раздел III этого распоряжения. Если вышестоящий командующий распорядится, чтобы преступник был отправлен в Германию, в силу вступает раздел IV.

С преступниками, которые по вступлении в силу «Директивы» будут отправлены в Германию, верховное командование ОКВ может действовать согласно разделу IV, ст. 3.

ЦГАОР СССР, ф. 7445, оп. 2, д. 14Ц л. 433—435.

Препроводительное письмо Кейтеля к директиве ставки верховного главнокомандования о суровых мерах наказания за выступления против оккупационных властей[править]

12 декабря 1941 г.

Секретно

Фюрер уже давно выразил желание, чтобы в оккупированных областях преступники, виновные в посягательствах против государства и оккупационных властей, подвергались бы иным наказаниям, нежели это было до сих пор. Фюрер считает, что для подобных преступлений наказание лишением свободы, и в том числе пожизненной каторгой, расценивалось бы как признак слабости.

Действенное и последовательное устрашение может быть достигнуто только смертными казнями или же мероприятиями, оставляющими в неведении о судьбе преступника членов его семьи и население. Этой цели служит перевод преступников в Германию.

Прилагаемый перечень основных принципов судебного преследования подобных преступников соответствует этой установке фюрера. Они рассмотрены и утверждены им.

Кейтель

ЦГАОР СССР, ф 7445, оп. 2, д. 138, й. 60.

См. также[править]

Примечания и сноски[править]

  1. Преступные цели, преступные средства. Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941—1944 гг.). Издательство Политической литературы. Москва. 1968.